» » » онлайн чтение - страница 1

Текст книги "Иудейская война"


  • Текст добавлен: 22 ноября 2013, 18:47


Правообладателям!

Представленный фрагмент произведения размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО "ЛитРес" (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?

Автор книги: Иосиф Флавий


Жанр: Античная литература, Классика


сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 1 (всего у книги 37 страниц) [доступный отрывок для чтения: 9 страниц]

Шрифт:
- 100% +

Иосиф Флавий
Иудейская война

Книга первая

Глава первая

Взятие Иерусалима Антиохом Епифаном. – О Маккавеях: Маттафии и Иуде

1. Во время войны Антиоха, прозванного Светлейшим (Епифаном), с Птолемеем VI за обладание Келесирией возникли распри между иудейскими начальниками: спорили же они о власти, так как ни один из них не хотел подчиниться другому, равному себе по рангу. Ония, один из первосвященников, одержав верх, выгнал из города сыновей Товии, которые тогда отправились к Антиоху и просили его напасть на Иудею, предложив ему свои услуги в качестве военачальников. Царь, давно уже жаждавший овладеть страной, поспешил дать свое согласие. Став сам во главе могущественной армии, он вторгнулся в Иудею, взял Иерусалим приступом (239 до разрушения второго Храма[1]1
  ..239 до разрушения второго Храма… – Т. е. в 169 году до н. э. – Примеч. ред.


[Закрыть]
), убил множество приверженцев Птолемея, предоставил солдатам беспрепятственно грабить, самолично ограбил Храм и остановил обычные ежедневные жертвоприношения на три года и шесть месяцев[2]2
  .. самолично ограбил Храм и остановил обычные ежедневные жертвоприношения на три года и шесть месяцев. – Ср. Первую книгу Маккавейскую: «Вошел (Антиох) во святилище с надменностью и взял золотой жертвенник, светильник и все сосуды его, и трапезу предложения, и возлияльники, и чаши, и кадильницы золотые, и завесу, и венцы, и золотое украшение, бывшее снаружи храма, и все обобрал. Взял и серебро, и золото, и драгоценные сосуды, и взял скрытые сокровища, какие отыскал. И, взяв все, отправился в землю свою и совершил убийства и говорил с великою надменностью. Посему был великий плач в Израиле, во всех местах его. Стенали начальники и старейшины, изнемогли девы и юноши, и изменилась красота женская. Всякий жених предавался плачу, и сидящая в брачном чертоге была в скорби. Вострепетала земля за обитающих на ней, и весь дом Иакова облекся стыдом» (1:21–28).


[Закрыть]
. Первосвященник Ония спасся, однако, бегством к Птолемею, с изволения которого он в гелиопольском округе выстроил городок, похожий на Иерусалим, и в этом городке – храм наподобие Иерусалимского. К этому событию мы еще вернемся в своем месте.

2. Антиох, однако, не довольствовался ни неожиданным покорением города, ни грабежом, ни великой резней; обуреваемый своими необузданными страстями и воспоминанием о трудностях иерусалимской осады, он принуждал иудеев, вопреки их отечественным законам, оставлять детей необрезанными и приносить на алтарь в жертву свиней. Никто не повиновался этому приказу; знатнейшие были казнены. Наконец Вакхид, принявший от Антиоха начальство над гарнизоном[3]3
  .. принявший от Антиоха начальство над гарнизоном… – По Первой книге Маккавейской Антиох по прошествии двух лет вторично овладел Иерусалимом, вновь разграбил город, увел много пленных и на сей раз оставил в Иерусалиме гарнизон, состоявший как из чужеземных воинов, так и из отступников-иудеев: «И было это постоянной засадой для святилища и злым демоном для Израиля. Они проливали невинную кровь вокруг святилища и оскверняли святилище. Жители же Иерусалима разбежались ради них, и он сделался жилищем чужих и стал чужим для своего рода, и дети его оставили его. Святилище его запустело, как пустыня, праздники его обратились в плач, субботы его в поношение, честь его – в уничижение» (1:36–39). – Примеч. ред.


[Закрыть]
, присоединил к безбожным распоряжениям царя еще и собственную природную свирепость; он перешел всякую меру беззакония: самые видные граждане одни за другими были замучены в пытках, и глазам всего народа ежедневно представлялась картина покорения Иерусалима. Своими неслыханными жестокостями Вакхид наконец довел угнетенный народ до восстания.

3. Началось оно с того, что Маттафия, сын Хасмоная, один из когенов селения Модин, вооружился сам, а также вооружил пять своих сыновей, и кинжалом заколол Вакхида[4]4
  .. Маттафия, сын Хасмоная, один из когенов селения Модин, вооружился сам, а также вооружил пять своих сыновей, и кинжалом заколол Вакхида. – По Первой книге Маккавейской, Маттафия был из рода Хасмоная, но сын Иоханана. Сыновья Маттафии звались Иоанн Гаддис, Симон Фасси, Иуда Маккавей, Елеазар Аваран и Ионафан Апфус. В «Иудейских древностях» Флавий называет начальника, убитого Маттафией, не Вакхидом, а Апеллесом.


[Закрыть]
. В первое мгновение он, из боязни перед многочисленным гарнизоном, бежал в горы; но когда к нему присоединилось много народа, он воспрянул духом, спустился вниз, победил в решительном сражении военачальников Антиоха и изгнал их из пределов Иудеи. Боевые успехи доставили ему власть. Как освободитель отчизны от чужеземного ига, он всенародно избран был главой, после чего умер (236 до разр. Хр.), оставив власть своему старшему сыну Иуде.

4. Зная, что Антиох не вынесет переворота спокойно, Иуда набрал войско из своих соплеменников, заключил (первый, который это сделал) союз с римлянами[5]5
  .. заключил (первый, который это сделал) союз с римлянами… – Условия договора были написаны на медных досках и посланы римским сенатом в Иерусалим в память мира и союза. Вот текст этого послания (по Первой книге Маккавейской): «Благо да будет Римлянам и народу Иудейскому на море и на суше на веки, и меч и враг да будет далеко от них. Если же настанет война прежде у Римлян или у всех союзников их во всем владении их, то народ Иудейский должен оказать им всем сердцем помощь на войне, как потребует того время; и воюющим они не будут ни давать, ни доставлять ни хлеба, ни оружия, ни денег, ни кораблей, ибо так угодно Римлянам; они должны исполнять обязанность свою, ничего не получая. Точно так же, если прежде случится война у народа Иудейского, Римляне от души будут помогать им в войне, как потребует того время, и помогающим в войне они не будут давать ни хлеба, ни оружия, ни денег, ни кораблей: так угодно Риму: они должны исполнять свою обязанность, – и без обмана» (8:23–28).


[Закрыть]
и при вторичном вторжении Епифана, отбил его назад с значительным уроном. Одушевленный новой победой Иуда бросился на находившийся в городе гарнизон (последний все еще не был уничтожен), выгнал солдат из Верхнего города в Нижний, называемый Акрой[6]6
  .. выгнал солдат из Верхнего города в Нижний, называемый Акрой… – Акрой называлась собственно крепость в нижней части города.


[Закрыть]
, овладел Храмом, очистил весь двор, окружил его стеной, заменил прежнюю оскверненную утварь новой, воздвигнул новый алтарь и по окончании всех этих работ возобновил в Храме порядок жертвоприношений[7]7
  .. воздвигнул новый алтарь и, по окончании всех этих работ, возобновил в Храме порядок жертвоприношений. – Это произошло 25 хаслова 235 года до разрушения Храма. В память этого события установлен восьмидневный праздник освящения.


[Закрыть]
. Едва только город принял прежний вид, как Антиох умер[8]8
  Едва только город принял прежний вид, как Антиох умер. – По Первой книге Маккавейской и «Иудейским древностям», Иуда не имел непосредственного столкновения с Епифаном. Последний боролся с ним вначале через своих полководцев Аполлония и Сирона; первый был разбит наголову, второй с большими потерями бежал к филистимлянам. Тогда Антиох понял, что имеет дело с серьезным противником, и начал готовиться к войне. Собрав армию со всех концов своего обширного государства, он, чтобы держать ее наготове, выплатил солдатам жалованье вперед за весь год; эта беспримерная в истории Селевкидов щедрость до такой степени истощила его казну, что он опасался, как бы не остаться без средств в самый разгар войны. Ввиду этого он разделил армию на две части: с одной сам отправился в Персию для взимания поборов и обогащения казны, а другую половину войска он оставил под командой Лисия, которого назначил наместником тогдашнего царства Селевкидов (от Евфрата до Египта). Из этого похода Антиох уже не вернулся: он умер в Вавилонии, узнав пред самой смертью о поражениях войска. Удалившись в Персию, Антиох приказал Лисию стереть с лица земли весь народ иудейский и разделить страну между соседними народностями. Но Иуда одержал блестящие победы не только над войском Лисия и поражал повсюду исконных врагов иудеев: идумеев, амонитян и других.


[Закрыть]
. Его престол и ненависть к иудеям унаследовал сын его, Антиох[9]9
  .. сын его, Антиох. – Антиох V Эвпатор – царь Сирии из рода Селевкидов, правивший в 163–162 годах до н. э.; оставленный своим отцом на воспитании у Лисия и возведенный последним на престол по смерти Епифана.


[Закрыть]
.

5. Этот набрал войско (235 до разр. Хр.), состоявшее из 50 000 человек пехоты, около 5000 всадников и 80 слонов[10]10
  .. войско… состоявшее из 50 000 человек пехоты, около 5000 всадников и 80 слонов… – В Первой книге Маккавейской приведены другие цифры, а именно: 100 000 пехоты, 20 000 всадников и 32 слона.


[Закрыть]
и, проникнув через Иудею в гористую область, покорил здесь маленький городок Вефсуру и при ущелье Веозахарии[11]11
  .. маленький городок Вефсуру и при ущелье Веозахарии… – Вефсура – город на одной из вершин Иудейских гор, невдалеке от Хеврона. Веозахария – к северу от Вефсуры.


[Закрыть]
столкнулся лицом к лицу с полчищами Иуды. Прежде чем войска подступили друг к другу, брат его, Елеазар, отыскал глазами в лагере неприятеля самого высокого слона с огромной башней, украшенной позолоченным щитом. Предполагая, что на этом слоне сидит Антиох, Елеазар ускакал вперед, врубился в ряды неприятеля и налетел на намеченного слона. Но седок, которого он принял за царя, сидел слишком высоко – он только мог ранить животное, которое упало и тяжестью своею тучного тела задушило его. Не совершив никаких других великих подвигов, он, однако, заслужил вечную славу. Впрочем, вожак слона был простой воин; да если он случайно и был бы Антиохом, то отважный юноша тоже, кажется, ничего другого своим подвигом достичь не мог бы, как смерти героя. Для Иуды этот печальный эпизод служил дурным предзнаменованием. И действительно иудеи, хотя долго и упорно отстаивали поле битвы, но царские войска, превосходившие их своей численностью и покровительствуемые счастьем, одержали победу. С остатками своей разбитой армии Иуда бежал в Гофну[12]12
  .. бежал в Гофну… – Гофна – один из важнейших городов Иудеи, к северу от Иерусалима, близ границы Самарии.


[Закрыть]
, а Антиох двинулся к Иерусалиму. Недостаток в продовольствии принудил его, однако, после кратковременной стоянки в городе возвратиться в обратный путь; оставив на месте гарнизон, казавшийся ему достаточно сильным, он остальную часть армии повел в Сирию на зимние квартиры[13]13
  .. оставив на месте гарнизон, казавшийся ему достаточно сильным, он остальную часть армии повел в Сирию на зимние квартиры. – Исключая эпизод с Елеазаром, все эти события в Первой книге Маккавейской и в «Иудейских древностях» изложены иначе. Вефсура еще раньше была укреплена Иудой как оппозиционный пункт против нашествия идумейских орд. Осада этой первой иудейской крепости, остановившей дальнейшее наступательное движение войска Антиоха, прибывшего через Идумею (а не Иудею), длилось очень долго, и попытки взять ее штурмом не привели к желаемому результату, так как осажденные геройски защищались, делали вылазки и сжигали стенобитные орудия. Принужденные голодом, вефсурцы все же согласились уступить город царю и после переговоров свободно удалились из него. Оставив гарнизон в покинутой крепости, Антиох двинулся к Иерусалиму и долгое время осаждал Храм, встречая энергичный отпор со стороны защитников святыни. Но и здесь голод одолевал борцов тем больше, что евреи, бежавшие от угрожавшей им опасности в других землях, искали убежища в Иерусалиме и увеличивали население города. Наряду с осажденными терпели от недостатка в провианте также и осаждавшие, так как вследствие «седьмого года» поля оставались необработанными и врагу нечего было грабить в окрестностях города; это обстоятельство заставило Антиоха прекратить осаду. Была еще одна причина, которая побудила его к поспешному отступлению. Антиох Епифан, умирая в Вавилонии, назначил регентом над своим малолетним сыном одного из полководцев, Филиппа, которому вручил венец и печать. Обладая этими царскими полномочиями и имея в своем распоряжении всю армию, Филипп вознамерился овладеть престолом. Видя, что молодой Антиох занят осадой Иерусалима, он поспешил занять тогдашнюю столицу Сирии Антиохию. Это и заставило Антиоха Евпатора первым заговорить о мире с осажденными. Иудеи охотно согласились на его предложение и, взяв с него обычную клятву, впустили войско в город. Но Антиох вероломно приказал срыть все укрепления на Сионской горе и, оставив гарнизон, поспешно удалился к Антиохии, которую он силой оружия отнял у Филиппа.


[Закрыть]
.

6. По удалении царя, Иуда не остался праздным. Рассеявшиеся в последней битве солдаты к нему снова вернулись, а вместе с ними нахлынули свежие народные массы. С этими обновленными силами он при деревне Адасе[14]14
  .. при деревне Адасе… – Адаса – деревня в 30 стадиях от БетХорона.


[Закрыть]
дал военачальникам Антиоха новую битву, в которой, геройски сражаясь и истребив массу неприятелей, сам пал в бою (231 до разр. Хр.) [15]15
  .. геройски сражаясь и истребив массу неприятелей, сам пал в бою (231 до разр. Хр.). – Иосиф пропускает целый ряд событий в Иудее и Сирии и отмечает смерть Иуды не в той битве, в какой она имела место по более полному и точному рассказу Первой книги Маккавейской, вполне согласному с фактами, дошедшими до нас из древней истории Сирии. Антиох Евпатор, победив Филиппа, вскоре был убит Деметрием Селевкием, воцарившимся в Сирии. В его царствование выступил Вакхид, который поддержал Ильякима (Алкима), претендовавшего на сан первосвященника и боровшегося с патриотической партией Иуды Маккавея. Последний удачно преследовал этого изменника. Тогда Деметрий послал им на помощь своего главного полководца, Никанора – ненавистника Израиля. После небольшой схватки, окончившейся в пользу Иуды, 13 адара в Ветхоране состоялось решительное сражение, в котором войско Никанора было разбито наголову, а сам Никанор пал в бою. Иудеи с особым торжеством отпраздновали эту великую победу и в память ее установили праздник, соблюдаемый и поныне, в день 13 адара, накануне Пурима. Заключение союза с римлянами относится также к этому времени, о чем свидетельствует следующий факт: римский сенат приказал Деметрию прекратить военные действия против иудеев. Это, однако, не помешало Деметрию продолжать борьбу с Иудой. Вслед за поражением Никанора он отрядил в Иудею отборное войско под командой Вакхида и Ильякима; они наткнулись на Иуду в тот момент, когда при нем осталось ничтожное ополчение из 800 человек.


[Закрыть]
. Вскоре после этого погиб и его брат Иоханан, сделавшись жертвой измены со стороны приверженцев Антиоха.

Глава вторая

Преемники Иуды: Ионафан, Симон и Иоханан Гиркан

1. Преемником Иуды сделался его брат, Ионафан[16]16
  Преемником Иуды сделался его брат, Ионафан. – Более подробный рассказ «Иудейских древностей» о событиях, предшествовавших преемничеству Ионафана и последовавших за ним, совершенно сходен с рассказом из Первой книги Маккавейской.


[Закрыть]
(230–213 до разр. Хр.). Всегда предусмотрительный к интересам своего народа, он укрепил свое правление союзом с римлянами и, кроме того, заключил мир с юным Антиохом. Все это, однако, не доставило ему личной безопасности. Тиран Трифон, регент молодого Антиоха, желая завлечь его в засаду, старался прежде всего устранить всех друзей его. Удобный случай представился в Птолемаиде, куда Ионафан в сопровождении незначительной свиты прибыл погостить у Антиоха. Трифон схватил его тогда хитростью, заковал его в кандалы и выступил войной против иудеев; но, встретив сильный отпор в лице Симона, брата Ионафана, и потерпев поражение, Трифон умертвил пленника.

2. Симон правил (212–205 до разр. Хр.) счастливо[17]17
  Симон правил счастливо… – Популярность Симона, этого последнего из братьев Маккавеев, началась еще при жизни Ионафана. Народ видел его всегда сражающимся; многочисленными победами он возвеличил славу иудейского оружия и содействовал улучшению положения своей отчизны еще при жизни брата. По смерти последнего он сделался естественным его преемником.


[Закрыть]
; он покорил пограничные города: Газару, Иоппию, Иамнию, и срыл до основания замок Акру, овладев предварительно находившимся в ней гарнизоном[18]18
  .. овладев предварительно находившимся в ней гарнизоном. – По свидетельству Первой книги Маккавейской, Симон предоставил сдавшимся свободный выход, евреи очистили замок от идолов и с большим торжеством отпраздновали этот знаменательный день 23 ияра 211 года до разрушения Храма.


[Закрыть]
. Впоследствии он подал помощь Антиоху[19]19
  Впоследствии он подал помощь Антиоху… – Деметрий потерпел поражение в войне с парфянами, которые взяли его в плен. Но в Селевкии оставалась жена Деметрия, Клеопатра, с детьми. Заручившись доверием войска, она пригласила к себе брата Деметрия, Антиоха Сотера, и предложила ему руку и трон. Таким образом Антиох сделался царем вместо Деметрия.


[Закрыть]
против Трифона, которого тот перед своим походом в Мидию осаждал в Доре. Но этой помощью, способствовавшей погибели Трифона, он все-таки не мог утолить жадность царя. Последний, сразу по окончании осады, послал своего полководца, Кендебая, во главе войска для разгромления Иудеи и подчинения Симона. Состарившийся уже Симон вел эту войну со всем пылом и отвагой юноши: своих сыновей он послал с отборным войском по одному направлению, а сам, предводительствуя другой частью войска, выступил против неприятеля по другому пути. Оставляя во многих местах, а также в горах сильные засады, он занял все проходы. Одержав, наконец, блистательную победу, Симон был избран первосвященником (211 до разр. Хр.), и таким образом Иудея освободилась от ста семидесятилетнего македонского владычества.

3. И Симон пал (205 до разр. Хр.) жертвой измены и насилия, совершенного над ним во время пира, его же собственным зятем Птолемеем. Одновременно с убийством тестя Птолемей заключил в темницу его жену и двух сыновей[20]20
  .. и двух сыновей… – Иуда и Маттафия. По Первой книге Маккавейской (16:11–17), братья Гиркана были убиты одновременно с их отцом.


[Закрыть]
и послал палачей для умерщвления еще третьего сына, Иоханана, прозванного Гирканом. Но юноша был предупрежден о грозящей ему опасности и поспешил в Иерусалим, в полной уверенности, что народ, из благодарности к подвигам его отца, с презрением отшатнется от преступного Птолемея. С другой стороны, через другие ворота, пытался проникнуть в город также и Птолемей; но народ, успев уже принять Гиркана, оттолкнул его от себя. Последний немедленно отступил к Дагону – одной из тех крепостей, которые возвышаются над Иерихоном; Гиркан же, возведенный в сан первосвященника (205 до разр. Хр.), совершил жертвоприношение и спешил догнать Птолемея с целью освободить из его рук свою мать и братьев.

4. При наступлении на крепость, он был хотя и сильнее осажденного, но понятная сердечная боль делала его слабым; каждый раз, как Птолемей видел себя в опасности, он приказывал выводить на стену мать и братьев Гиркана и бичевать их на его глазах, грозя при этом сбросить их со стены, если он тотчас не отступит. При виде этого Гирканом овладевал не столько гнев, сколько жалость и страх. Тщетно мать, хладнокровно вынося удары и не робея перед угрожающей смертью, простирала руки к сыну, умоляя его не щадить злодея из жалости к ее пыткам; тщетно она уверяла сына, что она предпочтет жизни смерть из рук Птолемея, если только последний понесет заслуженную кару за преступления, совершенные им против их дома; каждый раз, когда Гиркан, изумляясь твердости своей матери, слышал ее мольбы, он с неудержимой яростью возобновлял атаку; но как только на стене начиналась ужасная сцена истязания старухи, его сердце охватывала боязнь и жалость, и он делался мягким и чувствовал невыносимую боль. Так осада затянулась и продлилась до наступления субботнего года, который празднуется иудеями через каждые семь лет, точно так же, как суббота в седьмой день недели. Освобожденный вследствие этого от осады, Птолемей умертвил братьев Иоханана вместе с его матерью и бежал к филадельфийскому тирану, Зенону, прозванному Котилой.

5. Между тем Антиох, все еще пылавший гневом за неудачи, испытанные им в борьбе с Симоном, проникнул опять во главе войска в Иудею и осадил Гиркана в Иерусалиме. Тогда Гиркан открыл склеп Давида, бывшего самым богатым царем, взял оттуда 3000 талантов и подарком в 300 талантов склонил Антиоха снять осаду и удалиться; остальную сумму он употребил на содержание чужеземных наемных войск. Он был первый иудей, который это сделал.

6. Для отмщения Антиоху, Иоханан воспользовался походом его в Мидию. В том, оправдавшемся впоследствии предположении, что главные силы выступили из сирийских крепостей, он бросился на эти последние и взял Медаву[21]21
  .. взял Медаву… – Медава – город в заиорданской части Палестины.


[Закрыть]
, Самею с окрестными городами, затем – Сиким, Гаризим; дальше он покорил хутеян[22]22
  .. покорил хутеян… – Т. е. самарян.


[Закрыть]
, живших вокруг храма, выстроенного по образцу иерусалимского, а также и немало идумейских городов, в том числе Адореон и Мариссу[23]23
  .. в том числе Адореон и Мариссу. – Адореон – город на западе от Хеврона, ныне Дура. Марисса (библ. Мареша) – город в Южной Палестине, между Хевроном и Асдодом.


[Закрыть]
.

7. 3атем он пошел на Самарию, где теперь расположен город Себаста, построенный царем Иродом, обвел ее валом и поручил осаду двум своим сыновьям Аристобулу и Антигону. Так как последние тесно обложили город со всех сторон, то среди жителей его настал такой страшный голод, что они вынуждены были питаться самым необыкновенным. В своей нужде они обратились за помощью к Антиоху Кизикену, который охотно откликнулся на их зов, но был побежден Аристобулом и Антигоном. Преследуемый братьями до Скифополя, Антиох спасся бегством; победители же вернулись обратно к Самарии, снова заперли в ней жителей, покорили, наконец, город, срыли крепость до основания и жителей отвели в плен. Переходя от победы к победе и не давая охладеть охватившему их воинскому пылу, они двинулись со своим войском вперед до Скифополя, разрушили этот город и опустошили всю страну по эту сторону Кармелского хребта.

8. Зависть к счастью Иоханана и его сыновей вызвали внутренние беспорядки. Многие соединились для борьбы с ними и не успокоились до тех пор, пока вспыхнуло открытое восстание, в котором, однако, заговорщики потерпели поражение. Остаток своих лет Иоханан провел в счастье. Он умер после полного тридцатитрехлетнего правления, оставив после себя пятерых сыновей. И был он в самом деле счастлив во всех отношениях. Весь ход его жизни не дает никакого повода в чем-либо попрекать его судьбу. Иоханану достались все три высших блага: главенство над народом, первосвященство и пророческий дар. Божественное откровение так часто снисходило на него, что ничто из будущего не было от него скрыто. Так, он предвидел и предвещал, что оба его старших сына не останутся долго у кормила правления. Стоит рассказать трагическую историю этих сыновей, тем более что она так резко расходится с счастливой жизнью их отца.

Глава третья

Аристобул, первый возложивший на себя царскую диадему, умерщвляет свою мать и своих братьев и сам умирает после одногодичного правления

1. По смерти отца, по прошествии 471 года и 3 месяцев после возвращения из вавилонского пленения (176 до разр. Хр.) старший из сыновей, Аристобул, возложив на себя корону, – первый (Хасмонай) принял царский титул. Первого из своих младших братьев, Антигона, к которому питал сильную привязанность, он почитал, как равного себе; остальных же братьев он бросил в темницу закованными в кандалах; даже родную мать, оспаривавшую у него власть, вследствие того, что по завещанию Иоханана она собственно и была назначена главной руководительницей государственными делами, Аристобул подвергнул заточению и так далеко зашел в своей жестокости, что заставил ее умереть в темнице голодной смертью.

2. Месть постигла его в лице брата его, Антигона, которого он так нежно любил, что даже возвысил на степень соправителя. Он убил именно и этого своего любимца, вследствие гнусной интриги, сплетенной злыми царедворцами. В начале Аристобул не доверял злым языкам: он слишком любил Антигона и разные толки и пересуды о нем приписывал больше зависти. Но однажды, когда Антигон с триумфом возвратился из похода к празднику, в который иудеи по издревле сохранившемуся обычаю для чествования Бога устраивают шатры, Аристобул как раз в те дни заболел; Антигон к концу праздника в сопровождении своего тяжело вооруженного войска со всевозможной пышностью отправился в Храм, чтобы тем усерднее помолиться за брата. Этим воспользовались придворные интриганы, которые явились к царю, нарисовали ему живую картину торжественного шествия и гордого поведения Антигона, совсем-де не подобающего ему как частному человеку; с таким сильным отрядом, говорили они, он прибыл не иначе как с целью низвержения царя; ему мало одной чести быть соправителем, он думает еще завладеть и самим царством.

3. Почти против воли поверил этому Аристобул. Желая замаскировать свои подозрения, а с другой стороны, – обезопасить себя на всякий случай, он поставил своих телохранителей в один из темных подземных ходов замка, раньше называвшегося Варисом, но впоследствии прозванного Антонией, и приказал им свободно пропустить Антигона, если он придет без оружия, но убить его тотчас, как только он явится вооруженным. Самому Антигону он заранее послал сказать, чтобы он пришел к нему невооруженным. Воспользовавшись этим случаем, смертельные враги Антигона совместно с царицей составили очень коварный план. Они уговорили царских послов умолчать о настоящем поведении царя и вместо этого передать Антигону, что брат слышал о пышных доспехах, которые он приготовил себе в Галилее; прикованный же к постели, он до сих пор не мог принять его; теперь, однако, ввиду его скорого отбытия, царь охотно видел бы его в этом блестящем наряде.

4. Услышав это и не подозревая ничего дурного, Антигон, в полном вооружении, как к параду, отправился к назначенному месту; но как только приблизился к темному проходу, называвшемуся Стратоновой башней, он был умерщвлен телохранителями. Факт этот служит явным доказательством силы клеветы, разрывающей все узы благоволения и родства; никакое благородное и возвышенное чувство не достаточно сильно, чтобы оказать противодействие низкому чувству зависти.

5. Известную сенсацию произвел тогда некто Иуда из ессеев, отличавшийся всегда меткостью и верностью своих прорицаний. Увидев в тот день Антигона удаляющимся из Храма, он обратился к своим ученикам, окружавшим его всегда в большом количестве, и воскликнул: «Ах! Теперь мне бы умереть, после того как правда умерла на моих глазах, и одно из моих пророчеств оказалось ложным; Антигон жив! Он, который сегодня должен был умереть! Местом погибели предназначена ему судьбой Стратонова башня; но до этого места 600 стадиев, а уже четвертый час дня! Время изобличает пророчество во лжи»! Старец умолк, погрузившись в тяжелое раздумье. Скоро сделалось известным убийство Антигона у подземельного прохода, который так же, как и город Кесария, на берегу моря, называлось Стратоновой башней. Это-то обстоятельство и спутало предвещателя.

6. Раскаяние в совершенном преступлении усугубляло между тем болезнь Аристобула: терзаемый угрызениями совести, он начал быстро чахнуть, болезненные припадки все больше учащались и, наконец, во время одного такого припадка с ним случилось сильное кровоизлияние. Слуга, унесший кровь, по какому-то удивительному божественному предопределению, поскользнулся на том самом месте, где Антигон был умерщвлен, и кровь убийцы вылилась на видневшиеся еще кровяные брызги от убитого. Очевидцы этого происшествия думали, что слуга нарочно вылил туда кровь, и подняли неистовый крик. Царь, услышав шум, спрашивал о причинах – никто не хотел ему объяснить; когда же он начал настойчиво требовать и грозить, то ему сказали всю правду. Тогда глаза его наполнились слезами, вздыхая, еле слышно, насколько позволяли ему ослабевшие силы, он произнес: «Не мог же я с моими злодействами укрыться от великого ока Божия! Быстро постигла меня кара за братоубийство! Проклятое тело, доколе ты будешь удерживать от матери и брата мою погибшую душу? Доколе я должен каплю за каплей жертвовать им свою кровь? Пусть берут сразу. Пусть божество не глумится больше над жертвоизлиянием, приносимым покойникам моими внутренностями!»

Тотчас после этих слов он испустил дух, процарствовав не больше одного года.

Глава четвертая

Деяния Александра Ианная, царствовавшего 27 лет (175–149 до разр. Хр.)

1. Вдова Аристобула освободила его братьев из заточения и сделала царем Александра, который и по летам, и по превосходству нрава имел, как казалось, на это все преимущества. Достигнув же власти, он лишил жизни одного из своих братьев, домогавшегося престола; другому же брату, довольствовавшемуся частной и спокойной жизнью, он оказывал полное уважение.

2. Ему пришлось вступить в войну с Птолемеем Лафуром, покорившим город Асохис[24]24
  .. город Асохис. – Асохис – город в Галилее, вблизи Сепфориса.


[Закрыть]
. Хотя он и наносил чувствительные удары неприятельскому войску, но победа все-таки клонилась на сторону Птолемея. Но когда последний, преследуемый своею матерью, Клеопатрой, удалился в Египет, Александр, после успешной осады, захватил в свои руки Гадару, а также сильнейшую из всех прииорданских крепостей Амаф, в которой хранились, между прочим, сокровища Феодора, сына Зенона. Совершенно неожиданно появился вслед за этим Феодор, который возвратил себе похищенные сокровища и овладел еще царским обозом, убив при этом столкновении до 10 000 иудеев. Александр, однако, оправившись после этого поражения, обратился в приморскую область и завоевал Рафию, Газу и Анфедон[25]25
  .. завоевал Рафию, Газу и Анфедон… – Рафия – город на пути от Египта к Келесирии, на берегу Средиземного моря, между Ринокорурой и Газой; Газа – древний филистимский город. Анфедон – приморский город к северу от Газы, между Газой и Аскалоном. Ирод переименовал его в Агриппиаду, но прежнее имя удержалось и впоследствии. – Примеч. ред.


[Закрыть]
, названный потом царем Иродом – Агриппиадой.

3. Вслед за покорением этих городов против Александра вспыхнуло восстание иудеев; дело разразилось в праздничный день, как вообще у иудеев волнения вспыхивали большей частью во время праздников. Он не так легко справился бы с этим восстанием, если бы ему не помогли чужеземные наемники; это были писидийцы и киликийцы – сирийцев он никогда не принимал на службу, вследствие их врожденной национальной вражды к евреям. Убив больше 6000 человек из восставших, он вторгнулся в Аравию, подчинил себе эту страну, равно как галаадцев и моавитян, которых он обложил данью, и на обратном пути двинулся опять на Амаф. Феодор, убоясь военного счастья своего противника, покинул крепость. Александр нашел ее незащищенной и срыл ее до основания.

4. В последовавшем за этим столкновении с аравийским царем Ободом он потерял всю свою армию. Арабы заманили его на устроенную при Гавлане засаду, где иудейское войско, стиснутое в глубоком ущелье, было раздавлено массой верблюдов. Сам Александр спасся в Иерусалим; но ужас этого несчастья, разжигая старую ненависть к нему народа, вызвал в стране новое восстание. И на этот раз он одержал верх: в длинном ряде последовавших одна за другой битв он в течение шести лет истребил не менее 50 000 иудеев. Эти победы, достававшиеся ему ценой опустошения своего собственного царства, так вяло, однако, радовали его, что он положил оружие и старался словами склонить своих подданных к примирению. Но выказанная им уступчивость и изменчивость характера сделали его в глазах народа еще более ненавистным; когда он, добиваясь причины, спрашивал, что ему делать для того, чтобы умилостивить народ, ему ответили: «Умереть, ибо и смерть после таких злодейств едва ли может примирить их с ним!» В то же время противники его призвали на помощь Деметрия Эвкера[26]26
  .. призвали на помощь Деметрия Эвкера… – Деметрий III Эвкер – царь Дамаска из рода Селевкидов, правивший в 95–88 годах до н. э.; сын Антиоха VIII Грипа. – Примеч. ред.


[Закрыть]
, который в надежде на более отдаленные последствия охотно откликнулся на зов и явился со своим войском. При Сикиме (Сихем) иудеи соединились с союзниками.

5. Александр пошел навстречу союзным силам: против их трехтысячной конницы и 40 000 пехоты он выставил 1000 всадников и 8000 наемной пехоты, кроме того, еще 10 000 иудеев из своих сторонников. До начала битвы цари пытались через герольдов переманить друг у друга отдельные отряды. Деметрий старался привлечь к себе наемников Александра, последний надеялся склонить на свою сторону ставших под знамя Деметрия иудеев. Но так как иудеи сохранили свою злобу, а эллины – верность, то решение дела должно было быть предоставлено оружию. Хотя наемные войска Александра выказывали в сражении немало храбрости и мужества, победа все-таки осталась за Деметрием; конечный же результат этой битвы оказался, однако, одинаково неожиданным для обеих сторон: у победителя не остались те, которые его призвали, так как к побежденному, бежавшему в горы, перешли из жалости к его несчастью 6000 иудеев. Такой оборот дела до того обескуражил Деметрия, что он немедленно удалился, полагая, что теперь весь народ перейдет на сторону Александра, и последний сделается опять сильным и способным к сопротивлению.

6. Однако и после удаления союзников остальные иудеи не прекратили враждебных действий против Александра и продолжали беспрерывную борьбу с ним до тех пор, пока большая часть из них не погибла, а другая, загнанная в городе Бемеселисе[27]27
  .. в городе Бемеселисе… – В «Иудейских древностях» (ХIII, 14, 2) город назван Вефомом; положение его неизвестно. – Примеч. ред.


[Закрыть]
, после разрушения последнего, была взята в плен и приведена в Иерусалим. Александр в своем яростном гневе покончил с ними самым безбожным образом: восемьсот пленников были распяты в центре города, в то время, когда жены и дети казненных были изрублены на их же глазах. Сам Александр созерцал эту кровавую резню, пиршествуя в сообществе своих наложниц. Народ охватил такой панический страх, что в следующую же ночь 8000 граждан, из среды противников царя поспешили перебраться через границу Иудеи, и только смерть Александра принесла конец их вынужденному изгнанию. Доставив, наконец, своему государству такими мероприятиями поздний и с трудом добытый покой, Александр положил оружие.

7. Новые беспокойства причинил ему Антиох, прозванный Дионисом, брат Деметрия, последний из Селевкидов. Когда Антиох Дионис выступил в поход против арабов, Александр, опасаясь вторжения его в Иудею, велел выкопать глубокий ров на всем протяжении от подошвы горы при Антипатрисе[28]28
  .. при Антипатрисе… – Антипатрис – крепость, построенная Иродом и названная им в честь своего отца Антипатра. Возведена на руинах библейского города Афек, у источников, дающих начало реке Яркон. – Примеч. ред.


[Закрыть]
до прибрежия Иопии, построить вдоль рва высокую стену с деревянными башнями на верху, дабы этими сооружениями загородить легко доступные места. Он, однако, не мог остановить Антиоха: последний сжег башни, засыпал ров, перешагнул со своим войском через укрепленную линию и продолжал свой поход в Аравию, решившись отомстить впоследствии тому, который пытался создать ему препятствия. Аравийский же царь, отступив назад в более благоприятную для борьбы местность, быстро повернул свою десятитысячную конницу и неожиданно напал на Антиоха, прежде чем его войска успели выстроиться в боевой порядок. В последовавшем затем ожесточенном сражении войска Антиоха, несмотря на чувствительные удары, нанесенные им арабами, храбро держались все время, пока Антиох сам мужественно дрался впереди их; но когда он пал (с целью поддержать мужество солдат он всегда подвергал себя величайшим опасностям), они все отступили назад; большая часть их была смята или в самом сражении или на пути бегства; остаток же армии, спасшийся в деревню Кану, за немногими единичными исключениями, сделался жертвою голода.

8. Жители Дамаска из ненависти к Птолемею, сыну Менная, призвали к себе Арету и назначили его царем Келесирии. Последний пошел против Иудеи, разбил Александра в одном сражении, но после состоявшегося мирного соглашения отступил. Александр же завоевал после этого Пеллу и из жадности к сокровищам Феодора отправился в Герасу[29]29
  .. отправился в Герасу… – Гераса – крупнейший город Десятиградья, расположенный к северу от Филадельфии. Известен как «восточные Помпеи» из-за того, что разрушенный землетрясением город был погребен под селем, как Помпеи – под лавой. Ныне Джераш. – Примеч. ред.


[Закрыть]
, обвел ее тройным валом и взял город штурмом. Вслед за этим он опустошил Гавлан, Селевкию и так называемую Антиохову Долину; дальше он взял сильную крепость Гамалу, устранил местного начальника Деметрия, вследствие многочисленных на него жалоб населения, и по окончании этого похода, длившегося целых три года, возвратился в Иудею, где за свои военные подвиги был радушно встречен народом. Отдых после войн породил в нем болезнь, выразившуюся в лихорадке, которая возвращалась к нему через каждые четыре дня. Полагая, что кипучая военная деятельность избавит его от болезни, он предпринял преждевременный поход; но напрягая через меру свои силы, он в этом новом предприятии нашел свою смерть. Он умер в самом разгаре военной сутолоки, после 27-летнего царствования (149 до разр. Хр.).

Страницы книги >> 1 2 3 4 5 6 7 8 9 | Следующая

Правообладателям!

Представленный фрагмент произведения размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО "ЛитРес" (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?


  • 4.3 Оценок: 3
Популярные книги за неделю

Рекомендации