Электронная библиотека » Исай Абрамович » » онлайн чтение - страница 3

Текст книги "Взгляды"


  • Текст добавлен: 3 октября 2013, 17:55


Автор книги: Исай Абрамович


Жанр: Биографии и Мемуары, Публицистика


сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 3 (всего у книги 39 страниц) [доступный отрывок для чтения: 14 страниц]

Шрифт:
- 100% +
10. Военная оппозиция

Документы, освещающие деятельность «военной оппозиции», открыто выступившей на VIII съезде партии, а до того порядком лихорадившей Красную Армию, до сих пор не опубликованы. Прошло более шестидесяти лет с того закрытого заседания VIII съезда, на котором обсуждались военные вопросы, и если тогда, в условиях жестокой войны с врагом, эта закрытость была вполне оправданна, то сейчас ей нет иного объяснения, как нежелание сталинских фальсификаторов открыто признать, что они в угоду Сталину шли на ложь и подлоги.

Суть разногласий заключалась в том, что ряд руководящих военных партийцев выступали против линии партии на использование в строительстве Красной Армии старых военных специалистов. Оппозиция эта сформировалась на царицынском фронте, под руководством Сталина и Ворошилова, причем Сталин действовал по своему обычаю закулисно: в Царицыне он проводил «антиспецовскую» линию и ориентировал на нее кадры, но на VIII съезде партии за предложения оппозиции не голосовал. На этом основании официальные историки отрицали и продолжают отрицать тот факт, что Сталин был активным участником военной оппозиции.

Понадобилось это для того, чтобы трактовать военную оппозицию как продукт деятельности Троцкого, то есть вывернуть все наизнанку. Поэтому и скрываются документы, свидетельствующие о том, что Троцкий вместе с Лениным отстаивал линию партии на привлечение военных специалистов, а Сталин действовал против этой линии.

По сути дела это подтверждается позднейшими свидетельствами самого Ворошилова, а косвенно – и Сталина, разрешившего эти свидетельства публиковать. Так, Ворошилов в своей статье «Сталин и Красная Армия», опубликованной в «Правде» 21 декабря 1949 г., в день 70-летия Сталина, приводит следующие слова:

«Если бы наши военные „специалисты“ (сапожники!) не спали и не бездельничали, линия не была бы прервана, а если линия будет восстановлена, то не благодаря военным специалистам, а вопреки им».

Эта цитата хорошо иллюстрирует мнение, высказанное Троцким в его автобиографии: "одной из основ военной оппозиции была мужицкая ненависть к «спецам».

Характеризуя Ворошилова и подобных ему, Троцкий там же писал: «Это худший тип командира. Они всегда невежественны, но не хотят учиться. Своим неудачам – а откуда быть у них удачам – они всегда ищут объяснения в чужой измене… Цепко держась за свои посты, они с ненавистью относятся к самому упоминанию о военной науке. Для них она отождествляется с изменой и предательством».

В той же юбилейной статье Ворошилова приводится документ, подтверждающий, что Сталин, вопреки Троцкому, настаивавшему на том, чтобы создать военным специалистам условия для плодотворной работы, проводил линию военной оппозиции, игнорируя «спецов» и преследуя их. Чтобы доказать, какой Сталин уже тогда был «антитроцкист», Ворошилов приводит следующую выдержку из записей белогвардейца-перебежчика Носовича:

«Характерной особенностью этого разгона было отношение Сталина к руководящим телеграммам из Центра. Когда Троцкий, обеспокоенный разрушением с таким трудом налаженного им управления округов, прислал телеграмму о необходимости оставить штаб и комиссариат на прежних условиях и дать им возможность работать, то Сталин сделал категорическую и многозначительную надпись на телеграмме: „Не принимать во внимание“. Так эту телеграмму и не приняли во внимание, а все артиллерийское и штабное управление продолжает сидеть на барже в Царицыне».

Только после XX съезда КПСС, и то не полностью, стала прорываться правда о военной оппозиции и поведении Сталина. Но и до сих пор нигде не опубликовано то, что говорили старые большевики и военные деятели об этом в ИМЛ на обсуждении макета III тома «Истории КПСС» и на обсуждении книги А. Некрича. «Июнь 1941 года». Так, старый большевик Снегов говорил:

«Авторы III тома пишут, что военная оппозиция – это продукт деятельности Троцкого. Это объективное оправдание оппозиции. Военная оппозиция – это продукт сталинской деятельности».

А работник генштаба Анфилов, выступая на обсуждении книги Некрича, заявил:

"Прежде всего, о чести Ворошилова и Буденного. Ее не было и нет… Многие материалы, хранящиеся в наших архивах… вынуждают к резко отрицательным выводам в отношении их деятельности. Так, в середине 1937 года в одном очень представительном собрании Сталин говорил: «Вот мы с Ворошиловым приехали в Царицын в 1918 году и в течение недели разоблачили всех врагов народа». Это он сказал о многих офицерах штаба СКВО и фронта.

(Голос с места: «И всех без суда утопили на барже»). И дальше Сталин сказал: «А вот вы не можете разоблачить даже своих соседей». После него выступил Ворошилов и всемерно поддержал Сталина, призывая доносить на своих товарищей и сослуживцев".

Но и это выступление Анфилова, как и документы, о которых он упоминает, как и стенограммы обсуждения макета III тома «Истории КПСС» и книги Некрича, до сих пор остаются засекреченными. И до сих пор во всех официальных историях партии отрицается принадлежность Сталина к военной оппозиции.

Есть только одно-единственное исключение. В изданном в 1970 году «Ленинском сборнике» No 37 черным по белому напечатано:

«Между Сталиным, Мининым и Ворошиловым с одной стороны, Сытиным и Механошиным с другой (все пять перечисленных товарищей входили в состав Военного совета Южного фронта) с самого начала возникли острые разногласия. Суть их состояла в нежелании царицынских работников считаться с линией партии на использование старых военных специалистов в строительстве Красной Армии, в попытках ввести отвергнутое партией коллегиальное управление войсками». (Подч. мною. – Авт.)

Это и была линия оппозиции, и именно потому, что Сталин проводил ее вопреки линии партии, проводившейся Реввоенсоветом РСФСР, он и был в конце концов отозван с Южного фронта, о чем прямо не говорится даже в цитируемом выше «Ленинском сборнике». Правда, из того, что там говорится, понять это можно:

«В целях исправления положения был образован новый Реввоенсовет Южного фронта в составе командующего фронтом П.П. Сытина и членов совета К.А.Мехоношина и Б.В.Леграна. 19 октября И.В. Сталин выехал в Москву». (Сборник, стр. 106–107).

11. Сталин и Красная Армия
Сталин в Царицыне

Начало конфликта между Троцким к Сталиным относится к 1918 году со столкновения по вопросу о методах управления армией и об отношении к военным специалистам. Кульминационным пунктом этого столкновения тогда было выступление военной оппозиции на VIII съезде партии, где она потерпела поражение. Сталин вынужден был отступить («отскочить» от оппозиции, как выразился впоследствии Троцкий). Попыткам Сталина, Ворошилова и других представителей «военной оппозиции» выдать политику военного ведомства за «личную политику» Троцкого, противопоставить ее политике ЦК, дали решительный отпор и лично Ленин, и центральный Комитет в целом. Когда на VIII съезде партии с такими обвинениями в адрес Троцкого выступил Ф. Голощекин, В.И. Ленин ответил ему так:

«…здесь выступал т. Голощекин, он сказал: политика ЦК не проводится военным ведомством. Если вы такие обвинения ставите, если вы, выступая ответственным оратором на партийном съезде, можете Троцкому ставить обвинения в том, что он не проводит политику ЦК, – это сумасшедшее обвинение. Вы ни тени доводов не приведете. Если вы это докажете – ни Троцкий не годится, ни ЦК. Какая же это партийная организация, если она не может добиться, чтобы проводилась ее политика. Это невероятнейший пустяк». («Ленинский сборник», No ХХХVII, стр. 136).

В декабре 1918 года вопрос этот обсуждался Центральным Комитетом партии, и по нему было вынесено следующее специальное постановление ЦК РКП(б):

«В виду того, что в некоторых рядах партии распространяется мнение, будто политика военного ведомства есть продукт личных воззрений отдельных товарищей или отдельной группы, причем такого рода заявления проникают на страницы печати, – ЦК РКП(б) считает необходимым в самой категорической форме подтвердить то, что для наиболее ответственных и опытных работников в партии не могло вообще стоять под сомнением, именно, что политика военного ведомства, как и всех других ведомств и учреждений, ведется на точном основании общих директив, даваемых партией в лице ее ЦК и под его непосредственным контролем». («КПСС о вооруженных силах Советского Союза. Документы 1917–1958», М. 1969, стр.35).

Кажется, все ясно? Но в 30-х-40-х годах эти документы были засекречены и не издавались. А издавались «Краткий курс» и «Краткая биография И.В. Сталина», в которых история гражданской войны и отдельные ее эпизоды излагались под углом зрения именно той концепции, против которой так горячо возражали В.И. Ленин и Центральный Комитет партии. Согласно этой концепции, Троцкий был предатель и враг, и гражданская война была выиграна только благодаря гению Сталина. Так, в «Краткой биографии» Сталина говорилось:

«Соединение в одном лице прозорливости вождя и таланта полководца позволило Сталину разгадать роль Царицына, как места главного удара со стороны контрреволюции… Беспощадно ломая сопротивление контрреволюционных специалистов, присланных и поддерживаемых Троцким, Сталин быстрыми и решительными мерами реорганизовал разрозненные отряды… Железная воля и гениальная прозорливость Сталина отстояли Царицын, не дали белым прорваться на Москву». («Краткая биография», М.1947, стр. 72–73).

Обратимся опять к документам, принадлежащим той эпохе, о которой идет речь. Они свидетельствуют о том, что именно Сталин и его интриги были причиной всех неурядиц, происшедших на Царицынском фронте. Об этом, в частности, свидетельствует телеграмма, посланная Троцким Ленину 4.Х.1918 года:

«Москва предсовнаркома Ленину из Тамбова. Категорически настаиваю на отозвании Сталина. На Царицынском фронте неблагополучно, несмотря на избыток сил. Ворошилов может командовать полком, но не армией в 50 тысяч солдат… До сего дня Царицын не посылает Козлов даже оперативных донесений. Я обязал их дважды в день представлять оперативные и разведывательные сводки. Если завтра не будет выполнено, я отдам под суд Ворошилова и Минина и объявлю об этом в приказе по армии… Без координации действий с Царицыным серьезные действия невозможны. Для дипломатических переговоров времени нет. Царицын должен либо подчиниться, либо убраться. У нас колоссальное превосходство сил, но полная анархия на верхах. С этим можно совладать в 24 часа, при условии вашей твердой и решительной поддержки. Во всяком случае, это единственный путь, который я вижу для себя. No 552. Троцкий».

Следующая телеграмма, помеченная 5 октября (т. е. на другой день) гласит:

"Москва Ленину. Мною получена следующая телеграмма: «Боевой приказ Сталина No 118 надо приостановить исполнением. Командующему Южным фронтом Сытину мною даны все указания. Действия Сталина разрушают все мои планы… 01258 Главком Вацетис, член РВС Данишевский. Троцкий Козлов 5.Х.1918 г.».

Вскоре после этого Сталин был убран из Царицына, а вслед за этим и Ворошилов переведен на Украину.

Сталин и Ворошилов на Украине

По прибытии на Украину бывшая царицынская группировка возобновила свои интриги против РВС республики. 10 января 1919 г. Л.Д. Троцкий шлет по этому поводу следующую телеграмму на имя председателя ЦИК Я.М. Свердлова:

«Заявляю в категорической форме, что царицынская линия, приведшая к полному распаду Царицынской армии, на Украине допущена быть не может… В среде украинцев развал, борьба клик за отсутствием ответственных и авторитетных руководителей. Окулов выезжает в Москву. Предлагаю Вам и тов. Ленину внимательнейшим образом отнестись к его докладу о работе Ворошилова. Линия Сталина, Ворошилова и Рухимовича означает гибель всего дела. ПредРВС Л.Троцкий».

Ленин был огорчен резкостью тона Троцкого по отношению к Ворошилову и Межлауку. Он считал, что нужен компромисс. Одновременно он строжайшим образом потребовал от Ворошилова точного выполнения всех распоряжений Реввоенсовета и его председателя Л.Д.Троцкого.

В результате нажима Ленина и его посредничества между командованием 2-й армией и Реввоенсоветом Республики установились нормальные, деловые отношения. К сожалению, они длились всего пять месяцев. В июне 1919 года Ленин получил от Троцкого следующую телеграмму:

«Домогательства некоторых украинцев объединить Укрармию (2-я армия), тринадцатую и восьмую в руках Ворошилова совершенно несостоятельны. Нам нужно не донецкое оперативное единство, а общее единство против Деникина… Идея военной и продовольственной диктатуры Ворошилова есть результат донецкой самостийности, направленной против Киева и Южфронта. Не сомневаюсь, что осуществление этого плана только усилило бы хаос и окончательно убило бы оперативное руководство. Прошу потребовать от ЦК, чтобы Ворошилов и Межлаук выполняли вполне реальную задачу, которая им поставлена: создать крепкую вторую Укрармию… 1-го июня 1919 г. Предреввоенсовета Троцкий».

Получив эту телеграмму, В.И. Ленин в тот же день в свою очередь телеграфировал:

"Харьков Межлауку, Ворошилову, Мельничанскому, Артему, Каминскому, Троцкому:

Политбюро ЦК собралось первого июня и, вполне соглашаясь с Троцким, решительно отвергает план украинцев объединить вторую, восьмую и тринадцатую армии, создавать донецкое единство. Мы требуем, чтобы Ворошилов и Межлаук выполняли свою непосредственную работу создания крепкой украинской армии. Завтра или послезавтра Троцкий в Изюм вызовет вас и подробнее распорядится…По поручению бюро ЦК Ленин 1-го июня 1919 г. No350". (ПСС Ленина, т.50, стр. 333).

Сталин в Перми

В цитированной выше юбилейной статье «Сталин и Красная Армия» Ворошилов писал: "Ленин телеграфировал тогдашнему председателю РВСР: «Есть ряд партийных сообщений из-под Перми о катастрофическом состоянии армии и о пьянстве. Я думаю послать Сталина – боюсь, что Смилга будет мягок к…., который тоже, говорят, пьет и не в состоянии восстановить порядок».

И дальше Ворошилов пишет, что одна из причин сдачи Перми была в «преступном способе управления фронтом со стороны Реввоенсовета Республики».

Доказательств преступности или хотя бы ошибочности управления фронтом со стороны РВСР, разумеется, не приводится: в 1949 году можно было писать о Троцком все что угодно без всяких доказательств. Но для того, чтобы сделать свое обвинение хоть мало-мальски убедительным, Ворошилов идет на подлог: он выбрасывает из текста телеграммы Ленина Троцкому три фразы – всего десять слов.

В «Бюллетене» No 12–13 дан подлинный текст, который мы печатаем ниже. Пропущенные Ворошиловым слова Ленина подчеркнуты:

"Козлов или по месту нахождения Предреввоенсовета Троцкого. Москва 31 декабря 1918 года No 6684.

Есть ряд партийных сообщений из-под Перми о катастрофическом состоянии армии и о пьянстве. Посылаю их вам. Просят вас приехать туда. Я думаю послать Сталина, боюсь, что Смилга будет мягок к…., который, говорят, тоже пьет и не в состоянии навести порядок. Телеграфируйте ваше мнение. Ленин".

Исключение из телеграммы Ленина этих десяти слов придает ей противоположный смысл. Из текста, адаптированного Ворошиловым, можно сделать вывод, что Ленин делает выговор Троцкому за беспорядки в его ведомстве. Из подлинного текста ясно, что Ленин советуется с Троцким, как лучше наладить дело.

В том же No «Бюллетеня» приведен ответ Троцкого на телеграмму Ленина:

«По оперативным донесениям III-й армии я заключил, что там полная растерянность верхов, предложил сменить командование. Решение затянулось. Сейчас считаю смену неотложной. Вполне разделяю ваши опасения относительно чрезмерной мягкости выехавшего товарища. Согласен на поездку Сталина с полномочиями партии и Реввоенсовета республики… Предреввоенсовета Троцкий».

Приведенные документы говорят о тесном сотрудничестве Ленина и Троцкого и опровергают утверждения Ворошилова относительно «преступного способа управления фронтом со стороны Троцкого».

Сталин на Петроградском фронте

К числу наиболее усиленно распространявшихся сталинистами относится миф о выдающейся якобы роли Сталина в разгроме Юденича под Петроградом в 1919 году. Вот что говорится об этом в «Краткой биографии» Сталина:

«…Красный фронт дрогнул, и враг прорвался к самому Петрограду. Для организации отпора белым ЦК послал Сталина. Сталин быстро ликвидировал растерянность, беспощадно уничтожил врагов и изменников. Угроза Петрограду была ликвидирована». («Краткая биография», стр. 75).

Верно, что для организации отпора Юденичу ЦК послал сначала Сталина. Но неверно, что он этот отпор сумел организовать. Можно поверить и в то, что он беспощадно уничтожал людей – это он умел! – хотя вряд ли можно утверждать, что все эти люди были изменниками. Но несомненным фактом является то, что ликвидировать угрозу Петрограду Сталин не смог, ибо был он под Петроградом только в мае-июне 1919 г., а кульминационный пункт угрозы Питеру был в октябре-ноябре, и ликвидацией этой угрозы занимался лично Троцкий, чему есть документы. Теперь некоторые из этих документов опубликованы в пятом издании собрания сочинений В.И. Ленина, и с ними может познакомиться каждый. Но тогда, в 30-х-40-х годах они были засекречены, и о них не знал никто. Это позволило сталинским угодникам бесстыдно приписать ему честь разгрома армии Юденича.

Чтобы убедиться, как обстояло дело в действительности, достаточно ознакомиться с одним из этих документов – с телеграммой, посланной Лениным Троцкому в октябре 1919 года:

"Л.Д. Троцкому 17-Х-1919 года.

Тов. Троцкий! Вчера ночью провели в Совете обороны и послали вам шифром постановление Совета обороны.

Как видите, принят ваш план.

Но отход питерских рабочих на юг, конечно, не отвергнут. Об этом говорить раньше надобности значило бы отвлечь внимание от борьбы до конца. Попытка обхода и отрезывания Питера, понятно, вызовет соответствующие изменения, которые вы проведете на месте…", и т. д. (ПСС В.И. Ленина, т.51, стр.61).

Из приведенного выше текста явствует, что в октябре 1919 г. не была еще исключена опасность обхода и отрезывания Петрограда и возможная необходимость эвакуации питерских рабочих. О какой же ликвидации Сталиным угрозы Петрограду в мае можно говорить?

В своих воспоминаниях, уже цитировавшихся нами, Л.Д. Троцкий писал:

"Наступление Юденича приурочено было к такому моменту, когда нам приходилось и без того смертельно трудно… Ленин пришел к выводу, что успешно бороться против офицерской армии Юденича, вооруженной по последнему слову техники, мы могли бы только ценою оголения и ослабления других фронтов, прежде всего южного. Но об этом не могло быть и речи. Оставалось, по его мнению, одно: сдать Петроград и сократить фронт. Придя к выводу о необходимости такой ампутации, Ленин принялся перетягивать на свою сторону других. Прибыв в Москву с юга, я решительно атаковал Ленина. В конце концов, он сказал: «Что ж, давайте попробуем».

15 октября Политбюро приняло мою резолюцию о положении на фронтах… В тот же день я внес в Совет Обороны проект постановления: «Защищать Петроград до последней капли крови, не уступая ни одной пяди и ведя борьбу на улицах города».

В тот же день я получил телеграмму Ленина". (которая приведена нами по 51 тому собрания сочинений Ленина. – Автор)

Из этой же телеграммы следует, что на месте находился и ликвидацией угрозы занимался Троцкий, которому Ленин поручает в случае необходимости внести соответствующие изменения в его, Троцкого, план, принятый Советом Обороны.

В свое время усиленно распространялась телеграмма Сталина В.И. Ленину от 16 июня 1919 года, в которой он со свойственным ему грубым хвастовством и пренебрежением к военным специалистам утверждал, что вопреки «так называемой науке» взял Красную Горку с моря, хотя морские специалисты утверждали, что это невозможно.

«Быстрое взятие Горки, – писал он в этой телеграмме, – объясняется самым грубым вмешательством со стороны моей и вообще штатских в оперативные дела, доходившим до отмены приказов по морю и суше и навязыванием моих собственных. Считаю своим долгом заявить, – заканчивал он, – что я и впредь буду действовать таким образом, несмотря на все мое благоговение перед наукой. Сталин 16-6-14 часов».

Это письмо печаталось многократно, как доказательство гениальности и решительности Сталина. Но… не печатались пометки Ленина на этой телеграмме. Впервые они напечатаны в 50-м томе ПСС Ленина. Рядом со словами «взятие Красной Горки с моря» Владимир Ильич поставил три вопросительных знака и написал: «Красная Горка взята с суши».

Вот какой получился конфуз с «военным гением»! Одно из двух: либо он попытался обмануть Ленина, либо просто не знал, как была проведена операция, которой он руководил.

Сталин на Деникинском Фронте

Пожалуй, из всех мифов о выдающейся роли Сталина в гражданской войне наиболее упорно пропагандировался миф о том, что Сталин спас Москву и Советскую Россию от Деникина.

В «Кратком курсе» об этом пишется так:

"Троцкий развалил работу на Южном фронте, и наши войска терпели поражение за поражением. К половине октября белые овладели всей Украиной, взяли Орел и подходили к Туле… Белые приближались к Москве. Положение Советской республики становилось более чем серьезным…

Для организации разгрома Деникина ЦК направил на Южный фронт товарищей Сталина, Ворошилова, Орджоникидзе, Буденного. Троцкий был отстранен от руководства операциями Красной Армии на Юге. До приезда т. Сталина командование Южного фронта совместно с Троцким разработало план, по которому главный удар наносился Деникину от Царицына на Новороссийск, через донские степи… Тов. Сталин подверг резкой критике этот план и предложил ЦК свой план разгрома Деникина: направить главный удар через Харьков-Донбасс-Ростов…

Центральный Комитет принял план тов. Сталина". («Краткий курс», стр. 227–228). (Подчеркнуто всюду мной. – Авт.)

Первый абзац приведенной цитаты соответствует действительности положение Советской республики действительно было тогда угрожающим. Что же касается второго абзаца, то дело обстояло как раз наоборот относительно того, что утверждают авторы «Краткого курса». Не Троцкий был автором ошибочного плана нанести главный удар Деникину от Балашева-Камышина на Нижний Дон, а главком С.С. Каменев, план которого одобрило и утвердило Политбюро. Членом Политбюро, как известно, был и Сталин, и никаких возражений его в то время против этого плана нигде не зафиксировано. Наоборот, возражения Троцкого, активно противодействующего этому плану, зафиксированы во многих документах, ныне скрытых от советского читателя, но опубликованных в свое время в «Бюллетене». Из этих документов явствует, что автором плана нанести удар по Деникину не через казачьи станицы, а по линии Воронеж-Харьков-Донбасс, был не Сталин, а Троцкий. Именно Троцкий с конца июля 1919 года боролся против плана Главкома и утверждал, что, нанося удар по линии Воронеж-Харьков-Донбасс, Красная Армия двигалась бы в социально-дружественной среде (харьковский и донецкий пролетариат и крестьянство), казачество же было бы отрезано от Деникина, на которого и обрушилась бы вся сила удара.

В своих воспоминаниях Л.Д. Троцкий писал:

"Главное место в гражданской войне занял, как уже сказано, южный фронт. Силы врага состояли из двух самостоятельных частей: казачества, особенно кубанского, и добровольческой белой армии, набранной со всей страны. Казачество хотело отстоять свои границы от натиска рабочих и крестьян. Добровольческая же армия хотела взять Москву. Эти две линии сливались лишь до тех пор, пока добровольцы составляли на Северном Кавказе общий фронт с кубанцами, но вывести кубанцев из Кубани представляло для Деникина трудную, вернее сказать, непосильную задачу.

… Кубань была главной базой добровольцев. Ставка решила поэтому решающий удар нанести по этой базе с Волги.

…Если Деникин не мог поднять казачество на далекий поход против Севера, то, ударив по казачьим гнездам с юга, мы помогли Деникину. Отныне казаки не могли уже защищаться только на своей собственной земле. Мы сами связали их судьбу с судьбой добровольческой армии… Наше наступление поставило на ноги все казацкое население.

… План, который я предлагал с самого начала, имел прямо противоположный характер. Я требовал, чтобы мы первым ударом отрезали добровольцев от казаков, и, предоставив казаков самим себе, сосредоточили главные силы против добровольческой армии. Главное направление удара приходилось, по этому плану, не с Волги на Кубань, а от Воронежа на Харьков и Донецкий бассейн. Крестьянское и рабочее население в этой полосе, отделяющей Северный Кавказ от Украины, было целиком на стороне Красной Армии".

Но Политбюро приняло и одобрило не план Троцкого, а план главкома С.С. Каменева – тот самый план, который в «Кратком курсе» и в «Краткой биографии» именуется «преступным планом Троцкого» (он, план Каменева, тоже конечно был не преступным, а лишь ошибочным). После этого Л.Д. Троцкий подал в отставку, но отставки его ЦК не принял (ниже будет приведен подтверждающий это документ).

В сентябре 1919 г. Троцкий снова обращается в ЦК с письмом по этому же вопросу:

«Априорно выработанный план операций на Южном фронте оказался безусловно ложным. Неудачи на южном фронте объясняются в первую голову ложностью основного плана… Поэтому причины неудач необходимо искать целиком в оперативном плане…»

Тогда же Троцкий, Лашевич и Серебряков отправили с фронта Главкому (копия ЦК) телеграмму с предложением пересмотреть план с перенесением центра тяжести борьбы на Южном фронте с Царицынско-Саратовского направления на Курско-Воронежское.

Ответ Политбюро, датированный 6 сентября, гласил:

«Орел Троцкому, Серебрякову, Лашевичу. Политбюро ЦК, обсудив телеграмму Троцкого, Серебрякова, Лашевича, утвердило ответ Главкома и выражает свое удивление по поводу попыток пересмотреть решенный основной стратегический план. 6-IX-1919 г. по поручению Цека Ленин».

Только дальнейшая неудача (сдача Орла и угроза Туле) вынудила ЦК пересмотреть план и перенести главный удар на донецкое направление. И только тогда, когда опыт уже вполне доказал ошибочность старого плана, от которого отказался уже и штаб, – только тогда изменил свою позицию и Сталин.

Здесь существенны даты. Письма и телеграммы Троцкого, в которых он протестовал перед ЦК против избранного Главкомом направления, датированы июнем-сентябрем. А письмо Сталина, на которое ссылаются составители «Краткого курса» и «Краткой биографии», приписывающие Сталину авторство нового стратегического плана – ноябрем. Фальсификация совершенно явная: Сталину приписываются заслуги Троцкого, а Троцкому – ошибки С.С.Каменева и Политбюро, против которых Троцкий протестовал.

Соответственно, лживо содержащееся в «Кратком курсе» утверждение, что после посылки Сталина на Юг, Троцкий «был отстранен от руководства операциями Красной Армии на Юге». Это не соответствует действительности. Всю решающую подготовку к наступлению на Деникина на Южном фронте провел именно Троцкий, за исключением октября и начала ноября, когда он руководил обороной Петрограда и разгромом армии Юденича. ЦК не только не «отстранил» Троцкого от руководства операциями Красной Армии на Юге, но, когда Троцкий, не согласившись с утвержденным Политбюро планом, потребовал отставки, вынес следующее решение (хранящееся в архиве Троцкого и опубликованное в «Бюллетене» NoNo 12–13 за VII–VIII 1930 г.):

"Копия протокола заседания Организационного и Политического

бюро ЦК от 5 июля 1919 года

Организационное и Политическое бюро, рассмотрев заявление т. Троцкого и всесторонне обсудив это заявление, пришло к единогласному выводу, что принять отставку т. Троцкого и удовлетворить его ходатайство оно абсолютно не в состоянии.

Организационное и Политическое бюро ЦК сделают все от них зависящее, чтобы сделать наиболее удобной для Льва Давыдовича и наиболее плодотворной для республики ту работу на Южном фронте, самом трудном, самом опасном и самом важном в настоящее время, которую избрал сам тов. Троцкий.

В своих званиях Наркомвоенмора и Предреввоенсовета тов. Троцкий вполне может действовать и как член РВС Южного фронта, с тем командующим фронтом (Егоровым), коего он сам наметил, а ЦК утвердил.

Организационное и Политическое бюро ЦК предоставили тов. Троцкому полную возможность всеми средствами добиваться того, что он считает исправлением линии в военном вопросе и, если он пожелает, постарается ускорить созыв съезда партии.

Твердо уверенные, что отставка т. Троцкого в настоящий момент абсолютно невозможна и была бы высочайшим вредом для республики, Орг и Политбюро настоятельно предлагают т. Троцкому не возбуждать более этого вопроса и исполнять далее свои функции, максимально, в случае его желания, сокращая их в силу сосредоточения своей работы на Южном фронте.

В виду этого Орг и Политбюро отклоняют и выход Троцкого из Политбюро и оставление им поста Предреввоенсовета республики (Наркомвоена).

Подлинно – подписали: Ленин, Каменев, Крестинский, Калинин, Серебряков, Сталин, Стасова".

Как видим, опять же, все наоборот: ЦК не только не отстраняет Троцкого от руководства операциями Красной Армии на Юге, как утверждается в «Кратком курсе», а, наоборот, предлагает ему сосредоточить свою работу на Южном фронте.

Попытку приписать стратегический план Троцкого по разгрому Деникина себе Сталин впервые сделал еще в 1927 году на заседании Политбюро ЦК. Но тогда это не удалось, на заседании Политбюро присутствовал член ЦКК Н.И. Муралов, прекрасно знавший историю вопроса. Он выступил после Сталина и подверг самозванца сокрушительному разгрому. Неудивительно, что стенограмма этого заседания была спрятана от партии, как и многие другие документы.

В 40-х годах, когда сторонники Троцкого были физически уничтожены, а подлинные документы – надежно погребены, ничто уже не мешало Сталину присвоить не принадлежавшие ему лавры. И появилась юбилейная статья Ворошилова и соответствующие измышления в «Кратком курсе» и в биографии Сталина.

* * *

Рассмотренные мною выше факты подтверждают, что после смерти Ленина Сталин с помощью своих подручных фальсифицировал историю партии за период с Февральской революции до смерти Ленина (дальше тоже была фальсификация, но последующий период здесь не рассматривается). Создавая Сталину нужную ему биографию, услужливые «историки» изъяли из нее все невыгодные Сталину факты: все его ошибки, провалы, его расхождения с Лениным, его «перелеты» из одной группы в другую в зависимости от того, какая группа побеждает. Соответствующий фон для сконструированной таким образом фигуры «вождя» создавался тем, что все или почти все действительно выдающиеся вожди революции, деятели партии, организаторы побед Красной Армии были оклеветаны, и имена их исчезли из истории, либо упоминались лишь со знаком минус. Особенно яростна клевета фальсификаторов истории, направленная против Л.Д. Троцкого. Следуя курсу, заданному Сталиным, они полностью отбросили роль Троцкого как организатора Красной Армии и ее побед – роль, признанную всеми современниками и, прежде всего, В.И. Лениным. Вся деятельность Троцкого в Реввоенсовете республики изображена ими как дезорганизаторская и предательская.


Страницы книги >> Предыдущая | 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 | Следующая

Правообладателям!

Данное произведение размещено по согласованию с ООО "ЛитРес" (20% исходного текста). Если размещение книги нарушает чьи-либо права, то сообщите об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?


  • 0 Оценок: 0
Популярные книги за неделю


Рекомендации