Электронная библиотека » Лилия Гурьянова » » онлайн чтение - страница 2


  • Текст добавлен: 12 ноября 2013, 13:42


Автор книги: Лилия Гурьянова


Жанр: Религиозные тексты, Религия


сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 2 (всего у книги 6 страниц) [доступный отрывок для чтения: 2 страниц]

Шрифт:
- 100% +

Добрый пастырь Христов

Когда дядя-епископ отправился в Палестину, управление своей епархией он поручил своему племяннику пресвитеру. Николай всей душой отдался выполнению многотрудных обязанностей епископского управления. К тому времени родители его умерли, оставив ему богатое наследство, которое пресвитер Николай не стал тратить на свои нужды, а раздал неимущим.

Из тех времен до нас дошел рассказ о таком примере доброго пастырства святого Николая. В Патарах жил один очень бедный человек, у которого были три дочери. У молодых и красивых девушек не было приданого, а в то время без приданого невеста замуж выйти не могла. В отчаянии отец решился пожертвовать честью своих дочерей и на вырученные средства купить для них приданое. Предание гласит, что пресвитер Николай получил от Господа откровение об этом неблаговидном намерении отца. Взяв большой узел с золотом, в полночь, когда все спали, он подошел к хижине, где жила бедная семья, и через окно бросил внутрь золото, а сам поспешно возвратился домой. На утро отец нашел золото, и возблагодарил Господа. Вскоре смог выдать замуж старшую дочь. В одну из следующих ночей Николай тайно бросил через окно в хижину бедняка другой мешок с золотом. Отец вскоре выдал замуж и вторую дочь. После этого он решил все-таки узнать имя своего тайного благодетеля и поблагодарить его. Много ночей он не спал, поджидая прихода неизвестного дарителя.

Пришел и в третий раз добрый пастырь Христов. Услышав звон упавшего золота, отец поспешно вышел из дома и догнал своего тайного благодетеля. Узнав в нем святителя Николая, он благодарил его – не столько за денежную поддержку и устройство счастья его дочерей, сколько за то, что пресвитер не позволил ему совершить задуманный грех…

* * *

Была у моей матери старинная икона св. Николая Чудотворца. Не стало матери – не стало и иконы. Завернули в тряпочку, положили в сундучок, отнесли в чулан…

Прошло время. Перебирала я как-то вещицы в сундучке, и попалась мне на глаза эта икона святителя Николая. Взяла ее в руки, присмотрелась – глядит на меня строгое, почти суровое лицо. Чем дольше смотрю, тем больше чувствую в лике этом мудрость великую, будто святитель хочет сказать мне что-то очень важное для моей жизни. Защемило у меня вдруг сердце, заговорило: застыдило внутри какое-то чувство. Не по себе стало. Сколько лет лежит икона, а я о ней ни разу не вспомнила! Принесла я ее в комнату, поставила в уголочке. Нет-нет, да и взгляну на св. Чудотворца. Иногда перекрещусь. Душа-то черствая, неотзывчивая, пустая. Нет веры, нет.

Однажды поздно вечером лежу я в постели с закрытыми глазами: сна нет, мысли разные бродят в голове. Вдруг слышу над самым ухом: «Дочь моя!» Слова прозвучали четко и ясно. Я не придала этому особого значения. Забыла. Прошло дня три. Все повторилось, только слова я услышала другие: «Я долго ждал тебя». Я невольно соединила эти две фразы. Задумалась. Что это значит? Чей это голос? Несомненно: он был от иконы! Я поняла, что святой Николай ждет, чтобы я к нему обратилась.

Какова любовь к человеку, каково терпение! Много лет Божий угодник ждал, что я, наконец, прозрею и обращусь ко Господу, к нему. Молитв я не знала, но, как умела, попросила прощения у святого. С тех пор я стала обращаться к нему с верой и благоговением. Поняла, что значит для нас Бог, Спаситель наш. Поселился Он в моем сердце на всю оставшуюся жизнь. Как много теряла я прежде, как долго жаждала богообщения моя грешная душа!

Я стала приобщаться к Церкви, научила своих детей молиться и верить в Бога. Невозможно передать чувства, которые поселились во мне, когда через Таинства Церкви я стала связана с Господом. Теперь есть силы жить, верить, любить и побеждать. Я стала смотреть на все и на всех иными глазами.

Тамара Иванова, г. Саратов


В 1997 году в нашей семье было ужасное положение: она просто разваливалась из-за ссор. Муж постоянно гнал меня к маме, и я то уходила, то опять возвращалась. Но перемирие было очень недолгим. Все попытки сохранить семью оказывались неудачными, мы становились все более чужими друг другу. И вот во время очередной ссоры муж вновь указал мне на дверь, и мы поняли, что больше делать шаги к примирению не имеет смысла.

Я оделась, чтобы уйти навсегда. Но все же жалко было семью, рушившуюся по пустякам. Я вышла на балкон. И вдруг в моем воображении возник образ святителя Николая. На душе стало так спокойно! Я постояла на балконе, любуясь свежей зеленью деревьев. А потом зашла в комнату и заявила: «Я отсюда никуда не пойду. Будешь меня терпеть!» Мой муж так обрадовался этим словам! Наверное, меня гнал не человек, а бес, управляющий им. С тех пор мы почти не ссоримся.

А в 1998 году Господь сподобил меня совершить паломничество на Святую Землю и в город Бари, к мощам великого угодника Божия. Перед поездкой я сорок дней читала акафист святителю Николаю. Господь посылал много искушений, скорбей, болезней. И вот при высокой температуре в полусне мне видится берег моря, а по нему в святительской одежде идет св. Николай. Он был еще очень далеко от меня, но все-таки шел навстречу. Я боялась, что Господь меня, недостойную, не допустит к великим святыням. Но вот, по молитвам угодника Божия, я плыву на теплоходе «Дмитрий Шостакович», где находится судовой храм в честь свт. Николая.

21 мая, в канун праздника святителя, мы причалили к Бари. Крестным ходом пришли в храм на праздничное всенощное бдение…

…А утром во время праздничной Литургии я бросила взгляд на потолок – и обмерла: на потолке была икона, сложившаяся из теней от ламп. Отчетливо были видны голова, плечи, благословляющая рука. Святитель Николай здесь! Он благословляет всех молящихся. И теперь я уже молилась, глядя на эту нерукотворную, неписаную икону.

Помощь от св. Николая получаешь часто – всего не перечислишь…

Ольга Зубкова


Эта история произошла в самом начале Великой Отечественной войны. Ее рассказал один московский священник. Случилась она с одной его близкой родственницей. Она жила в Москве. Муж был на фронте, и она осталась одна с маленькими детьми. Жили они очень бедно. Тогда в Москве был голод. Жить в тяжелых условиях пришлось очень долго. Мать не знала, как быть с детьми, она не могла спокойно смотреть на их страдания. В какой-то момент она стала приходить в состояние полного отчаяния и собиралась свести счеты с жизнью. У нее была старенькая иконочка святителя Николая, хотя она особенно и не почитала его, никогда не молилась. В храм она не ходила. Иконка, возможно, досталась ей в наследство от матери.

И вот она подошла к этой иконочке и стала упрекать святителя Николая, крича: «Как ты можешь смотреть на все эти страдания, на то, как я мучаюсь, бьюсь одна? Видишь, мои дети умирают от голода? А ты абсолютно ничего не делаешь, для того чтобы мне помочь!» В отчаянии женщина выбежала на лестничную площадку, возможно, уже направляясь к ближайшей речке или еще что-то собираясь сделать с собой. И вдруг она споткнулась, упала и увидела перед собой две десятирублевые купюры, сложенные крест-накрест. Женщина была потрясена, стала искать: может, кто-то уронил, нет ли кого рядом, но видит: никого нет. И она поняла, что Господь помиловал ее, и святитель Николай послал ей эти деньги.

Это произвело на нее настолько сильное впечатление, что стало началом ее обращения к Богу, к Церкви. Конечно, все мысли нехорошие она оставила, вернулась домой к своей иконочке, стала молиться, плакать, благодарить. На посланные ей деньги она купила продукты. Но самое главное, она обрела веру в то, что Господь рядом, что Он не оставляет человека и что в такие тяжелые моменты, когда человеку необходима помощь, Господь обязательно подаст ее.

Потом она стала ходить в храм. Все ее дети стали церковными православными людьми, а один сын даже стал священником.

Кринцова В. А.


Вам пишет человек, который находится в заключении. Но не надо пугаться этого слова. Видит Бог, я чист пред Ним и людьми. Греха, за который отбываю наказание, на мне нет. Может, Господь посылает мне испытание, не знаю…

Молитва и книги спасают меня, но чем больше читаю, тем больше вопросов. Хочу рассказать о случае, который произошел со мною в п. Лопатки Свердловской области.

Весной 1994 года на зоне началась эпидемия авитаминоза. Каждый день гроб: мор не щадил ни старого, ни молодого. Дошла очередь и до меня. Я ослеп (куриная слепота), опухли ноги, стали шататься зубы, не мог есть. А главное, всего облепили предвестники смерти – вши. Лекарств в санчасти не было. Я понял, что уже не жилец на этом свете. Только чудо могло спасти меня. И оно произошло.

В Бога я не верил, но понимал, что болезнь – плата за мою прежнюю жизнь. И принес мне добрый человек маленькую картонную иконку Николая Угодника, сказав: «Молись и кайся. Он тебе поможет». Молитв я не знал. Этот человек объяснил мне: «Разговаривай. Как со мной, с ним делись самым тайным и сокровенным, что есть в твоей душе, чего не можешь сказать мне. Исповедуйся пред ним в своей беспутной жизни».

Наступила ночь. Страшная и ужасная. Я понимал: утром уже не поднимусь. И я взмолился. Шаг за шагом, поступок за поступком я раскрывал перед Николаем Чудотворцем душу. Не знаю, явь это была, или сон, или бред. Но я видел перед собой два огромных глаза, они пронизывали меня насквозь, от них было не укрыться. И улыбку в седой бороде. Глядя на это доброе лицо и чувствуя полное изнеможение, я дал ему клятву, что если выживу, не сойду с пути, на который сейчас встал.

Наступило утро. Солнечное, радостное – первое после многих дней дождя. Так захотелось жить, радоваться солнцу, траве, людям. Душу охватила благодарность за то, что живешь в этом прекрасном мире. Я понял, что выжил. Появились силы, стремления, желания. Я словно заново родился. Опираясь на палку, решил выйти погреться на солнышке. И понял, к своему удивлению, что могу обходиться без нее. Час за часом силы возвращались ко мне. К концу дня я понял, что буду жить. Это произошло со мною 28 апреля 1994 года. Я переродился. Главное, самое главное – я обрел смысл своей ненужной, исковерканной жизни. Только вера спасает человека, делает его чище, добрее, отзывчивее на чужое горе.

В. Н. Пискун, г. Невьянск, Свердловская обл.

Путешествие в Палестину. Первые чудеса

Когда дядя-епископ вернулся из Палестины, святитель Николай должен был отправиться в эту страну по пастырским делам. В Палестине святитель поселился неподалеку от Иерусалима в селении Бейт-Жала (библейская Ефраффа), которое находится на пути в Вифлеем. Существуют предания, которые рассказывают о чудесах, которые святитель Николай совершал по пути в Палестину.

Во время долгого морского пути в Палестину пресвитер Николай предвозвестил наступающую жестокую бурю и силой своей молитвы усмирил ее. Вскоре здесь же на корабле он совершил еще одно чудо: молитвой воскресил юношу матроса, который упал с мачты на палубу и разбился. Во время путешествия корабль часто приставал к берегу, и Николай врачевал недуги местных жителей, подавал им утешение в житейских скорбях. Во время посещения святых мест Палестины, Николай пожелал однажды ночью помолиться в храме. Он подошел к закрытым на замок дверям, и двери чудесным образом открылись, чтобы он мог войти в храм.

Верить или нет этому преданию? Согласитесь, современному человеку поверить трудно. Как это так – «чудесным образом»? Сами собой взяли и открылись? Запертые на замок двери?! А я вот вам перескажу еще одну историю.

«В 1913 году я во второй раз гостил в Оптиной Пустыни. Меня поместили с одним иеромонахом, студентом Казанской Духовной Академии, о. А., в скиту.

Как-то, выходя на литургию, мы забыли взять ключ и захлопнули за собою дверь; она механически заперлась, и чтобы ее отворить, нужен был особый винтовой ключ.

Что делать? Не разбирать же стекло в окне?

После литургии рассказали эконому о. Макарию о нашей оплошности.

Он был человек молчаливый и даже немного суровый. Да в экономы в монастыре и нельзя выбирать мягкого и любезного – слишком расточал бы добро.

Ничего не сказав, он взял связку ключей и пошел к нашему жилищу. Но оказалось, что сердечко подобранного им схожего ключа было меньше, чем горлышко нашего замка. Тогда он поднял с полу тоненькую хворостинку, отломил от нее кусок, приложил к сердечку ключа и стал вертеть… Но сколько мы ни трудились, было напрасно, ключ беспомощно кружился, не вытягивая запора.

– Батюшка, – говорю я ему, – вы, видно, слишком тоненькую вложили хворостинку! Возьмите потолще, тогда туже будет!

Он чуточку помолчал, а потом ответил:

– Нет, это не от этого… А от того, что я без молитвы начал.

И тут же истово перекрестился, произнося молитву Иисусову.

«Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя грешнаго».

Начал снова крутить с тою же хворостинкою, и замок сразу отперся.

После я и на своем, и на чужом опыте много раз проверял, что употребление имени Божия творит чудеса даже в мелочах. И не только сам пользовался и пользуюсь им доселе, но и других, где можно, тому же учу». Митрополит Вениамин (Федченков), «Промысел Божий в моей жизни»

Не правда ли, этому рассказу верится уже легче?

Может быть, оттого, что описываемые события отстоят от нас не так далеко, как жизнь святого Николы Угодника. Да и имя митрополита Вениамина у многих нынче на слуху. Тогда расскажу вам еще историю – свою, личную.

Как-то раз возвращались мы из паломнической поездки в Псково-Печерский монастырь. Надо заметить, что в обитель мы никогда не ездим прямым автобусом «Санкт-Петербург – Печоры» – очень уж у этого автобуса неудобное расписание. Едем до Луги на электричке, потом на электричке же из Луги до Пскова, а там на автобусе до Печор. Соответственно, и обратно выбираемся тем же путем – местным автобусом и электричками. И вот, однажды автобус Печоры – Псков сломался в пути. Это значило, что мы не успеваем на электричку до Луги, что в свою очередь влечет опоздание на последнюю электричку из Луги в Питер. И это бы ладно, в конце концов, можно переночевать на вокзале в Луге и спокойно ехать домой первой утренней электричкой. Беда была в том, что мне вечером сестра должна была привезти моего сына, которого она забрала на время нашей поездки к себе. Вовке тогда было лет 6, не больше. А с сестрой мы договорились так: она довозит ребенка до подъезда, высаживает, и дальше он уже бежит домой сам (сестре надо было успевать на работу, работала она сутками). И вот, вышли мы из сломавшегося автобуса в Старом Изборске, стоим на берегу какого-то прудика. А у меня перед глазами картина: мой 6-летний сын звонит и звонит в двери квартиры, в которой никого нет. И сестра уже уехала на работу. Что он будет делать один всю ночь на лестничной площадке?! И что вообще подумает?!! Ведь перепугается малыш, плохо ему будет… И взмолилась я всем сердцем: «Господи! Матушка Богородица! Отче Николай! Помогите моему мальчику! Помогите мне, глупой и неразумной!» Знаете, когда я это про себя воскликнула, словно ветерок какой-то мне в лицо легонько подул… Теплый, ласковый ветерок. И тут же водитель нас позвал: «Поехали! Я починился!» А потом он гнал автобус так, что только колеса визжали на поворотах. И случилось чудо – мы успели к поезду на Лугу! Это действительно было чудом, потому что опаздывали мы в пути почти на час, и нагнать это время надежд ни у кого из пассажиров не было. Но больше всего мне запомнился тот ветерок – ответ на мою молитву, тот миг, когда я вдруг отчетливо поняла: меня услышали, и все будет хорошо.

* * *

Историю эту я слышала еще с детства от своей бабушки, Капустиной Валентины Ивановны, Царство ей Небесное.

Во время Великой Отечественной войны, в 1943 г. в семействе произошло несчастье: единственная корова заболела – стала волочить задние ноги. Было понятно, что долго она не проживет, – а где брать молоко? У бабушки к тому времени было двое маленьких сыновей и новорожденная дочь – моя мама.

И вот поздно вечером сидит моя бабушка, кормит грудью дочь и просто обливается слезами от безысходности. Дом заперт, дети спят… Вдруг перед ней появляется женщина, вся в черном, как монашенка, и говорит очень тихим, спокойным голосом, чтобы она помолилась перед иконой Николая Чудотворца. И так же тихо, как появилась, так она и исчезла. Надо сказать, что у бабушки в каждой комнате на самом видном месте стояли иконы. Была среди них и большая древняя икона cвятителя Николая.

Бабушка обошла весь дом: все спят, двери по-прежнему заперты… Откуда взялась нежданная гостья? Однако, страха у бабушки почему-то не было. От всей души помолилась она перед иконой, прося помощи, а наутро, как всегда, повела корову в стадо.

Корова шла еле-еле, почти волоча за собой ноги… По дороге повстречались бабушке мужчина и две женщины из колхоза, ведущие трех коров на бойню мясокомбината. Одна из этих коров была совсем старая, другая – молодая, но бракованная по вымени (как ее бабушка называла «трехсисяшная»), а третья – молодая здоровая корова, забракованная за свой крутой нрав. Мужчина сам заговорил с бабушкой и предложил обменять больную корову на здоровую. Слава Богу, ветеринары пошли навстречу, и вечером бабушка была дома с новой коровой.

Корова оказалась молочной, давала молока по ведру, но свой нрав проявляла и тут: не один раз поддавала рогами маминому брату Александру, когда тот водил ее с пастбища. Она – трудно себе представить – подлезала под колючую проволоку в запретную зону на аэродром, чтобы полакомиться там сочной травой, пока не заметит часовой.

Мария Стасьева, Тверь


Я, Морозов Дмитрий Иванович, пишу вам из мест лишения свободы. Сижу, к сожалению, уже не в первый раз. Уверовал, как бы это странно ни показалось, в лагере. Недавно узнал я, что 22 сентября 2002 года в мой родной Волгоград прибыла из Бари икона cвятителя Николая, торжественно освященная на его чудотворных мощах. Жаль, что не довелось мне приложиться к ней, но известие это навело меня на мысль рассказать вам, как мы здесь служим святителю.

Когда я в 2001 г. попал в этот лагерь, было у меня на душе, как и у всех вновь прибывших, какое-то беспокойство. Но вот, уже в отряде, за высокой стеной ограждения, увидел я церковный купол и крест на нем, и успокоился как-то: «Значит, есть здесь церковь!» Это была часовня во имя Угодника Божия Чудотворца Николая. Решил сходить туда при первом же случае, тем более, что наш барак помещался к часовне ближе остальных. Однако попасть туда оказалось не так-то просто: выход в церковь нужно было согласовывать с администрацией. Дважды я туда ходил, и дважды двери оказывались запертыми. Наконец попал, но не радостными остались впечатления от первого посещения. Состоявшая из двух комнат часовня была запущена: в первой комнате имелись всего две иконы и огромная пустая полка, на которой вперемешку с православными брошюрами стоят сектантские журналы; вторая комната – алтарная, здесь икон было побольше, но зато алтарь установлен с западной стороны. Электричества нет, свечей тоже. Смотритель-завхоз по имени Алексей, сам из заключенных, торопился, – пришлось и мне уходить, а на душе тяжело… От Алексея узнал я, что вскоре здесь начнется ремонт, будет и собрание православной общины.

Вскоре собрание действительно состоялось, хотя пришли на него не только православные, но и несколько баптистов. Решили оживлять церковь собственными силами, с помощью Божией, написали письмо Митрополиту Волгоградскому и Камышинскому Герману с просьбой о поддержке. Начали ремонт, все вычистили, обновили, провели свет, отопление, даже росписи стен – все сами сделали. Кстати, те баптисты, что на первых порах к нам присоединились, работать с нами не захотели, а завхоз наш, Алексей, вскоре освободился и помог нам со свечами. Народ мы не особо сведущий в церковных делах: начали со рвением, но без благословения. После ремонта месяца три ждали священника. Наконец приехал наш отец Александр: надо отдать должное – ездить ему приходится из другого конца области. Он привез с собой иконы из Саровской обители – и как же преобразилась наша часовня!..

Теперь часовня во имя святителя Николая несет свет всему населению лагеря. Люди проявляют свою заинтересованность в Божием деле, предлагают помощь, несут самодельные оклады. В свои – пусть и нечастые к нам визиты – о. Александр крестит не менее чем по 15 человек. И ничего, что покамест у нас алтарь не там, где нужно, и крест на часовне не той стороной повернут, – все это, по милости Божией, дело поправимое. Главное, что вера в людях – пусть даже они уголовники – не угасла.

Дмитрий Морозов, Вологодская обл.


Случилось все это со мною в 2001 году. После 17 лет хорошей, дружной, полной любви семейной жизни, муж от меня ушел. Влезла между нами разлучница, и муж стал как чужой: ни я, ни дети, ничто его не могло остановить. Мы перестали существовать в его глазах. Это был сильнейший удар и для детей, и для меня. Я думала, что сойду с ума. У меня начались частые приступы невроза и неврастении, порой даже по пяти раз в день. Меня уговорили пойти по врачам, но это не помогло. Я медленно умирала.

Но милостивый Господь привел меня в наш Святопокровский храм. Здесь я впервые почувствовала, что во всем происшедшем есть и моя вина, что чем-то прогневила Бога. Я решилась исповедоваться. Батюшка внимательно выслушал меня – все мои грехи, за всю жизнь, по-человечески переживая за мою боль, и наконец, попросил меня прийти в храм на праздник святителя Николая. Низкий поклон нашим батюшкам! Я пришла на праздник, и в тот день впервые вспыхнула во мне искорка любви к Богу и к Николаю Чудотворцу. Батюшка, отец Николай, на проповеди рассказывал о святителе, о его помощи людям, был водосвятный молебен, раздавали иконочки Угодника Мирликийского… С тех пор я стала старательной прихожанкой Святопокровского храма.

А приступы мои все продолжались: меня всю трясло, руки-ноги становились как ватные. Дочь боялась оставлять меня одну, старались всегда находиться рядом. Но однажды ее не случилось поблизости. В минуту боли я со слезами молилась в спальне. Сильный приступ прошел, но тело меня еще плохо слушалось. Встать я не могла, боялась потерять сознание. Молилась Господу и Матери Божией, чтобы доченька быстрее вернулась. Но ее все не было, а сознание уже покидало меня. Не помню, как и почему, но тут я подняла голову к иконе Николая Чудотворца и начала молиться, не очень-то выбирая слова: «Николай Чудотворец, у тебя добрые, умные глаза, чуткое, доброе сердце, загляни в мою душу, помоги мне». И произошло чудо. Я почувствовала как бы легкое дуновение, и трясучка моя прекратилась, осталась только тупая боль в сердце, как напоминание о приступе. Пришла дочь. Я рассказала ей о том, как меня спас святитель от приступа, а может, и от смерти. Впоследствии при приступах дочь всегда давала мне в руку эту иконочку. Оставаясь одна, я всегда просила: «Николай Чудотворец, видишь, нету рядом никого, не оставляй меня, помоги, не дай умереть: у меня же дети». И всегда Божий Угодник помогал мне и помогает. Сейчас уже, слава Богу, Господь исцелил меня от приступов невроза и неврастении – они ушли совсем. Я думаю, случилось это по молитвам Николая Чудотворца.

раба Божия Валентина, Украина


Это было лет 30 назад. Сестры Пюхтицкого монастыря пошли на болото за клюквой. Две из них, молодая послушница В. и монахиня Г., отделились от всех и, увлекшись сбором ягод, заблудились. Послушница несла за плечами и свои ягоды, и те, что собрала монахиня – в общем, ведра три с половиной. Стали переходить через мелиоративную канаву (через нее было перекинуто крыло самолета – память минувшей войны). Послушница поскользнулась и упала с этого необычного мостика. В канаве было глубоко, послушница стала тонуть, ее быстро засасывала болотная жижа. Монахиня увидела это, поняла, что ничем помочь ей уже не сможет, и, вне себя, стала кричать: «Николай Угодник, помоги!» Вдруг из леса выбегает молодой человек, быстро и с силой хватает послушницу, вытаскивает ее на берег и помогает снять заплечный мешок. Сестра Г. с воплем бросается к молодому человеку: «Миленький, как тебя звать, как за тебя молиться?!» Он отвечает: «Николай, вы же сами звали».

Они ему стали объяснять, что заблудились. Он ответил: «Идите вон в ту сторону, – показал рукой, – и встретите ваших». Потом развернулся, большими шагами пошел прочь и скрылся в лесу. Сестры же пошли по указанному пути и действительно нашли своих, но всю дорогу не могли вымолвить ни слова, сколько их ни расспрашивали. Они и потом долго молчали об этом случае. А послушница В. с тех пор каждый день читала акафист святителю Николаю и даже выучила его наизусть.

Монахиня Н., Эстония, Пюхтица


22 мая, в день памяти перенесения мощей святителя Николая, послушница Пюхтецкого монастыря В., собираясь на службу, подумала: «Как хочется апельсинчиков!» Служба в этот день всегда бывает в Никольском храме, который на монастырском кладбище, а после службы – крестный ход в часовню святителя. После обеда, когда все уже отдыхали, послушница В., проходя мимо собора, решила зайти. В соборе никого не было, кроме церковницы Наташи и пяти человек мужчин, стоявших возле Владимирской иконы Божией Матери. Один из них стоял ближе к выходу, было ему лет так под шестьдесят – седые, не коротко постриженные волосы, синий костюм в тонкую серую полоску. Послушница поклонилась, как это полагается при входе, а сама думает: «Какое благородное лицо у этого мужчины». Делает она второй поклон и опять думает: «Ну надо же, какое благородное лицо!» Потом третий поклон, – и тут этот мужчина подходит, достает три апельсина и подает ей. Она берет – такие хорошие апельсины! – и решает положить их на канун, который тут, рядом, в десяти шагах. Спрашивает этого мужчину, как его зовут, он отвечает: «Николай». Она положила апельсины на канун и тут же думает: «Надо спросить, как зовут его родителей». Оборачивается – никого нет. Спрашивает Наташу, где эта экскурсия? – а Наташа в ответ – мол, не было никого, она вообще в собор сейчас не пускает. В. выбежала из собора – ни души. И за каменными воротами монастыря – тоже никого…

Монахиня Н., Эстония, Пюхтица

Внимание! Это не конец книги.

Если начало книги вам понравилось, то полную версию можно приобрести у нашего партнёра - распространителя легального контента. Поддержите автора!

Страницы книги >> Предыдущая | 1 2

Правообладателям!

Данное произведение размещено по согласованию с ООО "ЛитРес" (20% исходного текста). Если размещение книги нарушает чьи-либо права, то сообщите об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?


  • 0 Оценок: 0
Популярные книги за неделю


Рекомендации