Электронная библиотека » Лиза Клейпас » » онлайн чтение - страница 1


  • Текст добавлен: 28 октября 2013, 13:34


Автор книги: Лиза Клейпас


Жанр: Исторические любовные романы, Любовные романы


Возрастные ограничения: +18

сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 1 (всего у книги 19 страниц)

Шрифт:
- 100% +

Лиза КЛЕЙПАС
НЕЗНАКОМЕЦ В МОИХ ОБЪЯТИЯХ

Глава 1

– Леди Хоуксворт, ваш муж жив!

Лара немигающим взором уставилась на Джеймса Янга. Должно быть, она ослышалась.., или, может, управляющий хватил лишнего, хотя никогда прежде она не замечала за ним склонности к спиртному. Не исключено также, что он тронулся умом, находясь на службе у нынешних лорда и леди Хоуксворт. Вот уж кто способен довести до сумасшествия кого угодно, дай им только время.

– Я прекрасно понимаю, какое это потрясение для всех, – совершенно серьезно продолжил Янг, с сочувствием посмотрев на Лару сквозь стекла очков. – Особенно для вас, миледи.

Если бы сведения поступили из менее надежного источника, Лара отмела бы их не колеблясь. Но Джеймс Янг вот уже десять лет верой и правдой служит Хоуксвортам и проявил себя человеком осмотрительным и заслуживающим доверия. После смерти мужа он отлично распоряжался ее доходами, несмотря на их более чем скромные размеры.

Артур, лорд Хоуксворт, и его жена Джанет взирали на Янга с таким видом, словно тоже сомневались в его вменяемости. Оба высокие, худощавые и белокурые, они идеально подходили друг другу. Имея двух сыновей, они благополучно сбыли их с рук, отправив в Итон. О мальчиках редко вспоминали, а видели и того реже. Казалось, что графская чета озабочена единственно тем, как с наибольшей помпой извлечь удовольствие из неожиданно свалившихся на них богатства и положения.

– Неслыханно! – взорвался Артур. – Как вы посмели явиться ко мне с подобной чушью! Извольте тотчас же объясниться.

– Как вам будет угодно, милорд, – ответил Янг. – Вчера я получил известие, что недавно в Лондон прибыл фрегат, доставивший весьма необычного пассажира, который, по слухам, обладает невероятным сходством с покойным графом. – Он бросил почтительный взгляд на Лару и добавил:

– Он утверждает, что является лордом Хоуксвортом.

Артур презрительно фыркнул. Его вытянутое лицо, прорезанное глубокими морщинами, придававшими ему циничное выражение, побагровело, длинный хищный нос гневно подергивался.

– Что за возмутительный розыгрыш? Хоуксворт уже год как умер! Никто не мог спастись во время кораблекрушения на пути из Мадраса. Господи, да судно просто раскололось надвое! Все, кто был на борту, сгинули. И теперь вы пытаетесь уверить меня, что мой племянник выжил? Кто же в это поверит!

Джанет поджала тонкие губы.

– Не составит труда доказать, что это самозванец, – уверенно заявила она, разглаживая темное кружево на корсаже изумрудно-зеленого шелкового платья.

Не обращая внимания на высокомерный тон и ярость Кросслендов, Янг подошел к вдове. Лариса сидела у окна в кресле из золоченого дерева, устремив взгляд на лежавший на полу ковер. Как и все в Хоуксворт-Холле, ковер с вытканным на нем причудливым узором из фантастических цветов, яркая россыпь которых окружала вазу в китайском стиле, отличался кричащей, на гране безвкусицы роскошью. Носком поношенного кожаного башмачка, видневшегося из-под черного траурного платья, Лариса рассеянно обводила контур алого цветка. Погрузившись в воспоминания, она не заметила приближения Янга, пока тот не подошел вплотную. Она резко выпрямилась, словно застигнутая врасплох школьница, и подняла на него глаза.

Даже мрачное бомбазиновое <Шелковая ткань, как правило, черного цвета> платье с высоким воротом, строгое, как одеяние монахини, не могло скрыть мягкого очарования и прелести Ларисы Кроссленд. С темными блестящими волосами, пышную массу которых с трудом удерживали шпильки, выразительными светло-зелеными глазами она поражала своей необычной красотой. Однако ее привлекательность не воспламеняла. Ларисой часто восхищались, но никогда не добивались ее, за ней не ухаживали, она не вызывала желания. Возможно, причиной тому было ровное, приветливое отношение ко всем, которое она использовала как оружие, чтобы держать мужчин на расстоянии, насколько это было возможно.

Многие в Маркет-Хилле считали Лару почти что святой. Женщина с ее внешностью и положением давно бы снова вышла замуж, – Лара же предпочла оставаться в городе и заниматься благотворительностью. Неизменно мягкая и сострадательная, она в равной степени одаривала своей щедростью как представителей благородного сословия, так и нищих бродяг. Янг ни разу не слышал, чтобы леди Хоуксворт дурно отозвалась о ком бы то ни было, включая собственного мужа, который на самом деле бросил ее, и родственников, обращавшихся с ней с непозволительной язвительностью и неоправданной скупостью.

Впрочем, несмотря на внешнюю безмятежность, в ее прозрачных зеленых глазах читалось нечто внушающее беспокойство. Какое-то тихое волнение, наводившее на мысль о скрытых страстях и желаниях, которые она не осмеливалась высказать вслух. Янг пришел к выводу, что Лариса решила посвятить себя добрым делам. Хотя все сходились во мнении, что ей нужен муж, никто не мог представить себе достойного кандидата.

Вне всякого сомнения, неожиданное воскресение графа оказалось весьма кстати.

– Миледи, – извиняющимся тоном произнес Янг, – меньше всего я хотел бы вас огорчить. Но мне казалось, что вас заинтересуют любые сведения, имеющие отношение к покойному графу.

– Неужели это правда? – промолвила Лара с выражением тревоги на лице.

– Не знаю, – последовал осторожный ответ. – Но поскольку тело графа не было обнаружено, есть шанс, что он…

– Разумеется, это не может быть правдой! – воскликнул Артур. – Вы, наверное, совсем лишились рассудка? – Отодвинув Янга, он с покровительственным видом положил руку на хрупкое плечо Лары. – И как только этот мошенник осмелился подвергнуть леди Хоуксворт подобной пытке! – вскричал он, вложив в голос столько притворной жалости, сколько смог из себя выжать.

– Со мной все в порядке, – перебила его Лара, цепенея от его прикосновения. Легкая морщинка пересекла ее гладкий лоб.

Высвободившись, она подошла к окну, испытывая острое желание немедленно покинуть чрезмерно пышную гостиную. Ярко-розовый шелк с плотным золотым орнаментом покрывал стены, в углах стояли вазы с экзотическими пальмами. Каждый дюйм свободного пространства занимало то, что Джанет именовала “ледышками”, – беспорядочное собрание стеклянных птичек и деревьев под прозрачными защитными колпаками.

– Осторожно! – взвизгнула Джанет, когда тяжелая юбка Лары скользнула по стеклянному сосуду, установленному на треноге из красного дерева, и он покачнулся.

Бросив взгляд на пару полуживых золотых рыбок, обитавших в сосуде, Лара перевела глаза на узкое, худое лицо Джанет.

– Не следовало ставить их у окна, – непроизвольно вырвалось у нее. – Здесь слишком много света. Джанет пренебрежительно хмыкнула.

– Что бы я делала без твоих советов? Ты ведь всегда все знаешь, – произнесла она ядовитым тоном, не оставлявшим сомнений, что несчастные рыбки останутся именно там, где находятся.

Вздохнув, Лара обратила взор на поля, окружавшие Хоуксворт-Холл. Широкая, полноводная река пересекала пространство, тянувшееся от бывшей норманнской крепости и поросшее купами каштанов и дубов. Река питала мельничный ручей и судоходный канал, ведущий к близлежащему городку Маркет-Хиллу, где находился оживленный, процветающий порт.

На искусственном озере расположилась стая диких уток, нарушив царственное уединение пары лебедей. За озером пролегала дорога, ведущая в город, и виднелся древний каменный мост, известный среди местных жителей как мост проклятых. По легенде, сам дьявол поместил его туда, объявив, что заберет душу смельчака, который посмеет его пересечь. Случилось так, что первым ступил на мост предок Кросслендов, который воспротивился врагу человечества, отказавшись отдать свою бессмертную душу. Разгневанный дьявол наложил на всех его потомков проклятие, посулив трудности при появлении на свет наследников мужского пола, призванных продолжить род.

Лара готова была поверить в эту легенду. В каждом поколении у мужчин из семьи Кросслендов рождалось мало детей, и сами мужчины в большинстве своем умирали относительно молодыми. Включая Хантера.

Печально улыбнувшись, Лара заставила себя думать о настоящем и повернулась к мистеру Янгу. Он не отличался ростом и комплекцией, и их лица находились почти на одном уровне.

– Если этот человек и в самом деле мой муж, – спокойно поинтересовалась она, – почему же он не вернулся раньше?

– Видите ли, – ответил Янг, – после кораблекрушения его двое суток носило по океану, прежде чем его подобрало рыболовецкое судно, следовавшее курсом на Кейптаун. Во время крушения он был ранен и не мог вспомнить, кто он такой. Даже забыл собственное имя. Когда спустя несколько месяцев память вернулась, он отплыл в Англию. Артур недоверчиво хмыкнул:

– Забыл, кто он такой? Впервые слышу о подобных вещах!

– Насколько я могу судить, это вполне возможно, – сообщил управляющий. – Я говорил на эту тему с доктором Слейдом, семейным врачом, и он подтвердил, что аналогичные случаи хотя и редки, но все же известны.

– Подумать только! – с иронией отозвался Артур. – Только не говорите мне, что верите этому мошеннику, Янг.

– Нельзя ничего утверждать определенно, пока с ним не побеседует кто-нибудь, близко знавший Хоуксворта.

– Мистер Янг, – сказала Лара, скрывая внутреннее смятение, – вы были знакомы с моим мужем в течение нескольких лет. Я была бы вам очень признательна, если бы вы взяли на себя труд съездить в Лондон и встретиться с этим человеком. Даже если он и не является графом, складывается впечатление, что он в беде и нуждается в помощи. Необходимо что-нибудь сделать для него.

– Как это похоже на вас, леди Хоуксворт! – заметил Янг. – Осмелюсь сказать, мало кто станет помогать незнакомцу, который намерен его обмануть. У вас поистине добрая душа.

– Да, – сухо согласился Артур. – Вдова моего племянника – признанная покровительница нищих, сирот и бездомных собак. Она просто не в силах устоять, чтобы не раздать все, что попадет ей в руки.

– Именно поэтому мы не сочли возможным увеличить ежегодную ренту Лары, – добавила Джанет. – Лишние деньги наверняка проскользнут у нее между пальцами, ибо даже малые дети злоупотребляют ее доверчивостью. Она умудряется отдавать все, чем владеет, какому-то убогому детскому приюту.

Лицо Лары загорелось от гнусных выпадов этой парочки.

– Сироты нуждаются в деньгах в большей степени, чем я! – с жаром заявила она. – Им не хватает самых необходимых вещей, тогда как некоторые могли бы помочь им без всякого ущерба для себя.

– На меня возложена миссия сохранить достояние семьи для будущих поколений! – раздраженно бросил Артур. – А не проматывать его на безродных сопляков.

– Прекрасно! – поспешно вставил Янг, пытаясь предотвратить назревавшую ссору. – Если это устроит всех, я отправлюсь в Лондон вместе с доктором Слейдом, который знал графа с самого рождения. Посмотрим, насколько обоснованны притязания этого господина. – Он успокаивающе улыбнулся Ларе:

– Не расстраивайтесь понапрасну, миледи. Уверен, все устроится как нельзя лучше.

* * *

Избавившись с явным облегчением от общества Хоуксвортов, Лара направилась вдоль поросшего ивами берега реки к домику лесника, располагавшемуся в некотором отдалении от замка. Домик разительно отличался от большого деревянного строения елизаветинской эпохи, которое некогда использовали в качестве апартаментов для гостей или родственников, прибывших с длительным визитом. К сожалению, год назад дом пострадал от пожара, когда беспечный гость опрокинул масляную лампу, от которой в считанные минуты воспламенилось все строение.

Артур и Джанет не видели особого смысла в его восстановлении, полагая, что пустующий домик лесника вполне соответствует потребностям Лары. Можно было, конечно, положиться на милость других родственников, готовых предоставить ей более удобное жилье, или принять предложение свекрови сопровождать ее в путешествии, но Лара слишком дорожила своей независимостью. Она предпочла остаться в знакомом окружении среди друзей, несмотря на многочисленные недостатки своего пристанища.

Сложенный из камня, домик был темным и сырым, с въевшимся запахом плесени, который не могла истребить никакая уборка. Скудные лучи солнца лишь изредка заглядывали в единственное оконце. Пытаясь придать домику жилой вид, Лара перетащила в него из Хоуксворт-Холла незамысловатую мебель, давно отслужившую свой срок, и завесила стену лоскутным покрывалом. На кресло, стоящее у камина, служившего также и плитой, она набросила красно-синее вязаное одеяло – творение рук одной из старших приютских девочек. Каменное основание очага украшала вырезанная из дерева саламандра, которую преподнес Ларе престарелый житель города, уверявший, что фигурка защитит дом от беды.

Оказавшись в уединении своего жилища, Лара зажгла сальную свечу и застыла в задумчивости перед потрескивающим, чадящим язычком пламени. Внезапно все ее тело сотрясла дрожь.

Хантер.., жив! Конечно, это не могло быть правдой, но одного предположения хватило, чтобы поселить в ее душе смятение и тревогу. Лара подошла к узкой кровати и, опустившись на колени, просунула руку под матрас. Вытащив завернутый в ткань сверток, она извлекла из него заключенный в раму портрет покойного мужа.

Артур и Джанет преподнесли ей картину как свидетельство своей исключительной щедрости, но Лара знала, что они рады избавиться от всякого напоминания о том, кому до недавнего времени принадлежал титул. Она приняла портрет без особого энтузиазма, признавая тем самым, что Хантер был частью ее прошлого. Он изменил течение ее жизни. Возможно, наступит день, когда время смягчит ее воспоминания и она повесит портрет на видном месте.

На картине в окружении собак был изображен крупный мужчина плотного телосложения, небрежно сжимавший в громадной ладони приклад любимого ружья. Хантер был красив, с густыми золотисто-каштановыми волосами, выразительными темными глазами и надменным выражением лица.

Минуло три года с тех пор, как он отплыл в Индию с дипломатической миссией. Как держателя акций Ост-Индской компании, имеющего некоторый политический вес, его назначили советником при администрации компании в Индии.

На самом деле он принадлежал к числу молодых бездельников, жаждущих присоединиться к толпе праздных гуляк и дебоширов, обосновавшихся в Калькутте. Там они жили подобно королям, предаваясь бесконечным увеселениям и оргиям. Поговаривали, что в каждом доме имелось не меньше сотни слуг, старавшихся удовлетворить любую прихоть хозяина. Более того, Индия представляла собой рай для приверженцев экзотических развлечений, что являлось непреодолимым соблазном для человека типа Хантера.

Вспоминая, с каким энтузиазмом муж уезжал, Лара печально улыбнулась. Хантер был несказанно рад покинуть ее. Англия порядком надоела ему, так же как и их брак. Не оставалось ни малейших сомнений в том, что они с Ларой совершенно не подходят друг другу. Жена, как однажды выразился Хантер, – лишь досадная необходимость, предназначенная для того, чтобы вынашивать детей. Неспособность Лары забеременеть глубоко задевала его самолюбие. Мужчине, который так гордился своей силой и жизнеспособностью, трудно было смириться с отсутствием детей.

Взгляд Лары упал на кровать, и сердце болезненно сжалось, когда она вспомнила ночные визиты Хантера, тяжесть его крупного тела, болезненное вторжение, которому, казалось, не будет конца. Она восприняла как величайшую милость тот факт, что он начал избегать ее и посещать других женщин для удовлетворения своих потребностей. Лара не знала более сильного и полного жизни человека. Она вполне могла поверить, что он единственный уцелел при кораблекрушении.

Хантер настолько подавлял всех вокруг, что Лара физически ощущала, как увядает и сохнет ее душа в течение двух лет, которые они прожили вместе. Она благодарила судьбу, когда он отправился в Индию. Предоставленная сама себе, Лара занялась местным приютом для сирот, отдавая все свое время и внимание улучшению условий жизни детей. Сознание собственной необходимости приносило ей такое удовлетворение, что она стала посещать больных и престарелых, организовывать благотворительные акции, даже пыталась заниматься сватовством. Лара опечалилась, получив известие о смерти Хантера, но не тосковала по нему.

И совсем не желала, виновато призналась она себе, возвращения мужа.

* * *

В течение трех последующих дней ни от мистера Янга, ни от Хоуксвортов не поступало никаких известий. Лара со всем усердием предавалась своей обычной деятельности, но по Маркет-Хиллу поползли слухи, порожденные взволнованными пересудами слуг из Хоуксворт-Холла.

Первой с визитом явилась сестра Лары – Рейчел, леди Лонсдейл. Черное лакированное ландо остановилось у ворот, и Рейчел пришлось выйти и самостоятельно добираться по тропинке к дому. Хотя Рейчел была моложе Лары, она производила впечатление старшей – благодаря высокому росту и свойственному ей мягкому достоинству, с которым она держалась.

Когда-то они считались самыми очаровательными сестрами в Линкольншире, хотя Лара считала, что красота Рейчел затмевает ее собственную. Рейчел обладала классическими чертами лица, большими глазами, маленьким, как бутон розы, ртом и изящным, слегка вздернутым носиком. В сравнении с ней лицо Лары казалось скорее круглым, чем овальным, рот был великоват, а прямые темные волосы, яростно сопротивлявшиеся щипцам для завивки, норовили ускользнуть из плена шпилек.

Встретив сестру в дверях, Лара с радостью пригласила ее в дом. В дорогой одежде, с затейливо причесанными каштановыми локонами, Рейчел источала нежный аромат фиалок.

– Дорогая Лариса, – заговорила она, оглядываясь вокруг, – ответь мне в тысячный раз, почему ты отказываешься переехать к нам с Терреллом? У нас дюжина пустующих комнат, и тебе будет намного удобнее…

– Благодарю тебя, Рейчел. – Лара обняла сестру. – Но я не могу жить под одной крышей с твоим мужем. Я не в состоянии притворяться и терпеть человека, который не способен оценить тебя по достоинству. И я совершенно уверена, что лорд Лонсдейл разделяет мою неприязнь.

– Ну, не так уж он плох…

– Он отвратительный муж, как бы ты ни пыталась это отрицать. Лорд Лонсдейл ни с кем не считается, кроме себя, и никогда не будет считаться.

Рейчел задумчиво нахмурилась, усаживаясь у очага.

– Иногда мне кажется, что Хоуксворт был единственным человеком, к которому Террелл испытывал искреннюю привязанность.

– Они были сделаны из одного теста, – согласилась Лара, – за тем исключением, что Хантер по крайней мере никогда не поднимал на меня руку.

– Это случилось всего лишь раз, – возразила Рейчел. – Мне не следовало рассказывать тебе об этом.

– Едва ли в этом была необходимость. Синяк на твоем лице сам за себя говорил.

Они помолчали, вспоминая эпизод двухмесячной давности, когда лорд Лонсдейл во время ссоры ударил Рейчел. Потребовалось немало времени, чтобы исчезла синева на щеке и вокруг глаза Рейчел. Она отсиживалась дома, дожидаясь, когда можно будет показаться в обществе, не опасаясь вызвать разные толки. Теперь Рейчел утверждала, что лорд Лонсдейл глубоко сожалеет, что вышел из себя до такой степени. Она заявила, что прощает его, и надеялась, что Лара поступит так же.

Однако Лара не считала возможным простить человека, обидевшего сестру, и опасалась, что нечто подобное может повториться. Ей вдруг захотелось, чтобы Хантер оказался жив. Несмотря на все свои недостатки, он никогда бы не опустился до того, чтобы ударить женщину. Хантер недвусмысленно дал бы понять Лонсдейлу, что подобное поведение недопустимо. И тот, возможно, прислушался бы к нему, ибо Хантер принадлежал к числу немногих избранных, кого Лонсдейл уважал.

– Я приехала совсем не для того, чтобы обсуждать эту тему, Лариса. – С выражением любви и сочувствия во взгляде Рейчел наблюдала, как старшая сестра усаживается рядом на обитую тканью скамеечку для ног. – Я слышала о лорде Хоуксворте. Скажи мне.., он действительно возвращается к тебе?

Лара покачала головой:

– Нет, конечно же, нет! Какой-то чудак в Лондоне утверждает, что он мой муж. Мистер Янг и доктор Слейд отправились к нему, и я уверена, что они прямо препроводят его либо в Бедлам, либо в Ньюгейт – в зависимости от того, сумасшедший он или преступник.

– Значит, нет никакой надежды, что лорд Хоуксворт жив? – Прочитав ответ на лице Лары, Рейчел вздохнула. – Прости мои слова, но я испытываю облегчение. Мне ли не знать, что твой брак был далек от совершенства! Все, что мне нужно, – это чтобы ты была счастлива.

– Я желаю тебе того же самого, – проникновенно ответила Лара. – И ты в куда более худшем положении, чем была я в свое время, Рейчел. Хантер не был идеальным мужем, но Встретив сестру в дверях, Лара с радостью пригласила ее в дом. В дорогой одежде, с затейливо причесанными каштановыми локонами, Рейчел источала нежный аромат фиалок.

– Дорогая Лариса, – заговорила она, оглядываясь вокруг, – ответь мне в тысячный раз, почему ты отказываешься переехать к нам с Терреллом? У нас дюжина пустующих комнат, и тебе будет намного удобнее…

– Благодарю тебя, Рейчел. – Лара обняла сестру, – Но я не могу жить под одной крышей с твоим мужем. Я не в состоянии притворяться и терпеть человека, который не способен оценить тебя по достоинству. И я совершенно уверена, что лорд Лонсдейл разделяет мою неприязнь.

– Ну, не так уж он плох…

– Он отвратительный муж, как бы ты ни пыталась это отрицать. Лорд Лонсдейл ни с кем не считается, кроме себя, и никогда не будет считаться.

Рейчел задумчиво нахмурилась, усаживаясь у очага.

– Иногда мне кажется, что Хоуксворт был единственным человеком, к которому Террелл испытывал искреннюю привязанность.

– Они были сделаны из одного теста, – согласилась Лара, – за тем исключением, что Хантер по крайней мере никогда не поднимал на меня руку.

– Это случилось всего лишь раз, – возразила Рейчел. – Мне не следовало рассказывать тебе об этом.

– Едва ли в этом была необходимость. Синяк на твоем лице сам за себя говорил.

Они помолчали, вспоминая эпизод двухмесячной давности, когда лорд Лонсдейл во время ссоры ударил Рейчел. Потребовалось немало времени, чтобы исчезла синева на щеке и вокруг глаза Рейчел. Она отсиживалась дома, дожидаясь, когда можно будет показаться в обществе, не опасаясь вызвать разные толки. Теперь Рейчел утверждала, что лорд Лонсдейл глубоко сожалеет, что вышел из себя до такой степени. Она заявила, что прощает его, и надеялась, что Лара поступит так же.

Однако Лара не считала возможным простить человека, обидевшего сестру, и опасалась, что нечто подобное может повториться. Ей вдруг захотелось, чтобы Хантер оказался жив. Несмотря на все свои недостатки, он никогда бы не опустился до того, чтобы ударить женщину. Хантер недвусмысленно дал бы понять Лонсдейлу, что подобное поведение недопустимо. И тот, возможно, прислушался бы к нему, ибо Хантер принадлежал к числу немногих избранных, кого Лонсдейл уважал.

– Я приехала совсем не для того, чтобы обсуждать эту тему, Лариса. – С выражением любви и сочувствия во взгляде Рейчел наблюдала, как старшая сестра усаживается рядом на обитую тканью скамеечку для ног. – Я слышала о лорде Хоуксворте. Скажи мне.., он действительно возвращается к тебе?

Лара покачала головой:

– Нет, конечно же, нет! Какой-то чудак в Лондоне утверждает, что он мой муж. Мистер Янг и доктор Слейд отправились к нему, и я уверена, что они прямо препроводят его либо в Бедлам, либо в Ньюгейт – в зависимости от того, сумасшедший он или преступник.

– Значит, нет никакой надежды, что лорд Хоуксворт жив? – Прочитав ответ на лице Лары, Рейчел вздохнула. – Прости мои слова, но я испытываю облегчение. Мне ли не знать, что твой брак был далек от совершенства! Все, что мне нужно, – это чтобы ты была счастлива.

– Я желаю тебе того же самого, – проникновенно ответила Лара. – И ты в куда более худшем положении, чем была я в свое время, Рейчел. Хантер не был идеальным мужем, не так или иначе мы ладили, если не считать… – Она умолкла и залилась румянцем.

Было не просто говорить об интимных делах. Они с Рей-чел получили пуританское воспитание: родители были добры к ним, но сдержанны в проявлении чувств. Девушкам пришлось узнать о физической стороне отношений между полами лишь во время брачной ночи. Для Лары это явилось неприятным открытием.

Рейчел, как всегда, казалось, читала ее мысли.

– О, Лара, – нежно вымолвила она, краснея в свою очередь. – Полагаю, лорд Хоуксворт не проявил по отношению к тебе должной деликатности. – Понизив голос, она продолжила; – На самом деле занятия любовью не так уж и ужасны. У нас с Терреллом в начале нашего брака были моменты, когда я находила их довольно приятными. Позже, конечно, с гало иначе. Но я все еще помню, как это было.

– Приятными? – Лара изумленно воззрилась на нее. – Ты меня удивляешь. Я просто не в состоянии постигнуть, как тебе могло понравиться нечто столь постыдное и болезненное, если только это не дурная шутка.

– Неужели не было случая, когда от поцелуев в объятии лорда Хоуксворта внутри тебя разливалось тепло и ты чувствовала себя.., ну, женственной, что ли?

Лара растерянно молчала. Она не представляла себе, что занятия любовью – более чем странное название для омерзительного акта – могут не причинять боли.

– Нет, – задумчиво проговорила она. – Не могу припомнить, чтобы испытывала что-нибудь подобное. Поцелуи и объятия были совсем не в духе Хантера. И я радовалась, когда все кончалось.

На лице Рейчел отразилась жалость.

– Он хоть раз говорил, что любит тебя?

Глухой смешок вырвался у Лары от такого предположения.

– Господи, нет! Хантер никогда бы не признался в подобной слабости. – Бледная улыбка изогнула ее губы. – Впрочем, он и не любил меня. В его жизни была другая женщина, на которой ему следовало жениться. Думаю, он не однажды пожалел о своей ошибке.

– Ты ничего не рассказывала мне! – воскликнула Рейчел. – Кто она?

– Леди Карлайсл, – пробормотала Лара, не без удивления сознавая, что даже теперь это имя все еще оставляет кислый привкус во рту.

– Что она собой представляет? Тебе приходилось с ней встречаться?

– Да, несколько раз. Они с Хантером вели себя крайне осмотрительно, но нельзя было не заметить, как они наслаждаются обществом друг друга. У них были одинаковые интересы: скачки, охота, лошади, Не сомневаюсь, что и после нашей свадьбы они продолжали видеться.

– Почему и таком случае лорд Хоуксворт не женился на ней? Лара подтянула колени к подбородку, неосознанно сжимаясь в комочек.

– Я была очень молола, тогда как она уже миновала возраст, наиболее благоприятный для рождения ребенка. Хантер хотел наследника.., и, полагаю, он надеялся, что сможет вылепить меня по своему вкусу, я так старалась ему угодить! Но к сожалению, не смогла дать ему даже того единственного, чего он ждал от меня.

– Ребенка!.. – прошептала Рейчел. По выражению ее лица Лара поняла, что Рейчел думает о выкидыше, случившемся у нее несколько месяцев назад. – Ни одна из нас не добилась особого успеха в этом направлении, не так ли?

Лицо Лары горело, когда она продолжила:

– По крайней мере ты доказала, что можешь зачать. Если Богу будет угодно, когда-нибудь ты родишь ребенка. Я же испробовала все: пила снадобья, изучала лунный календарь, прошла через множество смехотворных и унизительных процедур. Ничто не помогало. Когда Хантер наконец отбыл в Индию, я обрадовалась, что он уехал. Такое блаженство – спать одной, не прислушиваясь каждую ночь к его шагам возле моей двери. – Лару передернуло от воспоминаний, промелькнувших в ее сознании, – Мне не нравится спать с мужчиной. Не хотелось бы испытать это снова.

– Бедная Лариса! – не без лукавства проворковала Рей-чел. – Тебе следовало рассказать мне об этом давным-давно. Ты с такой готовностью решаешь чужие проблемы и так неохотно говоришь о собственных.

– Как я тебе уже сказала, это ничего бы не изменило, – заметила Лара, пытаясь улыбнуться.

– Если бы это зависело от меня, я бы выбрала для тебя кого-нибудь более подходящего, чем лорд Хоуксворт. Думаю, мама с папой были так ослеплены его богатством и положением, что просмотрели тот незначительный факт, что вы совершенно не подходили друг другу.

– Дело не в них, – возразила Лара. – Вина полностью лежит на мне. Я не гожусь в жены никому. Мне вообще не следовало выходить замуж. Я гораздо счастливее, когда предоставлена сама себе.

– Ни одна из пас не получила от брака того, о чем мечтала, правда? – с печальной иронией произнесла Рейчел. – Террелл с его перепадами настроения, твой увалень муж.., едва ли они сойдут за персонажей волшебных сказок.

– По крайней мере мы живем недалеко друг от друга, – ободряюще проговорила Лара. – Мне, во всяком случае, это помогает вынести многое.

– Мне тоже. – Рейчел поднялась с кресла и, подойдя к сестре, крепко ее обняла. – Я молю Бога, моя дорогая, чтобы впереди у тебя было только хорошее. Пусть лорд Хоуксворт покоится с миром, а тебе я желаю встретить человека, который полюбит тебя, как ты того заслуживаешь.

– Нашла о чем молиться! – сказала Лара, пытаясь скрыть за шутливой интонацией смутную тревогу. – Не нужен мне никакой мужчина. Лучше помолись за детишек из приюта, и за бедную старую миссис Ламли, которая почти ослепла, и за ревматизм мистера Пичема, и…

– Да ну тебя с твоим бесконечным списком несчастненьких! – отмахнулась Рейчел, нежно улыбнувшись сестре. – Ладно, за них я тоже помолюсь.

* * *

Не успела Лара появиться в городе, как ее засыпали вопросами. Каждый хотел знать все подробности о воскрешении из мертвых ее мужа. Сколько бы она ни повторяла, что появление в Лондоне Хоуксворта – скорее всего бессовестный обман, жители Маркет-Хилла предпочитали верить в обратное.

– Кажется, вы самая везучая женщина в Маркет-Хилле, – приветствовал Лару сыродел, как только она переступила порог его лавки, расположенной среди прочих магазинчиков на Мэнгейт, главной улице города. В воздухе висел густой аромат молока и пряностей, который источали прямоугольные и круглые сыры, громоздившиеся на деревянных столах.

Натянуто улыбнувшись, Лара поставила корзинку на длинный прилавок, терпеливо дожидаясь, пока он достанет круг сыра для приюта, за которым она приходила каждую неделю.

– Я везучая во многих отношениях, мистер Уилкинс, – ответила она, – но если вы имеете в виду слухи, касающиеся моего покойного мужа…

– Скоро вы опять будете как картинка! – сердечным тоном перебил ее лавочник. Его веселое лицо с большим носом светилось искренней симпатией. – Снова станете владелицей поместья. – Он опустил сырную голову диаметром почти в фут в ее корзину. Сыр изготовляли из нежного подсоленного творога, который отжимали с помощью пресса, затем, завернув в муслин, окунали в воск, добиваясь мягкого свежего вкуса.


Страницы книги >> 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 | Следующая

Правообладателям!

Это произведение, предположительно, находится в статусе 'public domain'. Если это не так и размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.


  • 4 Оценок: 1
Популярные книги за неделю


Рекомендации