Электронная библиотека » Максим Шахов » » онлайн чтение - страница 5

Текст книги "Наносмерть"


  • Текст добавлен: 25 апреля 2014, 11:49


Автор книги: Максим Шахов


Жанр: Боевики: Прочее, Боевики


Возрастные ограничения: +16

сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 5 (всего у книги 18 страниц) [доступный отрывок для чтения: 7 страниц]

Шрифт:
- 100% +

14

– К театру на Таганке! Там есть круглосуточное кафе! – приказал Виктор, нырнув на заднее сиденье вслед за Кариной.

Оперативная машина быстро направилась к выезду из внутреннего двора Лубянки. Вслед за ней стартовала вторая – с оперативниками.

Карина повернулась к Логинову и негромко спросила:

– Так что за проблема?

– Что? – переспросил Виктор.

– Вы сказали в кабинете, что есть небольшая проблема, из-за которой вы не можете меня отпустить… Меня в чем-то подозревают?

– А… Нет. Но вам может угрожать опасность.

– Опасность?

– Теоретически, – признался Виктор. – Пока мы со всем этим не разберемся, нельзя сказать однозначно.

– А конкретнее можно? Меня могут убить?

– Не думаю, – покачал головой Логинов. – Но какое-то время вам лучше находиться под охраной…

– И… какое время?

– Пока все не прояснится. Именно поэтому мы и искали Базарова. Чем быстрее он ответит на наши вопросы, тем быстрее все прояснится.

– Я поняла.

– Ну тогда надеюсь на ваше содействие. Он пьян, поэтому может не совсем адекватно оценивать ситуацию. А времени ждать, пока он проспится, у нас нет…

– Ясно, – ответила Карина.

Она явно хотела спросить еще что-то, но тут Виктору позвонил замдиректора. Пока Логинов говорил с ним, позвонил и Астахов. В результате Виктор проговорил по телефону до самой Таганки. Театр, хоть и был подсвечен фасадными фонарями, выглядел мрачно. Или так просто казалось. Миновав его, машины одна за другой завернули на парковку перед кафе. Несмотря на позднее время, в нем было довольно много народа. Десятка полтора посетителей, в основном молодых, пили кофе, беседовали и таращились в свои ноутбуки.

– Пойдешь с нами! – приказал Виктор сидевшему впереди оперативнику.

Выбравшись из машины, он подал руку Карине и сказал сидевшим в другой машине операм:

– Будьте начеку. Если появится что-то подозрительное, сразу докладывайте по рации.

Виктор вошел в кафе первым, за ним следовала Ямпольская, замыкал шествие оперативник. Окинув быстрым взглядом зал, Логинов негромко спросил:

– Видишь его?

– Да! – сказала Карина, обогнув полковника. – Леня! Леня!

Базаров шел по проходу между столиками по направлению к туалету. Он оглянулся. Ему потребовалось какое-то мгновение, чтобы сфокусировать взгляд. И только после этого на лице Базарова возникло радостное выражение:

– О! Привет, Карина!

Базаров поменял направление и, раздвинув руки для объятий, двинулся навстречу Ямпольской. Судя по заторможенности, выпил он за ночь немало. Карина направилась к Базарову. Виктор успел сделать шаг и тут вдруг увидел кавказца. Внешность была не ярко выраженной и одет он был вполне по-московски, однако Логинова насторожило его поведение. Кавказец, направлявшийся вдоль барной стойки к туалету, неожиданно замедлил шаг и оглянулся.

Логинов проследил за его взглядом и увидел второго кавказца. Тот сидел за столиком у стенки, держа в руке мобильник. Однако при этом настороженно смотрел в зал. Именно поэтому он тотчас заметил взгляд Виктора. Тот быстро сказал оперу:

– Кавказец у стенки твой…

На опера Виктор не смотрел, но тот, видимо, мгновенно повернулся, и сидевший у стены кавказец все понял. Мгновенно выхватив из-под куртки пистолет, он что-то крикнул по-чеченски. Логинов уловил только одно слово – «сейчас».

– Ложись! – заорал он, потянувшись к оперативной кобуре.

Кавказец вскочил и дважды выстрелил. Несколько посетительниц одновременно вскрикнули. Логинов инстинктивно упал. При этом он увидел, как второй кавказец метнулся к Базарову, выхватив что-то из кармана. Тот из-за своей заторможенности толком на случившееся не среагировал, просто замедлил шаг.

– Ложись! – снова заорал Виктор, вскидывая пистолет в направлении кавказца.

Однако в этот момент неловко плюхнувшаяся на пол Карина Ямпольская бросилась к столикам и закрыла собой щель. Логинов быстро сдвинулся вправо и, едва кавказец снова оказался в поле зрения, выстрелил ему в плечо.

Однако он все равно чуть опоздал. Мгновением раньше кавказец успел воткнуть в грудь Базарова крошечный шприц-тюбик. От полученной в плечо пули кавказец дернулся и начал клониться. Показавшийся над ним Базаров удивленно посмотрел на свою грудь.

– Ложись! – третий раз крикнул Виктор.

И тут Базаров вдруг взорвался…

15

Взрыв был сухим и его звук напоминал пробой клапана в движке дешевого китайского авто. Тело Базарова вдруг раскололось, словно мачта, в которую угодила молния. Дыма почти не было, зато взрывная волна будто гигантским резиновым молотком долбанула Виктора по голове, так что он на секунду-другую потерял сознание.

Когда Логинов пришел в себя, в глазах мерцали круги и звуки доносились откуда-то издалека, словно сквозь вату. Нижнюю часть туловища Базарова отбросило к туалету. Верхней не было вообще. Тело уколовшего Базарова кавказца отлетело на пару метров. Оно было без головы.

Несмотря на то что посетителей в кафе не много, у входной двери образовалось столпотворение. Попрятавшиеся и упавшие на пол при первых выстрелах люди после взрыва в едином порыве устремились к выходу. Это была паника, остановить которую невозможно.

Логинов и не пытался. Он отыскал взглядом вошедшего с ним в кафе опера. Тот как раз поднялся на колени у одного из столов и нацелил пистолет в сторону бара. Левая рука опера была залита кровью и прижата к корпусу.

– Где он?! – заорал Виктор, тоже нацеливая пистолет на бар.

Поскольку ответа не последовало, он собрался было крикнуть снова, но сообразил, что из-за контузии опер его не слышит. Привстав, Логинов повел пистолетом из стороны в сторону. Второго кавказца он не увидел, зато разглядел проход между стойкой и баром. Кавказец явно нырнул в него.

С координацией все было более-менее в порядке, и Виктор, наклонившись, тотчас рванул вдоль стойки к туалетам. С той стороны тоже был проход, и Логинов устремился к нему. Приблизившись к концу стойки, он притормозил и резко заглянул за нее с пистолетом.

За стойкой была только напуганная девушка в униформе. Она сидела на полу, вжавшись под полку бара. Служебная дверь в углу была открыта нараспашку, и Виктор бросился к ней. При этом он оглянулся на зал и крикнул:

– Машину во двор! Быстро!

В дверь как раз заскочили двое оперов из второй машины, так что на этот раз орал Логинов не зря. Один из оперов бросился к нему, второй выскочил обратно на улицу. Виктор метнулся к служебной двери и, прижавшись к косяку, выглянул. Никого не увидев, он промчался по коридору до угла. За ним тоже никого не оказалось, и дверь служебного входа была распахнута…

К этому времени заскочивший с улицы опер уже нагнал Виктора, и они вдвоем рванули на улицу. Слух довольно быстро восстанавливался, так что на бегу Логинов даже расслышал шум двигателя. Выскочив на крыльцо, он увидел машину. Та мчалась по двору прочь в направлении, противоположном театру. Виктор вскинул пистолет, но тут из-за угла вылетела оперативная машина.

Логинов крикнул оперу:

– Оставайся! Проверьте подсобки!

Сам он с поднятой рукой рванул к углу. Выскочившая машина резко затормозила. Виктор плюхнулся на заднее сиденье и крикнул:

– Давай за вон той машиной! Мигалка есть?

– Да! – крикнул водитель, трогаясь с места.

– Включи!

Кроме водителя в салоне находились два опера. Один из них протянул руку к приборной доске, и двор огласило противное кряканье. Одновременно из-под радиаторной решетки вырвались сине-красные всполохи. Свернув, водитель врубил все фары. Уходящая машина уже сворачивала в углу двора. Это была неприметная «десятка» зеленого цвета.

Виктор тотчас опустил стекло на задней дверце и вскинул пистолет. Однако, пока он прицеливался, «десятка» успела нырнуть за детскую площадку. Виктор выругался. Водитель, притормозив перед поворотом, проговорил:

– Да не уйдет он, товарищ полковник! Сейчас нагоним!

Несмотря на то что внутридомовой проезд был узким, водитель умудрился пустить машину юзом, что позволило свернуть на приличной скорости. В результате они выиграли у преследуемого автомобиля секунды две-три, что дорогого стоило.

Освещая спящий дом ядовитыми всполохами, оперативная машина рванула за «десяткой». Та, вспыхнув стопами, уже свернула вправо, к выезду из двора в переулок. Однако расстояние было не критичным, так что особых проблем в этом не возникло.

Использовав тот же метод управляемого скольжения, водитель снова юзом вошел в поворот и пару секунд спустя уже вынырнул в переулке. «Десятка» показалась слева. Ее водитель попытался схитрить. Едва выскочив в переулок, он тут же свернул в арку расположенного чуть наискосок двора. Однако не успел скрыться из вида.

До «десятки» было всего каких-то сорок метров. Резво свернув, оперативная машина промчалась до поворота в арку и с визгом вильнула в него. «Десятка» стояла поперек арки у самого конца. Это явно была засада, и Виктор заорал:

– Поворачивай!

Впрочем, водитель свое дело знал и мгновенно вильнул на тротуар. И тут же над «десяткой» в темной арке полыхнули две вспышки. Стреляли наверняка по водителю, но резкий маневр сделал свое дело. В машину угодила всего одна пуля, и та попала в заднюю стойку крыши.

Виктор инстинктивно наклонился и тут же ударился головой о переднее сиденье, поскольку водитель затормозил, едва уйдя из-под огня. Распахнув дверцу, Логинов крикнул:

– Один со мной, а вы блокируйте двор!

Опер, сидевший с Логиновым сзади, мгновенно выскочил. Машина тотчас рванула по тротуару вдоль дома. Виктор устремился к арке, и тут в ней вдруг полыхнула ослепительная вспышка. Только после этого послышались усиленный эхом звук выстрела и хлопок взорвавшегося бензобака. Из арки в переулок брызнули ошметки машины, за которыми вырвались клубы черного дыма.

– Бак взорвали, сволочи! – заорал поравнявшийся с Виктором оперативник.

– Я догадался! – крикнул Виктор и метнулся к арке.

Присевшая на правое заднее колесо «десятка» полыхала как высохшая за праздники новогодняя елка. Языки пламени, закручиваясь под сводом арки, с гудением вырвались в переулок. О том, чтобы сунуться во двор, не было и речи.

Логинов бросился мимо превратившейся в доменную печь арки в глубь переулка. Опер затопал позади. Спустя несколько секунд они домчались до точно такой арки, только перегороженной решетчатыми воротами. К счастью, калитка в них была открыта и даже заасфальтирована в таком положении.

Виктор свернул первым. Их с опером шаги гулко затопали под сводом. Секунду спустя они оказались во дворе. Над подъездами ярко горели фонари. Кроме того, освещения добавляла полыхающая машина. Однако людей видно не было.

– Твой сектор слева! – не поворачивая головы, бросил Логинов.

За время, которое прошло с момента последнего выстрела, стрелявший мог пересечь двор, но покинуть его он успеть не должен был. Так что преступник или преступники прятались либо на детской площадке, либо где-то под домами.

Держа пистолет наготове, Виктор метнулся под окнами к ближайшему от арки подъезду. Дверь оказалась закрыта, и он побежал дальше. В этот момент во двор с противоположной стороны заскочила оперативная машина. Ее яркие фары на миг осветили подъезды стоящего перпендикулярно переулку дома, и Виктор вдруг увидел задранное колесо – вроде как детской коляски.

– Прикрывай! – крикнул он оперу.

Бросившись вперед, Логинов миновал еще один подъезд и приблизился к арке с полыхающей «десяткой». Проскочив мимо нее, он оказался у того самого подъезда, возле которого заметил колесо. Оно оказалось колесом не детской коляски, а тележки дворника. Тележка валялась у крыльца. На самом крыльце виднелось несколько размазанных темных пятен. На сухом языке протоколов такое называлось следами волочения.

Виктор тотчас задрал голову. Окна подъезда были небольшими, но он все же разглядел вроде бы мелькнувшую на верхнем этаже тень. На ходу он крикнул в сторону подъехавшей оперативной машины:

– Прочешите двор! Один вроде здесь, но их может быть больше!

Заскочив на крыльцо, Виктор прижался к стенке и дернул за ручку. Учитывая квалификацию кавказцев, они вполне могли организовать еще одну засаду. Ручка не поддалась. Дверь была металлической, так что стрелять по ней не имело смысла. Замок оказался не кодовым, а обычным.

Виктор оглянулся. Стоек у козырька подъезда не было, зато ближнее окно оказалось забранным решеткой. Виктор метнулся к нему, крикнув:

– Давай с той стороны!

Сунув пистолет в кобуру, Логинов подпрыгнул, ухватился за решетку и в две секунды вскарабкался наверх. Там Виктор выхватил пистолет и отклонился назад, держась вытянутой левой рукой. Через окно подъезда ничего подозрительного не просматривалось, и Логинов сиганул с решетки на козырек. Едва приземлившись, он тотчас подался с пистолетом к стеклу. И снова никого не увидел в подъезде.

Виктор уже собрался высадить окно ногой, но вдруг заметил, что узкая створка прикрыта неплотно. Протянув руку, он толкнул ее. Створка со скрипом подалась внутрь. В этот момент на козырек с другой стороны перепрыгнул опер.

Логинов распахнул окно полностью и ногами вперед десантировался в подъезд. На миг прислушавшись, он дал знак оперу прыгать следом. Едва тот оказался рядом, Виктор махнул пистолетом:

– Давай на всякий случай спустись! Только осторожно!

Опер кивнул и метнулся по лестнице на первый этаж. Оказавшись на середине пролета, он прижался к стене спиной и начал спускаться, целясь в сторону входной двери подъезда.

Виктор же осторожно выглянул наверх. В подъезде слышались приглушенные голоса и стуки, но доносились они из квартир. Внизу резко хлопнула дверь тамбура, после чего послышался голос опера:

– Труп дворника! Больше никого!

– Тогда давай за мной! – приказал Виктор.

Перескакивая через две ступеньки, он устремился по лестнице вверх. Проскочив второй этаж, поднялся на полпролета к третьему, когда вверху раскатисто грохнули два выстрела.

Виктор на миг замедлил движение и тут же рванул вперед. Стреляли на самом верху, на четвертом этаже. Почти сразу же послышались скрежет и стук. Судя по звукам, это были не двери квартиры, а чердачный люк.

Логинов проскочил третий этаж без остановки, взлетел до половины четвертого и только тут остановился. Высунув пистолет, он выглянул вверх и увидел тонкую металлическую лестницу и черный зев распахнутого люка над ней.

– Он на крыше! – сообщил Виктор. – Вроде один! Поднимаемся перебежками! Я первый!

Опер кивнул и обогнув Логинова, взял проем люка на прицел. Виктор метнулся на четвертый этаж под стенкой, чтобы не перекрывать обзор. Едва оказавшись на этаже, он вскинул пистолет, и наверх рванул опер. Как только он оказался рядом, Логинов метнулся к металлической лестнице и взлетел по ней к проему. На крыше над люком была небольшая кирпичная надстройка. Высунув в нее пистолет, Виктор быстро огляделся и сказал:

– Чисто!

Вынырнув из проема, он подался к приоткрытой двери надстройки, но выскакивать на крышу не стал. Только когда следом выбрался опер, Виктор кивнул на дверь. Метнувшись к ней с разных сторон, они на миг замерли, после чего Логинов ударом ноги распахнул дверь настежь.

Выстрелов не последовало, но кавказец уже показал, что способен на любые неожиданности. Поэтому Логинов снова выждал мгновение и выскочил на крышу в кувырке. Выстрелов снова не последовало. Но раздался грохот.

Он донесся с крыши, но издалека, и Виктор тотчас вскочил:

– Чисто!

Метнувшись к левому углу надстройки, он увидел метрах в шестидесяти, почти в конце крыши, кавказца из кафе. Опознал его Виктор по куртке. Кавказец, припадая на левую ногу, приближался к торцу дома. Он явно за что-то зацепился и упал.

– Звони, пусть блокируют торец дома! – крикнул Виктор оперу.

Сам он бросился к кавказцу. Тот оглянулся и вскинул пистолет. Однако Виктор метнулся вправо, уйдя под прикрытие следующей надстройки. Кавказец стрелять не стал, чем еще раз доказал, что он опытный боец. Но сейчас преимущество было на стороне Виктора, и он не собирался его терять. Пригнувшись, он домчался до надстройки и высунулся.

Кавказец присел в двух или трех метрах от парапета у торца крыши. Едва Виктор высунулся, он выстрелил, причем очень точно. Однако Виктор был к этому готов и успел спрятаться. Чтобы сбить противника с толку, он метнулся к другому углу надстройки. В этот момент слева во дворе замигали отблески мчащейся к торцу дома оперативной машины.

Кавказец ее тоже заметил. Высунувшись, Логинов увидел, как он, неловко разбежавшись, прыгнул с крыши. Виктор тотчас бросился вперед и услышал сперва вскрик, а потом глухой стук. Домчавшись до парапета, он выглянул вниз.

Справа виднелась покатая крыша старого двухэтажного дома. Между четырехэтажкой и этим домом был примерно четырехметровый проход. Кавказец надеялся допрыгнуть до крыши двухэтажки, но не смог. Ударившись о стену, он камнем упал вниз…

16

– Он готов! – донеслось снизу.

– Отлично! – вздохнул Виктор. – Оставайся там… Во дворе никого не заметили?

– Нет! – крикнул опер.

– Отлично… – повторил Логинов, пряча пистолет и присаживаясь на парапет. Посмотрев на поднявшегося с ним на крышу четырехэтажки опера, он приказал: – А ты давай вниз к трупу дворника…

Виктор потянулся за мобильным, собираясь звонить замдиректора, но тот опередил его.

– Да, товарищ генерал! – ответил Логинов.

– Что там за побоище на Таганке?

– Ну, побоище это громко сказано, – невесело пошутил Виктор. – Всего четыре трупа, из которых два – преступников…

После этого он доложил о случившемся.

– Так… То есть, когда вы вошли в кафе, эти кавказцы были уже там?

– Да.

– Выходит, они за Базаровым следили?

– Выходит, что так…

– И когда он направился в туалет, один из них пошел следом, чтобы уколоть его без свидетелей?.. Что-то тут не клеится…

– Думаю, клеится, товарищ генерал. Во время взрыва я находился метрах в пяти. И практически не пострадал. То есть мощность имплантированной в тело Базарова взрывчатки была небольшой – максимум до двадцати граммов в тротиловом эквиваленте. Поэтому смысла использовать его в качестве шахида не было…

– Ты хочешь сказать, что на Базарове просто отрабатывали технологию? Приживется – не приживется? И это было устранение свидетеля?.. И заодно, так сказать, прототипа?

– Версия у меня пока именно такая.

– Ладно, давай прикинем… – быстро проговорил генерал. – Значит, Малик Азиз по-быстрому заметает следы в клинике. Но мы выходим на Карину, которая должна вывести нас на Базарова. И тогда Азиз посылает кавказцев, чтобы те укололи Базарова шприц-тюбиком без свидетелей. В принципе, все сходится. Получается, кавказцы не знали о том, что укол спровоцирует взрыв…

– Скорее всего один из них не знал, исполнитель, – предположил Виктор. – Второй, думаю, знал, поэтому и ушел под шумок из кафе…

– Возможно. Но в любом случае террористы на шаг впереди. Они продолжают заметать следы, а мы топчемся на месте. Понимаешь, Логинов?

– Я не топчусь на месте. Если вы забыли, я только возвратился из Канн, а сейчас сижу на крыше четырехэтажки… – не сдержался Виктор.

– Я фигурально, Логинов…

– А я сижу на крыше фактически… ладно, пойду вниз, есть тут у меня одна мысль.

– Что за мысль?

– Пригорова сама обратилась к Карине насчет груди… Ямпольская успела мне об этом рассказать перед выездом…

– Ну и что?

– Попробую выяснить, кто надоумил Пригорову это сделать…

– Не уверен, что это выведет на террористов.

– Я тоже! Но проверить нужно! Пока что других реальных ниточек к террористам нет.

– Ладно! Докладывай!

Затушив окурок, Логинов спустился вниз. Велев операм организовать оцепление и обход квартир с опросом возможных свидетелей, он пешком вернулся к кафе. Там уже торчали три или четыре полицейских автомобиля. Карину Ямпольскую раненый опер усадил в оперативную машину и курил возле нее, прижимая руку к корпусу.

– Почему не перевязал? – спросил Виктор.

– Да кровотечение несильное. Сейчас «скорая» перевяжет…

– Трупы еще есть?

– Только два, – доложил опер. – В подсобках никого не нашли.

Виктор нырнул в машину к Карине.

– Как вы?

– Не очень… Трясет что-то! – ответила та.

Она сидела с поднятыми плечами и зажатыми под мышками руками.

– Голова не болит?

– Нет!

– Не тошнит?

– Нет!

– Ну тогда это просто стресс…

– Может, мне выпить? – спросила Карина.

– Здравая мысль! – согласился Логинов.

Он вдруг вспомнил, что видел в кафе под барной стойкой коньяк. Что он делал в безалкогольном заведении, было не совсем понятно, но ФСБ это не касалось. И Виктор вылез из машины.

Минуту спустя он вернулся и, снова усевшись рядом с Ямпольской, сказал:

– Хорошие новости! Купил по дешевке у барменши чекушку! Не «Камю», но в лечебных целях пойдет…

Вынув из кармана плоскую бутылку, он отвинтил пробку и протянул коньяк Карине.

– Пейте! Что-то у меня это входит в систему…

– Что входит в систему?

– Спаивание женщин… Не обращайте внимания! – махнул рукой Виктор.

Карина сделала небольшой глоток, потом еще один.

– Будете?

– Можно! – кивнул Виктор. Приложившись к бутылке, он вернул ее Ямпольской и сказал: – Кстати, у меня для вас есть еще одна хорошая новость…

– Какая?

– Вам лично опасность, скорее всего, не угрожает. Похоже, вас использовали просто как выставочный экземпляр для привлечения в клинику звездных клиентов…

– И что тут хорошего? То, что меня использовали, или то, что я не звезда?

– В данном случае для вас хорошо и то, и другое… Пригорова была звездой, и ее уже нет… Базарова использовали для других целей, и его тоже нет… А с вами все в порядке. Разве это плохо?

Карина посмотрела на Виктора и ответила:

– Наверное, вы правы…

– Я точно прав! Пейте, мне надо с вами кое о чем поговорить…

Ямпольская сделала еще один глоток:

– Я слушаю…

– Мы с вами закончили на том, что Пригорова сама обратилась на церемонии «Телетриумфа» к вам насчет операции…

– Ну вообще-то на фуршете после церемонии… Но это, наверное, не важно.

– Да! Я веду к тому, что ей кто-то посоветовал с вами поговорить. Она об этом не говорила?

– Нет…

– А вы не спрашивали?

– Нет…

– Отлично. А у кого можно выяснить это, у вас мысли есть?

– Ну я не так хорошо знала Пригорову, хотя…

– Что?

– Когда я заметила, что она смотрит на мою грудь, Пригорова стояла с Соловьевой. А потом что-то ей сказала и направилась ко мне…

– А Соловьева это кто?

– Шутите?.. Актриса, народная артистка…

– А! Такая с тонким носом?

– Да!

– А у вас есть ее телефон?

– Нет. Я так высоко не летаю…

В этот момент к кафе с мигалками подлетели несколько машин из гаража ФСБ.

– Так… – сказал Виктор. – Я пошел…

– Я могу быть свободна?

– Ну вообще-то, боюсь, у вас захочет взять показания следователь. А это займет прорву времени… Но оно и к лучшему. Пока вы под охраной, вам точно ничто не угрожает. А там видно будет. Развлекайтесь. Я пошел работать…

Вынырнув из машины, Логинов подозвал Астахова и быстро сказал:

– Есть такая актриса Соловьева, народная артистка. Знаешь ее?

– А кто ж ее не знает?

– Тогда тебе задача номер один – срочно узнать номер ее телефона. Задача номер два – договориться о немедленной встрече…

– В смысле – прямо сейчас?

– Астахов, у нас террористы начали взрывать живых людей. Нет времени ждать до предусмотренных процессуальным кодексом семи часов утра!

– Понял!


Страницы книги >> Предыдущая | 1 2 3 4 5 6 7 | Следующая

Правообладателям!

Данное произведение размещено по согласованию с ООО "ЛитРес" (20% исходного текста). Если размещение книги нарушает чьи-либо права, то сообщите об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?


  • 3.5 Оценок: 2
Популярные книги за неделю


Рекомендации