Электронная библиотека » Мила Мичева » » онлайн чтение - страница 1


  • Текст добавлен: 2 октября 2013, 18:32


Автор книги: Мила Мичева


Жанр: Современные любовные романы, Любовные романы


Возрастные ограничения: +18

сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 1 (всего у книги 8 страниц) [доступный отрывок для чтения: 2 страниц]

Шрифт:
- 100% +

Мила Мичева
Венец безбрачия

1

«Ну вот и все, – подумала Надежда, вертя в руках маленький листок бумаги, на котором врач написала название лекарства. Это был даже не рецепт, потому что подобные препараты свободно отпускаются в любой аптеке. – Вот и все. Через несколько лет пенсия. Короче, здравствуй счастливая старость. Детей нет, мужа нет. Да, невесело как-то».

– Надежда Алексеевна, вы согласны с новым учебным планом? – Завуч школы Маргарита Семеновна оторвала ее от грустных мыслей. – Надежда Алексеевна, вы что, вздремнули? – Она улыбнулась ей. И весь преподавательский состав повернул головы в сторону «француженки», которая сидела в дальнем углу учительской.

Надежда улыбнулась и, пытаясь скрыть свое истинное состояние, сказала: «Что-то я загулялась по Парижу». – Это была ее коронная фраза, которая трактовалась как «замечталась я что-то». – Да и потом, вы же знаете, я никогда не имею возражений против очередных нововведений. Главное, не сокращайте уроков французского языка. Наши дети и так к концу обучения кроме фразы «Voulez-vous couchez avec moi?» («Не хотите ли вы со мной переспать?») ничего не помнят. Но если урезать занятия, они даже ее перевести не смогут.

– А что сейчас они знают, как она переводится? – съехидничала учительница английского Анна Петровна.

– Представляете, к 11 классу знают! – Надежда Алексеевна всплеснула руками. – Мало того, они могут еще и представиться на французском. Так что мы с вами, Анна Петровна, можем поспорить, какой язык дети знают лучше. Хотя в целом, вы прекрасно понимаете, среди наших учеников мало знатоков иностранных языков.

– Надежда Алексеевна, новый учебный план пока не предполагает урезание курса французского языка. Но я вам честно скажу, многие родители против такой нагрузки для своих детей. Они считают, что сейчас востребован только английский. Его и надо учить. Тратить время на французский не все хотят, – сказала завуч.

Анна Петровна гордо повела головой. «Английский-то язык поважнее французского будет».

– Вы знаете, сейчас и русский язык уже учить не надо, – в сердцах сказала завучу Надежда Алексеевна. – А зачем? В Интернете даже неприлично писать без ошибок. Вы знаете, что прилагательное «большой» теперь пишется через «а»? А «привет» через «е» и заканчивается на «д»?

Она встала и, хлопнув дверью, вышла из кабинета.

– Кажется, у нее климакс, – равнодушно кинула ей вслед грузная учительница математики Клавдия Ивановна. У нее-то перепады настроения, приливы крови к голове, агрессивность и другие проявления менопаузы были уже позади.

– Клавдия Ивановна, ну зачем вы так? – упрекнула ее молодая учительница географии Татьяна Борисовна. – Надежда Алексеевна действительно права. Нельзя идти на поводу у желания некоторых родителей, желающих облегчить учебу своих отпрысков. Языки надо учить. Причем русский – в первую очередь.

– Так, дамы, – выступила завуч. – Предлагаю эту тему закрыть. Если кто-то хочет продолжить ее обсуждение – исключительно за дверями учительской. Все, до завтра.

– Женщина, вы будете брать этот препарат? – раздраженно спросила Надежду молодая продавщица в аптеке.

– Да, я наверное его возьму. А есть еще какие-нибудь препараты… ну… которые помогают в подобной ситуации? – стеснительно спросила она.

– У нас много препаратов для облегчения состояния во время менопаузы. Но то, что вам выписали – один из самых популярных, – громко ответила ей продавщица.

Мужчина в кургузом полупальто, стоявший за Надеждой даже как-то виновато потупил взгляд. Да и сама она резко покрылась нездоровым румянцем. Но скорее из-за отсутствия такта со стороны продавщицы, а не от очередного прилива.

– Спасибо за консультацию, тогда я его беру, – сдерживая одновременно негодование и стеснение, сказала она бестактной продавщице, и протянула ей деньги.

Выйдя из аптеки Надя вдохнула полной грудью свежий весенний воздух и посмотрела на синее небо. Но, прежде чем идти домой, решила немного погулять в парке. Она купила по традиции пару булочек, уселась на свою любимую облезлую деревянную скамейку и стала кормить голубей. И будто чувствуя Надино настроение, они как-то особенно стали ворковать у ее ног, аккуратно подбирая хлебные крошки.

Суровый вердикт врача о начале менопаузы явно испортил ей настроение. Сначала, правда, она не сильно расстроилась. Но когда доктор сказала, что теперь ее ожидает временное ухудшение здоровья, возможное появление морщин и снижение тонуса кожи, Надя занервничала. Хотя отнюдь не морщины были причиной ее расстройства. Она несколько раз пыталась было даже заплакать в кабинете у врача, но ее природный оптимизм даже в такой ситуации побеждал чувство жалости по отношению к себе.


Надежда Алексеевна была женщиной веселой, жизнерадостной и активной. Когда-то без Надьки Копцовой не обходился ни один школьный, а затем и студенческий праздник. Смеялась она громко, танцевала лихо, плюс училась на отлично. Кто бы мог подумать, что эта веселушка, за которой толпами бегали юноши, так никогда и не выйдет замуж. Сначала Надя не особо переживала по этому поводу. Потому что была увлечена учебой, работой в бюро переводов. И будучи человеком увлекающимся, с легкостью затем окунулась в школьное преподавание. Чем вызвала большое недоумение у своих коллег-переводчиц. «Бросить такую престижную работу ради школы! Очень странно»». К тому же она не относилась к сорока процентам населения земли, которых интересует секс. Она была в числе шестидесяти, которым вполне достаточно легких романтических ощущений.

Надя даже не заметила как перешагнула тридцатилетний рубеж. Да и в сорок лет не стала волноваться отсутствию собственной полноценной семьи. Ее оптимизм всегда помогал ей справиться со всеми неприятностями, а активный образ жизни не позволял расклеиваться и чувствовать собственное одиночество. Бассейн по воскресеньям, велосипедные прогулки в городском парке, походы в кино и театр – вот что занимало все ее свободное время. Правда, в последние годы ей приходилось это делать одной. После того, как ее любимая подруга Сонечка сломала ногу и, из-за этой травмы практически стала инвалидом. До клюки, слава богу, дело не дошло, но от активных мероприятий отказаться пришлось.

Именно Сонечка на протяжении многих лет постоянно намекала Наде, что женщина – это в первую очередь жена и мать. Но та, улыбаясь ей в ответ, всегда говорила: «Сонечка, не драматизируй. Женщина создана не только для того, чтобы варить борщи, а мужчины не должны быть смыслом жизни. Будут – хорошо. Нет – значит, нет». Относительно материнства Надя была менее оптимистична. В 32 года ей сделали одну очень неприятную для женщины операцию, отчего она полностью потеряла возможность иметь детей. Поэтому дальнейшее акцентирование на семейной жизни она не считала нужным. Если она не может иметь детей, зачем тогда вообще думать о замужестве. Но даже после этой трагической истории Сонечка продолжала намекать Наде о семейной жизни. В конце концов после сорока лет можно найти какого-нибудь разведенного мужчину, у которого уже есть дети. Ведь встречать старость в полном одиночестве – это крайне неприятная штука.

Сама Сонечка почти тридцать лет была замужем за очень милым человеком. У ее было трое сыновей и уже двое внуков. И вообще, она относилась к редкой категории женщин, благополучно живущих в браке много лет. Конечно, она догадывалась, что за долгие годы совместной жизни у ее супруга были мимолетные романы, но старалась об этом не думать. Особенно, сидя со своим любимым Павликом у камина в их уютном загородном домике. Главное – есть с кем встречать старость. А остальное уже неважно.

Сонечка была старше Нади на семь лет. Внешне она чем-то походила на известную артистку Муравьеву. Такая же обаятельная, милая, и немного располневшая с годами. Они познакомились с Надей в бюро переводов, когда Соня пришла искать репетитора французского языка для своего среднего сына. С тех пор между ними возникла настоящая женская дружба. Они вместе ходили в кино, театр, и даже катались на велосипедах по парку. Несмотря на то, что у Сонечки на плечах была огромная семья, ее муж Павлик, нежно любя свою супругу, понимал, что иногда ей нужно немного развеяться. Поэтому изредка отпускал ее погулять с Надей. За что обе были несказанно благодарны ему.


Как только Надя проводила взглядом последнего улетевшего голубя, собравшего остатки хлебных крошек, у нее зазвонил мобильный телефон. Она запустила руку в большую кожаную сумку с тетрадками, и стала шарить в ней в поисках телефона. Звонила Соня.

– Надюша, как твои дела? – как всегда бодрым и звонким голосом, не изменившимся с годами, спросила она.

– Нормально, – грустно ответила та. – Вот, кормила голубей в парке. Сейчас пойду домой. Надо еще в магазин зайти.

– Что случилось? У тебя грустный голос.

– Все в порядке. Все хорошо. – Надя пыталась скрыть свое далеко не радужное состояние.

– Врать будешь, где угодно, кому угодно, только не мне. Я знаю тебя сто лет. И за эти сто лет второй раз слышу твой расстроенный голос. – Соня выдержала паузу. – Так, ничего мне сейчас не объясняй. Надо встретиться. Расскажешь, что случилось. Да и у меня к тебе есть серьезный разговор. Во сколько у тебя завтра первый урок?

– У меня завтра… – Надя напряглась.

– Что, уже начался склероз? – Соня засмеялась в трубку.

– Не дождетесь. – Она немного повеселела. – Завтра у меня четвертый и пятый уроки у восьмого и шестого класса.

– Отлично! Тогда сегодня я жду тебя часам к восьми. Павлик уехал в Москву на какую-то очередную врачебную конференцию. Митька пойдет на дискотеку, а Кирилл работает в больнице в ночную смену. Так что, нам никто не помешает. Я тебя жду. Что тебе приготовить?

– Сделай мне вегетарианских голубчиков. – Надя оживилась. – А я куплю бутылочку винца. – Затем замялась. – Ты вовремя позвонила, кстати. Очень вовремя. Мне… ладно, при встрече.

Надя убрала телефон в сумку, остановилась у парковых ворот и все-таки расплакалась, впервые поймав себя на мысли, что ей грустно и безумно одиноко. А былой оптимизм сменился мрачными картинами из ее возможного будущего. «Сорок восемь лет. Мне сорок восемь лет. Изменить уже ничего нельзя. Господи, Соня, как же ты была права. Одинокая жизнь – это действительно отвратительная штука».

2

Маленький деревенский домик на окраине города так отсырел за последние несколько месяцев от бесконечных дождей, что имел все шансы при наступлении холодов превратиться в обледенелую избушку. Когда-то за старым срубом внимательно следили мужчины, каждую осень тщательно подготавливая его к долгой и промозглой зиме. Но последние несколько лет порог избушки переступала лишь хрупкая ножка Юлечки, да ее малыша Никитки. Однако и этот последний мужчина в роду, вот уже как два года не появлялся в родном доме.


– Гражданка Закорева, закройте дверь. Оставьте нас в покое. Мы сделали все, что смогли. Активные поиски прекращены, но ваш сын остается в розыске. Вам ясно? Если будут какие-то новости, мы вам сообщим.

Следователь Кривцов встал из-за стола и подошел к двери. Он не хотел, чтобы гражданка Закорева снова рыдала у него в кабинете. С одной стороны, ему было жалко бедную женщину, у которой пропал сын. С другой, он ничем не мог ей помочь. Два года – это довольно большой срок, чтобы надеяться даже на чудо. Он встал в дверной проем, оперся о косяк и преградил женщине вход. Но она, растирая по лицу остатки дешевой туши и теребя в руках старую тряпичную сумочку, продолжала стоять в дверях и плакать.

– Я знаю, что он жив. Я же мать. Я чувствую, он не погиб. Поищите его еще. Я вас умоляю.

– Я же вам сказал, поиски прекращены, но дело не закрыто. Ну, сколько можно вам повторять. Каждый год в стране пропадает огромное количество людей, которых не могут найти. Сожалею. Но, увы… мы сделали все, что могли, – он развел руками. – Пожалуйста, не вынуждайте меня применять силу.

Вы – молодая. Родите себе еще ребеночка. До свидания. – И закрыл перед ее носом дверь.


Обливалась слезами, Юлечка вышла из обшарпанного здания отделения милиции и побрела вдоль старой аллеи с кленами. Она в который раз искала ответы на вопросы: «за что ей все это?», «в чем ее вина», «что она такого сделала, отчего Бог не щадит ее?». Неужели все ее беды из-за того, что до брака с Толиком она один раз переспала с Вовкой из 11 «А» класса? Но она совсем не виновата в том, что он бросил ее. Он ведь обещал жениться, если она докажет ему свою любовь! И вообще, она думала, что у них любовь до гроба.

Еще Юлечка винила себя за то, что однажды не подошла к двухмесячному Никитке, когда он громко кричал посреди ночи. Но это ведь Толик не отпускал ее из своих объятий. И снова получается, напрямую ее вины не было. Дальнейший аборт – снова не ее вина. Потому что Толик переходил на другую работу, и в ближайшее время их ждали «трудные времена»; второй ребеночек явно не «вмещался» в семейный бюджет.

Потом и Толика не стало в ее жизни. После автокатастрофы он пролежал два месяца в больнице. А когда вернулся домой, сообщил жене, что уходит из семьи, потому что влюбился в медсестру Галину, которая делала ему уколы. Как потом выяснилось, Галя делала Толику не только уколы. Юленька, умоляя Толика остаться, клялась, что обязательно научится делать уколы. Но ее слезы только разозлили его, и он в тот же вечер ушел из дома, бросив Никитку и Юлю.

Затем из жизни ушел Юлечкин папа. Сердечный приступ настиг его на рыбалке, когда закидывая в очередной раз удочку в узкую прорубь, он провалился под лед вместе со своим раскладным стульчиком.

А спустя полтора года после смерти отца Юля потеряла и трехлетнего Никитку. В прямом смысле потеряла. Она оставила сына на несколько минут на детской площадке где, как ей казалось, вполне безопасно, да и других детей полно, а сама решила сбегать в магазин за молоком. Но когда вернулась, Никитки и след простыл. Говорили, вроде какой-то дядя позвал малыша, сказав, что мама попросила отвести его домой. Больше Никитку никто не видел. Долгие поиски милиции тоже ни к чему не привели. Но Юля искренне верила, что ее сын жив. Хотя многие жители небольшого провинциального городка были другого мнения на этот счет. Все почему-то были убеждены, что мальчика «отправили на органы». А поскольку трехлетнего ребенка вряд ли будут использовать как сексуального раба, остается кража с целью трансплантации органов. Насмотревшись телевизора, этой версии придерживались даже некоторые представители внутренних органов.


Юлечка вернулась в свой отсыревший домик. Зажгла огонь на плите и… «Нет, – подумала она. – Я не буду этого делать. Нет. Никитка жив. Значит, и я должна жить. Я – сильная. Я должна его найти». Она выключила плиту и, упав на кровать, зарыдала горькими слезами.

Последние годы превратились для нее в сущий кошмар. Один только Бог знал, сколько ведер слез она выплакала. Пока с ней был Никитка, она исправно ходила на работу в детский садик и пыталась не думать о плохом. Где-то в глубине души надеясь найти для сына нового папу. Но, потеряв малыша, окончательно потеряла и надежду на счастливую жизнь.

Юля сильно похудела за эти годы. От розовощекой пампушки остались, как говорят, кожа да кости. Это была уже не жизнерадостная Юлечка Закорева, а ее собственная тень. В прямом и переносном смысле. Рано выйдя замуж, она так и не получила образования, успев окончить лишь школу. К тому же и отец, и бывший супруг убеждали ее в том, что женщина не должна работать. Ее прямая обязанность – следить за мужем и растить детей. И когда Юлечкина мама скоропостижно умерла от сердечного приступа, отец решил вырастить из дочери хозяйку дома, чтобы оградить себя от домашних дел. Юлечка без особого труда взяла на себя все хлопоты, и уже в 13 лет полноценно вела домашнее хозяйство. Отец лишь рубил дрова, зарабатывал где-то на стройке небольшие деньги; все лето ловил рыбу и периодически спал на печи после тяжелого похмелья.

Кто же знал, что жизнь совершит такой вираж, и Юлечка останется совсем одна в двадцать два года! Ей казалось, что в этом возрасте карьеру начинать поздно. Да и о какой карьере может идти речь, если она ничего не умеет. Талантами не блещет. Пишет с трудом. Иностранных языков не знает. Ей только и остается, что работа нянечки, уборщицы или консьержки.

Кто бы знал, как тяжко было у нее сейчас на душе! Она и корила, и ненавидела, и презирала, и одновременно жалела себя. Ни подруг, ни родственников, к кому она могла бы обратиться. Один следователь Кривцов. Да и тот устал от нее за два года. Хотя в первое время даже пытался «работать психотерапевтом», исправно выслушивая ее жалобные речи. Поначалу Кривцов думал, что она как-то возьмет себя в руки и придет в себя. Может и мужика нового найдет. Но через два года понял, что Юлечке нужна уже более серьезная помощь. Ведь девушка, по его мнению, была на грани умопомрачения.

3

Алексей сидел в гостевой комнате на огромном кожаном диване, пил крепкий кофе из цветастой кружки и курил тоненькие черные дамские сигареты. В его огромных мужских руках они выглядели как спички. Но настоящего казака родом из Запорожья сей факт мало смущал. Курил он много, а сигареты этой марки, как гласила надпись на пачке, содержали не так много вредных примесей. Его сын тоже пристрастился к тоненьким сигаретам. Правда, в его изящных пальцах они смотрелись куда органичней.

– У тебя на сегодня есть еще клиенты? – Он затушил сигарету в круглой мраморной пепельнице, которая стояла на большом журнальном столике перед диваном.

– Да, трое. На пять, на шесть и на семь часов, – ответил Роман, посмотрев на наручные часы. – Он сидел напротив отца в кожаном кресле и тоже курил их любимые дамские сигареты в черной пачке.

– Ладно, тогда я не буду тебя ждать. Поеду, поищу подарок бабушке. А потом, в девять вечера у меня встреча с Гариком. Ну, ты его должен помнить. Бизнесмен, которого обчистили как липку.

– Да, да, помню. Его дом грабанули в прошлом году. Вынесли, кажется все, вплоть до кухонных ножей.

– Угу. – Алексей отхлебнул кофе. – Тот самый. Да, не повезло мужику. Ну ничего, теперь у него уже все в порядке. И дом новый купил, и ножами запасся. – Он загадочно ухмыльнулся.

– Батя, – Рома покачал головой. – Ну ты как всегда.

– А что такого?! Не пришел бы к нам, поехал бы в Москву батрачить на какого-нибудь дядю. Ладно. – Он резко встал с дивана. – Ладно, по коням. Давай, ближе к ночи созвонимся. – И, похлопав сына по плечу, пошел к входной двери. – Вчера, кстати, следователь один знакомый звонил, – крикнул он ему из коридора. – Говорит, есть одна клиентка, которой надо помочь. Ну или хотя бы просмотреть ситуацию. Сын у нее пропал. Все. Я пошел.

– Я тебя провожу, – крикнул ему Рома. – И, встав с кресла, пошел в прихожую. – Поиск? – серьезно спросил он отца у порога.

– Ну, да.

– Это мы любим.

– Мы это не любим, а это наш профиль. – Алексей помахал указательным пальцем и устремил его вверх. – Все. Пошел.

– Иди, иди. – Рома улыбнулся отцу, и закрыл за ним дверь.


Они были безумно похожи. Правда, папа с годами немного набрал вес и поседел. Но это только добавило ему солидности, соответствующей статусу и роду деятельности. К тому же при его почти двухметровом росте, подобные изменения лишь усилили харизматичность его личности. А его сын пока оставался стройным высоким шатеном с огромными голубыми глазами, чувственными пухлыми губами и очаровательной улыбкой. При этом обладал таким же уникальным даром, который на протяжении веков передавался им из поколения в поколение.


Через десять минут на пороге офиса экстрасенсов появился мужчина лет сорока пяти приятной наружности, который нервно теребил в руках барсетку.

– Я от Зои Васильевны.

– Я понял. Вы – Николай. – Рома внимательно посмотрел на очередного клиента бездонными голубыми глазами. «Жена загуляла, – тут же промелькнуло в его голове. – Да, редкий случай. Особенно в наших краях. В провинциальных городах, как в деревне, ни от кого ничего не утаишь».

– Проходите, – сказал он мужчине. – Курите?

– Ну да, курю. – Мужчина несколько смутился.

– Если хотите курить, тогда проходите в гостевую. Кофе будете? Клиент утвердительно кивнул.

Рома включил электрический чайник, убрал папину чашку, и поставил на журнальный столик чистую. А мужчина тем временем, усевшись на диван, начал свой рассказ. Как познакомился со своей второй женой. Как они счастливо жили все эти годы. И как он застал ее в объятьях своего старинного друга.

– А почему у вас нет детей от второго брака? – Рома резко оборвал Николая и закурил.

– Не знаю. – Он пожал плечами. – Мариночка вроде не может иметь детей. Я намекал ей о малышах лет пять тому назад, но она устроила мне скандал. Сказала, что если мне нужны от нее только дети, я могу катиться к чертовой матери. Вы знаете, у меня есть двое детей от первого брака. – Он замялся. – Я, если честно, особенно настаивать не стал. Ну нет, так нет. Я ведь ее до беспамятства любил. – Он сделал небольшую паузу. – Я и сейчас ее люблю, несмотря ни на что. Я даже продал свою машину, чтобы купить ей новую. Она очень хотела «Мазду». Три года назад Мариночка вычитала в журнале, что марка этой машины сейчас в моде. Тогда я и продал свой джип, чтобы купить ей «Мазду». Мне сорок семь лет, Роман, я готов на все, чтобы Мариночка осталась со мной. Я прощу ее. – Он грустно опустил голову и уставился в пол. – Я все забуду. Люблю я ее. Жить без нее не могу. Сделайте что-нибудь.

Мужчины редко позволяют себе расслабиться и «распустить нюни». Но Роман с Алексеем частенько были свидетелями таких отчаянных мужских откровений. Поэтому прекрасно знали, что делать в подобных ситуациях. Этот симпатичный, прекрасно сложенный голубоглазый брюнет в дорогой кожаной куртке сейчас был похож на оторванного от материнской груди щенка. Такой же беззащитный и жалобно пищащий. Его Марина вряд ли могла даже представить своего супруга в таком состоянии. Мужчины такого типа никогда не позволяют себе подобной слабости в присутствии дамы.

– Сколько ей лет? – сухо спросил его Роман.

– Ей 32. Мы уже восемь лет вместе. Я принес ее фотографию. Зоя Васильевна меня предупредила, что в таких ситуациях надо взять фото. – Он достал из внутреннего кармана пиджака фотографию жены и протянул ее Роману.

– И вы никогда не подозревали ее в измене? – спросил он, водя рукой по фотографии. И не поднимая глаз на клиента.

– Что вы имеете в виду? – Николай напрягся.

Рома понял, что сейчас лучше не говорить правду. А правда была в том, что Мариночка изменяла своему Коленьке с первых дней совместной жизни. Хотя озвучивать этого не стал. Профессиональная этика не позволяла. Но как только он взял в руки фото Марины, в его голове тут же замелькали чудные картины из ее интимной жизни… не только супружеской.

– Роман, вы можете мне ее вернуть? – Николай закурил очередную сигарету.

– Гарантии может дать только Господь Бог. Это первое. Во-вторых, насколько я понимаю, Мариночка ушла от вас к вашему старинному другу, с которым вы их застукали.

Николай утвердительно кивнул.

– Вы хотите, чтобы она вернулась к вам?

Николай еще раз кивнул.

– Я хочу, чтобы она мне больше не изменяла.

– Я понял. Хорошо, пройдемте в мой кабинет. – С клиентами он всегда был немногословен и лаконичен.

Рома первым встал из-за стола и пошел в комнату, где тусклым красным светом горел круглый экзотический фонарь, стоявший на полу. Посреди кабинета стоял огромный стол под красной скатертью, а напротив него мягкий диванчик, застеленный черным покрывалом. И пока Николай усаживался на диванчике, Рома зажег черные свечи на столе и сел напротив мужчины в серое офисное кресло:

– Руку дайте. – Он стал внимательно рассматривать линии на руке. – Пили?

– А что, там и это написано? – Мужчина смутился. – Да, пил, пока не познакомился с Мариночкой. Пришлось завязать. Ну, вы понимаете, – он виновато посмотрел на Рому. – Ну, койка там. А когда выпьешь, проблемы с этим. Это в молодости все можно, а когда тебе за сорок, уже приходится следить за здоровьем. Мариночка очень требовательная в этом вопросе.

– Вы с первой женой когда разводились, оставили ей квартиру, – уверенно сказал Роман.

У Николая загорелись глаза.

– Да. Да. Но… но откуда вы знаете?

– Простите, это моя работа, – нисколько не смущаясь, ответил ему Рома.

Мужчина с уважением посмотрел на него, и вдруг задал вопрос:

– Она ведь мне и до Витьки изменяла? Да?

Рома чувствовал, что Николай задаст ему этот вопрос. Правда, думал, что это произойдет несколько позже. Но уже готов был отвечать. Вернее, знал, как ответить.

– Я не уверен, но что-то возможно было. Подробностей не вижу, извините.

Он пожалел мужчину. Скажи ему сейчас правду, неизвестно чем все закончится. Во-первых, по руке видно, что перед ним довольно нервный человек. Во-вторых, в таком возрасте из-за любви многие мужчины совершают массу глупостей. Хоть Роме и было всего 23 года, за его плечами лежал пятилетний опыт практики экстрасенса, и подобные вещи он знал не хуже отца.

– В вашем случае, сразу хочу вам сказать, необходимо будет прийти еще три раза. Вы готовы?

– Да, конечно.

– Тогда, пожалуйста, встаньте в центре комнаты. Закройте глаза, и вспомните первую встречу с Мариной.

Николай закрыл глаза и предался воспоминаниям. А Роман встал позади него, и стал шепотом читать магические заклинания. Клиент впал в транс и полностью погрузился в события восьмилетней давности.

«В городе стояла страшная жара. Я вышел из торгового центра и закурил. Что я покупал? А! Подарки для младшей дочери! Слона я ей купил розового. И еще кажется крохотный велосипедик. Ей тогда исполнялось три года. Да, с этим слоном, с сигаретой в зубах, и с велосипедиком я выглядел шикарно!» Николай улыбнулся, не открывая глаз. Затем вспомнил, как мимо него пронеслось что-то в розовом. «Я тогда подумал, что слон очень подходит к этому розовому. Сначала я вообще не понял, что это было. Какой-то аромат и розовый цвет. А потом это РОЗОВОЕ спросило меня, где я купил такого нарядного слона. Я чуть сигарету не проглотил. Это РОЗОВОЕ оказалось рыжеволосой, желтоглазой девушкой с ангельским голосом. Она тоже, как потом выяснилось, покупала подарок для маленькой девочки, дочери своей подруги. Я ведь торопился вернуться в офис, а пошел вместе с ней покупать второго розового слона. Вот, кажется и все. Я влюбился в нее с первого взгляда».

– Николай, – выдернул его из приятных воспоминаний Роман. – Николай, как вы себя чувствуете?

– Прекрасно, – он блаженно улыбнулся. – Я вспомнил все. Представляете, будто еще раз пережил нашу первую встречу.

– Садитесь, – Рома показал рукой на диван и вернулся за стол. – Я сейчас вам кое-что дам. Носите это постоянно с собой. И еще кое-что…


Страницы книги >> 1 2 | Следующая

Правообладателям!

Данное произведение размещено по согласованию с ООО "ЛитРес" (20% исходного текста). Если размещение книги нарушает чьи-либо права, то сообщите об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?


  • 0 Оценок: 0
Популярные книги за неделю


Рекомендации