Электронная библиотека » Олег Хлобустов » » онлайн чтение - страница 9


  • Текст добавлен: 24 сентября 2014, 15:23


Автор книги: Олег Хлобустов


Жанр: Биографии и Мемуары, Публицистика


Возрастные ограничения: +16

сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 9 (всего у книги 35 страниц) [доступный отрывок для чтения: 13 страниц]

Шрифт:
- 100% +

Часть II. Лубянский долгожитель

И ты познаешь правду, и правда сделает тебя свободным

Надпись на гербе ЦРУ в центральном холлештаб-квартиры этой организациив Лэнгли (США, округ Колумбия)


…Беспристрастная история вынесет свой приговор, более снисходительный, нежели осуждение современников.

Николай II. Из письма военному министру В. А. Сухомлинову 11 июня 1915 г.

Председатель КГБ СССР

Хотя Андропов был и современником образования Комитета государственной безопасности при СМ СССР и, в качестве заведующего Отделом и секретаря ЦК КПСС, одним из потребителей его информации, теперь ему предстояло гораздо глубже не только познакомиться с неизвестными советским людям сторонами его истории и деятельности… А еще – осмыслить их итоги, извлечь и понять уроки, сделать личные выводы для повседневного руководства подчиненными коллективами.

В расположенной на третьем этаже старинного здания бывшего страхового общества «Россия» приемной председателя Комитета государственной безопасности в рабочее время всегда находились его помощник и сотрудник секретариата. Еще одна дверь, слева от входившего в приемную, вела в кабинет начальника секретариата КГБ (с 7 июля 1967 г. им стал В. А. Крючков). В ночное время в приемной оставался один помощник, который мог в любую минуту связаться с председателем: даже во времена отсутствия пейджинговой и мобильной связи Управление правительственной связи (УПС) предоставляло такую возможность не только председателю КГБ СССР, но и другим высшим руководителям Советского Союза.

Направо от входившего в приемную в кабинет председателя вел звукопоглощающий тамбур, обшитый снаружи панелями темного дерева. Внутренний простенок его был обит темно-зеленым сукном для улучшения звукоизоляции, дабы до присутствовавших в приемной не доносились голоса хозяина кабинета и его посетителей. Ведь нередко разговоры здесь велись о самых сокровенных секретах Советского Союза.

Тот, перед кем распахивалась внутренняя дверь кабинета председателя, видел просторный зал, правую стену которого украшали декоративные колонны. Среди них же на постаменте возвышался беломраморный бюст основателя ВЧК Феликса Эдмундовича Дзержинского.

Три окна слева выходили на площадь Дзержинского, на которой возвышался воздвигнутый в декабре 1958 г. памятник Дзержинскому работы скульптора Е. В. Вучетича.

На стене по левую руку от входившего за зелеными шторками висели большая географическая карта Советского Союза и политическая карта мира. В углу по правую руку от двери находился декоративный камин, многое повидавший на своем веку.

К большому столу хозяина кабинета примыкал стол для заседаний, где могли уместиться до 30 человек, а вдоль стен стояли тяжелые кожаные стулья с высокими спинками. Именно в этом кабинете собиралась на свои заседания Коллегия КГБ.

На приставном столике у стола председателя слева размещался многокнопочный телефонный пульт правительственной связи с прямыми закрытыми выходами на генерального секретаря, отделы ЦК КПСС, министров, заместителей председателя КГБ и руководителей основных управлений Комитета. Наиболее частыми телефонными собеседниками Ю. В. Андропова были министры иностранных дел и обороны, начальники Первого Главного, Пограничного и 9-го управлений КГБ.

Других абонентов с председателем, с его разрешения, соединял дежурный офицер из приемной.

Еще одна дверь за спиной председателя вела в комнату отдыха, где находились диван (постельное белье для неожиданных ночных дежурств), пара кресел, холодильник, чайный столик, гантели.

Впечатление от знакомства с новым председателем, вспоминал генерал-майор Н. К. Вакулинко, было следующим. Внешне он выглядел богатырем: высокого роста, плотного телосложения, плечистый, с цепким пронзительным взглядом и несколько глуховатым голосом. На первый взгляд казался несколько суховатым и малоразговорчивым. Он всегда внимательно выслушивал собеседников, задавал уточняющие вопросы, постепенно втягивал их в обсуждение затронутых вопросов и выработку возможных вариантов решения. Был проницателен и быстро «раскусывал» того, кто хотел подстроиться под него. Провести его было чрезвычайно сложно.

На подчиненных Андропов производил неизгладимое впечатление своими незаурядными качествами: эрудицией, интеллигентностью, находчивостью. Зарекомендовал себя исключительно требовательным, достаточно жестким, но в то же время справедливым руководителем. Льстецов и подхалимов в своем окружении не терпел, дифирамбов в свой адрес не допускал.

Свою работу на новом посту Юрий Владимирович начал со скрупулезного изучения истории деятельности органов государственной безопасности СССР[94]94
  Подробнее см.: Хлобустов О. М. КГБ СССР 1954–1991 годы: Тайны гибели Великой державы. М., 2012.


[Закрыть]
, теории и методики разведки, контрразведки и контрразведывательного искусства.

Но прежде всего вчерашний секретарь ЦК КПСС должен был «войти в курс дела». В немалой степени это касалось правовых основ деятельности органов государственной безопасности, их компетенции, круга полномочий председателя КГБ, а также текущих дел.

Ему предстояло обстоятельно проштудировать «Положение о КГБ СССР и его органах на местах», на протяжении многих лет, с 9 января 1959 года, являвшееся основополагающим нормативно-правовым актом, регламентирующим деятельность подчиненного ему ведомства.

Прежде чем познакомить читателей с основными его положениями, отметим следующее крайне важное обстоятельство, искаженная интерпретация которого часто ставится в упрек Ю. В. Андропову.

Парадоксально, но факт, что многие авторы, даже весьма информированный бывший секретарь и член Политбюро ЦК КПСС А. Н. Яковлев, позволяют себе говорить, что якобы Андропов «писал доносы в ЦК КПСС на «несогласных» с политикой партии». В отличие от других, обращавших внимание на это обстоятельство авторов, как раз академик А. Н. Яковлев, в силу своего прошлого должностного положения, не мог не знать, что председатель КГБ действовал в строгом соответствии с существовавшей нормативно-правовой базой деятельности органов государственной безопасности, что лишь лишний раз свидетельствует о безукоризненно четком следовании Андропова должностным обязанностям.

Положение о Комитете государственной безопасности при Совете Министров СССР и его органах на местах гласило:

«1. Комитет государственной безопасности при Совете Министров СССР и его органы на местах являются политическими органами, осуществляющими мероприятия Центрального Комитета партии и Правительства по защите Социалистического государства от посягательств со стороны внешних и внутренних врагов, а также по охране государственной границы СССР. Они призваны бдительно следить за тайными происками врагов советской страны, разоблачать их замыслы, пресекать преступную деятельность империалистических разведок против Советского государства.

2. Комитет государственной безопасности при Совете Министров СССР образован на правах союзно-республиканского министерства.

Комитет государственной безопасности при Совете Министров СССР для выполнения возложенных на него задач имеет свои органы в союзных и автономных республиках, краях, областях, отдельных городах и районах, военных округах, соединениях и частях Советской Армии, на флотах и флотилиях Военно-морского флота, в войсках МВД, на железнодорожном, водном и воздушном транспорте, а также пограничные и специальные войска.

3. Комитет государственной безопасности работает под непосредственным руководством и контролем Центрального Комитета КПСС.

Комитет госбезопасности при СМ СССР несет ответственность за обеспечение государственной безопасности в стране и систематически отчитывается о всей проводимой им работе перед ЦК КПСС и Советом Министров СССР, а местные органы КГБ – соответственно перед ЦК компартий союзных республик, крайкомами, обкомами, горкомами, райкомами партии и Комитетом госбезопасности при Совете Министров СССР.

4. Комитет государственной безопасности и его органы на местах в своей практической деятельности обязаны держать тесную связь с трудящимися, постоянно опираться на их помощь в борьбе с антисоветскими и враждебными элементами и принимать активное участие в проводимой партийными организациями среди трудящихся работе по повышению политической бдительности.

5. Комитет государственной безопасности возглавляет председатель, который утверждается ЦК КПСС и назначается Президиумом Верховного Совета СССР. Заместители председателя Комитета утверждаются ЦК КПСС и назначаются Советом Министров Союза ССР.

6. Председатель Комитета, заместители председателя в пределах своей компетенции издают приказы и инструкции на основании и во исполнение действующих законов, постановлений ЦК КПСС и Совета Министров СССР.

Руководителям местных органов КГБ предоставляется право издавать приказы и указания по оперативной и служебной работе на основе приказов и инструкций Комитета госбезопасности при Совете Министров СССР и решений соответствующих партийных органов.

2. Задачи и обязанности Комитета государственной безопасности при Совете Министров СССР и его органов на местах

7. На Комитет государственной безопасности при Совете Министров СССР и его местные органы возлагаются:

а) разведывательная работа в капиталистических странах;

б) борьба со шпионской, диверсионной, террористической и иной подрывной деятельностью иностранных разведывательных органов, зарубежных антисоветских центров и с их агентурой внутри страны;

в) борьба с вражеской деятельностью антисоветских и националистических элементов внутри СССР;

г) контрразведывательная работа в Советской Армии, ВМФ, ГВФ, в пограничных войсках и войсках МВД с целью предупреждения проникновения в их ряды агентуры иностранных разведок и иных вражеских элементов;

д) контрразведывательная работа на специальных объектах, особо важных объектах промышленности и на транспорте;

е) охрана государственных границ Союза ССР;

ж) охрана руководителей Партии и Правительства;

з) организация и обеспечение Правительственной связи;

и) организация радиоконтрразведывательной работы и учет необходимых данных о действующих на территории страны ведомственных радиостанций;

к) разработка мобилизационных планов по развертыванию органов госбезопасности и войсковых частей Комитета и выполнение других поручений ЦК КПСС и Правительства Союза ССР.

8. Для выполнения поставленных задач Комитет государственной безопасности имеет соответствующую структуру и штатную численность, утверждаемые ЦК КПСС и Советом Министров СССР.

Права органов государственной безопасности

9. Комитету государственной безопасности и его органам на местах для выполнения возложенных на них задач предоставляется право:

а) вести агентурно-оперативную работу в целях выявления и пресечения враждебной деятельности, направленной против Советского Союза, для чего иметь необходимую агентуру, создавать конспиративные и явочные квартиры для работы с агентурой;

б) производить в установленном законом порядке обыски, задержания и аресты лиц, изобличенных или подозреваемых в преступной деятельности;

в) вести следствие по делам о государственных преступлениях с последующей передачей дел по подсудности;

г) проводить специальные мероприятия, направленные на выявление и пресечение преступной деятельности агентуры иностранных разведок и антисоветских элементов;

д) в случаях необходимости по согласованию с начальниками милиции привлекать работников милиции для обеспечения выполнения заданий органов государственной безопасности;

е) вести оперативный учет государственных преступников и лиц, разрабатываемых по подозрению в принадлежности к агентуре иностранных разведок, участии в антисоветских организациях и иной враждебной деятельности;

ж) производить проверку состояния шифровальной службы и секретного делопроизводства в министерствах и ведомствах, а также в подчиненных им предприятиях и учреждениях;

з) производить специальную проверку лиц, имеющих по службе отношение к сохранению государственной и военной тайны, а также выезжающих за границу и въезжающих из-за границы в СССР;

и) вести под надзором органов прокуратуры следствие по делам о преступлениях, совершенных офицерским, сержантским составом, служащими и рабочими органов КГБ, если совершенные преступления связаны с оперативной деятельностью органов безопасности, с последующей передачей дел по подсудности;

к) издавать литературу, учебные и наглядные пособия по вопросам, относящимся к компетенции Комитета».

Далее третьим разделом документа регламентировались права и обязанности Коллегии КГБ – высшего совещательного органа при председателе Комитета «для решения вопросов организации работы… по выполнению постановлений ЦК КПСС и Совета Министров СССР, а также рассмотрения других вопросов практической деятельности органов госбезопасности…»

Члены Коллегии КГБ при СМ СССР утверждались ЦК КПСС и Советом министров, при этом на нее возлагалась «…ответственность перед ЦК КПСС и Советом Министров за правильное и своевременное разрешение вопросов деятельности органов и войск государственной безопасности».

В то же время Положение устанавливало, что «по наиболее важным вопросам агентурно-оперативной и следственной работы приказы председателя КГБ при СМ СССР издаются с одобрения ЦК КПСС».

В пункте 11 раздела «Кадры органов и войск государственной безопасности» Положения отмечалось:

«Комитет и его органы на местах должны подбирать в органы государственной безопасности людей, беспредельно преданных Коммунистической партии, социалистической Родине и своему народу, идейно стойких и, в первую очередь, из числа партийных, советских и комсомольских работников.

Работники органов государственной безопасности должны воспитываться в духе беспощадной борьбы с врагами нашей Родины, умения предотвращать преступления, выполнять свой служебный долг, не щадя своих сил, проявляя при этом решительность и инициативу. В органах государственной безопасности не должно быть места карьеристам, подхалимам и перестраховщикам.

Работники органов государственной безопасности должны быть партийно принципиальными, честными, смелыми, дисциплинированными, строго хранить военную и государственную тайну, постоянно работать над повышением своего идейно-политического уровня, над освоением основ марксизма-ленинизма и повышением деловой квалификации.

12. Органы государственной безопасности во всей своей деятельности должны строго соблюдать социалистическую законность. Они обязаны использовать все предоставленные им законом права, чтобы ни один враг Советского государства не уклонился от заслуженной кары и чтобы ни один гражданин не подвергся необоснованному привлечению к ответственности. Должны сурово пресекаться нарушения социалистической законности и произвол как действия, посягающие на социалистический правопорядок и права советских граждан.

Органы государственной безопасности обязаны непосредственно и через соответствующие организации принимать меры предупредительного характера в отношении тех советских граждан, которые допускают политически неправильные поступки в силу своей недостаточной политической зрелости.

Надзор за следствием в органах госбезопасности осуществляется Генеральным прокурором СССР и подчиненными ему прокурорами в соответствии с Положением о прокурорском надзоре в СССР».

Руководители и партийные организации органов и войск КГБ обязывались воспитывать своих сотрудников «в духе партийной принципиальности, беззаветной преданности Коммунистической партии и социалистической Родине, в духе бдительности, честного отношения к делу и строжайшего соблюдения социалистической законности. Партийные организации проводят партийно-политическую и организационную работу и обеспечивают развитие деловой критики и самокритики. Партийные организации и каждый коммунист имеют право, руководствуясь уставом КПСС, сигнализировать о недостатках в работе органов государственной безопасности в соответствующие партийные органы».

Заканчивался текст Положения словами:

«Работники государственной безопасности, облеченные высоким доверием Коммунистической партии и советского народа, должны с честью выполнять возложенную на них почетную задачу по обеспечению государственной безопасности социалистической Родины».

В целом это Положение продолжало формально действовать – поскольку личный состав органов КГБ с ним не знакомился, а его содержание доводилось только в изложении, – до 16 мая 1991 г., когда был принят первый в отечественной истории закон «Об органах государственной безопасности в СССР».

Следует, однако, подчеркнуть в то же время, что деятельность органов КГБ в 50—60-е гг. не была свободна от влияния субъективизма и волюнтаризма их руководства, других серьезных недостатков и ошибок, хотя именно в этот период в наиболее полной мере утверждается прокурорский и партийно-государственный контроль за их работой.

И стоит заметить, что под лозунгом «исключить возможность возврата к 1937 году», в нарушение конституционного принципа равенства всех граждан перед законом, органам госбезопасности было запрещено собирать компрометирующие материалы на представителей партийно-советской номенклатуры.

По мнению многих исследователей, это ошибочное и противоправное политическое решение 1956 г. положило начало зарождению в нашей стране коррупции и организованной преступности, ибо вывело значительные контингенты лиц, наделенных административными властно-распорядительными, контрольными и хозяйственными полномочиями, из-под контроля правоохранительных органов, в том числе КГБ СССР.

С одной стороны, создавая некое подобие касты «неприкасаемых», оно в то же время способствовало зарождению «телефонного права», получившего особое распространение в середине 80—90-х гг. прошлого века.

В то же время это обстоятельство облегчало зарубежным спецслужбам попытки вербовочных подходов и оперативной разработки партийно-государственных функционеров различного ранга, в результате чего руководящая элита страны оказалась без должного контрразведывательного прикрытия от разведывательно-подрывного воздействия спецслужб иностранных государств.

А в совокупности это решение имело самые негативные последствия для исторической судьбы страны и Советского государства.

Необходимо подчеркнуть и то редко упоминаемое и, тем не менее, чрезвычайно важное обстоятельство, как действовавшая в то время система уголовного законодательства, определявшая общественно-опасные деяния, образующие состав уголовно наказуемых преступлений.

25 декабря 1958 г. Верховным Советом СССР были приняты Основы уголовного законодательства и Основы уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных республик.

Первый из названных документов, призванный стать основой для разработки уголовных и уголовно-процессуальных кодексов союзных республик СССР, вводил понятие и систему особо опасных и иных государственных преступлений.

Статья 28 Основ уголовного судопроизводства СССР определяла подследственность уголовных дел по особо опасным и иным государственным преступлениям следователям и следственным подразделениям КГБ СССР, органам прокуратуры и внутренних дел.

Непосредственно компетенция КГБ в сфере правоприменения определялась уголовными и уголовно-процессуальными кодексами союзных республик СССР. Так, в Российской Федерации подследственность возбуждаемых уголовных дел определялась статьей 126 Уголовно-процессуального кодекса (УПК) РСФСР 1960 г.

В соответствии с этой статьей к компетенции (подследственности) органов КГБ были отнесены 18 составов преступлений, предусмотренных Уголовным кодексом РСФСР 1960 г. Ими являлись: измена Родине (статья 64 УК РСФСР), шпионаж (ст. 65), террористический акт (статьи 66 и 67), диверсия (ст. 68), антисоветская агитация и пропаганда (ст. 70), организационная антисоветская деятельность (ст. 72), вредительство (ст. 73), разглашение государственной тайны (ст. 75) и утрата документов, содержащих государственную тайну (ст. 76), контрабанда (ст. 78), массовые беспорядки (ст. 79), незаконный переход государственной границы (ст. 83), незаконные валютные операции (ст. 88). И еще по 15 составам преступлений была предусмотрена альтернативная подследственность совместно с органами прокуратуры.

Прежде чем говорить о деятельности Ю. В. Андропова на посту председателя КГБ СССР, следует остановиться на чрезвычайно важном вопросе о механизме выработки и реализации политики обеспечения безопасности в Советском Союзе.

К выработке подобного механизма на общесоюзном уровне Андропов имел самое непосредственное отношение и как председатель КГБ СССР, и став кандидатом, а потом и членом Политбюро ЦК КПСС.

Помимо этого, по должности, Ю. В. Андропов автоматически стал членом Комиссии по военно-промышленным вопросам (функционирующей с ноября 1966 г.), которая была правомочной рассматривать и решать вопросы, связанные с обороноспособностью страны, вооружением и численностью Вооруженных сил СССР (членами ее также являлись секретарь ЦК КПСС по оборонным вопросам, министры обороны и иностранных дел, заместитель председателя Совета министров СССР – он же являлся председателем этой комиссии).

Возможно, для многих читателей окажется неожиданным тот факт, что непосредственными субъектами реализации политики обеспечения безопасности СССР являлись, помимо КГБ и Главного разведывательного управления Генерального штаба, также Министерство иностранных дел, Министерство обороны, Министерства внутренних дел, внешнеэкономических связей, здравоохранения, образования и некоторые другие.

Следует добавить, что, помимо этого, с декабря 1973 г. Ю. В. Андропов также стал членом Государственной технической комиссии по противодействию иностранным техническим разведкам (Гостехкомиссия), образованной в соответствии с Постановлением ЦК КПСС и Совета министров СССР № 19903—303 «О мерах противодействия иностранным техническим разведкам» от 18 декабря 1973 г.

В целом понятно, что содержание политики обеспечения государственной безопасности определяется целями, задачами развития страны, а также формами и методами их реализации. Ибо политика обеспечения государственной безопасности является лишь производной, одним из аспектов государственной политики, искусственно выделяемым в целях осуществления более углубленного предметного анализа.

Понятно, что цели и задачи политики, определяемые высшим государственным (политическим) руководством страны, имеют конкретно-исторические и содержательные характеристики. При этом, помимо, безусловно, присутствующего «субъективного» – персонально-личностного фактора, доминирующими являются все же объективные условия той или иной исторической эпохи. И, разумеется, цели и задачи советской политики в 1941, 1945, 1953–1954, в 1983 или 1989–1991 гг. были различны.

Формально, в соответствии с Конституцией СССР 1936 г., политика государственного развития вырабатывалась и принималась Верховным Советом Советского Союза и Верховными советами союзных республик.

Фактически же она определялась первым лицом государства и облекалась в форму решений Политбюро (Президиума) ЦК КПСС. Де-юре, как известно, это положение было закреплено в статье 6 Конституции СССР 7 октября 1976 г.

Кстати сказать, в признании этого факта выработки политического курса страны достаточно узким кругом уполномоченных лиц нет ничего удивительного, исключительного или «антидемократического». Другое дело, что в других странах эта процедура имеет некое правовое обоснование (в США, например, с октября 1947 г. политика обеспечения национальной (государственной) безопасности определялась Советом национальной безопасности, а позднее у президентов этой страны появился и специальный помощник по вопросам национальной безопасности).

Структуры силового блока и правоохранительные органы, в первую очередь отвечавшие за реализацию политики обеспечения госбезопасности СССР, находились под контролем и руководством Политбюро ЦК КПСС, партийного руководства (Отдела по административным органам ЦК КПСС, соответствующих отделов ЦК компартий союзных республик, крайкомов и обкомов партии).

Информируя партийные инстанции об изменениях в оперативной обстановке в стране и мире, докладывая им о результатах своей работы, КГБ, естественно, оказывал влияние на выработку и формулирование целей, задач и методов реализации государственной политики, и прежде всего – в сфере обеспечения безопасности государства и общества (хотя последняя задача была сформулирована Ю. В. Андроповым только в 1975 г.).

Такова была практика к тому моменту, когда КГБ СССР возглавил Ю. В. Андропов и придал этой практике новые содержание и импульсы, активно влияя в качестве кандидата/члена Политбюро ЦК КПСС на обсуждение и принятие на высшем партийно-государственном уровне многих принципиальных решений по вопросам обеспечения государственных интересов и безопасности Советского Союза.

Напомним в этой связи признание его предшественника на этом посту В. Е. Семичастного: «Обстановка тогда была такая, что и Хрущев, и Политбюро держали органы на расстоянии, еще сказывались события, связанные с Берией. Мы и сами не очень стремились вникать в такие дела: понимали, наша задача другая…»[95]95
  Яковлева Э. Владимир Семичастный: «Хрущев вскипел: «Твою мать, ты что думал, что нам «ура!» кричать будут?!»//Факты и комментарии. Киев, 1998, 8 августа.


[Закрыть]
.

Когда в мае 1967 г. Ю. В. Андропов возглавил Комитет государственной безопасности, он имел следующую структуру:

Первое Главное управление (разведка, его возглавлял А. М. Сахаровский);

Второе Главное управление (контрразведка – С. Г. Банников);

Третье Главное управление (военная контрразведка – Г. К. Цинев)[96]96
  Цинев Георгий Карпович (1907–1996) – генерал армии (1978), Герой Социалистического Труда (1977). В 1939–1941 гг. работал в Днепропетровском горкоме КП (б)У, с июля 1941 г. в действующей армии на политической работе. С октября 1945 г. в аппарате советской части Союзнической Комиссии в Австрии, в 1950–1951 гг. – заместитель Верховного комиссара в Австрии от СССР, с сентября 1953 г. – начальник Особого отдела МВД – КГБ при СМ СССР в Группе Советских войск в Германии (ГСВГ). С 1960 г. в 3‑м управлении КГБ, марта 1961 г. – заместитель начальника, с февраля 1966 г. – начальник 3‑го управления. С 24 мая 1967 г. член Коллегии КГБ при СМ СССР, с июля 1967 г. начальник ВГУ КГБ. С июля 1970 г. – заместитель, а с 25 января 1982 г. по 1 декабря 1985 г. первый заместитель председателя КГБ СССР.


[Закрыть]
;

Восьмое Главное управление (радиоразведка – С. Н. Лялин);

Седьмое управление (служба наружного наблюдения – В. И. Алидин);

Девятое управление (охрана членов Политбюро, секретарей ЦК КПСС, председателей Президиума Верховного Совета СССР и Совета министров СССР – В. Я. Чекалов);

Десятый (учетно-архивный) отдел (А. В. Прокопенко);

Оперативно-техническое управление (О. Д. Гоциридзе);

Управление кадров (П. И. Васильев);

Главное управление пограничных войск (ГУПВ – И. И. Зырянов);

Следственный отдел (А. Ф. Волков);

Отдел правительственной связи (с 13 марта 1969 г. – Управление – П. Н. Воронин);

Финансово-плановый отдел (П. В. Зайцев);

Партийный комитет (Г. И. Власенко);

Секретариат КГБ (Е. В. Киселев, с 7 июля 1967 г. начальником Секретариата был назначен В. А. Крючков).

При этом в каждой союзной и автономной республике имелись соответствующие республиканские комитеты госбезопасности, а в краях и областях – управления КГБ по соответствующему административно-территориальному образованию. Эти органы в совокупности именовались территориальными и в общих чертах повторяли структуру КГБ СССР в виде отделов или отделений.

Понимая недостаточность собственного опыта для руководства столь сложным и специфическим государственным учреждением, Андропов 19 августа 1967 г. учреждает Группу консультантов при председателе КГБ с общим штатом 10 человек. В состав группы вошли известные профессионалы, хорошо знавшие все направления деятельности Комитета госбезопасности – разведку, контрразведку, охрану государственных тайн и государственной границы СССР.

Эта структура, при существенном возрастании статуса ее членов, помогавших председателю КГБ готовить решения, стала преемницей ранее существовавшей Группы при председателе КГБ по изучению и обобщению опыта работы органов госбезопасности и данных о противнике.

16 октября 1967 г. было закреплено следующее распределение обязанностей руководства КГБ СССР по кураторству подразделений центрального аппарата Комитета:

Ю. В. Андропов – ПГУ, 9-е управление, 11-й Отдел, Инспекция при председателе КГБ и секретариат;

Н. С. Захаров – первый заместитель председателя КГБ – ВГУ, ГУПВ, следственный и мобилизационный отделы;

С. К. Цвигун – первый заместитель председателя – 3, 5-е и 7-е управления, 10-й (учетно-архивный) отдел[97]97
  Цвигун Семен Кузьмич (1917–1982) – генерал армии (1978), Герой Социалистического Труда (1977). С 1939 г. – в военной контрразведке НКВД, в 1941–1945 гг. воевал на Юго-Западном, Южном, Северо-Кавказском, Сталинградском, Донском и Западном фронтах. С 1945 г. – в МГБ Молдавской ССР, с 1951 г. – заместитель министра. С 1955 г. – первый заместитель, с 1957 г. – председатель КГБ Таджикской ССР. С 1963 г. – председатель КГБ Азербайджанской ССР. С 23 мая 1967 г. – заместитель, с ноября 1967 г. – первый заместитель председателя КГБ СССР.


[Закрыть]
;

Л. И. Панкратов – заместитель председателя – 8-е Главное управление, ОТУ и ОПС;

А. Н. Малыгин – заместитель председателя – Управление кадров, ХОЗУ, ФПО.

Поясним, что Инспекция при председателе КГБ была образована 30 октября 1967 г. «… в целях организации и практического осуществления в Комитете и его органах на местах контроля и проверки исполнения – важнейшего ленинского принципа деятельности Коммунистической партии и Советского государства, испытанного средства совершенствования государственного аппарата и укрепления связи с народом».

В Положении об Инспекции при председателе КГБ говорилось, что она «является оперативным контрольно-инспекторским аппаратом», а ее главной задачей называлось «оказание помощи руководству Комитета госбезопасности в четком и своевременном выполнении задач, поставленных перед органами и войсками КГБ, организации систематической проверки исполнения решений ЦК КПСС, Советского правительства и правовых актов КГБ в интересах дальнейшего совершенствования агентурно-оперативной, следственной работы и работы с кадрами. Всю свою деятельность Инспекция подчиняет строжайшему соблюдению социалистической законности».

27 ноября 1970 г. Инспекция при председателе была преобразована в Инспекторское управление, которое подчинялось непосредственно председателю КГБ СССР.

Приступая к работе на посту руководителя советских органов госбезопасности, Ю. В. Андропов должен был также внимательно ознакомиться с информацией о взглядах руководства ведущих зарубежных государств – США, Великобритании и других на назначение, задачи и содержание деятельности их спецслужб.

В этой связи председатель КГБ также внимательно ознакомился с изданной в марте 1963 г. в США книгой «Искусство разведки». Ее автор, бывший в 1953–1961 гг. директором Центрального разведывательного управления Аллен Даллес, по его собственным словам, ставил своей целью «рассказать – в той мере, в какой это допустимо, – о деятельности разведки как жизненно важного элемента в структуре нашего государственного аппарата в переживаемую эпоху».

Естественно, что взгляды на разведку признанного авторитета в мире спецслужб – свою разведывательную карьеру Даллес начал еще в годы Первой мировой, а продолжил ее уже в годы Второй мировой войны на посту главного резидента в Швейцарии, – не могли не заинтересовать Андропова. Ибо они представляли образ мысли руководителя американской разведки, главного противника СССР в области разведывательного и геополитического противоборства.

Подчеркнем, что, делясь со своими читателями, а ими были представители политического истеблишмента западных государств, соображениями о необходимой стратегии противостояния коммунизму, Даллес сознательно раскрывал, стремясь сделать ее понятной и оправданной, деятельность разведывательного сообщества США.

Даллесом приводились слова президента Джона Ф. Кеннеди на церемонии открытия нового здания штаб-квартиры ЦРУ 28 ноября 1961 г.: «О ваших успехах никогда не говорят, а о ваших неудачах трубят повсюду. Ясно, что вы не можете говорить о тех операциях, которые идут хорошо. Те же, которые идут плохо, обычно говорят сами за себя». Президент США подчеркнул: «Я уверен, что вы понимаете, как важна ваша работа и как высоко будут оценены в далеком будущем ваши усилия»[98]98
  Даллес А. Искусство разведки. Здесь и далее цитируется издание 1964 г. издательства «Прогресс», имевшее ограничительный гриф «Рассылается по особому списку». Нашим согражданам мы рекомендуем пользоваться изданием: Даллес А. ЦРУ против КГБ: Искусство шпионажа. (М., 2000).
  Поскольку издатели первого перевода этой книги в 1992 г. оговаривались, что сделали купюры текста, преследующие цель «по возможности устранить идеологические наслоения периода холодной войны и явные анахронизмы, которые только затрудняют восприятие того ценного, что есть в книге». Таким образом в редакционную «корзину» как «анахронизм» были отправлены взгляды директора ЦРУ на задачи подрыва мощи СССР. За что коллективу редакции отдельное, большое и искреннее спасибо от «благодарных» читателей!


[Закрыть]
.


Страницы книги >> Предыдущая | 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 | Следующая

Правообладателям!

Данное произведение размещено по согласованию с ООО "ЛитРес" (20% исходного текста). Если размещение книги нарушает чьи-либо права, то сообщите об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?


  • 1 Оценок: 1
Популярные книги за неделю


Рекомендации