Электронная библиотека » Павел Шумилов » » онлайн чтение - страница 1


  • Текст добавлен: 3 октября 2013, 23:01


Автор книги: Павел Шумилов


Жанр: Научная фантастика, Фантастика


сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 1 (всего у книги 22 страниц)

Шрифт:
- 100% +

Павел Шумил

ДАВНО ЗАБЫТАЯ ПЛАНЕТА

СЭКОНД

Сандра очнулась от того, что по лицу больно хлестнули ветви. Лошадь под ней шла размеренной рысью. При каждом шаге чье-то колено, обтянутое грубой кожей потертых штанов, било в висок. Воняло конским потом, псиной и еще чем-то, незнакомым и неприятным. Руки и лодыжка правой ноги были связаны за спиной. По лицу опять хлестнули ветви. Она повернула голову, но теперь по лицу било колено. Сандра забилась, пытаясь перевернуться. Стянутые веревкой запястья отозвались болью. Мозолистая мужская рука легла на рот. Сандра затихла. Через некоторое время рука убралась. Девушка попыталась осмотреться. Местная луна давала слишком мало света. Мимо проносились черные силуэты кустов, впереди и сзади слышался приглушенный топот других лошадей. Видимо, копыта были чем-то обернуты. Сандра осторожно согнула и разогнула левую, свободную ногу, сделала попытку пошевелить пальцами. Пальцев она не чувствовала. Запястья болели, а дальше – ничего.

Я попалась в плен, – подумала девушка. – Но почему? Я же никого не трогала! Я даже не хотела сюда, все хотели, а я – нет. Только, чтоб рядом с ним. Никто не знает, где мы. Они только через три недели выйдут. Они меня искать будут. Но за три недели ни одного следа не останется. Уже завтра не останется. А меня так далеко увезут… Что делать? Как оставить след? Ветки ломать? Как? Сколько меня везли, пока я в отключке была? Не найдут меня… Зато Он живой остался. Я все успела. А они еще меня брать не хотели. Ливию бы сюда. Она решительная, она всегда знает, что делать. У нее по «командос» одни «хорошо» и «отлично». А я – «слушала». Но я же не знала, что сюда попаду. Мы там проходили, что делать. Сначала развязаться. Я рук не чувствую. Тогда – психологический контакт. Хорошо им было на лекциях рассказывать… Господи, о чем я! Меня пока только стреножили, как овцу, а они через такое прошли… Мамочка, неужели меня тоже… Одна. Прыгать надо, как лягушка в крынке, а то пропаду. Как учили – выдох, вдох, я спокойна, психологический контакт.

– Эй, ты кто? – вполголоса спросила Сандра.

– Тихо, – также негромко ответил мужской голос. Рука на секунду прикрыла ей рот.

– Больно… – прошептала она и опять забилась, пытаясь устроиться поудобнее. Сильные руки передвинули ее. Теперь веревка не терзала правую лодыжку при каждом шаге, но жесткая лука седла врезалась под ребра. Лучше не стало.

ЗЕМЛЯ (4 месяца назад)

В физкультурном зале тренировались два дракона.

– Ты же не птица, – объяснял черный, как ночь, второму, чешуя которого переливалась всеми оттенками от изумрудно-зеленого до голубого. – Тебе вовсе не обязательно махать крыльями. Главное – напрягать и расслаблять мышцы. Смотри.

Черный дракон развел в стороны крылья, напрягся. Под кожей вздулись бугры мышц, но кончики крыльев не дрогнули. Расслабился, бугры опали. Снова напрягся, расслабился, и так раз за разом, все быстрей и быстрей. Лапы отделились от пола и тело рывками, в такт работе мышц, пошло вверх. Погасив легкий крен машинальным движением хвоста, черный дракон распластался спиной и крыльями по потолку. Дыхание его становилось все более тяжелым и шумным.

– Спускайся, Уголек! Я поняла.

Черный дракон чуть замедлил темп работы мышц и плавно приземлился на все четыре лапы. Зеленый рассмеялся.

– Уголек, посмотри, как ты извозюкалась. Идем скорей в душ.

– Вы мне, леди, зубы не заговаривайте, – ответила Уголек, тяжело дыша и оглядывая свои покрытые пылью крылья. Потом перевела взгляд на свежие светлые пятна на потолке. – Пока от пола не оторвешься, никуда отсюда не уйдем. Смотри на меня, и делай то же самое. Ну, Кора, начали! Раз и, раз и! Быстрее! Раз и, раз и! Еще быстрее!

В дверях зала появился третий дракон, встретился взглядом с Угольком и прижал палец к губам, призывая к молчанию. Уголек незаметно подмигнула ему.

– Раз, раз, раз – хрипло командовала она, зависнув в метре от пола. Зеленый дракон привставала на цыпочки, чуть взлетала на каждый такт, наконец оторвалась от пола и заскользила, набирая скорость, боком к стенке.

– Вертикаль держи! Куда тебя! Стой, стой, говорю! Ну, для первого раза неплохо.

– Ох и испугалась я!

– Это не ты испугалась. Это Мастер за тебя испугался, а ты почувствовала.

Кора оглянулась, увидела дракона в дверях, потупилась и смущенно поджала хвост.

– Слышь, Мастер, – продолжала Уголек, – займись делом, не смущай девушек. А, впрочем, идем в душ, Кора. Все равно сейчас любопытные набегут. Выяснять, что же напугало Великого Дракона. Мастер, ты с нами? Потрешь спинку?

– Зачем ты так на него нападаешь? – спросила Кора, когда за ними закрылась дверь душевой.

– Заслужил… Да не слушай… Я последнее время его побаиваться стала, а мама учила – если чего-то боишься – преодолей страх. Вот я и хорохорюсь.

– Он тебя обидел?

– Ну что ты! Мама говорит – это потому что я выросла. Ну, мужчина, женщина, секс и прочее. Ты понимаешь? А он это заметил и смеется.

– А ты знаешь, что мы сейчас сделали теоретически невозможное? Афа говорил, что биогравы не могут взять больше 90 % веса.

– Так это в режиме экономичного полета. А мы за две минуты выложились, как будто на пять километров поднялись. Кора, можно тебя спросить об очень важном? Только правду говори, или лучше ничего не отвечай. Ты не обижаешься на Мастера, что он тебя драконом сделал?

– Я толком не осознала еще, что я – дракон. Мне людские сны по ночам снятся. И глаза. У людей они близко стоят, вперед смотрят. Пока не думаю, все нормально. А как задумаюсь, что почти все кругом вижу, голова начинает кружиться. Ты только не смейся, но я думала, в какого-то монстра превращусь.

– Так ты на него не сердишься? Ни капельки?

– Нет.

– Идем скорей. Ну идем же! Он десять лет боялся, что ты его ненавидеть будешь. И сейчас боится. Ты должна ему объяснить… О-о, нет, погоди! Чувствуешь? Он опять в какую-то неприятность влип. Запомни, вытаскивать его из неприятностей – моя работа. Тебя он и так любит… Главное – вовремя оказаться в нужном месте. Чувствуешь, ему сейчас задают вопросы, на которые очень не хочется отвечать. Тут появляюсь я и вытаскиваю его под благовидным предлогом.

– Уголек, не беги так быстро, у меня ноги путаются. Если мы его настроение чувствуем, значит и он – наше?

– Ничего не значит. Он дважды разбивался всмятку. Говорит, это побочный эффект регенерации. Ну вот, он за этой дверью. Жди здесь, учись. Я сейчас его вытащу.

Решительно распахнув дверь, Уголек ворвалась в экранный зал.

– Мастер, я тебя по всей базе ищу! Срочное дело!

– Закрой дверь с той стороны, – донесся сердитый женский голос. – Заодно покарауль, чтоб нас не беспокоили.

Уголек пятясь выкатилась из зала и аккуратно прикрыла дверь.

– Там мама Мастеру клизму ставит – объяснила она. – Допрос третьей степени.

И села на хвост.

СЭКОНД

Дорога пошла вниз. Потом под копытами зачавкало – кони вброд перешли болотистый ручей. Похолодало. И без того тусклая луна скрылась в дымке облаков. Начал накрапывать дождь. Тонкий комбинезон промок, прилип к телу холодным компрессом. Зубы застучали от холода. Въехали в лес. Теперь Сандра не видела совсем ничего. Чужая ночь, непривычные звуки чужого леса, чернота кругом. Но пронизывающий ветер прекратился.

Спереди послышались голоса. Лошадь перешла на шаг и вскоре остановилась.

– Мы приехали? – тихо спросила Сандра.

– Нет, – ответил уверенный мужской голос. – Здесь только переночуем. Можешь говорить громко.

Непривычный акцент, необычное ударение – в конце слова, но фразы понятны.

– Развяжи меня, пожалуйста.

Несколько человек рассмеялись разом.

– Она на самом деле чокнутая, – сказал обладатель уверенного голоса. – Не поверите, сама в нуль ушла. Лось здесь?

– Лось будет завтра к ночи. Упавшую звезду нашли мы, значит он не найдет. А раз не найдет, так искать будет, пока время не выйдет.

– И то верно.

– А это вовсе не звезда была. Это Черная Птица.

– Дурак, Черные Птицы на земле не умирают.

– Сам ты дурак, она в небе умерла. Потому и упала.

– Хватит трепаться, костер разводите.

– След за дровами пошел.

– Что он найдет в такой темноте?

– Он – найдет.

Кто-то подошел к лошади, повозился у седла, потом забросил Сандру, как мешок, на плечо и понес к голосам. Там послышались удары камня о камень, и вскоре вспыхнул огонек. Разгорелся костер. Несколько мужчин присели у огня. Тот, который нес Сандру, тоже присел, небрежно сгрузил ее на землю. Сандра ткнулась лбом в мокрую траву, прикусила язык. Чья-то лапа схватила ее за волосы, приподняла, посадила. Все с интересом рассмотрели ее, потрогали одежду.

– Мужики, я вот что подумал! Ежели Черная Птица умерла, дык тот, за кем она летела, теперь бессмертный?

К Сандре моментально потеряли интерес.

– Повезло кому-то. Его теперь ни мечом, ни стрелой не взять. Один против клана идти может.

– Меч от него отскакивать будет, или, напротив, насквозь пройдет, кто знает?

– Дурачье вы, скажете тоже – один против клана.

– Так его же оружие не возьмет!

– Оружие не возьмет, а простая веревка возьмет! Связать, да в землю закопать. А то, камнями присыпать.

– Так он же все равно не помрет.

– То-то и оно. Тебя живого на тыщу лет закопать, молиться о смерти будешь.

Мужчины у костра замолчали, обдумывая новый поворот темы.

– А вдруг Черная Птица уже взяла того, за кем летела? Куда он теперь делся?

– Могла уронить куда-нибудь, а могла так в когтях зажать, что он, бедняга, и сейчас под ней лежит.

– Не дело упокойнику на землю возвращаться.

– А за бабами Черная Птица прилетает?

– Вот дурень, нешто баба не чело…век…

Над костром повисла напряженная тишина. Шесть пар глаз сошлись на девушке. Сандра увидела, что тот, который хватал ее за волосы, судорожно вытирает руку о штаны. Остальные тоже отодвигаются подальше. С металлическим визгом вылетел из ножен чей-то меч.

– Скар, ты ее вез, она живая или мертвая?

– Живая вроде. Только чудная. Послушная.

– Сердце у нее бьется?

– Сердце бьется, и от холода дрожит. Еще жаловалась, что больно.

– Нам точно знать надо. Если мечом проткнуть…

– Умный ты! Ежели живая, то помрет, а ежели мертвая или бессмертная, тогда как?

– Если мертвая, кровь не пойдет. А если бессмертная, рана закроется.

– А в этом что-то есть, – задумчиво сказал тот, кого называли Скаром. – Узнаем, кто она, будет ясно, что с ней делать.

– Вы, вы, вы, вы что, мужики, вы что, вы с ума сошли? – испуганно залепетала девушка. – Я живая, мужики, я вам ничего плохого не делала, ну пожалуйста, не убивайте меня!

ЗЕМЛЯ

– Мастер, не тяни время, раскалывайся.

– Не могу, Анна, пойми! Не доросла еще ваша цивилизация до этой информации.

– Ну ладно, чешуйчатый, теперь не обижайся. Смотри мне в глаза. Дальний космос! Так, этот термин тебе знаком. Идем дальше. Нуль-т! И этот ты знаешь. Сэконд! Тоже знаешь. Видишь, на тебя даже детектор лжи не нужен. Ты сам себе детектор.

– Подожди, Анна, где ты подхватила это «Смотри мне в глаза»?

– Не помню. Наверно, у Лиры.

– Ага…

– Ты не увиливай. Что можешь рассказать о Сэконде.

– Все. Ближайшая к Земле планета Земного типа. То ли в 12, то ли в 20 световых годах от Солнца. Может, в 22-х. Я не астроном, не знаю. Вторая от своего солнца, вторая из освоенных. По всем статьям вторая. Масса – 1,1 Земной. Сила тяжести на поверхности – 1,06 Земной. Атмосферное давление на поверхности – 1,2 Кислорода в атмосфере – 19 % Половина поверхности – суша. Преобладающий ландшафт – холмистая степь. Что еще? Наклон оси к эклиптике – 31 градус. Сутки – чуть больше 32 часов. Там отличные условия для зимних видов спорта. Для летних, впрочем, тоже. Я когда-то катался там на горных лыжах. Ну, не совсем я – Джафар.

– Мастер, меня интересует не ваш Сэконд, а наш. Что ты о нем можешь сказать?

– Ничего. Наверно, очень похож на наш.

– А куда вы направили звездолет после того, как создали у нас орбитальную базу?

– Боже мой, кажется, к Сэконду.

– Вот-вот. Понял, к чему я клоню?

– Но послушай, до Сэконда лететь больше пятнадцати лет, а мы ушли через восемь. Потом я залег в анабиоз на тысячу лет. Некому было создать стационарную нуль-т базу. А киберы корабля давно сдохли от радиации. На корабле все радиоактивное. Процессоры не могут долго работать при высоком фоне проникающей радиации. Лет сто-двести, потом каюк.

– База была создана. Повелители успели подготовить смену. На Сэконд ушло несколько тысяч человек. Сколько точно – никто не знает. Тогда было страшное время, раскол, двоевластие. Кровь текла рекой. Точных документов не сохранилось. Известно только, что война, тайная и явная, шла между церковью и прогрессорами. Продолжалось это около четверти века. Церковь оказалась сильнее, гасила очаги сопротивления один за другим. Ты слышал что-нибудь о северном бункере?

– Дай вспомнить. Я жил в восточном. Вроде бы, были и другие.

– Однажды все уцелевшие прогрессоры с семьями ринулись к северному бункеру. Никто не знает, сколько тысяч человек успело туда уйти прежде, чем были перекрыты дороги. Да и после этого люди шли лесами, прорывались с боями и исчезали. Навсегда. Когда войска церкви обнаружили и окружили бункер, был страшный бой. Прогрессоры использовали лучевое оружие, но их было мало. А войска зарылись в землю, обстреливали бункер из катапульт конскими трупами, бурдюками с нефтью и горящими стрелами. В сплошном дыму от лазера не больше пользы, чем от ножа. Саперы тем временем днем и ночью строили дамбу и рыли новое русло для речки. Но затопить бункер не успели. Однажды ночью бункер взорвался со страшной силой, похоронив половину армии. На том месте и сейчас озеро. Круглое и глубокое.

– Откуда ты это узнала?

– Давнее дело. Когда-то я послала брата Полония изучать историю Пришествия. Помнишь, предводитель фракции мокрых штанов? Он с твоим Титом Болтуном и раскопали. Теперь понял, зачем мне надо знать о нуль-т?

– Ты что, хочешь слетать на Сэконд?

– Хочу, не хочу… Не в этом дело. Я должна знать, что там происходит. Вдумайся в ситуацию. Тысячу лет назад их выперли с этой планеты. Выперли не очень нежно. Какие чувства они могут к нам испытывать? Да боюсь я их, понимаешь, боюсь! За тысячу лет они могли такую силу набрать… Поэтому я должна быть там первой!

– И что ты там одна сделаешь?

– Откуда я знаю? На месте разберусь. Может, они все вымерли. От насморка. А если нет, тут уже действуют психология и дипломатия.

– Ну, в самом худшем случае?

– Это если они точат на нас мечи, ножи, вилки, ножницы? Встану в позу и скажу: «Парни, наше дело правое, мы победили! Хоть вы, засранцы, прохлаждались тут, пока мы за вас воевали, кто хочет, айда домой!» Сам же всегда говоришь – главное не допустить создания образа врага.

– А если они деградировали? В шкурах бегают, в пещерах живут?

– Тогда я буду рыдать от восторга. Нет, серьезно. Пошлем туда миссионеров с Амазонки. Если они отстают в развитии от нас, никаких проблем не будет. У церкви многовековой опыт форсированного развития отсталых народов.

– Неубедительно как-то. Тысячу лет они там живут, никого не трогают. И вдруг – на тебе… Да за тысячу лет они давно забыли бы, что кто-то когда-то их где-то обидел.

– Сама знаю, что неубедительно. Но есть один шанс из тысячи, что они на нас могут напасть. И этот шанс не дает мне спать. В конце концов, тебе не стыдно?

– Не понял..? – сказал дракон и обиженно заморгал.

– Ты десять лет ноешь, что жить скучно, приключений не хватает. Вот тебе целый мир для приключений. И почему, собственно, у меня одной за всю планету должна душа болеть? Давай вспомним, кто меня заставил политикой заняться? С крылышками такой… не встречал?

– Ангел, наверное?

– А еще утверждал, что драконы всегда говорят правду.

– Всегда.

– Слышала бы тебя Уголек… Ну ладно, кого возьмем в экспедицию? Я, ты, Сэм, Кора. Лиру возьмем?

– Анна, знаешь ты кто? Я же, вроде бы, не давал согласия.

– Знаю, все знаю. Шантажистка, лиса, ведьма. Чем и интересна. Черт с бабой спорил, да сдох. А ты – ангел. Сам сказал. Поэтому твое согласие – дело решенное. Давай над другим подумаем. Восточный бункер взорвал твой предок Джафар.

– В восточном бункере не было аппаратуры нуль-т.

– Да? это уменьшает шансы. Северный бункер взорвали то ли прогрессоры, то ли солдаты. Там эта аппаратура была. По логике, должны существовать западный и южный бункеры. Не знаешь, где?

– Не знаю. Я – то есть, Джафар – всегда кантовался между базой и восточным бункером. Но вся аппаратура нуль-т на поверхности планеты была снабжена самоликвидаторами. Так что не надейся особо найти что-нибудь здесь. Да и слабые эти мобильные передатчики. И камеры у них маленькие. Меня что, как слона в анекдоте, в два приема передавать? Другое дело – на стационарной орбитальной базе. Но начать, конечно, нужно с поиска бункеров.

Анна устало откинулась в кресле.

– Как иногда с тобой трудно, Мастер. Легче пол-синода переспорить. Открой дверь. Там тебя Уголек ждет с каким-то важным делом.

СЭКОНД

Сандру повалили на живот, задрали левую штанину, что-то острое полоснуло по ноге.

– Кровь…

Мужчины радостно загалдели, хлопая друг друга по спинам. Всхлипывающую Сандру снова посадили. Короткий, но глубокий порез на икре болел и кровоточил.

– Вот видишь, а ты боялась – хлопнул ее по спине Скар.

– Я же говорила, что живая. Развяжи меня, пожалуйста. Мне в кусты сходить надо.

– Скар, у меня цепь есть, – сказал кто-то.

Ногу обернули два раза цепью, повесили замок – чуть меньше амбарного. Другой конец таким же образом закрепили на толстом дереве. Сандра получила десять метров свободы.

– Завтра надо посмотреть, есть ли от нее тень, – сказал кто-то.

Девушка тихонько застонала. В руках восстанавливалось кровообращение, и теперь под кожей кололи тысячи иголок.

– Скар, ты, вроде, говорил, будто она сама в нуль ушла. Расскажи.

– Точно, сама. Когда мы разделились, вы пошли к Черной Птице, След и я – в разведку. След направо, а я налево. Вижу – костер. Подкрадываюсь – эта девка сидит, носом клюет, что-то варит. Я стрелу сонным мхом обмотал, и тихонько так в костер пустил. Что вы думаете – проснулась! Стрелу увидела – и ка-к дунет в лес! Треск, топот – словно урсус, напролом. Я за ней. Отбежала шагов на сто, потом поворачивается и назад, к костру. Чуть нос к носу не столкнулись. Но она по сторонам не смотрит, только вперед. Выходит к костру, смотрит туда, откуда я стрелу пустил, и руки показывает. Что, пустые, без оружия. Я уже за ее спиной стою. Сонным мхом воняет – мертвый почувствует. А она тянет из костра мою стрелу, осматривает внимательно, потом подносит к носу, и как вдохнет полной грудью. Конечно, тут же в нуль ушла. Если б не подхватил, так и упала бы головой в костер.

– А не выдумываешь?

– Так все и было, – неожиданно для самой себя подала голос Сандра.

– Ишь ты! – удивленно повернулся к ней Скар. – А зачем мох нюхала?

– Глупая была. Я не знала, что от него засыпают, – всхлипнула девушка. – У нас такого нет.

– Ты откуда такая? Тебя Черная Птица принесла?

– Я с Земли. Земля – это откуда ваши предки пришли. Мы сначала через нуль-т прыгнули, а потом на шаттле летели. Вы его черной птицей зовете.

– Вы с Черной Птицей договорились, чтоб она вас на Секон принесла?

Сандра улыбнулась. Эти люди считали шаттл живым существом. Потом вспомнила, как Ким и два десятка киберов ремонтировали шаттл. Ким, конечно, не считал его живым, но хвалил, ласкал, ругал… И так глупо все получилось.

– Ким с любой техникой договорится.

– И с Черной Птицей?

– Подожди, След. Ты не одна? Сколько вас? Где остальные?

– Нас пятеро было. Я, Ливия, Сэм – он самый главный, Ким и Дик. – Тут Сандра поняла, что чуть не сболтнула лишнее. Незачем этим дикарям знать про биованны, в которых лежат тела ее друзей.

– Что замолчала?

– Они… они все там остались, – и вдруг зарыдала. В голос, во всю силу легких, изливая в слезах недавний смертельный ужас и тот страх, который накопился за часы ночной поездки, и за сутки одиночества в незнакомом лесу, и за короткие, слишком короткие секунды, когда она тащила по коридору и укладывала в биованны изувеченные тела друзей, и за долгие минуты падения в ночь на смертельно раненой машине.

– Вот так оно… Беда одна не ходит. Пусть поплачет девка, – сказал кто-то.

ЗЕМЛЯ

– Кир… Афа, я больше не могу! Сядем?

– Уголек, садимся. Кора устала.

Три дракона приземлились на окраине леса, отстегнули и сложили в стороне контейнеры металлоискателей с длинными усами датчиков.

– Мастер, пусть Кора пока отдохнет, а мы вдвоем эти квадраты прочешем.

– Вот те раз! Это кому надо крылья тренировать?

– Ты просто садист, Мастер. Посмотри, до чего довел бедную девушку! Почему бы на самом деле не использовать флаеры?

– В любом флаере масса металла. Электроприводы, переменные токи. Сплошные помехи. Поэтому лететь на нем надо будет не выше 50 метров, и полосу он проверит не шире ста метров за раз. А на болоте он сесть сможет? Нет. Мы трое за раз проверяем полосу в пять километров. Это же в пятьдесят раз быстрее.

– Ага, каждые полчаса вниз-вверх, вниз-вверх. Флаеру на 50 метров подниматься нужно, а нам на целый километр. Мастер, ты серьезно думаешь, что так быстрее? Я уже жалею, что во мне ни одной металлической косточки. Может, гаечный ключ проглотить?

– Бунт на корабле?

– Все, все, умолкаю. Наступило утро и Шахерезада прекратила дозволенные речи.

– Кора, ты как? Отдышалась? Смотрите на карту. Здесь мы все проверили. Остались квадраты шестой, седьмой, восьмой, девятый. На квадратах с десятого по шестнадцатый море или побережье. Там бы я бункер ставить не стал. Сердце мне говорит, что он в девятом квадрате. Очень уж удобное место.

– Мастер, так давай его сейчас и проверим.

– А план? Заранее разработанный и утвержденный!

– Афа, смотри, тут речка нарисована. Совсем как у нас.

– Сговорились! Вдвоем на одного, да? Убедили. Летим в девятый квадрат.


Страницы книги >> 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 | Следующая

Правообладателям!

Это произведение, предположительно, находится в статусе 'public domain'. Если это не так и размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.


  • 0 Оценок: 0
Популярные книги за неделю


Рекомендации