Электронная библиотека » Петр Хомяков » » онлайн чтение - страница 5

Текст книги "Катастрофа-2012"


  • Текст добавлен: 25 апреля 2014, 20:53


Автор книги: Петр Хомяков


Жанр: Политика и политология, Наука и Образование


Возрастные ограничения: +16

сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 5 (всего у книги 17 страниц) [доступный отрывок для чтения: 6 страниц]

Шрифт:
- 100% +
10. Варианты развития событий

Мы уже говорили многократно, и не поленимся повторить еще раз: «спасать человечество» своими изысканиями мы не собираемся. Хотя бы потому, что современное человечество, где правят бал «государственники», олигархи и массы, состоящие из «дикого мяса», достойно вымирания, а не спасения.

Поэтому мы без эмоций, отстраненно как компьютерную «стрелялку» разберем возможное развитие глобального цивилизационного кризиса.

Итак, простая экстраполяция имеющихся тенденций позволяет утверждать, что кризис начнет «касаться всех» уже непосредственно где-то в «2012 году». Вообще, в теории прогнозирования предсказание сроков реализации даже самого однозначно проявляющегося процесса – самая трудная задача. Поэтому мы можем и ошибиться.

И корректности ради скажем, что такое положение будет достигнуто в период с 2011 по 2015 год.

Какие процессы и явления будут составлять картину кризиса для внешнего наблюдателя?

Собственно, большинство этих явлений будет просто обострением того, что есть сейчас. В первую очередь это неуклонный рост цен на энергоносители. Однако к тому времени он вызовет неблагоприятные явления в экономике, вплоть до заметного экономического спада. Кстати, экономический спад и сопровождающие его отрицательные социальные явления сейчас довольно успешно маскируется там, где он проявляется. А вот в период 2011–2015 года его уже нельзя будет ни замаскировать, ни смягчить.

Впрочем, падение на биржах в начале 2008 года уже было предтечей гораздо более масштабного кризиса. Курьезно, что это падение западные банки пытались смягчить, буквально раздавая деньги на покупку акций. Помогло на неделю – полторы. А потом падение возобновилось.

Единственно, что смогли в этой ситуации сделать представители мировой элиты, так это напрячь СМИ, чтобы тенденциозным комментированием смягчить реакцию общества на явные проявления кризиса.

Но в начале 2008 года были только цветочки. Ягодки будут после. Тогда и посмотрим, сможет ли тотальное вранье в СМИ отвлечь внимание масс от тощающих на глазах кошельков.

Впрочем, продолжим.

Итак, обострятся и политические проблемы. Например, очевидно обострится напряженность в отношениях Запада и мусульманского мира. Возрастет число терактов. Запад будет бороться с этим «укреплением силовых институтов», а на самом деле фактическим отказом от достижений демократии, которыми он так гордился в ХХ веке.

Такое укрепление позиций государственников скорее всего вызовет обострение их отношений с олигархами. Их единство может распасться.

Одновременно обострятся межэтнические противоречия в Европе. Ибо проблемы миграции с юга по существу решены не будут, и «цивилизационные маргиналы» будут оказывать все большее давление на принявшие их страны.

Впрочем, Европа сама затягивает петлю на своей шее. Сейчас она признала независимость Косова и получила мусульманский гнойник у себя «под мышкой».

Очевидно, Европа будет искать паллиативы, иногда имитировать ужесточение режима и борьбу с этническими мафиями. Однако это будет только раззадоривать маргиналов и одновременно подталкивать белых националистов на попытки легализовать свой взгляд на вещи. Хотя им этого не дадут сделать вплоть до самого наступления кризиса, когда в процессе наступающего хаоса контроль государств над обществом ослабеет.

США будут медленно, но верно двигаться к установлению доминирования цветного населения. При одновременной деградации и снижению конкурентоспособности своего производства.

Собственно, промышленного производства как такового в США почти не осталось. Вообще, ВВП стран Запада в значительной степени дутая величина. Он оценивается в денежном эквиваленте. А деньги в современном мире давно не отражают производственных реалий.

По разным оценкам, от двух до максимум десяти процентов денежных потоков отвечают соответствующим потокам производственным. Остальное – это так называемые «пузыри». Китайцам, чтобы увеличить на некоторую сумму свой ВВП надо, например, пошить тысячу реальных джинсов. А некой стране Запада выпустить одно эксклюзивное платье, условно говоря, «от Версаче». Но стоимость платья, одного платья от Версачи, равна стоимости тысячи китайских джинсов только в результате некой договоренности.

При любой системе ценностей джинсы останутся джинсами. А вот кусок ткани, называемый «платьем от Версачи» или нелепая мазня какого-нибудь Малевича, названная «гениальной картиной», ценятся только в рамках нынешней условной системой ценностей. Сметет кризис эту систему – и окажется, что тот же Китай производит гораздо больше, чем США, не говоря уже о странах Европы.

Так что стоит только кризису начаться, стоит только мировой системе ценностей пошатнуться – и процесс примет характер цепной реакции. Переоценка будет идти по нарастающей, снижая фиктивное богатство стран Запада и, в первую очередь США, в разы.

Впрочем, экономический спад, социальные и межэтнические обострения сами по себе не приведут к изменению ситуации ни в США, ни в Европе. Сложившееся положение будет напоминать натянутую струну, которая никак не лопнет. Отличие от современной ситуации будет заключаться лишь в том, что предчувствие кризиса охватит всех. Даже самых тупых обывателей.

Но что сможет взорвать ситуацию?

Нам представляется пока только следующие наиболее вероятные варианты (хотя впоследствии могут возникнуть и новые версии).

Первый: крупный теракт наподобие одиннадцатого сентября в США.

Второй: массовые, гораздо более масштабные, чем можно представить себе сейчас, столкновения на межнациональной почве. Возможно даже одновременно во Франции, Германии, Бельгии, Голландии.

Третий: прогнозируемое сильное обострение глобального потепления в 2012–2014 году, сопровождающееся катастрофами природно-техногенного характера по всему миру. Но особенно в регионах, достаточно близких к океанам. Прежде всего в Западной Европе и США.

Четвертый, довольно экзотический, но все же возможный вариант имеет несколько модификаций. Но в целом связан с реальным распространением ядерного оружия и его применением в локальном конфликте. Это может быть обретение одной из стран Третьего мира ядерного оружия. Той страной, которая его пока не имеет. И применение его. Не важно, в каком контексте и с какими целями.

Но это может быть и полномасштабный ядерный конфликт между Индией и Пакистаном. Учитывая растущее превосходство Индии в количестве и мощности ядерных боеголовок, а также в средствах доставки, Пакистан будет просто уничтожен.

Впрочем, учитывая все более результативное давление арабов на Израиль, это может быть и применение ядерного оружия Израилем. Благо он его имеет.

Пятый: выход из-под контроля мировой финансовой системы. И, как следствие, полномасштабный социально-экономический кризис.

Шестой: некий очень сильный внутриэлитный конфликт в любой из стран, на которых сейчас держится мировая «стабильность». Этот конфликт может возникнуть и сам по себе, вследствие накопления внутриэлитных противоречий. А может, в связи с отсутствием возможностей, закончиться договоренностью по поводу реакции на вышеперечисленные эксцессы. Возможен и другой сценарий, когда заведомо проигрывающая элитная группировка, вытесняемая в маргиналитет, сама спровоцирует один из вышеупомянутых эксцессов, и сама потом воспользуется преимуществами первого нападающего.

Так или иначе, раз начавшись, любой из упомянутых кризисов станет расширяться. И усиливаться в «слабых звеньях» нынешнего мирового порядка. К каковым, кстати, относится и РФ. Впрочем, об этом несколько позже.

Все эти «спусковые крючки» сами по себе, вне общего кризисного напряжения, может быть, и не привели бы ни к каким серьезным глобальным последствиям. Однако в контексте прогнозируемой общей ситуации они приведут к некой «мировой панике».

Результатом этой паники станет, прежде всего, столь долго ожидаемое обрушение доллара, мировой финансовый коллапс и последующий «Великий экономический кризис» типа кризиса 1929–1932 годов, но гораздо сильнее.

В этой ситуации наибольший выигрыш получит тот, кто раньше всех откажется от ограничений нынешнего общественного устройства. И начнет, говоря в терминах животноводства, «сброс поголовья» маргиналов и силовой захват чужих ресурсов, которые, говоря по-русски, «плохо лежат».

К мировой войне это не приведет.

Но к мировому хаосу приведет точно.

Все последствия этого хаоса предсказать невозможно в принципе. Однако некоторые самые общие последствия очевидны.

Несомненно, мировое население сократится в три – шесть раз.

Несомненно, все современные общественные, политические и государственные институты ждет полный крах.

Несомненно, обрушатся все современные виды индустрии оболванивания в том виде, в котором они есть. А именно телевидение, кино для быдла, большой спорт и т. д. и т. п.

Несомненно, будут отброшены все «традиции» – либеральные, левые, национал-социалистические, консервативные.

Несомненно, угаснут все нынешние мировые религии. Прежде всего, христианство. Но, скорее всего, также и мусульманство с иудаизмом.

Несомненно, изменятся мировые центры силы и границы нынешних государств. Впрочем, о государствах говорить в данном случае некорректно. Скажем так: стран.

И вот тут-то мы приходим к моментам непрогнозируемым.

Кто станет этими новыми центрами силы? За счет кого в первую очередь сократится мировое население? Выживет ли цивилизация? Или на ее обломках разрастется неспособное продолжить цивилизационное развитие «дикое мясо»?

Впрочем, и в этих вопросах есть элемент предсказуемости.

Так, несомненно, сокращение населения Черной Африки как минимум в пять раз при любом раскладе. Ибо лишенная продовольственной и медицинской гуманитарной помощи со стороны развитых стран, лишенная сдерживающих усилий мирового сообщества по умиротворению межплеменных конфликтов, черная Африка самоуничтожится. А если некто решит этому процессу еще и «помочь», то население здесь сократится уже не в пять, а в семь – девять раз.

А кто, например, в Европе имеет максимальные шансы выжить с минимальными потерями? По нашему мнению, Швейцария, имеющая немалый опыт выживания при мировых катаклизмах. При этом отнюдь не за счет только «мирной политики», а за счет великолепно организованных структур тотальной народной самообороны. А также имеющая немалые преимущества за счет жесткой миграционной политики, не пускающая в страну этнических маргиналов.

Кто еще может в Европе приблизиться к швейцарской модели? Увы, не лидеры – Франция, Германия или Великобритания. Страны уже переполненные маргиналами, которые способны заблокировать любой разворот этих стран к реальному отражению кризиса.

А вот страны маленькие или не очень, но тем не менее имеющие возможность, наплевав на политкорректность, уже сейчас оградить себя от нашествия маргиналов, шансы на успех имеют.

Это страны Прибалтики и Скандинавии, Польша, где у власти уже побывали национал-либералы Качинские, а также Австрия, Словения и, возможно, Венгрия и Чехия, где есть большой шанс прихода к власти тех, кого условно можно назвать национал-либералами.

Кстати, к ним может присоединиться и Белоруссия. Если найдет в себе силы избавиться от Лукашенко. Или, чем черт не шутит, если изменится сам Лукашенко, чего исключать нельзя. Этот деятель поразительно гибок, мобилен и предельно прагматичен, если не сказать циничен.

Есть для этого объективные шансы и у Украины. Вопрос, будут ли там для этого субъективные предпосылки? Во всяком случае, приход к власти Юлии Тимошенко, которую сравнивают с Муссолини, такие предпосылки создаст. Ибо в подобной ситуации оптимальным является национал-популизм с элементами авторитаризма (который у г-жи Тимошенко вполне может появиться).

Впрочем, как ни странно, Украине не хватает национализма. Не нынешнего периферийного, а настоящего белого, современного. Слишком любит она и кавказцев, и крымских татар. Вот они-то и обеспечат украинским братьям жизнь, мягко выражаясь, «нескучную». Тем более когда Европу будут захлестывать, скажем, повторив слова товарища Сталина, волны «близких» этим господам цивилизационных маргиналов.

Впрочем, и у Украины есть шанс. Лидер типа Тимошенко сможет повернуть ситуацию по собственному разумению и добиться одобрения своих действий. Вопрос, захочет ли?

С другой стороны у Украины есть еще один шанс резко повысить свой потенциал в смутные времена. В ответ на российскую поддержку агентуры влияния РФ на Украине, можно организовать и поддержку Украиной своей агентуры влияния в России. И перспективны здесь отнюдь не этносепаратисты, как полагают многие на Украине, а русские антиимперские буржуазные националисты. Политической ценой этого поворота будет отказ от поддержки Украиной «дикого мяса» у себя дома, на постсоветском, а потом и построссийском пространстве. Только и всего.

Ну, о России мы поговорим ниже отдельно.

А остальной небелый мир нас не интересует.


Важный вопрос: можно ли предотвратить кризис? Предотвратить нельзя, но вот максимально отодвинуть время наступления кризиса можно. Чем и будет заниматься вся мировая элита.

Не понимая, что чем далее отодвигается время наступления кризиса, тем более острым он будет.

Глава 2
Проблемы и перспективы россии в контексте глобального цивилизационного кризиса
1. Слабое звено

Рассмотрим теперь, что несет глобальный кризис России. Иной оптимист нашел бы, что некоторые черты этого кризиса даже благоприятны для РФ. И Россия представляется чуть ли не бастионом стабильности в море мирового хаоса.

Однако все не так благостно, как представляется иным казенным патриотам.

Дело в том, что Россия – это страна, сотканная из противоречий. Данную противоречивость России никто не отрицает, а многие даже гордятся ей. Хрестоматийным давно является слоган «умом Россию не понять».

Впрочем, понять-то можно, но вот запутаться в противоречивых тенденциях действительно легко. И на основе в общем-то близких фактов сделать выводы, противоположные друг другу.

Поэтому очень многие процессы мирового развития могут быть как благоприятны, так и гибельны для России. Вопрос в том, сумеет ли страна должным образом использовать последствия этих процессов, сумеет ли руководство предусмотреть развитие ситуации.

Посмотрим на сформулированный тезис под другим углом, и если согласимся с ним, то придется согласиться, что в России очень многое будет зависеть от субъективного фактора. Ведь «сумеет ли страна» означает в России «сумеет ли руководство». А это, в свою очередь, зависит от того, каково будет это руководство.

Впрочем, об этом потом. А пока для иллюстрации возьмем простой пример. Мировой энергетический кризис ведет к росту цен на нефть. В Россию текут нефтедоллары. Хорошо это для страны? Вроде бы да.

А если нефть закончится?

«Да ее еще полно», – скажет иной казенный оптимист.

Не совсем так. Полно ее было в конце 1990-х. А после этого добыча возросла более чем в полтора раза. Но такой рост добычи не мог себе позволить даже такой хищник, как ЮКОС. А вот дружные с Кремлем нефтяные олигархи позволить могут.

А собственно, почему ЮКОС не мог себе этого позволить? Да потому, что при таком росте добычи до восьмидесяти пяти процентов запасов делаются неизвлекаемыми. Хищническая это добыча. И ЮКОС могли в этом обвинить. А «своих» олигархов не обвинят ни в чем. Вот они и стараются.

И сколько там той нефти останется извлекаемой после их «стараний» к 2012 году, никому не известно.

Как в этой ситуации благом для России будет рост цен на нефть после 2012 года? Об этом еще надо крепко подумать.

Но есть же в России еще стратегические резервы нефти глобального уровня? Есть. Да только их никто не ищет и не разведывает. Все деньги от продажи нефти уходят на другие нужды. В частности на политические авантюры на постсоветских просторах да на толпы футболистов с хоккеистами.

Да и кто будет эту нефть искать? По российским законам, нашедший не имеет никаких преимуществ при получении разрешения на освоение месторождений. Ищите дураков для вас нефть задаром искать!

А рассмотрим теперь идущее глобальное потепление. Для России оно просто дар Небес. Десятки миллиардов долларов в год экономит страна от экономии энергии вследствие потепления.

Но потепление одновременно может серьезно осложнить работу газовой отрасли. И если вовремя не принять упреждающих мер, то можно и потерять те же десятки миллиардов долларов в год, а то и больше.

Эти упреждающие меры довольно просты и относительно дешевы. Но проводятся ли эти мероприятия или хотя бы планируются? Нет. Не проводятся. О чем можно прочитать в наших работах о влиянии глобального потепления на экономику России (В частности в «Влияние глобальных изменений климата на функционирование экономики и здоровье населения России» М.: УРСС, 2005 – 421 с.)


Примеры подобного рода можно множить и множить. И вывод будет все тот же.

Да, идущие сейчас процессы глобального кризиса можно использовать для блага страны. Можно сделать Россию островом стабильности в море кризиса. Можно сделать Россию центром возрождения белой цивилизации.

Можно. Но не с этим режимом.

А режим этот до наступления кризиса не падет. Слишком благоприятна сейчас обстановка для него.

И этот режим «рулит» страной так, что благоприятные тенденции используются по минимуму, а негативные, особенно не сиюминутные, а немного отложенные тенденции проявятся по максимуму.

Поэтому не будет нынешняя Россия центром стабильности в мировом кризисе.

И все негативные глобальные тенденции не обойдут ее стороной. И недостаток энергии, и недостаток продовольствия, и сокращение населения, (еще большее, чем сейчас), и нашествие цивилизационных маргиналов.

Для беспристрастного наблюдателя это очевидно уже сейчас. Что, являясь экспортером энергоносителей, Россия не стоит каждую зиму на грани энергетического кризиса? Или что, разве не половина продовольствия импортная? О нашествии же инородцев вообще сейчас не говорит только ленивый. А сокращение населения вообще «притча во языцех». И это, учтем, еще до начала острой фазы кризиса.

Так что же, разве не понятно, что во всех названных аспектах мы «впереди планеты всей»?

Надо четко понять, что Россия – слабое звено. Что все вышеописанные негативные моменты глобального кризиса проявятся здесь как минимум ничуть не слабее, чем в среднем по миру. А скорее всего, гораздо сильнее. Что страна развалится, а большая часть населения вымрет.

Это, повторяем, не вопросы.

Вопрос состоит в том, кто вымрет, а кто выживет; как и в пользу каких территориальных центров произойдет развал.

2. Институциональный кризис

«Впереди планеты всей» – эффектный слоган. Впрочем, невозможно быть в этом отношении «впереди» во всем. И в самом темном закоулке есть места особо темные. Вот и в российской предкризисной действительности есть моменты наиболее негативные. Моменты, которые внесут свой особый вклад в коллапс страны.

В первой главе, перечисляя различные ипостаси цивилизационного кризиса, мы отметили кризис государства как института.

Этот кризис наиболее ярко проявляется в России. И это закономерно. Чтобы понять данное утверждение, стоит еще раз обратиться к истории возникновения государства как структуры.

Государство со всеми его людоедскими уродствами образовалось в странах Восточного Средиземноморья. Однако далее в процессе эволюции в разных странах и в разное время государство как структура все более цивилизовывалось и преодолевало рабовладельческие уродства.

Однако это преодоление шло с разной скоростью. И гдето древние архаичные элементы антинародного, деспотического, бюрократического государства сохранялись в наибольшей степени.

Таким местом стала Византийская империя. Она погибла, но в результате интриги, известной в истории как «татарское иго» византийские политические модели были навязаны Руси, которая после принятия византийщины стала называться Россией (подробнее об этом в нашей книге «Россия против Руси. Русь против России» М.: Белые альвы, 2006 г.).

Россия тоже рухнула в 1917 году. Но была воссоздана в виде СССР.

Однако СССР тоже рухнул в 1991 году. И тем не менее нынешний режим пытается его воссоздать.

То есть в нынешней России в наиболее полной степени сохраняются самые архаичные черты государства как института.

Это государство деспотическое (авторитарное), антинародное, максимально бюрократизированное и, следовательно, максимально коррумпированное, а также максимально неэффективное как управленческая структура.

Эти выводы отчасти являются следствием общих концепций на этот счет, изложенных выше в разделах 6, 8 и 9 предыдущей главы. Ибо все негативное, что мы говорим о государстве как абстракции, с неумолимой логикой должно проявляться сейчас в России, ибо режим сам провозглашает «укрепление государственности» и «верность традициям».

Этот тезис должен быть вполне понятен нашим читателям. Мы однако подкрепим его парой-тройкой примеров.

Рост бюрократии в постосоветской России беспрецедентен. Сейчас бюрократов в России в два раза больше, чем было в СССР. При том, что население России почти вдвое меньше населения СССР. Особенно интенсивно бюрократия стала расти при Путине. Когда постоянно создаются новые органы управления и различные «постоянные комиссии».

Теперь еще одна иллюстрация сути нынешнего режима. В мире в тюрьмах сидит в среднем одна десятая процента населения. В нынешней России – одна целая и четыре десятых процента.

В четырнадцать раз больше! Вот самый неопровержимый показатель отношения власти к народу.

Ну, и наконец, коррупция. Вполне естественно, что она чудовищна и беспрецедентна. Ибо, как мы показали выше, коррупция растет параллельно с ростом бюрократизации.

И никаким «контролем» это не прекратить.

Но можно ли обойтись в этом государстве без коррупции?

Можно, если не делать ничего. Не отапливать помещений, не водить поезда, не чинить машины, не оказывать никакой медицинской помощи никому.

«Ну, в последнем случае автор загнул!» – скажет иной читатель.

А вот и нет. Например, Вам нужно срочно делать операцию. А для этого надо предварительно сделать анализы. Так вот, с точки зрения нынешних законов, их Вам делать не имеют права. Ибо на каждый анализ лаборатория должна получить сертификат.

Нет, не просто на право делать, например, анализ мочи. А на право определять кислотность, плотность, цвет (да-да, и такое!) и т. д. и т. п. То есть на самый элементарный анализ около десяти сертификатов.

Разумеется, таких сертификатов у большинства клинических лабораторий нет. И кстати, не будет никогда. Ибо несколько десятков (!!!) сертификатов надо получать каждый год. Для этого надо не работать, а большую часть времени готовить бумаги для получения этих сертификатов.

Это не анекдот, это реалии нынешней России.

Так что, ложитесь-ка вы на операцию без анализов. А за то, что потом не то что-то вколют или вольют, благодарите того, кто такую бюрократию развел, «укрепляя государство», за кого вы так дружно проголосовали второго декабря. И не нойте потом, что подохнете без медицинской помощи. Вы САМИ этого хотели.

Почему без медицинской помощи?

Да потому, что без анализов вам операцию делать нельзя. Так что подыхайте, дружище, без медпомощи.

И такое положение не только в лабораторном деле. А везде в медицине. Опытнейшие врачи, имеющие стаж несколько десятков лет, формально не могут лечить. Лицензионно-сертификационных бумажек, оформленных согласно новым требованиям, у них нет.

В иных местах российской глубинки таких врачей до девяноста процентов. Так что, закрыть все больницы и поликлиники? Или послать на «три веселых буквы» все эти инструкции и приказы?

Разумеется, посылают в известное место инструкции и приказы. Но людей лечат.

А потом собирают деньги на взятки приезжим ревизорам.

Что бы мы делали без коррупции?

Просто бы передохли.

Ужасающий идиотизм законов нынешней России приводит к тому, что практически везде дело делается не благодаря, а вопреки этим законам и правилам. Но это не может делаться без коррупции! Значит, коррупция должна быть тотальна. Должна, чтобы экономика и социум функционировали. И объем коррупционных отношений, которые в уродской эРэФии выполняют функцию, которую в нормальных странах выполняет государственное управление, должен быть сравним с государственным бюджетом.

И именно так и есть, коррупция именно такая – тотальная. Так, по данным Генпрокуратуры, объем коррупционных отношений в России составляет двести сорок три миллиарда долларов в год – практически второй федеральный бюджет страны. По данным общественной организации малых и средних предприятий «ОПОРА РОССИИ», объем коррупционных поборов только по малым предприятиям достигает десяти процентов от их оборота, а это тридцать девять целых и три десятых миллиарда долларов в год. Наконец, суммарный объем теневой экономики в России составляет сорок девять процентов, а треть российских зарплат выплачивается нелегально.

Красноречивые показатели.

Таким образом, нынешнее российское государство это высшая наиболее возможная в современном мире стадия развития этого умирающего института. Это государство ближе всех остальных более или менее значимых государств мира стоит к своей естественной, эволюционно обусловленной и закономерной гибели.

Оно только мешает жить и собирает взятки. И не делает ничего другого. Ибо реально управлять чем-то в интересах дела оно попросту не может. Слишком неповоротливо и некомпетентно.

Незачем далеко ходить: даже сервильные СМИ, «болеющие» за Путина, утверждают, что семьдесят процентов его указаний не выполняются.

Бояре плохие, царь хороший? Полноте, господа, эти байки уже навязли в зубах. Плохой и царь, и бояре.

А главное – само царство.

И именно благодаря такой ситуации Россия сейчас является слабым звеном мирового цивилизационного кризиса.

Самым слабым звеном.


Страницы книги >> Предыдущая | 1 2 3 4 5 6 | Следующая

Правообладателям!

Данное произведение размещено по согласованию с ООО "ЛитРес" (20% исходного текста). Если размещение книги нарушает чьи-либо права, то сообщите об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?


  • 0 Оценок: 0
Популярные книги за неделю


Рекомендации