Электронная библиотека » Роберт Стайн » » онлайн чтение - страница 2

Текст книги "Игры для вечеринки"


  • Текст добавлен: 22 марта 2021, 10:20


Автор книги: Роберт Стайн


Жанр: Детские детективы, Детские книги


Возрастные ограничения: +16

сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 2 (всего у книги 4 страниц)

Шрифт:
- 100% +
Глава 3
Загадка открытой двери

– Расслабься, Рэйч. Может, ветер…

– Нет! – отрезала я. – Ты же знаешь, мой папа – фанатик запирать на ночь двери. Даже окна проверяет.

Осознав, что по-прежнему сжимаю руку Эми, я отпустила ее и бросилась к дому. Поскальзываясь на мокрой траве, бегом пересекла передний двор.

На крыльце я остановилась и заглянула в прихожую. Темным-темно. Когда глаза привыкли, я различила тусклый свет, льющийся из кухни. Папа всегда оставляет там его, потому что я обычно захожу в дом с черного хода.

Ухватившись за перила, я вглядывалась внутрь. От сбивчивого дыхания перед моим лицом поднимались облачка пара. Неужели кто-то вломился в дом?

Я услышала, как сзади подошла Эми:

– Рэйчел, видишь что-нибудь?

Покачав головой, я вошла в дом. Внутри было тепло и пахло жареной курицей, которую мама готовила на ужин.

– Мама? Папа? – выдавила я хриплым шепотом.

Родители не показывались. С тех пор как мама подхватила эту заразу, они с папой по возможности ложились пораньше.

Шаркая туфлями по половицам, я сделала шаг, другой. Остановилась, и Эми тут же налетела на меня сзади:

– Ой, извини. Рэйчел, я ничего не слышу. Может…

Я включила свет в гостиной. Вероятно, я ожидала, что комната будет разгромлена. И боялась увидеть взломщика. Иначе почему дверь оставлена нараспашку?

Однако все, по-видимому, было на месте. На краю столика у дивана я заметила два блюдечка для мороженого. Мои родители помешаны на мороженом. Постоянно пробуют новые вкусы. Мороженое они обсуждают с таким благоговением, словно это какое-то невиданное лакомство для гурманов.

На диванном пуфике рядом с парой журналов поблескивали мамины очки.

– Как будто все в порядке, – прошептала я.

Внезапный рокот заставил меня подскочить. Я не сразу поняла, что это холодильник в кухне.

Ступая на цыпочках, я двинулась по коридору. Остановилась у ванной комнаты. Вдруг взломщик притаился там? Я зажгла свет. Ванная была пуста. На кухне тоже никого не оказалось.

По загривку у меня поползли мурашки. Плечи свела судорога.

Что-то не так. Я чувствую. Здесь что-то произошло.

– Эми, подожди в гостиной, – прошептала я. – Пойду родителей разбужу.

Она кивнула:

– Я думаю, это ветер, Рэйч. Правда. С твоими родителями все хорошо.

Ее слова ничуть меня не успокоили. Я опять вышла в темный коридор. Дом у нас в стиле ранчо – одноэтажка. Комната родителей находится сразу за моей, в конце коридора. К двери я подходила, чуть дыша. Потолочная лампа лила на меня сверху свой бледный свет.

Может, они не спят? Я прижалась ухом к двери и прислушалась. Тишина.

– Эй, мама? Папа? – тихо проговорила я и постучалась в дверь.

Тишина.

С ними случилось что-то ужасное.

– Мама? Папа? – позвала я уже погромче. Постучала тоже громче, но ответа ждать не стала. Вцепившись в ручку, я толчком распахнула дверь и ворвалась в комнату.

Спальня была погружена в темноту. Сероватый свет сочился из сдвоенного окна на противоположной стене. Послышалась возня. Стон.

– Рэйчел, ты, что ли? – послышался хриплый спросонья голос мамы.

На прикроватном столике вспыхнула лампа. Папа лежал на боку. Он перевернулся и, моргая, сел. Мама глядела на меня из-под одеяла, натянутого до подбородка.

– Рэйчел? В чем дело? – спросил папа.

– Я… э-э… – На мгновенье я смутилась. При виде их, целых и невредимых, у меня гора свалилась с плеч. – Парадная дверь… – выдавила я наконец. – Она была открыта.

Папа поскреб лысину. Повернувшись, он принялся грузно подниматься с кровати. Мужчина он крупный, а волосатая грудь придает ему сходство со здоровенным медведем. Спит он всегда в одних пижамных штанах.

– Знаю, – спокойно ответил он. – Специально для тебя не запер. Вдруг ты захотела бы войти с парадного.

– Ты… ты не понимаешь, – проговорила я. – Она была открыта настежь. Дверь была открыта настежь.

– Что?! – Папа взвился, будто ужаленный, и вытаращился на меня. – Не может быть! Я ее хорошенечко так прикрыл. Точно помню. Даже запирать начал. Потом раздумал.

– Вы что-нибудь слышали? – спросила я. – Ну, например, чтобы кто-то входил?

– Мы легли пораньше, – сказала мама. – Я себя неважно чувствую и…

– Я ничего не слышал, – сказал папа. – Хотя я вообще сплю как убитый. Мы с твоей мамой позволили себе за ужином пропустить по стаканчику и…

– Рэйчел? Все хорошо? – окликнула Эми из гостиной.

Папа моргнул:

– Ты не говорила, что с тобой кто-то еще.

– Это всего лишь Эми. – Я вышла в коридор. – Эми, все в порядке!

Папа покачал головой:

– Не могла дверь распахнуться сама собой. Подай халат, схожу проверю.

Я подошла к своей комнате. Включила свет. Комната выглядела так, как я ее и оставила.

Вдруг кто-то притаился в стенном шкафу? Немного помедлив, я приоткрыла дверь. Взгляд остановился на грязной одежде, которую я свалила в кучу на дне шкафа. Нет. Никого.

Я вернулась к Эми в гостиную.

– Ложная тревога, – сообщила я. – Никаких взломщиков.

– Сегодня ветрено, – отозвалась она. – Готова поспорить, дверь распахнуло ветром.

Папа протиснулся мимо меня, затягивая пояс полосатого фланелевого халата. Кивнув Эми в знак приветствия, он протопал дальше.

Я увязалась за ним ко входной двери. Он несколько раз открыл и закрыл ее. После чего поскреб небритый подбородок:

– Замок работает нормально. Ничего не понимаю.

– Ну, хоть никто не влез, – заметила Эми.

Папа пощелкал замком:

– Вроде не сломан.

– Я лучше побегу. Поздно уже, – сказала Эми.

Я кивнула:

– Ладно. Будешь и завтра в школе читать мне нотации о Брэндане Фиаре?

– Это не нотации, Рэйчел. Я лишь пытаюсь уберечь тебя от ужасных выходных.

– Эми, ты хоть не завидуешь, я надеюсь? – сказала я. – Не знаю, почему меня пригласили, а тебя нет.

Она вздохнула:

– Поверь мне, Рэйчел, я не завидую. Просто у меня хватает здравого смысла. Даже если истории о Фиарах – всего лишь народные байки… дыма ведь без огня не бывает, наверняка что-то да было.

Папа до сих пор возился с замком. Халат его распахнулся, демонстрируя волосатую грудь. Эми бочком протиснулась мимо него на крыльцо.

– Доброй ночи. До завтра. – Повернувшись, она побежала через лужайку.

Папа закрыл за ней дверь. Защелкнул замок.

– Работает как часы. – Он снова поскреб щетину на подбородке. – Загадка. – Повернулся ко мне. – Как прошел день в ресторане?

– Изматывающе, – сказала я. – Я разбита в хлам. И воняю жиром от картошки. Спокойной ночи. Мне позарез нужно в душ и побольше шампуня.

Но едва войдя в свою комнату, я, зевая, плюхнулась на край кровати. От многочасового стояния ноги отчаянно ныли. Спина буквально разламывалась. Я боялась, что, приняв душ, разгоню сон. А мне необходимо хорошенько выспаться.

Я сбросила одежду на пол и натянула длинную ночную сорочку. Потом выключила свет и в темноте побрела к кровати.

Я без конца зевала. В жизни не чувствовала себя такой слабой и вымотанной. Откинув одеяло, я залезла в кровать. Простыни были теплыми и мягкими. Улеглась на спину…

Правая нога задела что-то под одеялом. Пальцы потерлись о какой-то твердый, бугристый предмет. Пятку защекотала колючая шерсть.

Сперва я подумала, что это всего лишь складка на одеяле или простыне. Но при нажатии ногой оно оказалось твердым. Мохнатым и твердым.

У меня перехватило дыхание. Я приподнялась на постели. Зажгла лампу на прикроватном столике. Высунула ногу из-под одеяла. К пальцам пристала какая-то темная шерсть.

– А?! – Я выскочила из кровати и рывком откинула одеяло.

И завизжала в голос, увидев на постели разлагающуюся дохлую крысу.

Глава 4
Неужели Мак – психопат?

Я знала, что это сделал Мак. Это должен был сделать Мак.

До чего мерзкий, ребяческий способ поквитаться за то, что я собралась его бросить! Проникнуть в мой дом через парадную дверь и подложить в постель крысу. Как есть психопат! Такое уже не лечится.

Мак перевелся к нам в прошлом году. Я знала, что о нем ходит дурная слава. Слышала, что из прежней школы он вылетел за драку. Видела, какой у него скверный нрав.

И все же я верила, что в глубине души он парень что надо. По временам он бывал очень тих, даже застенчив. Была в нем и ранимость, которую он тщательно скрывал. Да, он относился ко мне как собственник, хотя мы знали друг друга без году неделя. К тому же его раздражало, что я много времени провожу с Эми и остальными друзьями.

Но я думала, что так он проявляет свои чувства.

Глупая, глупая я.

А ведь Эми давно предупреждала. Дескать, я ищу в Маке противоположность своему бывшему. Ей не нравились его вспышки, его манера чуть что срываться на брань, надолго запоминать мельчайшие обиды и постоянно рисоваться.

Теперь же Мак блистательно подтвердил ее правоту.

Ладно. Ладно. Его взбесило, что я перестала отвечать на его звонки и сообщения. Что не обращаю на него внимания, когда он караулит меня возле школы. Что поменяла страничку в Фейсбуке и всем говорю, что между нами все кончено.

Взбесило настолько, что он пробрался в мой дом и подложил мне в постель дохлую крысу.

Больной. На всю голову.

Комната поплыла, будто в тумане. Я сосредоточила взгляд на темноте за окном. Таращилась во мрак, пытаясь успокоить отчаянное биение сердца.

Мама и папа, должно быть, услышали крик. Они ворвались в спальню. Мамины волосы были всклокочены и стояли дыбом, словно приливная волна. Родители хлопали глазами, что-то сонно бормоча. Однако вид дохлятины на простыне привёл их в такой шок, что вялость прошла сама собой.

– О! – подавилась мама, зажав рукой рот.

Папа подошел к кровати и так уставился, будто впервые в жизни видел крысу.

– Как… как она сюда попала?.. – Он повернулся ко мне. – Думаешь, тот, кто открыл дверь?.. – Он осекся, осознав, что это безумие.

– Не знаю, – сказала я. Мне не хотелось обвинять Мака. Не хотелось все объяснять.

Родители у меня добрые и понимающие. Но я с малых лет предпочитала держать все в себе и решать свои проблемы самостоятельно. Даже в детстве я не любила делиться своими школьными неурядицами. Такие вот заморочки. И конечно, я преспокойно делилась всем с Бет. Мне всегда легче было излить душу сестре.

Мама отвернулась, чтобы не смотреть на крысу. Она у нас в семье самая брезгливая.

– Небось из шкафа твоего вылезла, – сказала она. – Я ведь говорила, что там настоящий крысятник.

– Это тебе шутки? – огрызнулась я.

Она покачала головой.

– Нет, серьезно. Там гора грязных вещей…

– Утром позвоню в санэпидемстанцию, – пообещал папа.

– Пошла-ка я отсюда, – маму всю трясло. Она обхватила себя руками. – Ну и вонища… меня мутит. Рэйчел, не хочешь сходить на кухню и выпить чаю?

– Нет, – со вздохом ответила я. – Я хочу только лечь спать. Устала, хоть вой.

– Сейчас надену перчатки и отнесу эту гадость в помойку, – сказал папа. – Тогда можно будет сменить простыни. – Он покачал головой. – Все равно не понимаю…

– Я тоже, – тихо сказала я.

А сама подумала: «Мак, ты можешь напугать меня. Но ты не сможешь испортить мне жизнь. Я пойду на вечеринку к Брэндану Фиару. Это будет самая чудесная вечеринка на свете. Брэндан пригласил меня, и я пойду. Ты уже история, Мак. Я рада, что вовремя поняла, какой ты психопат. Ей-богу, рада».

Глава 5
Игра

В пятницу утром я пришла в школу пораньше, надеясь перехватить Мака до начала занятий. Но он так и не объявился. Его не было в школе весь день. На звонки и сообщения он не отвечал.

Я лишь хотела сказать ему, какой он дебил. И что ему здорово повезло, что я не стала обращаться в полицию или жаловаться родителям.

У меня не было совершенно никакого желания во все это впутываться. Все, чего я хотела – это дать ему понять, как он мне отвратителен. Раньше я боялась прямо сказать ему, что между нами все кончено. Теперь будет легче легкого.

Мак не появился, так что я вовсе выкинула его из головы. Вместо этого стала думать о Брэндане и его вечеринке. Что мне надеть? Почему Брэндан пригласил меня? Неужели он ко мне неравнодушен? Кто еще придет?

Наверное, я уж слишком много думала о Брэндане. После обеда, в художественном классе Эми ткнула меня локтем в бок:

– Сотри-ка с морды это мечтательное выражение. За такую блаженную лыбу по-хорошему сажать надо.

* * *

Я не люблю баскетбол. Но мы с Эми всю неделю планировали встретиться в спортзале, чтобы посмотреть, как наши «Тигры» выступят против «Акул» из школы Святого Игнатия.

Эми твердила, что надо идти: мол, это последний домашний матч в выпускном учебном году. И, пусть мы и не фанатки баскетбола, это вроде как важный этап. Эпизод, который мы, возможно, еще много лет вспоминать будем.

Такая вот Эми чудная. Она словно живет будущим и постоянно заботится о том, чтобы нам было что вспомнить через пару десятков лет.

Итак, чуть позднее половины восьмого я открыла двери и вошла в спортзал. Несмотря на гул голосов, барабанный перестук мячей, крики и смех, эхом отдающиеся в отделанных кафелем стенах, а также визгливое дудение расшалившегося трубача из школьного оркестра, я поймала себя на мыслях о Маке… о Маке и о той гадкой дохлой крысе.

Я невольно почувствовала, что опять закипаю.

Вспомнилась Бет. Вот бы ее сюда! Она такая умная и здравомыслящая. Всегда знает, как меня успокоить. Бет сказала бы: «Забей на все, Рэйчел. Ты порвала с этим ублюдком. С глаз долой – из сердца вон».

Тяжело вздохнув, я окинула взглядом переполненный спортзал. Игра должна была вот-вот начаться, так что на трибунах уже негде яблоку было упасть. Стоя у боковой лесенки, я осматривала ряд за рядом в поисках Эми. Потом вспомнила, что получила от нее эсэмэску: у нее какие-то очередные терки с родителями, и она может немного опоздать.

Я поднялась на предпоследний ряд и села на скамью. Сняв толстовку с капюшоном, положила рядышком, чтобы сберечь место для Эми. Внизу разогревались наши ребята, закидывая мяч в дребезжащее кольцо. В другом конце площадки тренировались «Акулы». Их форма была черно-серого цвета. Акульего, не иначе.

Среди наших я увидела Керри Ричера, который выгибался с боку на бок, растягивая мышцы ног. Керри на голову выше любого из остальных «Тигров». В прошлый раз наша команда позорно продула со счетом три – шесть, но никто не сомневался, что уж в этом году Керри вернет себе чемпионский титул.

Я высматривала на трибунах Мака. Хоть и знала, что здесь его быть не может. Он никаких соревнований не посещает в принципе.

Обернувшись, я увидела плюхнувшегося рядом Эрика Финна. Пихнула его в бок:

– Э, на мою толстовку сел.

– Знаю, – сказал он, нагло ухмыляясь. – Скамья слишком твердая.

– Я ж специально берегла это место, – настаивала я, пытаясь вытащить толстовку за рукав. Да где там – из-под эдакого кабаняры!

– Для меня? – спросил он. – Спасибо. Не знал, что ты обо мне заботишься.

– С ума по тебе схожу, – съерничала я. – Но место я берегла для Эми.

– Если она придет, можешь пересесть сюда. – Он похлопал себя по колену. Веснушки на лице придавали ему своеобразного обаяния. Вскочив, он окликнул каких-то ребят в самом низу трибун. Во втором ряду я заметила Патти Берджер. Она сидела со своей подругой Эйприл Конклин. Обе во все глаза смотрели, как Керри отрабатывает свободные броски.

Эрик толкнул меня локтем под ребра:

– Уверен, тебе до смерти хочется быть со мной на вечеринке у Брэндана. Я не против, если попросишь хорошенько.

Он притулился ко мне массивным плечом. Я отпихнула его:

– Ты уже бывал на его днях рождения? Бывал, верно?

– Ага. Они просто чума. – Он пригладил белобрысые волосы. – Отбитые напрочь. Реально без тормозов.

Я засмеялась:

– В смысле?

Он снова привалился ко мне:

– Знаешь, как оно бывает, когда соберешься вместе всей шоблой, а предков рядом нет.

– Ты имеешь в виду такого рода вечеринки?

– Брэндан непредсказуем. У него всегда найдутся какие-нибудь сюрпризы. Знаешь, в играх он дока. Нам остается лишь склониться пред его гением. – Он, не вставая, отвесил шутовской поклон и чуть не кувыркнулся в нижний ряд.

Я засмеялась:

– Знаешь, в чем твоя проблема? Ты слишком серьезный. Выше нос!

– Мне все так говорят.

Следующий вопрос вырвался у меня невольно:

– Как думаешь, почему Брэндан пригласил меня? Я всю жизнь видела его в школе. Но вообще-то мы не дружим…

Эрик ущипнул меня за нос:

– Думаю, ты ему нравишься.

– Как? – Я оттолкнула его руку. – В смысле? Откуда ты знаешь?

Он пожал плечами:

– Он мне говорил.

– Что он тебе говорил? Что он сказал?

Почему мое сердце так трепещет в груди?

Упитанная физиономия Эрика расплылась в озорной улыбке:

– А тебе-то что?

– Эрик, не будь свиньей. Ну что он сказал?

– Мы шли мимо тебя в коридоре после естествознания. Ну, Брэндан и говорит, что он, дескать, хотел бы наброситься на тебя прямо там, в коридоре. Типа ты самая горячая, самая отпадная девчонка в школе.

Я снова пихнула его:

– Дебил.

– Ладно. В общем, на самом деле он выразился немножко иначе. Сказал, что ты ему нравишься. Ну, мне кажется, что это было про тебя. Там, в коридоре, была уйма девчонок. Так что, по здравому разумению, он мог иметь в виду какую-нибудь другую.

Я покачала головой:

– Все ты выдумываешь. Здоров врать, Эрик.

– Знаю. Зато я миляга. Правда?

Я отвернулась от него, думая о Брэндане. Может, он пригласил меня импульсивно, встретив в ресторане. А может, я и впрямь ему нравлюсь. Но от Эрика ничего путного не добьешься, хоть тресни.

Прозвенел звонок. Команды прекратили разминку и припустили к своим скамьям. Двое судей в черно-белых полосатых рубашках вышли на центр поля.

Послышались музыкальные трели. Я не сразу поняла, что это мой сотовый. Я достала его из кармана толстовки и поднесла к глазам.

Звонила Эми.

– Эми? Привет. Ты где? Игра уже началась.

– Забудь об игре, – сказала Эми. – Я не приду. Я под домашним арестом. Предки-тупердяи опять тупят.

– Почему? Что случилось?

Толпа вдруг повскакала на ноги и заревела: на центр площадки трусцой выбежали «Тигры». Ответа Эми я не расслышала.

– Можно к тебе? – прокричала я, покрепче прижимая телефон к уху. – Ничего, если я приду?

– Игру пропустишь.

– Да к черту игру, – сказала я. – Увидимся через несколько минут.

Я вскочила и попыталась протиснуться мимо Эрика. Но он сгреб меня за пояс и усадил к себе на колени:

– Рэйчел, ты же сама знаешь, что сходишь по мне с ума. К чему бороться со своими чувствами?

Я потрепала его по щеке:

– Хочешь назначить мне свидание на вечеринке у Брэндана?

Он засмеялся:

– Не особо.

Я встала и поспешила дальше по проходу.

– До завтра! – крикнула я Эрику. Но он уже вовсю трепался с какой-то другой девчонкой.

Засвиристел свисток, знаменуя начало игры. Я прошла краем игровой площадки, открыла двери и вышла в коридор. Двери закрылись, отсекая рев болельщиков.

В коридоре не было ни души, все собрались в зале посмотреть игру. Направляясь к выходу, я думала об Эми. Родичи вечно ее шпыняют. Она никогда не говорила мне почему. Тупердяи, мол, и все. Я знала, что они с ней постоянно на ножах. И ладно был бы какой-то серьезный повод.

Как-то раз при мне мама Эми сказала, что той нужно поменять отношение к жизни. Эми поглядела на нее и сказала: «Сама меняй, мне и так хорошо».

За это Эми заперли дома аж на неделю.

Тупизм полнейший.

Я вышла на парковку для учеников, расположенную за школой. Стоял ясный, прохладный вечер. Изо рта у меня валил пар. Парковка была забита машинами. В свете уличных фонарей они блестели ярко, как днем.

Через два ряда стоял мой белый «Камри». Зябко поеживаясь, я потуже затянула толстовку. Отыскала в сумочке ключи. До машины оставалось всего несколько футов, когда за моей спиной послышался топот бегущих ног.

Не успела я оглянуться, как чьи-то сильные руки грубо схватили меня за плечи.

Ахнув, я попыталась вырваться.

Но нападающий, крякнув, грубо развернул меня к себе.

– Мак! – выдавила я. – Мак, ты что творишь? Пусти меня! Мак, что ты делаешь? Пусти!

Глава 6
Я слышал то, чего не следовало

– Я хочу только поговорить, – заявил он, припечатав меня спиной к машине. – Мы можем просто поговорить?

– Поговорить? Ты в своем уме? – закричала я. – Руки убрал, быстро!

Он опустил руки, но не отошел. Его холодные серые глаза смотрели мне прямо в лицо, светлые волосы мерцали в свете фонарей.

Я встряхнулась, точно собака, которую замучили блохи. Я до сих пор чувствовала его хватку на своих плечах:

– Напугал до смерти, а теперь поговорить хочешь? После того, что ты устроил вчера вечером?

Он развел руками:

– Выслушай меня, Рэйчел. Просто выслушай.

Сердце выпрыгивало у меня из груди. Мне уже случалось видеть, как его спокойствие сменяется вспышками бешеной ярости. Смотреть страшно. Что мне делать, чтобы он не взорвался?

Я смотрела на него, будто вижу впервые, напряженно следя за каждым его движением. Мак недурен собой. Эми говорит, что он похож на молодого Брэда Питта, и тут я целиком с ней согласна.

Он редко улыбается. А порой на него нападает своего рода нервный тик, и он эдак смаргивает три-четыре раза в секунду. Вроде судороги. Случается это нечасто, но, пожалуй, прекрасно свидетельствует о том, насколько он психованный.

Сейчас на нем были линялая армейская куртка поверх черной футболки, джинсы с узкими, драными на коленях штанинами и черные бутсы. Из кармашка куртки выглядывала смятая пачка сигарет.

– Мак, – прошептала я. – Уходи. Я не хочу с тобой разговаривать. После вчерашней ночи…

– Вчера ночью я просто слетел с катушек, – проговорил он. – Ничего не соображал. Представляешь, Рэйчел, я всю ночь, до утра, просидел в машине. Я так переживал из-за тебя. Всю ночь не спал. Даже в школу не смог пойти. Все думал… думал… о нас с тобой. Мы…

– Нет, Мак, – сказала я. – Все кончено. Мне жаль. Но ты сам для этого постарался. Все кончено. С чего ты взял, что я буду с тобой разговаривать? После… после дохлой крысы!

Он моргнул:

– Что?

– Дохлая крыса.

– Рэйчел, ты о чем вообще?

– Ой, вот не надо мне лапшу вешать. Лжец из тебя неважный, Мак. Зачем зря стараться?

Всякий раз, как Мак говорит неправду, на его щеках расцветают предательские розовые пятна. Проступили они и теперь. Это было видно даже в слабом свете фонарей на парковке.

Я взялась за дверцу машины:

– Пожалуйста, отпусти меня. Давай просто распрощаемся, ладно? Отойди и отпусти меня.

– Я… не могу, – пробормотал он, не сдвинувшись с места. Его серебристые глаза снова вперились в меня. – Я должен тебе кое-что сказать, Рэйчел. Кое-что еще. Не про нас с тобой. Ты обязана меня выслушать.

– Если выслушаю, ты меня отпустишь? Обещаешь?

Он кивнул:

– Да. Конечно. Но ты послушай. Я… я видел, как ты говорила с Брэнданом Фиаром.

– И что? – спросила я. – Шпионил за мной?

– Ты должна держаться от него подальше.

– Что, прости? А вот я считаю иначе, Мак. С кем хочу, с тем и говорю, имею право. – Мой голос дрогнул. Я не хотела его провоцировать. Не хотела доводить до белого каления.

Он с размаху пнул колесо моей машины:

– Слушай, я серьезно. Рэйчел, не суйся на Остров Страха. Не ходи на вечеринку.

– Откуда ты знаешь, что меня пригласили? Откуда тебе известны мои разговоры? Теперь ты меня послушай, Мак. Ты и я… между нами все кончено. Понял? Все, конец. Так что прекращай меня преследовать и шпионить. И не смей указывать мне, с кем я могу видеться, а с кем нет.

Он замотал головой:

– Ты только не ходи, Рэйчел. Я… я кое-что слышал.

– Слышал он! Больной, что ли? – Мой голос взлетел на несколько октав.

Мак снова схватил меня за руки. И так сильно сжал, что я вскрикнула:

– Мак, отвали. Ты мне делаешь больно.

– Я кое-что слышал, Рэйчел. Я слышал то, чего не следовало.

– Мак, отпусти меня. По-хорошему предупреждаю. Тебе нужна помощь, Мак. Ты неуправляем. Тебе нужно получить помощь, пока ты не натворил какой-нибудь ужас.

– Не ходи. Слышишь? Это для твоего же блага. – Он грубо тряхнул меня.

– Хватит! – Изловчившись, я вырвала руки и оттолкнула его так, что он отшатнулся. Потеряв равновесие, он плюхнулся задницей на асфальт.

Задыхаясь, я поспешно распахнула дверцу машины, скользнула за руль, захлопнула дверцу и подняла замки.

Заводя машину и задом выезжая со стоянки, я слышала крики Мака. В зеркало заднего вида я увидела, что он так и сидит на земле, грозя мне кулаком.

– Я тебя предупреждаю! – проорал он. – Предупреждаю, Рэйчел! Держись подальше от Острова Страха! Держись подальше от Брэндана Фиара!

Я рванула с места в карьер, едва не снеся бампер крайней в ряду машины. Взвизгнув покрышками в развороте, выехала на улицу.

– Прощай, Мак, – молвила я вслух. – Прощай, Мак. – Прибавив газу, я помчалась прочь, прочь от него, прочь от всех его безумств. – Прощай, Мак. И скатертью дорожка.

Но закончились ли на том мои пугающие проблемы с Маком?

Если бы.


Страницы книги >> Предыдущая | 1 2 3 4 | Следующая

Правообладателям!

Данное произведение размещено по согласованию с ООО "ЛитРес" (20% исходного текста). Если размещение книги нарушает чьи-либо права, то сообщите об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?


  • 0 Оценок: 0
Популярные книги за неделю


Рекомендации