Электронная библиотека » Сюзанна Баркли » » онлайн чтение - страница 1

Текст книги "Мятежный рыцарь"


  • Текст добавлен: 28 октября 2013, 14:22


Автор книги: Сюзанна Баркли


Жанр: Исторические любовные романы, Любовные романы


сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 1 (всего у книги 13 страниц)

Шрифт:
- 100% +

Сюзанна Баркли

Мятежный рыцарь

Пролог

Англия.

Апрель 1390 года

В этой дикой части горного края серый, пасмурный день быстро сменился черной, мрачной, как ад, ночью. Поднялся ветер, начал накрапывать дождь. Отряд всадников с трудом пробирался по разбитой дороге между холмами.

Говейн де Креси от холода ссутулился под изношенной туникой и поржавевшими доспехами. Прирожденный лидер, он был умен не по годам, а минуло ему всего двадцать шесть.

– Черт побери, неужели вы никогда не устаете? – проворчал Дарси Бьюфорт, его помощник.

– Что? – Говейн поднял забрало шлема. Глубоко посаженные глаза сверкали зеленым огнем, а черты лица были такими же решительными и угрожающими, как и эта, вскормившая его, суровая земля.

– Сколько нам еще ехать?

– Истэм как раз за следующим поворотом.

– Хорошо бы, а то люди больше не вынесут.

Говейн озабоченно оглядел свой отряд из тридцати воинов – ветеранов военных кампаний во Франции. Привычные к долгим, трудным переходам, теперь даже они падали от усталости. Ведь, захватив младенца и покинув дом Бланш, они еще ни разу не остановились. Встревоженный Говейн поискал глазами няню, ехавшую в середине отряда.

Тоненькая фигурка Руби терялась в складках плаща Говейна. Она согнулась, укрывая крошку Энид от непогоды. Если девушка не выдержит тягот пути, некому будет заботиться о двухлетнем ребенке.

– Нам бы только проехать еще одну лигу,[1] тогда мы отдохнем в надежном прибежище. – Несмотря на предчувствие беды, он так надеялся на это! Говейн даже хотел помолиться, но знал, что Бог отвернулся от него.

– Вы уверены, что отец примет вас? Прошло столько лет…

– Уоррен де Креси – не такой человек, чтобы иметь зуб против необузданного повесы, который похож на него самого. Да, ему не понравилось, что я покинул Истэм, но должен же он понимать, что младший его сын был молод и горяч и хотел попытать счастья во Франции!

– А Ранульф? – спросил Дарси. – Ваш злобный брат?

Говейн резко поднял голову.

– Я его так никогда не называл!

– Но вы рассказывали мне, что старший брат обижал вас и вашу мать. Если он отравлял вам жизнь в детстве, то уж точно и сейчас нам не обрадуется! Может быть, мы минуем Истэм?

– Нам некуда больше ехать, – отрезал Говейн. Поиски Энид истощили его средства, у них почти не осталось еды, и негде было больше укрыться. Черт, ему претило возвращаться домой неудачником, но другого выхода не было! – Мы не надолго. Отдохнем с неделю, и я попрошу мать разрешить мне поселиться в Малпасе – отец подарил ей это поместье. Она хотела передать его мне еще до того, как я покинул Истэм, но я был тогда слишком горд – не хотел брать то, что мне не принадлежит.

– А теперь вы проглотите свою гордость?

– Ради Энид – да! – Он продаст душу, лишь бы спасти ее. Говейн поднял лицо навстречу холодному ветру, но запах родной земли не унес мыслей о прошлом. – Мне, наверное, надо было им написать и узнать, как обстоят дела в Истэме. Если они бедствуют, то я не стану навязываться, словно нищий у ворот.

– Вы всегда прежде беспокоитесь о других, а не о себе.

– Если бы я не потерял голову, не попал бы в эту переделку! – огрызнулся Говейн. – Будь проклят тот день, когда я связался с Бланш!

Крупное лицо Дарси, выглядевшего старше своих двадцати восьми лет, смягчилось.

– Тогда бы у вас не было Энид.

У Говейна защемило сердце. Энид, его дитя! Она родилась вскоре после того, как он был захвачен в плен французами. Его посчитали убитым, а Бланш вышла замуж за другого. Энид же оказалась никому не нужной. Господи, в какой лачуге он обнаружил свою дочь! – с содроганием вспоминал Говейн.

– Девочке только два года, и она скоро все забудет, – ободрил его Дарси.

– Да она с криком просыпается каждую ночь! – сердито воскликнул Говейн. – Чем они так напугали ребенка, Бланш и ее благородный муженек? Она ведь даже не может ничего объяснить…

– Не мучайте себя, Говейн. Вы ни в чем не виноваты.

– Не хочу больше об этом говорить, – отрезал Говейн. Он научился скрывать чувства еще мальчиком и с годами достиг в этом совершенства. Иначе ему ни за что бы не выжить во французской тюрьме и не перенести предательства Бланш.

– Это Истэм? – Дарси указал вперед.

– Да, – с облегчением ответил Говейн, различив усталым взором знакомые очертания родового гнезда.

Истэмский замок стоял на вершине скалы. Обе его башни воинственно возвышались на фоне сгущавшихся сумерек. Замок был хорошо укреплен. Внизу, у подножия горы, лежала деревня. После всех происшедших с ним несчастий Говейн почти боялся, что Истэм тоже в руинах, как его мечты и надежды.

– Мы обогнем деревню или проедем по ней? – спросил Дарси.

– Проедем, так ближе.

Когда они подъехали к низкой каменной стене, окружавшей деревню, Говейн встревожился – стены местами разрушились, а дома казались необитаемыми.

– Такое впечатление, что здесь никто не живет, – подтвердил его опасения Дарси.

Говейн разглядел в темноте следы недавно проезжавших повозок.

– Возможно, все попрятались, испугавшись приближающейся бури?

Но из-за плотно закрытых дверей и ставен домика справа не пробивался ни один лучик света.

Здесь жил трактирщик Эверхард с дочерью Мей. Когда-то за жизнерадостной красавицей Мей увивалась половина деревенских парней, включая и самого Говейна. Он чуть было не спешился, чтобы узнать новости.

– Мне это не нравится. – Дарси отвязал боевой топор от седла. Здоровый как бык, с огромными, словно стволы дерева, ручищами – хорошо, когда такой человек рядом во время сражения.

Говейн вытащил меч из ножен и положил его поперек седла. Деревня оказалась пуста, и Говейн изменил первоначальный план действий.

– Я не отпущу вас одного, – заявил Дарси, поняв, что тот задумал.

Говейн взглянул на замок, возвышающийся на холме на фоне несущихся облаков. Из верхних башен струился свет и падал на стены, у которых, несомненно, находилась стража.

– Энид должна быть в безопасности, – ответил он. – Спешьтесь и спрячьтесь в скалах. Как только я пойму, что нас готовы принять, то сам приду за вами. Сам! Если появится кто-то еще и скажет, что его послал я, знайте, что я схвачен, и спасайтесь!

– Но…

– Я не задержусь, – отрезал Говейн и поскакал к замку.

Этот переход показался ему самым длинным в его жизни. Нервы были напряжены, как струна. У подъемного моста он натянул поводья.

– Остановись, назови себя и скажи, зачем пришел, – раздался суровый голос со стены Истэма.

– Я – сэр Говейн де Креси. Откройте ворота, – крикнул Говейн.

– Иди к дьяволу! – последовал ответ. – Он умер.

Говейн поднял забрало шлема.

– Как видишь, я жив. Я прибыл один и хочу увидеть отца и…

– Подождите. Я схожу к его светлости. Ждать пришлось долго. У Говейна уже лопалось терпение, как вдруг справа от моста со скрипом растворилась дверь, и из нее выехали несколько всадников. Он попятился назад и остановился на развилке дороги, достаточно узкой, чтобы в случае чего его не смогли окружить.

Отряд приблизился, и Говейн узнал предводителя.

Ранульф! Он был так похож на их отца! Те же темные волосы и карие глаза. Как Говейн завидовал тому, что Ранульф похож на человека, которого он обожал! И как ненавидел свои светлые волосы и зеленые глаза, унаследованные от матери! Прошедшие годы лишь усилили сходство Ранульфа с отцом.

– Зачем явился? – зло спросил Ранульф, глядя на Говейна, словно Зевс с Олимпа. – Убирайся из Истэма!

Говейн окинул его не менее свирепым взглядом. Краем глаза он увидел, что люди Ранульфа пытаются обойти его с двух сторон, но не могут это сделать из-за узкой тропы. Рука Говейна инстинктивно сжала эфес меча.

– Когда я уезжал во Францию, отец сказал, что я всегда могу вернуться в его замок, – твердо заявил он.

– Мой отец умер, и теперь хозяин здесь – я!

– Умер?! – Говейн едва поверил своим ушам. – Когда?

– Год назад. Не все ли тебе равно? Ты ведь исчез и даже ни разу не навестил отца!

– Я… был в тюрьме.

– Неудивительно, что ты туда угодил, – злорадно ухмыльнулся Ранульф.

Говейн не обратил внимания на насмешку – настолько сильна была боль утраты.

– Я действительно ничего не знал об отце. – Говейн пытался сообразить, что же ему делать дальше. – Я не стану злоупотреблять твоим гостеприимством, а отправлюсь в Малпас. Полагаю, моя мать там?

– Ее нет в Малпасе.

– Где же она в таком случае?

Ранульф пожал плечами.

– Уехала в Уэльс, вероятно…

– Но почему? Малпас – ее собственность.

– Нет! Малпас принадлежит мне, а не твоей матери. Поскольку они с отцом не были женаты, не могло быть и никакого подарка ей.

– Что?! – Говейна аж качнуло в седле. – Это невероятно! Они были женаты.

– Нет! – Голос Ранульфа звучал решительно и самодовольно.

– Ты лжешь! Она была его женой. Он так ее всегда называл.

– Чтобы потешить. Но брака между ними не было. Я не смог найти их брачного договора.

– Ты его уничтожил, ублюдок!

– Ублюдок не я, а ты! – Губы Ранульфа скривились. – Ты ни на что не имеешь права, даже на имя моего отца.

– Нашего отца! – твердо заявил Говейн. – Моя мать была…

– Хитрой уэльской шлюхой, которая обманом залезла в постель к отцу. Возможно, ты даже не его сын! Ты похож на нее, в тебе нет ничего от Уоррена де Креси!

– Что ты сделал с моей матерью? Клянусь Богом, если ты причинил ей зло… – воскликнул Говейн, взмахнув мечом.

– Он поднял на меня руку! Хватайте его! – завопил Ранульф.

Их было десять против одного, но Говейн не зря провел шесть лет в битвах с беспощадными французами, а эти люди привыкли воевать лишь с безоружными крестьянами.

Левой рукой он выхватил алебарду и направил ее на первого всадника, попав ему в грудь. Тот закричал, лошадь его встала на дыбы, в нее врезались все, кто ехал сзади. Шум и смятение возрастали, всадники пытались справиться с обезумевшими животными.

Говейн развернул коня и помчался по темной тропе к деревне, быстро соображая, что делать дальше. Скакать налево, к скалам, где ждут его люди? Или направо, уводя преследователей в лес?

Направо! Тогда есть шанс – солдаты Ранульфа наверняка заблудятся в лесу, в котором он играл еще мальчишкой. За это время он вернется и уведет своих людей в безопасное место. Но куда?

У себя за спиной он услыхал крики и, оглянувшись, увидел, что его преследуют шесть человек во главе с Ранульфом. Впереди зловеще темнел лес, и Говейн направился туда. Едва заметная тропинка вела направо, но Говейн свернул налево, в густую чащу. Если поторопиться, то ему удастся уйти от преследователей. Нагнувшись к седлу, он прижался лицом к шее жеребца. Говейн точно не знал, куда скачет, но углядел впереди лужайку и нагромождение известняковых скал. Он остановился. Давным-давно он играл здесь с Мей и ее братом Робом. Соскользнув с седла, Говейн обвел жеребца вокруг скал, привязал его, затем тихонько вернулся в лес. Кругом все замерло, но, когда он снял шлем и, склонив голову набок, стал прислушиваться, за спиной треснул сучок.

Говейн мгновенно обернулся и выхватил меч.

– Говейн! – раздался женский голос. Рядом стояла деревенская женщина в грубом домотканом платье. – Это я, Мей! – Она откинула капюшон.

Мей? Нет, это не она! Мей, которую он знал в юности, была стройной, красивой и соблазнительной.

– Мей? – неуверенно переспросил он. – Что ты здесь делаешь?

– Как обычно… поджидаю тебя. – Она подошла поближе. Да, шесть лет не прошли для нее бесследно – Мей располнела, на лице появились морщинки. – Мы слышали, что ты умер.

– Меня трудно убить. – Он оглянулся. – Тебе нельзя здесь оставаться. Сюда едет Ранульф…

– Он не отважится зайти так далеко в лес, здесь владения разбойников. – Ее взгляд скользил по лицу Говейна, тоже отмечая следы прожитых лет. – А ты почти не изменился. Я видела, как ты въехал в деревню, и хотела предупредить тебя, но Роб не пустил – он боялся, что меня заметят. – Она улыбнулась. – Когда он отвернулся, я побежала за тобой, но наткнулась лишь на твоих людей.

– Дарси и остальных? Где они?

– Там, где Ранульф их не найдет. – Она фыркнула. – Твой Дарси испугался, решил, что это западня.

– Такое уже случалось, – пробормотал Говейн.

Она положила мозолистую ладонь ему на руку.

– Как я хотела уехать с тобой во Францию! А вот осталась и вышла замуж за мельника Джона.

Говейн отвел взгляд от ее влюбленных глаз. Он никогда не любил Мей, хотя в юности желал ее.

– Все это в прошлом, – грубовато ответил он. – Ты не знаешь, что стало с моей матерью?

– Не знаю. Леди Элен куда-то исчезла. Ходили слухи, что она была ведьмой, которая завлекла в свои сети лорда Уоррена, а после его смерти превратилась в ворона и улетела обратно в Уэльс. – Мей презрительно фыркнула. – Это Ранульф распускает такие бредни.

– Она, скорее всего, ушла в Малпас. – Говейн провел по мокрым от пота волосам. Он сильно устал. – Мне необходимо найти место, где мы сможем отдохнуть, прежде чем я решу, куда идти.

Мей улыбнулась:

– Я знаю, что тебе надо сделать. Присоединяйся к тем, кто убежал от Ранульфа.

– А кто они?

– Семьи, которые твой брат согнал с земли, когда стал хозяином; солдаты, отказавшиеся их убивать; браконьеры, охотящиеся в лесах, чтобы их дети не умерли зимой с голоду… Нас больше сотни, и мы прячемся в пещерах. Нам нужен сильный предводитель. – Она посмотрела на него знакомым взглядом – словно он по-прежнему был светом ее очей.

– Я не мятежник, – возразил Говейн, – и не стану сражаться против брата!

– У тебя нет выбора. Ранульф ненавидит тебя и не успокоится, пока не убьет.

Глава первая

– Я не смогу поехать в Ньюстедское аббатство? – Пораженная Элис Соммервиль опустилась на скамью в рабочей комнате матери.

Она даже не обратила внимания на резкий запах раскаленного металла. Ее мать увлекалась ювелирным ремеслом, и с детских лет Элис привыкла играть в уголке, пока та занималась любимым делом.

Леди Арианна, графиня Винчестерская, вздохнула и сжала испачканными пальцами золотой подсвечник.

– Подождем, пока поправится отец.

– Но его сломанная нога заживет не скоро. Пройдет несколько недель, прежде чем он сможет предпринять столь долгое путешествие. – Элис старалась говорить спокойно – ведь Соммервили никогда не бранятся и не хнычут. – Меня может сопровождать Вильям.

– Он в Шотландии, по делам отца. А Ричард отплыл вчера во Францию.

– Почему же мне никто ничего не сказал?

– Ты заперлась у себя в комнате.

– Что ж, поделом мне – нельзя пренебрегать семейными делами.

– Боюсь, дорогая, в этом мы похожи, – усмехнулась ее мать. – Ты уединяешься со своими травами и снадобьями, а я – с железками и пилками. – Она провела пальцем по изящной фигурке дельфина – ножке подсвечника.

Красивое лицо графини было испачкано, а из съехавшего набок льняного чепчика выбились каштановые с проседью волосы. Она унаследовала свой талант от отца-ювелира.

Ей повезло, что она вышла замуж за человека, который ценил Богом ей ниспосланный дар.

Если бы мне так повезло в жизни! – подумала Элис. Но мужа у меня никогда не будет, и все из-за этой необыкновенной чувствительности.

– Я должна поехать в Ньюстед. Уверена, что выход найти можно, – упрямо сказала она, зная, что родители никогда и ни в чем ей не отказывали.

– Я понимаю твое желание – сестры из аббатства поделятся с тобой полезными сведениями для твоих книг, но это слишком опасно.

Элис не уступала:

– Я закончила свои книги и хотела бы, чтобы сестры переписали их в нескольких экземплярах. – Из бархатной сумочки, лежавшей у нее на коленях, она вынула десять тонких, переплетенных в кожу тетрадок. Элис любовно погладила золотые буквы на обложке верхней: «Способы лечения. Сочинение леди Элис Соммервиль. Том первый».

Графиня вытерла ладони о юбку, не обращая внимания на то, что испачкала дорогую материю, протянула было руку, но остановилась.

– Нет, лучше сама переворачивай страницы.

В книгах аккуратным почерком были записаны накопленные Элис сведения о лекарственных растениях.

– В первых трех – рисунки трав. – Она переворачивала листки роскошного пергамента, с гордостью указывая на сделанные ею зарисовки растений, семян и цветов. – В следующих трех – рецепты снадобий. А в последних трех – старинные советы о лечении, они расположены по названиям болезней.

– Поразительно! – Голубые глаза Арианны, такие же, как у дочери, светились радостью. – А что в десятой книжке? Ты работала над ней так долго…

– Это было самое трудное! – Элис положила книгу поверх остальных, но не раскрыла, а крепко сжала пальцами в перчатках. – Это о магии. О том, как такие уроды, как я, лечат наложением рук.

– Ты не урод! – воскликнула Арианна и дотронулась до дочери.

Элис мгновенно отстранилась и сердито спросила:

– Разве это нормально – избегать ласки даже любимой матери?

– Нет, но это не означает, что ты… Ох, Элис! – Голос Арианны задрожал. Она посмотрела на перчатки, закрывавшие руки дочери.

Элис изнывала от желания броситься в нежные материнские объятия, но с тринадцати лет, когда она стала ощущать странные вещи, больше делать этого уже не могла. Плотные одежды защищали ее чувствительное тело, и даже случайное прикосновение к лицу или шее приносило ей страдания.

– Прости, мама, но я привыкла к тому, что я не такая, как все. Это помогает мне лечить. Я благодарна за свое умение.

– Если бы не твой дар целительницы, то у отца не срослась бы так ровно нога.

Элис вздрогнула, вспомнив тот ужасный день, когда отец отправился объезжать молодого боевого коня и его оруженосец прискакал обратно с криком: «У лорда Гарета понесла лошадь, и они упали в овраг!» Тут же снарядили отряд, который обнаружил всеми любимого хозяина Рэнсфорда распростертым на дне глубокой балки.

– Твой дар послан свыше, – заметила мать. – Но когда ты вправляла отцу кости, тебе пришлось тяжелее, чем ему.

– Не волнуйся, мама, – мягко заметила Элис, но под тонкими перчатками руки у нее болезненно заныли – она вспомнила перенесенные мучения. – Было очень больно дотрагиваться до такой раны, как у папы. Зато теперь он скоро сможет ходить. Лучше промучиться пару часов, чем увидеть отца… калекой.

Звон башенного колокола позвал на ужин. Арианна встала и стряхнула с юбки металлические опилки.

– Я знаю, как для тебя важно поехать в Ньюстед. И постараюсь найти выход.

Элис вскочила, с трудом удержавшись, чтобы не обнять мать.

– Может, когда отец увидит книги, он все поймет. Он ведь так гордится твоей ученостью, – добавила та.

Настроение у них улучшилось. Улыбаясь, мать и дочь спустились по лестнице.

– Вижу, вы обе в хорошем расположении духа! – Заметно прихрамывая, к ним подошел лорд Гарет. Несмотря на свои шестьдесят лет, это был еще энергичный красивый мужчина с загорелым лицом. Лорд тяжело опирался на трость, а в темно-карих глазах таилась боль, но с каждым днем он ходил все увереннее.

Элис рискнула коснуться его руки. Сквозь мягкий бархат камзола она почувствовала железные мускулы и… прилив такой всеобъемлющей любви, что едва не заплакала. Отдернув руку, она спросила:

– Как ты себя чувствуешь?

– Все лучше и лучше – благодаря тебе.

– Я так рада, папа, что мне это удалось.

– Да, это было нелегко. – Когда они дошли до большой залы, лорд Гарет сказал: – Надеюсь, ты не возражаешь, у нас сегодня гость. Лорд Ранульф де Креси просит принять его с прошением.

– Дела? – Арианна скорчила гримасу. – Гарет, ты еще не поправился и не можешь ездить верхом и улаживать ссоры.

– Он хочет, чтобы его всего лишь выслушали, и я обязан это сделать.

Как член Королевского суда, граф Винчестерский частенько вершил правосудие и становился посредником между поссорившимися знатными особами.

Элис шла следом за родителями по устланному тростником полу к высокому столу. Теперь – из-за этого лорда Ранульфа – она не сможет поговорить с отцом о поездке в аббатство.

Яркие лучи солнца проникали через высокие застекленные окна и освещали длинную величественную комнату, разбрасывая повсюду разноцветные пятна. Гобелены на стенах изображали военные подвиги нескольких поколений Соммервилей. Прошло много лет с тех пор, как первый лорд Соммервиль вместе с Вильгельмом Нормандским[2] покорил Англию. Да, у ее семьи славное прошлое. Все Соммервили отличались умом и честностью.

Вбежала Ориэль, дочка прежней экономки, теперь исполнявшая эти обязанности сама.

– Не беспокойтесь, леди Арианна, еды у нас достаточно, чтобы принять знатных гостей.

– Я и не беспокоюсь, – ответила та, поскольку мало обращала внимания на хозяйство. Ее интересовали только семья и ювелирные работы.

Отец с любовью взглянул на жену. Как бы хотелось Элис встретить такого же человека, как папа! Чтобы он принимал ее именно такой, какая она есть.

Дородный управляющий Рэнсфорда прошествовал по проходу между столами. За Эдгаром шел дворянин в сопровождении троих грубых на вид воинов.

– Вон тот высокий – должно быть, лорд Ранульф. Необыкновенно красив, правда? – заметила леди Арианна.

Да, он был красив – высокий брюнет с царственной осанкой. Облегающий фигуру темно-синий камзол доходил до бедер и подчеркивал ширину плеч и бледность лица. Но количество драгоценных камней, украшавших одежду, было несколько чрезмерным. Элис он показался похожим на ожившую статую. К тому же у этого образца мужского совершенства был хмурый вид и надменный взгляд.

Приблизившись к возвышению, где сидели хозяева, гость повернулся к Эдгару:

– Вы представите меня графу или я должен сделать это сам?

Напыщен, отметила про себя Элис. Ее двоюродный брат Джейми тоже красив, но при этом держится естественно.

Эдгар выпрямился во весь свой рост, жестом придворного герольда ударил жезлом об пол и возгласил:

– Лорд Ранульф де Креси, барон Истэма, лорд Малпаса, Доннефорда и других владений, просит у вашей светлости аудиенции.

– Он хорош собой, и у него обширные владения, – заметила дочери леди Арианна. – Пусть он сядет рядом с тобой, и посмотрим, что из этого выйдет…

– Ничего!

– Как знать…

– Да мне больно от прикосновений родных людей! Как же я смогу вынести это от незнакомого человека? – Элис отрицательно помотала головой. – Неблагородно так с ним поступать.

– Но ты ведь в платье и в перчатках…

– А если он попросит моей руки? – Элис вздохнула. – Кому нужна жена, с которой не только спать невозможно, но которую даже нельзя поцеловать? Мужчины не терпят, когда их отвергают.

– Простите, что не могу встать, лорд Ранульф, – сказал Гарет. – У меня сломана нога.

– Примите мои соболезнования. Она срастается?

– Да. Моя дочь – искусный лекарь. – Гарет широко улыбнулся, глядя на Элис, но лорд Ранульф даже не взглянул в ее сторону. – Что привело вас сюда, сэр? – продолжил хозяин.

– Мятеж, – громовым голосом ответил тот. «Мятеж»! Слово эхом прокатилось по зале, заглушив оживленную беседу.

– Против короля Ричарда?[3] – осведомился граф Соммервиль.

– Нет. Мой единокровный брат взбунтовался и грабит земли вокруг Истэма.

– А почему вы пришли с этой жалобой ко мне? Кто ваш сюзерен?

– Джеймс Хартли из Хардвика.

– Он справедливый человек, – подчеркнул Гарет.

– Я пожаловался ему несколько месяцев тому назад, когда Говейн впервые взбунтовался, но лорд Джеймс слишком занят в своих южных владениях и не обратил внимания на мои беды, – уныло сообщил Ранульф.

– Что же сделал этот Говейн?

– Он убил командира стражи, сжег две фермы, грабит деревни вокруг замка и нападает на все конвои, сопровождающие мои грузы.

– Это серьезные обвинения. Что стало причиной вашей ссоры?

– Мой отказ отдать Говейну малпасскую крепость. – Ранульф поднял руку, предвосхищая вопрос. – Позвольте мне объяснить. Говейн покинул дом шесть лет назад, поругавшись с моим отцом из-за прав на собственность. Спустя год он написал письмо своей матери, в котором сообщил, что служит у сэра Фолсграффа в гарнизоне, защищающем Бордо.

– Вы говорите о вашем отце и матери Говейна?

– Говейн – незаконнорожденный сын моего отца от валлийки, которую он ввел в дом через год после смерти моей матери, – натянуто пояснил Ранульф. – Ходили слухи, что он даже не сын моего отца, но старый Уоррен был добрым человеком и воспитал Говейна как собственного сына.

– Ваш отец умер?

– Увы! Полтора года назад.

– А его… а мать Говейна?

– Она исчезла, прихватив сундук с драгоценностями моей матери. Полагаю, что она ушла в Уэльс. Говейн вернулся в апреле. Судя по его виду, – Ранульф смахнул пылинку со своей дорогой одежды, – ему пришлось туго, и он явился просить милостыни. Когда я известил его о смерти отца, он даже не расстроился, лишь потребовал малпасскую крепость, считая, что она принадлежит его матери.

– А это так?

– Хотя Элен иногда и вела себя как жена Уоррена и хозяйка Истэма, мой отец и она не были женаты. Никакая часть моей собственности не принадлежала ни ей, ни ее незаконному сыну. Иначе она не убежала бы.

– Полагаю, что да. – Гарет погладил подбородок. – Мне жаль, что у вас такие неприятности, но почему вы обратились ко мне?

– Вы – член Королевского суда, и решение этого дела в вашей власти. Я хочу, чтобы Говейна и его банду признали разбойниками.

– Это серьезное обвинение, а ваше дело носит личный характер. Разве вы сами не можете поймать его и привести в суд?

У Ранульфа напряглись скулы.

– Это не личное дело. Он действует вместе с бандой грабителей, которые прячутся в горах. Они – убежавшие крестьяне и солдаты. Им известны все потаенные места и убежища. Говейн приобрел военный опыт во Франции, а теперь грабит своих же соотечественников. Так, Клайв? – обратился он к огромному детине.

– Да! – Клайв сжал свои кулачищи. – Он дикий и кровожадный, этот сэр Говейн, как все шотландские разбойники, и хитрый к тому же. Он предпочитает внезапно нападать на мирных торговцев, убивает конвой, а затем заставляет остальных сдаться. Мы устроили ему ловушку, переодев наших людей торговцами. Тогда Говейн прислал нам тело лавочника, разрубленное на куски.

В зале наступила мертвая тишина.

– Если вы объявите его разбойником и издадите приказ, то его сообщники разбегутся, так как не захотят тоже оказаться вне закона, – добавил Ранульф. – Говейн заслужил наказание за убийство невинных людей, женщин и даже детей.

– Детей… – прошептала Элис в ужасе от услышанного.

– У вас есть доказательства? – спросил лорд Гарет.

– Доказательства? – Ранульф нахмурился. – Мои склады пусты – он украл все запасы. Помощники убиты, несколько ферм сожжены дотла.

– Кто-нибудь видел, как Говейн совершал эти преступления?

– Я просто знаю, что это он, – сердито ответил Ранульф.

– Хмм… – Гарет снова потер подбородок. – И, тем не менее, я бы не стал спешить. Поужинайте с нами, пока я обдумаю это дело.

– Конечно, – спокойно согласился Ранульф, но при этом сжал кулаки и прищурил глаза, стараясь справиться с гневом.

– Папа, прошу тебя, удовлетвори его просьбу, – неожиданно вмешалась Элис. – Этого Говейна необходимо казнить.

Ранульф обернулся и внимательно посмотрел на нее. Элис покраснела.

– Кто эта очаровательная дама, которая просит за меня?

– Моя дочь леди Элис, – с гордостью произнес Гарет. – Позвольте также представить вам мою жену леди Арианну.

Ранульф низко поклонился – сначала матери, затем дочери.

– Вам, кажется, не хватает кавалера, – сказал он Элис и, поднявшись на возвышение, сел слева от нее.


Планы Ранульфа мгновенно переменились. Он по-прежнему жаждал смерти Говейна, но почему бы не поухаживать и за знатной леди?

Ранульф окинул взглядом богатую залу с красивой резной мебелью, многочисленными гобеленами, белоснежными скатертями и серебряными блюдами на столах. Подсвечники, украшавшие главный стол, были сделаны из чистого золота, а их замысловатый узор соответствовал рисункам на кубках для вина. Ранульф в уме прикинул их стоимость.

– То, что сделал ваш брат, – кошмар! Как ужасно, когда на тебя поднимает руку родич, – посочувствовала леди Элис.

Ранульф одарил ее самой обворожительной улыбкой, на какую только был способен. А она очень хорошенькая, эта миниатюрная девушка! Правда, платье синего бархата такое свободное, что совершенно скрывает фигуру. Хотя какое это имеет значение для богатой наследницы!

До своего прихода Ранульф как можно больше выведал о Соммервилях. Он узнал о сломанной ноге лорда Гарета и о том, что оба его сына в отъезде, выполняют отцовские поручения. Из этого следовало, что граф не сможет предложить помощь в поимке Говейна. А ведь с каждым днем силы Говейна росли, и он представлял все большую опасность. Того и гляди двинется на Истэм или Малпас. Малпас особенно беспокоил Ранульфа. До сих пор ему удавалось уберечь эти земли от чьих-либо вторжений, и никто не знал, что там на самом деле происходит. Но если просочатся слухи…

– Не беспокойтесь, лорд Ранульф, – мягко сказала леди Элис. – Я обещаю убедить отца, чтобы он помог вам.

– Благодарю вас, леди Элис! – Ранульф разузнал также, что девушка славится своими способностями исцелять, и ни с кем не помолвлена, так как родители оставили за ней право выбора мужа. Ну что же! – Не положить ли вам кусочек жареной курицы? – Ранульф принялся ухаживать за Элис.

Судя по всему, ей не нравилось, когда до нее дотрагивались. Леди Элис каждый раз избегала его как бы нечаянных прикосновений. Но больше всего Ранульфа удивило то, что она носила перчатки. Они были сшиты из тончайшей светлой кожи. Может быть, у нее ожоги или сыпь? Но ему на это наплевать: пусть будет хоть с двумя головами и без ног, он все равно возьмет ее в жены!

– Гарет, тебе надо полежать и дать отдохнуть ноге, – заявила леди Арианна, когда слуги начали убирать со столов.

– Но я должен поговорить с лордом Ранульфом, – не согласился граф.

– Почему бы нам вчетвером не удалиться в солярий? Ты бы смог удобно там расположиться и побеседовать с нашим гостем.

Ранульф едва верил такой удаче. Мало того, что он отобедал с графом, так теперь его приглашают во внутренние покои, словно он уже член семьи! Судьба, несомненно, благосклонна к нему. Уже мерещилось кровное родство со знатной семьей, солидное приданое и приятная особа в постели. А до всего этого он большой охотник!

Но когда они пришли в богато украшенный солярий, восторги его поубавились.

– Сожалею, что не смогу написать приказ о задержании сэра Говейна, поскольку нет свидетелей, которые под присягой подтвердили бы его злодеяния, – заявил граф. – Ведь может случиться так, что все это – дело рук вовсе не Говейна!

Ранульф заскрежетал зубами. Будь проклят ты со своей честностью! Но вслух произнес:

– Ваша искренность и чувство долга делают вам честь, граф!

Тут вмешалась леди Элис:

– Неужели недостаточно слова лорда Ранульфа?

– Дело не в словах, Элис, – нахмурился ее отец. – Ты забыла, что случилось с нами? – И, повернувшись к Ранульфу, объяснил: – Много лет назад мою семью несправедливо обвинили в предательстве исключительно из-за слухов и ложных показаний негодяев. Нам удалось тогда выявить подлинных преступников, но мы чуть не пострадали. Я уверен в ваших словах, но не объявлю вне закона человека, пока не удостоверюсь, что он виновен.


Страницы книги >> 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 | Следующая

Правообладателям!

Это произведение, предположительно, находится в статусе 'public domain'. Если это не так и размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.


  • 0 Оценок: 0
Популярные книги за неделю


Рекомендации