Электронная библиотека » Татьяна Луганцева » » онлайн чтение - страница 1

Текст книги "Чудо в перьях"


  • Текст добавлен: 13 октября 2016, 16:11


Автор книги: Татьяна Луганцева


Жанр: Иронические детективы, Детективы


Возрастные ограничения: +16

сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 1 (всего у книги 15 страниц) [доступный отрывок для чтения: 6 страниц]

Шрифт:
- 100% +

Татьяна Луганцева
Чудо в перьях

Любое использование материала данной книги, полностью или частично, без разрешения правообладателя запрещается

© Т.И. Луганцева, 2016

© ООО «Издательство АСТ», 2016

Глава 1

Татьяна Германовна Одинцова уже с утра почувствовала дискомфорт. Не то чтобы она не выспалась, или у нее было плохое настроение, или просто кто-то нахамил ей накануне. Нет, она физически ощутила, что с ней что-то не так. Первым неприятным моментом стало то, что она не смогла прижать руки к телу: под мышками вспухли лимфатические узлы с куриное яйцо. Таня с ужасом ощупывала себя.

– Что это? – запаниковала она, перекатывая пальцами огромные, плотные и болезненные образования. Она нашла такие же припухлости в области локтей, под коленками, в паху, на шее.

«Ой-ё-ёй!» – Таня в панике соскочила с кровати, побежала в ванную и сразу же кинулась к зеркалу. Все лицо, шея, руки были сплошь покрыты красной сыпью. Выглядела она просто кошмарно, впрочем, так же и чувствовала себя.

– Кошмар! Что со мной!? Я – заболела?! Это явно не простуда! Мамочки!

Татьяну затрясло то ли от ужаса, то ли от температуры, ведь ее еще и знобило.

Она включила теплую воду и залезла в ванну, как будто могла смыть с себя сыпь.

Татьяна была эффектной, весьма привлекательной дамой, стройной, с густыми волосами. Она уже более десяти лет работала учительницей в школе. Преподавала историю, а в последнее время из-за нехватки учителей ей предложили вести в старших классах русский язык. В свое время Татьяна окончила педагогический институт с красным дипломом. Но любила Таня именно историю.

Сейчас на дворе стоял июнь, и она была на каникулах. Нет, необходимо еще появиться в школе, подвести кое-какие итоги, поприсутствовать на нескольких педагогических советах, ну а потом она будет свободна как ветер до конца августа.

Татьяна терла тело мочалкой, надеясь на чудесное исцеление, но сыпь проявлялась еще сильнее. Таня завернулась в халат и стала бегать по квартире в поисках одежды. Ее охватила настоящая паника. В голове билась одна-единственная мысль – скорее добраться до поликлиники и услышать от врача утешительное: «Вам это показалось». Хотя убедить ее в ошибке будет сложно…

«Хорошо еще, что закончились занятия, прошли все проверочные работы и контрольные, и наконец-то можно расслабиться…» Это ей не удалось, но зато и ученики ее не увидят. А то пришлось бы брать больничный лист, в таком виде она точно не смогла бы появиться в школе, чтобы не вызвать пересудов.


Позвонили в дверь. Татьяна на цыпочках осторожненько приблизилась к ней, словно ее могли заметить снаружи, посмотрела в глазок. Там размытым пятном маячило лицо соседа Павла с трехдневной щетиной на щеках. Он жил в этом доме много лет и на ее глазах прошел путь от балагура и весельчака, выпивающего в компаниях, до запойного алкоголика. Жена, дети, вереница любовниц, а потом – разбитое корыто… Жена с детьми ушла, любовницы стали не нужны… И жил теперь Паша совершенно один. В свои сорок с небольшим выглядел он на все шестьдесят пять. Павел был добрым и бесхарактерным человеком и всегда помогал ей – одинокой красивой женщине. Если куда подвезти – Паша, починить – Паша, что-то прибить – Паша. Поэтому, когда он стал никчемным и никому не нужным, она не смогла отвернуться от него, как большинство его знакомых. Она считала себя ему обязанной и вроде как была в ответе за него. Иногда она кормила его, вызывала «скорую», иногда малодушничала и давала ему на бутылку. Конечно, Татьяна сразу же пресекла все его ухаживания, сохранив чисто соседские отношения.

«Только не сейчас», – поморщилась она, притворившись, что никого нет дома. Но Паша был настойчив.

– Танюш, открой! Я знаю, что ты дома! Я видел твою машину! Открой, прошу тебя!

– Не сейчас, Паша! Я… я не одна! – нашлась она.

– Не ври. Открой…

«Вот ведь!» – Татьяна резко распахнула дверь.

– Можно зайти? – заискивающе посмотрел на нее Паша и присвистнул. – Вот это да!

– Что? Нравлюсь?

– Кто это тебя так разукрасил? А, я знаю! Неудачная пластическая операция! Сейчас много такого показывают. Что-то вколют в лицо, в губы, а потом начинаются осложнения, только зачем тебе это надо?

Павел прошмыгнул мимо нее в кухню, отчего Таня сделала вывод, что он смертельно голоден. Так было всегда. Несколько дней она его не видела, значит, Паша беспробудно пил. А когда он пьет, он совсем ничего не ест, худеет, дурнеет. Деньги заканчиваются, заканчивается и спиртное, и вот тогда его сведенный с ума желудок напоминает о себе.

– Выпить не дам! Нету! – крикнула ему в спину Татьяна.

– А пивка бутылочку?

– Говорю же, нет… И денег не дам, ты посмотри на себя, на кого стал похож… Я не хочу стать тем, кто даст тебе дозу, от которой ты умрешь.

– О какой смерти ты говоришь? Я крепкий мужик! Мы с тобой еще зажжем по-соседски.

Кухня у Тани была маленькая, очень аккуратная, с квадратным столиком, четырьмя табуретками и обычным набором кухонной мебели.

– Так болит, – погладил себя по животу Павел.

– Садись, сейчас суп грибной разогрею, салат быстро нарежу, – и Татьяна приступила к выполнению обещанного.

– Что бы я без тебя, соседушка, делал? – Павел сел за стол, подперев «буйну голову» кулаками.

– Я тебя спросить хотела. Почему ты планомерно и с таким рвением губишь себя? Ты ведь работу потерял!

– Найду…

– Не так-то легко найти в наше время работу, тем более с твоей характеристикой, – сказала Таня, ставя тарелку с супом в микроволновую печь.

– У меня нет никакой характеристики, – удивился он.

– Она у тебя на лице написана, видно, что ты пьющий…

– Так уж и видно? – почесал затылок Павел.

– Отечное лицо, красные глаза, трясущиеся руки, неухоженный вид, – перечислила она и отрезала ему два куска хлеба. В один из них Павел тут же вцепился зубами.

– Неужели все это – я? – спросил он, жуя.

– Ага! – Таня достала тарелку и поставила перед ним.

Ни один суп не давал такого аромата, как грибной.

– Ой, спасибо, Таня! Ой, спасибо! – Павел стал быстро хлебать. – А насчет работы ты не права, и даже очень! Знаешь Валерку из соседнего дома? Хотя куда тебе… Ходишь с задранным носом. Так вот, он меня познакомил со своей подругой, зовут ее смешно – Роза. Она такая же, как и ты, сердобольная женщина…

– Пьет с тобой? – строго спросила Таня, она видела нескольких его «пассий».

Тетки выглядели так, словно их оторвали от пивного ларька, с которым они срослись. Их Павел иногда приводил к себе домой.

– Нет, она совсем непьющая! Она за меня взялась, эта бизнесвумен, хочет устроить к себе на работу.

– А что ты будешь делать?

– Проект начерчу для ее магазина, ну а потом и строительство проконтролирую… Мы уже несколько раз встречались и разговаривали на эту тему, – похвалился Павел, жадно поглощая суп. – Я же каким был специалистом раньше!

Татьяна задумалась.

– А я ее видела с тобой. Такая видная женщина с крашеными рыжими волосами и решительной походкой.

– Да, это Роза! – улыбнулся Павел.

– Ой, посмотрите на него, зарделся, как красна девица, засмущался, – протянула она, ловко нарезая овощи в салатник. – Что, понравилась?

– Да! Хваткая женщина! На меня в последнее время и внимания никто не обращал…

– Не раскатывай губу, ты не пристроишься ни при какой нормальной женщине, пока не бросишь пить! – Татьяна застучала ножом по огурцу. – Но подход ее к тебе мне нравится… На работу тебе выходить надо обязательно.

– Как же вкусно пахнет! Не издевайся…

– Подожди, еще помидоры, зелень и сметана.

– Хлеба подрежь.

– Подрежу-подрежу, ишь, как руки трясутся… Что ты пил? Водку?

– Ее…

– Постой! А почему ты не поверил, что я могу быть с мужчиной? Это на грани фантастики! Почему, Паша?

Небритое лицо Павла ощетинилось, словно ежик выпустил свои иголки, это он так улыбался.

– Я тебя сколько знаю? И где они, твои мужики? Всю свою красоту и молодость ты пустила псу под хвост. Эх, Татьяна! Пропала почем зря!

– Ну, я еще не совсем старая… У меня есть шанс! А ты так говоришь, словно я антиквариат.

– Нет, не хватает в тебе запала, что ли… Не найдешь ты никого, хоть вроде все при тебе, – отмахнулся Павел.

Татьяна яростно перемешала салат со сметаной и в сердцах хлопнула миску перед его носом.

– Вот чего я с тобой вожусь? Я, между прочим, плохо себя чувствую, у меня все болит, я, может, умру сейчас, а ты мне гадости говоришь…

– Так я тебе о том и говорю. Вот помрешь ты, а ведь ничего еще и не видела в жизни. Школа – дом, дом – школа. Скучная жизнь училки!

– Я люблю свою работу, – ответила Таня.

– Да ты только ею и живешь! Потому что больше нечем! – прочавкал Павел.

– Ты прямо как моя подруга. Она то же самое говорит! Но мне-то нравится!

Павел отложил вилку в сторону и откинулся на табуретке, поглаживая себя по животу.

– Знаешь, когда я пью, мне тоже хорошо, а окружающим это почему-то не нравится. Иногда со стороны виднее… Ненормальная у тебя жизнь, неполноценная… Где тусовки, встречи? Семья? Любовь? Дети?

– Ну, не сложилось, но я компенсировала это другим… Историей.

– А посмотреть самой мир слабо? – спросил Павел. – А то только книги на полках…

– Паша, ты же прекрасно понимаешь, что на зарплату учительницы в лучшем случае можно поехать один раз в год в Турцию или Египет, и я там была…

– А где хотела бы побывать?

– Мечтаю о чем-то экзотическом, необычном… Совсем с другой культурой… Таиланд, Индия… Южная Африка.

– Эх тебя куда потянуло…

– Ну почему? Моя мечта – Лондон, Париж… Очень хотелось бы посмотреть на фьорды… Я статью читала о Норвегии, защищала диссертацию по истории этой страны. Суровая природа, водопады, горы с ледниковыми вершинами и цветущими вишнями в долинах… А фьорды? Эх, Паша, как бы я хотела показать их своим ученикам и увидеть сама. А сколько интереснейших легенд и преданий в тех краях! Я так и представляю себе какую-нибудь маленькую деревушку между огромными скалами, обдуваемую холодным ветром с Северного моря… Низкие тяжелые тучи нещадно льют на крыши домов ледяной дождь. Пейзаж из окна тоже не радует глаз, мокрые, серые скалы с редкой травой и сползающие с гор ледники. А величественные водопады подавляют человека, подчеркивая его никчемность и ущербность и показывая, кто в мире главный и вечный. Восемьдесят процентов времени – дожди, ветра… Да еще и холодно, при такой-то влажности. И вот сидит семья перед камином, слушает завывание ветра и стук дождя по крыше. И в их головы невольно закрадываются мысли о злобных троллях, о феях, обитающих в горах и зазывающих заблудившихся путников в свои пещеры…

У Павла даже челюсть отвалилась.

– Ну, ты даешь! Так рассказываешь, как будто всю жизнь там прожила.

– Я там никогда не была, – вздохнула Таня.

– Я был бы твоим любимым учеником, – сказал Павел, – но ты не объяснила, что у тебя с лицом? Аллергия на крем?

– Да не знаю… Я в поликлинику собралась.

– Я тебя задержал? Извини. Сейчас уйду.

– Ничего – сиди! На подоконнике лейка стоит, полей цветы, пока я оденусь. И у меня никакой аллергии нет – не знаю, что случилось… Сыпь везде, не только на лице, и тело все болит…

– Слушай, Таня! – вдруг встрепенулся Павел. – У меня же есть знакомый врач! Мы с ним раньше пересекались – потрясный мужик! Он любого самого запущенного больного на ноги поставит! Я точно говорю! Мы долго не общались, развела жизнь… Да он и непьющий…

– Понятно, почему развела, – усмехнулась Татьяна.

– Я могу найти его телефон! Он тебя точно вылечит. А хочешь, дам ему твой номер и он сам позвонит?

– Не смей! Я сама обращусь к медикам, которым доверяю.

– Хорошо! Извини, подвезти не смогу, трясет меня немного, – сказал, поливая цветы, Павел. – Ой, смотри!

– Что?

– Да вон в подъезд входит! Это же моя Роза! Она обещала зайти и принести мне работу… Я бы начал чертить.

Татьяна рассеяно выглянула в окно. Но успела только заметить промелькнувшую рыжую голову и хищной расцветки леопардовое платье.

– Так беги! Чего стоишь? – подтолкнула она Павла.

– Прости, я за собой посуду не помыл да и цветы поливать не закончил…

– Да беги уже!

Павел помахал ей рукой и исчез за дверью.

Таня вздохнула и потрогала лоб. «А у меня ведь температура…» – вздохнула она.

Глава 2

Елизавета Аркадьевна, проработавшая семь лет в должности участкового терапевта, с ужасом смотрела на появившуюся в ее кабинете пациентку. Несмотря на то что на улице стояла жара, женщина была одета в широкие брюки, тельняшку с длинными рукавами и закрытым воротом. Вокруг шеи был намотан не сочетающийся по цвету с остальной одеждой шарф. А глаза закрывали огромные очки и соломенная шляпа с большими полями. Выглядела дама очень эксцентрично и комично. Она явно от кого-то пряталась. Елизавета Аркадьевна даже подумала о том, что пришедшая к ней женщина не в себе и она, скорее всего, нуждается в психотерапевтической помощи.

– Здравствуйте. Я живу на вашем участке, но редко обращалась за помощью, а сейчас мне это необходимо.

– Что у вас случилось? – спросила терапевт. Она любила июнь за то, что все надоедавшие пожилые пациенты, которые зимой набиваются в поликлинику, как сельди в бочку, и устраивают здесь «кружки по интересам», сейчас разъезжались по дачам. А зимой то у них давление скачет, то суставы болят, и анализы-то им надо сдавать, и специалистов всех пройти. И почему-то, когда наступает пора садов и огородов, улучшается погода, их всех как ветром сдувает. Напряженный, суетливый рабочий день подходил к концу. Можно было расслабиться, открыть окно в кабинете и даже что-то почитать или погонять чай с коллегами. Пора отпусков, меньше работы на участке. Да и ходить по сухому асфальту в удобных туфлях совсем другое дело, чем месить грязь тяжелыми сапогами.

Странная женщина сняла очки, шляпу и посмотрела на доктора.

– Вот…

Елизавета Аркадьевна поняла, что сегодняшний день легким не будет. Она была опытным врачом, но такое видела первый раз. Она очень внимательно осмотрела пациентку, которая сняла с себя одежду до белья, прокашлялась и побежала к заведующей за помощью. Татьяна, а это была она, завернулась в простыню и стала ждать прихода старшего специалиста. Ее знобило, губы стали сухими и горячими, а лимфоузлы сильно болели. Заведующая терапевтическим отделением оказалась женщиной преклонного возраста, но взгляд у нее стал точно такой же, как и у Елизаветы Аркадьевны. После совместного осмотра Тани обе дамы удалились на совещание и привели какого-то мужчину в белом халате.

– Это наш дерматолог, пусть и он посмотрит… все-таки кожные проявления, – пояснила заведующая.

Доктор водрузил на нос очки и погрузился в изучение каждой красной точки на теле пациентки. Он сразил Таню своей честностью:

– Я не знаю, что это такое! Но не кожное и не венерологическое – это точно.

Женщины дали Тане отмашку, чтобы она одевалась, и снова ушли шушукаться. Вернулись и избегали смотреть ей в лицо, как школьницы. Это сразу же насторожило Таню. Ее обуял страх.

– Понимаете… – протянула терапевт.

– ?

– Мы посовещались… Тут такое дело… Это очень похоже… Вы только сразу не паникуйте.

– Не томите! Мне уже страшно…

– Мы ничего не скрываем от пациентов, чтобы они успели завершить свои дела там… написать завещание…

Татьяна слушала их и не верила своим ушам. Ни один человек не может поверить, что именно с ним случилось что-то ужасное.

– Я сейчас сознание потеряю, – предупредила она врачей.

– Похоже, у вас рак крови, – наконец решилась заведующая. – Эта капиллярная сыпь и реакция лимфоузлов… Но вы не впадайте в панику, в наше время некоторые виды лейкоза лечатся… Правда, у вас острая форма. Лучше лечатся вялотекущие…

Глаза Тани стали величиной с блюдца и наполнились слезами.

– Вы не отчаивайтесь! Это – предварительный диагноз, надо пройти кучу обследований. Мы вам дадим направление на станцию переливания крови на красном бланке. Это означает, что они должны взять вас без очереди и моментально исследовать кровь! Счет идет на минуты! Ну а там уж куда направят… наверное, в гематологию.

Татьяна не помнила, как в ее руке оказался бланк с направлением и она с ним очутилась на улице. Ее трясло и знобило. За руль своей «Лады-Калины» она сесть не смогла. Она снова посмотрела на обезображенную кожу и присела на скамеечку в городском парке, расположенном за поликлиникой. Все мысли в голове путались.

«Я слышала, что люди от лейкоза умирают фактически за две недели… А у меня острое течение! Я не проживу и неделю! Какой ужас! За что?! Что мне делать? Поговорить с кем-то об этом? Нет, мне и так плохо… а сочувствующие взгляды вообще вгонят меня в отчаяние. Как же все нелепо, трагично и безысходно…»

– Вам плохо? – вывел ее из задумчивости мужской голос.

Таня с трудом сфокусировала взгляд на милом старикашке с тросточкой, присевшем рядом с ней на скамейке. Ее тронули его коротковатые брюки на подтяжках, смешная беретка на седой голове и внимательные добрые глаза.

– Я живу здесь рядом. Гуляю все время по парку. Не смог пройти мимо. Чтобы у красивой, молодой женщины было такое убитое лицо… У вас, очевидно, что-то произошло. Я не оставлю вас наедине с вашим горем, – сказал он, представившись Зиновием Михайловичем.

И тут Таню словно прорвало… То ли вид у дедушки был такой располагающий, то ли ей необходимо было излить душу… Иногда рассказать чужому человеку о чем-то важном и сокровенном много проще, чем родному. Наверное, потому что посторонний не будет воспринимать все близко к сердцу, охать, стонать и лить слезы, тем самым вгоняя тебя в еще большую панику. И Таня выдала все Зиновию Михайловичу по полной программе, благо сам напросился. Старичок сочувственно покачал головой:

– Надо же, какая беда! В такой ситуации нужно собраться и разложить все по полочкам… Шелуха отлетит, останется главное…

Таня задумалась.

– Вы правы. Моя жизнь теперь кажется мне совсем другой. Словно кто-то взял и перевернул все с ног на голову. Сколько времени мы тратим бездумно. Пустые разговоры, сплетни, разборки, бесцельное сидение перед телевизором.

– Хорошо сказано, – усмехнулся старичок. – Да, все пересматривают свою жизнь…

– А вы откуда знаете?

– Дочка, как ты думаешь, сколько мне лет? За мою долгую жизнь мне поставили пару таких диагнозов, что впору было попрощаться с белым светом. Но, как видишь, я выкарабкался… Повезет и тебе!

– Вряд ли, уж очень серьезная болезнь.

– И чуду есть место в нашей жизни. Тебе надо обязательно рассказать все родственникам. Они должны быть в курсе, да и поддержка их тебе не помешает.

– У меня нет родственников… И семьей я не обзавелась. Я ничего не успела!

– Не стоит столь трагично это воспринимать! Надо сначала обследоваться, а то мало ли что тебе сказали!

– Два уважаемых доктора…

– Нужны, как говорится, доказательства, то есть документ. Клиника, как они решили, похожа на это заболевание, а где доказательства посущественнее?

– Они сказали, что обычный анализ подтвердит, – вяло ответила Таня.

– Анализ чего?

– Крови, конечно.

– Так надо сдать! А потом лечиться… Лечиться, девочка моя.

– Зиновий Михайлович…

– Да?

– А вот если я умру, то кому достанется все, что у меня есть?.. Я, конечно, не миллионер, но квартира двухкомнатная миллионов на восемь потянет, машина, золото… Я понимаю, что мне уже будет все равно, но хотелось бы знать, кто все получит? Это же мне от родителей перешло, а своих наследников я не заимела, – сказала Татьяна.

Старик удивленно уставился на нее.

– Ну, ты спросила. Я не специалист в этом деле. Я не знаю. Наверное, если было бы завещание, то все досталось какому-то человеку, а так… Может, всплывут какие-нибудь родственники.

– Не всплывут, – уверенно ответила Татьяна.

– Тогда, может, отойдет государству? – неуверенно спросил старик.

– Государству? – переспросила Таня, и в глазах ее возникли кадры теленовостей о миллионных взятках, купюрах, мелькавших в руках чиновников, безумных дворцах нуворишей, виллах, недвижимости за границей, дорогих автомобилях…

– Ну уж нет. Я лучше отдам золото подруге, а квартиру продам вместе с машиной и завещаю кому-нибудь деньги… Детям, больным, животным, – произнесла Таня.

– Право твое… Но все-таки лучше лечиться, а я могу тебя отвести в лабораторию, здесь совсем недалеко.

– Вы?

– Раз уж я сам подсел к тебе и ты мне доверилась, дай мне возможность помочь. Я же говорил, что тяжело болел и живу здесь. А рядом с моим домом большой медицинский центр с огромным отделением онкологии… Там у меня за долгое время болезней появились знакомые медики. Пойдем, на тебе лица нет. Я отведу, и ты сдашь анализ, чтобы была определенность.


Страницы книги >> 1 2 3 4 5 6 | Следующая

Правообладателям!

Данное произведение размещено по согласованию с ООО "ЛитРес" (20% исходного текста). Если размещение книги нарушает чьи-либо права, то сообщите об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?


  • 1.5 Оценок: 2
Популярные книги за неделю


Рекомендации