154 800 произведений, 42 000 авторов Отзывы на книги Бестселлеры недели


» » » онлайн чтение - страница 1

Правообладателям!

Представленный фрагмент произведения размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО "ЛитРес" (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?

  • Текст добавлен: 29 мая 2018, 16:00


Автор книги: Уильям Т. Стэд


Жанр: Эзотерика, Религия


Возрастные ограничения: +16

сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 1 (всего у книги 2 страниц)

Уильям Стэд
Синий остров. Опыт жизни после смерти

William Thomas Stead

The Blue Island: Experiences of a New Arrival Beyond the Veil


© Издательская группа «Весь», 2018

* * *


Дорогой Читатель!

Искренне признателен, что Вы взяли в руки книгу нашего издательства.

Наш замечательный коллектив с большим вниманием выбирает и готовит рукописи. Они вдохновляют человека на заботливое отношение к своей жизни, жизни близких и нашей любимой Родины. Наша духовная культура берёт начало в глубине тысячелетий. Её основа – свобода, любовь и сострадание. Суровые климатические условия и большие пространства России рождают смелых людей с чуткой душой – это идеал русского человека. Будем рады, если наши книги помогут Вам стать таким человеком и укрепят Ваши добродетели.

Мы верим, что духовное стремление является прочным основанием для полноценной жизни и способно проявиться в любой области человеческой деятельности. Это может быть семья и воспитание детей, наука и культура, искусство и религиозная деятельность, предпринимательство и государственное управление. Возрождайте свет души в себе, поддерживайте его в других. Именно это усилие создаёт новые возможности, вдохновляет нас на заботу о ближних, способствуют росту как личного, так и общественного благополучия.


Искренне Ваш,

Владелец Издательской группы «Весь»

Пётр Лисовский




Эстель Стэд с духом отца – Уильяма Томаса Стэда, 1915 год


Письмо сэра Артура Конан Дойла

Дорогая мисс Стэд,

Ваш рассказ показался мне очень интересным и полезным. Я не имею возможности судить об условиях, в которых он создавался, и о вероятном влиянии на него подсознательных сил, но в целом, говоря как литературный критик, я должен отметить, что Вашему отцу были свойственны ясность мысли и хорошее чувство юмора. Сложность состоит в том, что детали многочисленных описаний потустороннего мира различаются в разных рукописях, но, с другой стороны, никто не сможет отрицать, что сходства в них намного больше, чем различий. Нельзя забывать, что следующий мир необычайно сложен и многогранен – «в доме Отца моего обителей много» – и что даже в нашем малом мире рассказы двух свидетелей никогда не будут одинаковыми. Описания жизни в нашем мире, сделанные преподавателем Оксфорда и индийским крестьянином, будут различаться гораздо больше, чем два любых известных мне сообщения о мире, который нас ждет в будущем. Я специализировался в этом направлении – физические явления меня никогда особо не интересовали, – и мне трудно представить себе, что кто-то мог прочитать больше отчетов, чем я, – напечатанных или написанных от руки, зачастую людьми, не имеющими никакого понятия о спиритуализме. В некоторых случаях медиумами были дети. Во всех сообщениях присутствует одна и та же мысль о мире, похожем на наш, мире безграничных возможностей для развития наших скрытых способностей и осуществления заветных желаний. Везде речь идет о твердой почве, привычных нам растениях и животных, приятных занятиях – все это очень сильно отличается от смутных представлений церкви о «рае небесном».

Я признаю, что ни в одном из тех текстов я не нахожу никаких указаний на место, точно соответствующее Синему острову, хотя синий цвет, безусловно, оказывает исцеляющее действие. Остров может быть изолированной сферой, преддверием других, более высоких уровней. Я считаю, что такие детали, как сон, питание и так далее, зависят от ступени, на которой находится душа в процессе эволюции, и чем эта ступень ниже, тем более материальны условия. Крайне важно, чтобы человечество знало о таких вещах, потому что это не только снимет страх перед смертью, но и, как в случае с Вашим отцом, может оказаться очень полезным при внезапном переходе на другую сторону. Тогда душа окажется в уже знакомом окружении, уверенная в своем будущем, и ей не придется переживать неприятный период перестройки, преодолевая все, чему ее учили земные учителя, и привыкать к незнакомым вещам.

Желаю успеха Вашей книге.


А. Конан Дойл, Кроуборо, Суссекс, Англия, сентябрь 1922 года

Пролог

Когда в апреле 1912 года «Титаник» затонул в океане и мой отец перешел в потусторонний мир, я находилась в турне со своей шекспировской компанией. Среди моих коллег был молодой человек по имени Пардо Вудмен, который в то самое воскресенье, когда произошла катастрофа, предсказал ее во время нашей беседы за чаем. Он не упомянул ни названия судна, ни имени моего отца, но в его словах так много указывало на катастрофу в океане и смерть близкого мне пожилого человека, что, когда пришла печальная весть, мы поняли, что он каким-то образом был в непосредственном контакте с происшедшим. Я упоминаю этот случай, потому что именно тогда протянулась первая ниточка, связавшая Вудмена с моим отцом, и именно благодаря его спиритическим способностям мой отец смог передать сообщения, изложенные в этой книге, которые, как я полагаю, будут интересны читателю.

Через две недели после катастрофы я увидела лицо своего отца и услышала его голос настолько явственно, как в последний раз, когда он прощался со мной перед посадкой на «Титаник». Это произошло во время сеанса с Эттой Вридт, известным американским медиумом прямого голоса. Тогда я разговаривала с отцом более двадцати минут. Многим это может показаться удивительным, но это факт, который могут подтвердить все присутствовавшие на сеансе. Я записала нашу беседу и опубликовала ее в статье в Nash,s Magazine, включив в нее свидетельские показания присутствовавших.

С этого момента у меня установилась постоянная связь с отцом. У нас состоялось множество бесед, и его сообщения содержали явные доказательства продолжения его существования. Я даже могу сказать, что связь между нами сейчас еще прочнее, чем в 1912 году, когда он оставил физическое тело и перешел в духовный мир. У меня никогда не было ощущения разлуки, хотя на первых порах его физическое отсутствие было для меня источником глубокой печали.

В 1917 году Вудмен был демобилизован из армии по инвалидности и переехал жить в наш загородный дом в Кобхэме. Уже здесь он получил известие о том, что его лучший друг погиб на фронте. Его интерес к общению с потусторонним миром, к которому он до этого времени относился безразлично, возрос, и он взялся за дело. Именно смерть дорогого человека всегда дает необходимые стимулы для собственных исследований.

Вскоре его друг смог передать ему ясные доказательства продолжения своего существования и способности общаться. Первые свидетельства были получены через Войта Питерса, затем через медиума Глэдис Осборн Леонард и через друзей, наделенных медиумическими способностями. Я присутствовала на первом сеансе с Войтом Питерсом. Мой отец также был там, и, как сказал друг Вудмена, именно благодаря его присутствию и помощи эти первые попытки коммуникации оказались такими удачными. Некоторое время спустя Вудмен обнаружил у себя способность к автоматическому письму, и вскоре отец и другие могли передавать через него письменные сообщения. Отец всегда хочет, чтобы я присутствовала на сеансе, потому что в противном случае у него, кажется, возникают трудности, и ему очень редко удается писать. Он объясняет необходимость моего присутствия так: между нами существует настолько сильная связь, что он может брать у меня энергию; я действую в качестве связующего звена, своего рода батареи между ним и Вудменом. Я просто спокойно сижу, пока Вудмен пишет. Я вижу вокруг нас свет и яркий луч, который концентрируется на руке Вудмена. Иногда я вижу отца, и пока Вудмен пишет, я всегда явственно чувствую его присутствие.

Таким образом нами было получено множество сообщений. В 1918 году мы некоторое время устраивали сеансы каждую неделю и были в курсе всего, что происходило и должно было произойти на фронте, и часто узнавали о событиях за несколько дней до того, как новости приходили по обычным каналам. Однажды отец передал нам заголовки, которые должны были появиться (и действительно появились) в газетах на следующей неделе.

Интересно отметить, что Вудмен и мой отец встречались только один раз в жизни. Я познакомила их незадолго до того, как отец покинул Англию на «Титанике», и они обменялись парой слов. Поэтому Вудмен не знал моего отца лично и не был знаком с его работами, и все же формулировки и фразы в сообщениях указывали на моего отца, и даже манера письма была типичной для него.

Вудмен пишет с закрытыми глазами, часто прикрывая их носовым платком. Некоторые из лучших сообщений были записаны в полумраке, когда я не могла наблюдать за процессом, но слова никогда не были написаны поверх других. Иногда письмо останавливается, потому что отец, видимо, прерывается, чтобы перечитать написанное и внести изменения, проставить точки над i и поперечные линии в букве t. При жизни у отца была привычка возвращаться к написанному и подправлять буквы i и t. О ней было известно немногим, и Вудмен совершенно точно ничего не мог об этом знать.

Два сообщения, полученные таким путем, уже были опубликованы. Отец передал их в День ветеранов в 1920 и 1921 годах. В первом случае мы понятия не имели, что он собирается передать сообщение. Мы вместе с моей матерью и несколькими друзьями, включая Вудмена, пили чай в воскресенье накануне 11 ноября. Мы болтали на разные темы, когда я внезапно почувствовала, что отец вошел в комнату, и по своим ощущениям поняла, что он хочет писать и что это срочно. Устроить это в тот же вечер было невозможно, и мы договорились встретиться на следующий день. Вудмен пришел около 9 часов вечера. Несколько минут мы сидели, беседуя, у камина. Затем мы почувствовали, как вошел отец, и немедленно заняли места за столом. Его манера поведения осталась такой же, как и при жизни, и он явно хотел сделать что-то важное. Он должен был сосредоточиться на этом и ни на чем другом. Как только мы расселись, рука Вудмена задвигалась, и отец написал: «Я готов, и если вы не будете меня прерывать, я надеюсь передать сообщение». Он писал на огромной скорости, и через полчаса сообщение было готово. Закончив, он дал указания перечитать написанное и расставить знаки препинания, если это необходимо. Затем он покинул нас, не сказав больше ни слова. Эти полчаса мы провели в большом напряжении, но результат стоил того. Сообщения были напечатаны на следующий день в нескольких тысячах экземпляров и розданы посетителям Кенотафа[1]1
  Памятник британцам, погибшим в Первой мировой войне. – Примеч. пер.


[Закрыть]
. Сообщение 1921 года было передано таким же образом и распечатано в форме брошюры, тысячи экземпляров которой распространили в День ветеранов в 1921 году.

Вскоре после этого отец выразил желание передать информацию, содержащуюся в этой книге. Мы уже в течение некоторого времени чувствовали, что он хочет устроить целую серию сеансов, и спросили его, так ли это и каковы конкретные указания на этот счет. Он ответил во время сеанса с миссис Леонард, попросив миссис Келуэй-Бэмбер, автора книги «Claude,s Books», передать нам, что он действительно хочет сделать целую серию сообщений и рассказать о своем переходе и впечатлениях о жизни на Другой Стороне.

Мы с Вудменом люди занятые и можем заниматься психическими явлениями только в свободное от работы время, поэтому нам нелегко было согласовать наши встречи, и прошло несколько месяцев, прежде чем работа была закончена. Все сообщения поступили вышеописанным путем. Они передавались последовательно, однако никаких конкретных указаний, в каком порядке они должны следовать, мы не получили.

В предисловии отца разъясняется цель написания этой книги, поэтому нет необходимости останавливаться на этом подробно. Вначале отец предполагал создать большую книгу, но передумал в пользу меньшей по объему, потому что у последней больше шансов быть прочитанной. Она может быть издана по разумной цене и охватить большую аудиторию. Все, кто работал с моим отцом, знают, что такие суждения были для него очень типичными.

Фотография на фронтисписе этой книги была сделана в Кру осенью 1915 года. Весной того же года я встретила мистера Хоупа и миссис Бакстон в доме нашего общего друга в Глазго, и они пригласили меня навестить их в Кру, если у меня будет такая возможность. Вскоре после моего возвращения в Лондон отец попросил меня съездить в Кру, потому что хотел попробовать показаться на одной фотографии со мной. Тогда я договорилась с друзьями в Кру навестить их на выходные и провести сеанс с мистером Хоупом и миссис Бакстон.

В Лондоне я купила коробку фотопластинок и взяла их с собой. Могу сказать совершенно точно, что не спускала с нее глаз и не выпускала из рук все время, пока была там. Я даже спала, держа ее в руках. Во время первого сеанса в воскресенье я получила два изображения, ни одно из которых не было похоже на моего отца. Одно из них представляет интерес, потому что это изображение женщины, сфотографированной с моим отцом, когда они экспериментировали с мистером Бурснеллом в 1880-х годах. После сеанса я забрала с собой коробку с оставшимися пластинками, купила еще одну и принесла обе на воскресный сеанс. Первую коробку мы не использовали, и она все время лежала у меня в кармане. Мы сели вокруг стола и несколько мгновений держали руки над и под второй коробкой. Затем я несколько минут подержала ее у лба миссис Бакстон. После этого гид-проводник мистера Хоупа велел мне отнести коробку в темную комнату (она была запечатана, и фотопластинки не подвергались воздействию света), распечатать ее, достать снизу две пластинки, обратив внимание на самую нижнюю, и проявить их. Мистеру Хоупу следовало пойти со мной, но он не должен был прикасаться ни к коробке, ни к пластинкам. Я выполнила все указания. На самой нижней ничего не оказалось, а на другой было два сообщения: одно от архидьякона Колли, сожалевшего о том, что отцу не удалось написать, второе – от мистера Уокера, отца моего гостеприимного хозяина, а в углу – расплывчатые очертания лица моего отца. Я вернулась к друзьям, и мы продолжили сеанс, на котором отец высказал разочарование тем, что ему не удалось передать свое изображение. «Это я виноват, – говорил он, – я был так одержим идеей передать тебе свое фото, что нарушил условия. Ну ничего, мне пообещали помочь завтра, и если у меня снова ничего не получится, мы приготовили еще кое-что, чтобы тебя не разочаровать». На следующее утро состоялся последний сеанс. Две фотопластинки оказались использованными. На обеих было изображение моего отца; одно из них помещено в этой книге, а другое – большое лицо отца, полностью закрывающее мое фото.

Надеюсь, мне удалось дать некоторое представление о том, каким образом были получены эти сообщения и почему мы считаем, что они действительно исходили от моего отца, и я с удовольствием передаю слово «Синему острову». Я уверена, что этот рассказ заинтересует многих, и если он пробудит в них осознание того, что нас ждет, и желание самим получить доказательства этого, тогда три человека, стремящиеся донести его до широкой публики – мой отец, мистер Вудмен и я, – будем считать нашу задачу выполненной.


Эстель У. Стэд, Сентябрь 1922 года

Предисловие Уильяма Т. Стэда

Впервые вступая в контакт с оккультными, психическими и неведомыми силами, непосвященные испытывают большой трепет. Проникновение в тайны жизни доставляет огромное удовольствие, и сама по себе тайна является стимулом к поискам и исследованиям, постижению неведомого и познанию неизвестного и недоказанного. Однако кажется, что это неприменимо к тайне, окружающей загробную жизнь. Здесь появляется страх перед чем-то необъяснимым. Чаще всего это личный страх, а иногда боязнь навредить тем, кого мы любили в земной жизни. Сам по себе это хороший знак, он свидетельствует о бескорыстии, и человек, руководствующийся этими мотивами, заслуживает того, чтобы узнать больше. Если он достаточно продвинут для того, чтобы начать поиски, он получит помощь и духовное озарение. Но некоторые, будучи проникнуты теософскими идеями, боятся вступить в контакт с теми, кого они считают «оболочкой» когда-то любимого ими человека. Есть также такие, кто испытывает страх по незнанию, ибо их разум неразвит и непросвещен. Я говорю «непросвещен» в смысле недостатка понимания и оценки высших вещей жизни.

К таким людям я всегда относился и отношусь с большим сочувствием. В земной жизни я делал все, чтобы просветить их, но был ограничен в своих возможностях из-за необходимости заниматься материальными делами. Со времени моего прибытия в этот мир я попытался продолжить эту работу и расширить сферу своей деятельности. До определенной степени мне это удалось, хотя многие не прошли еще и половины пути по лестнице знания, ведущей к пониманию. Я собирался сказать «ведущей к счастью», но это было бы не совсем правильно, потому что счастье заключено в понимании, и то, как его понимают на земле, – не есть истинный смысл жизни. Мы созданы не только для того, чтобы быть счастливыми. Счастье – это часть нашей награды за проделанную работу, за наш духовный прогресс и помощь, оказанную другим, что само по себе уже является результатом понимания.

Как уже было сказано, я добился определенного успеха в своей деятельности на этой стороне, и уверен, что если мне удастся передать свои знания и личный опыт тем, кто еще находится на земле, я продвинусь немного дальше в своей работе на благо всего человечества.

То, о чем я собираюсь рассказать, будет интересно многим и бесполезно для многих других, но все, о чем пойдет речь, каждый мой читатель до определенной степени может проверить сам. Каждый из вас может пропустить это через свою душу и таким образом понять, что я говорю вам ценные слова, слова, которые Бог в своей безграничной любви позволил мне передать вам. Это не мои предположения о тайнах жизни, это рассказ о самих тайнах.

От начала до конца он пронизан духом христианского учения, но не в привычном для нас понимании. Ошибочно полагать, что тот, кто был человеком на земле, после смерти станет ангелом на небесах. Смерть – это дверь из одной комнаты в другую, и обстановка в них очень похожа. И я хочу, чтобы вы поняли в полной мере: всем управляет одна и та же рука. Одна и та же Личность правит всеми сферами.

Сначала я расскажу вам, что чувствует человек, оказавшись здесь. Как я уже сказал, эта книга будет интересна многим, а для некоторых может оказаться полезной. Именно ради этих немногих заинтересованные стороны делают все необходимое, чтобы донести до них этот рассказ. Он не претендует на научность. Вы можете опираться на свой здравый смысл, но не можете отвергать то, что существует на самом деле.

Я изложил тему вкратце, потому что большинство читателей предпочтет лаконичный рассказ детальным описаниям.

Я должен напомнить всем вам – заинтересованным и незаинтересованным, верящим в спиритуализм и скептикам, – что все вы живете на земле и должны выполнять свои земные обязанности. Вы должны жить своей повседневной жизнью и заниматься своей работой. Никогда не пренебрегайте настоящим по той причине, что будущее кажется вам более светлым и радостным. Живите настоящим, но всегда помните о будущем и знайте, что феномен спиритизма не является общим достоянием. Многие умы не в силах постигнуть величия этого феномена и продолжают жить в рутинном порядке – спиритизм не для них. Им будет разумнее не углубляться в эту тему дальше знаний, полученных из книг и опыта других людей. В этом смысле спиритизм не для всех.


Уильям Т. Стэд

Глава 1. Прибытие

Много лет назад мое внимание привлекла статья о духовной коммуникации, и я, внимательно прочитав ее несколько раз, был вынужден признать ее разумность. Меня поразили простые и дельные мысли автора. Это была первая причина, пробудившая во мне активный интерес к этой удивительной работе. С этого момента я делал все, что было в моих силах, для разъяснения и распространения этой темы. Многие знакомы с ней, а те, кому об этом ничего не известно, могут познакомиться с деталями, если пожелают. Поэтому от моего первого земного интереса к оккультизму я сразу же перейду к моему первому интересу к земному миру, который я почувствовал здесь.

Те же изумление и удовлетворение, которые я испытал от первых открытий, сделанных мной на земле, охватили меня, когда я, оказавшись в этом мире, обнаружил, что все мои познания об этом предмете, полученные раньше из спиритуалистических источников, оказались поразительно верными почти во всех основных пунктах. Я ощутил огромное удовлетворение, получив доказательства истины. Я был одновременно поражен и обрадован, обнаружив, что все, что я узнал раньше, правда, потому что, несмотря на мою безоговорочную веру, у меня все же были серьезные сомнения по поводу некоторых деталей. Поэтому я был рад, что вещи, которые я принимал на веру на земле, предстали передо мной здесь в точности такими же. Это может прозвучать противоречиво, но я хочу, чтобы вы поняли: мои земные опасения были основаны на боязни, что духовный мир может быть создан по своим собственным правилам, далеким от наших земных представлений. Из-за чего многие вещи передаются нам в такой форме и выражениях, какие будут понятны нам, но в действительности они не вполне соответствуют описаниям, и причина этого – в ограниченности нашего земного языка.

О своем переходе из земного в духовный мир я напишу лишь несколько строк. Я уже много раз говорил об этом в разное время. Первая его часть была крайне неприятной, но с того момента, как моя земная жизнь закончилась, у меня больше не было ощущения борьбы с обрушившимся на меня несчастьем – впрочем, об этом я не хочу больше говорить.

Первое удивление пришло – я понимаю, что с вашей точки зрения я был мертв, – когда я обнаружил, что могу помогать людям. Переход из отчаянного положения, в котором я находился, к состоянию, когда ты можешь протянуть руку другим, произошел столь внезапно, что я был просто ошеломлен. Потрясение было настолько сильным, что я не понимал, что случилось. Я просто оказался в состоянии помогать другим и не пытался выяснить, как это возможно. В тот момент я не занимался анализом, это пришло позже.

Я удивился, обнаружив рядом друзей и знакомых, умерших ранее. Тогда я впервые осознал, что со мной произошла перемена. Это понимание пришло столь внезапно, что я немного встревожился. Несколько мгновений волнения – и меня озарило восторженное осознание того, что все известное мне об этом мире истинно. О, как же мне был нужен в тот момент телефон, чтобы передать новости в вечерние газеты! Это был первый порыв, а затем меня охватила беспомощность – я вспомнил о родных, оставшихся дома, – они еще ничего не знали. Что они обо мне подумают? Я находился здесь, без связи с остальным миром. Я был еще так близко от земного мира, что видел все, что происходило вокруг. Я видел разбитое судно, людей, всю сцену происшедшей катастрофы, и это подтолкнуло меня к действию – я могу им помочь! И за считанные мгновения – писать об этом занимает больше времени – я перешел из состояния полной беспомощности в состояние действия.

Я не стану описывать всего. Скажу лишь, что наступил конец, и все завершилось. Это было похоже на ожидание отплытия лайнера: мы ждали, пока все поднимутся на борт. Я имею в виду, мы ждали, когда все закончится. Ждали и спасшиеся, и «мертвые» живые. Затем все мы начали покидать эту сцену катастрофы. Это был странный способ перемещения, а мы были странной командой, направлявшейся неизвестно куда. Зрелище неописуемо трагическое. Многие понимали, что происходит, и терзались мыслями о близких и о своем будущем. Что их ждет? Предстанут ли они перед Господом? Какой приговор их ожидает? Другие были совершенно растеряны. Они ничего не понимали, им было все безразлично, их разум был полностью парализован. Странное скопление человеческих душ, ожидающих своей участи.

Несколько минут – и в воде оказались сотни мертвых тел, а воздух наполнился сотнями душ, самых что ни на есть живых. Многие, осознавая приближение смерти, приходили в ярость от того, что бессильны спасти свои ценности. Они отчаянно пытались сохранить то, чем так дорожили в земной жизни.

Сцена, разыгравшаяся на судне в момент столкновения с айсбергом, была не из приятных, но она не идет ни в какое сравнение с тем, что происходило с несчастными душами, вырванными из тела против их воли. Это зрелище было одновременно душераздирающим и отталкивающим. И мы ждали, пока все соберутся и все будет готово к тому, чтобы покинуть это место и отправиться в новую страну.

Страницы книги >> 1 2 | Следующая

Правообладателям!

Представленный фрагмент произведения размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО "ЛитРес" (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?


  • 0 Оценок: 0
Популярные книги за неделю

Рекомендации