Электронная библиотека » Урсула Цейч » » онлайн чтение - страница 1

Текст книги "Наследники Тьмы"


  • Текст добавлен: 4 октября 2013, 01:33


Автор книги: Урсула Цейч


Жанр: Фэнтези


сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 1 (всего у книги 13 страниц)

Шрифт:
- 100% +

Урсула Цейч

Наследники Тьмы

ГЛАВА 1

Изгой

Ночью, когда Стражница небес Тиара, сверкая золотом, коснулась линии горизонта и на краткий миг вплотную приблизилась к земле, прежде чем снова подняться и начать свой зажигательный танец над небесным сводом, все стихло.

Ветер давно не давал о себе знать. Вернулась дневная жара, погружая все и вся в неподвижность и лишая воли. Те, кто был достаточно мал, спрятались в скудной тени чахлых кустов, на которых еще оставались последние пожухлые листья, или залезли в землю, чтобы там предаваться мечтаниям о лучших временах.

В густом воздухе расплывались контуры и смещались расстояния; отдаленные предметы приближались, меняя форму.

Горен поднялся на стену и обвел взглядом Железные поля. От жары у него на лбу тут же выступил пот, юноша прикрыл глаза рукой.

– Горен, – раздался за его спиной хрипловатый голос, – ты на улице? Даже для народов Света, почитающих Тиару Сияющую, наступила пора искать тень и переносить все важные дела на вечер и раннее утро. Шейканы, конечно, храбрые воины, но им тоже не по плечу поединок с такой жарой.

Горен засмеялся, когда улыбающийся дед положил руку ему на плечо, но тут же снова принял серьезный вид:

– Знаешь, уважаемый дед, я очень долго брел под дождем, в темноте и стуже. Я до сих пор не согрелся, хотя мне часто казалось, что внутренний жар вот-вот сожжет меня дотла. Но в отличие от благотворных солнечных лучей, то был нездоровый жар.

Стоящий рядом Дармос Железнорукий, повелитель Шейкура, был ниже высокого Горена.

– Внук мой, – тихо спросил он, – что тебя мучит?

Молодой шейкан прижал руку к груди. Он быстро повзрослел, и на его лице не осталось и следов невинности, которая вообще-то свойственна людям его возраста. Легкомысленность Горена умерла в Лирайне вместе с матерью и другими близкими ему людьми.

– Иногда я не уверен, что мое сердце все еще бьется. Знаю, что был мертв… но ведь я не живой мертвец, не заблудшая душа.

– Нет, все было не так, – возразил его дед. – Звездный Блеск охраняла твое сердце. Оно ни на секунду не останавливалось, просто билось не у тебя в груди. И душа твоя совершенно здорова.

– Но я до сих пор ношу в себе чужую душу, хотя вы оба, ты и наш предок Ур, пытаетесь меня успокоить… Я совсем не уверен, что в один прекрасный день душа Малакея не проснется. Неужели она действительно сможет надолго остаться в плену? – Горен повернулся к деду. – Мне снятся ужасные сны, – сказал он хриплым голосом. – Мои ночи темнее, чем у других, да и память о жизни Малакея тревожит меня. Я снова и снова переживаю тот момент, когда на него обрушился гнев богов и они оставили его в поле умирать, я ощущаю это, и боль заставляет меня проснуться.

– Мне очень жаль, – с чувством произнес Дармос. – В каждом из нас заключена часть души Малакея, чей-то дух по ночам возвращается в прошлое, бродит вдоль Кровавой реки и видит души предков. В нашей Галерее Шепота слышны голоса многих умерших. Одни нас проклинают, другие достаточно мудры и настроены к нам благосклонно. Но есть и такие, которые сошли с ума, потому что путь к Реке Душ нам закрыт. Носитель Душ больше не провожает нас туда после смерти. Мне бы хотелось снять с тебя этот груз и подарить тебе беззаботную юность. Но мы шейканы, и нам недоступна легкая жизнь.

– Равно как и легкая смерть, судя по всему, – сухо ответил Горен. – Почему мы не боимся умирать?

Дармос Железнорукий улыбнулся:

– Знаешь, Горен, спасение существует и для шейкана, но для этого нужно умереть достойно. Мы, шейканы, не зависим от веры людей в богов, мы не служим Стражам и не должны надеяться на их милость. После смерти честный шейкан уходит в Никуда. Для меня это большее утешение, чем мысль о том, буду ли я вечно пребывать в Реке Душ или мне не дадут в нее окунуться, потому что Черный Посланец посчитает, что я этого недостоин. Именно в Никуда стремимся мы, шейканы. Это высшая цель, потому что она избавляет нас от ярма мирских забот и скрепленных кровью клятв. Но туда мы попадаем не всегда. Проклятие злых сил нередко оказывается серьезным препятствием, и зачастую нам его не преодолеть.

– Равно как и неверность во время битвы, ведь иногда мы переходим на сторону противника?

– Шейканы не стоят ни на чьей стороне, потому что никто не принимает их сторону, и никакого позора в таких перебежках нет, пока мы остаемся верными самим себе. – Голос Дармоса звучал мягко, но уверенно.

– Нет, дедушка, – Горен снова устремил взгляд на мерцающую степь, – я считаю, что пора принять чью-то сторону. День Конвокации приближается, Эо страдает от склок магов Альянса. Мама была права, стремясь восстановить союз Шести Народов, чтобы прекратить это безумие. В конце концов, это касается нас всех, потому что и народы Тьмы попадут в ярмо, если один из магов Альянса – или даже все они – в день Конвокации получит абсолютную власть.

– Но они могут употребить ее на доброе дело, – возразил Дармос Железнорукий.

– С чего бы вдруг? – с насмешкой поинтересовался Горен. – Для этого им нужно окончательно и бесповоротно отказаться от насилия. А в противном случае они будут использовать свое могущество исключительно в собственных интересах. По-другому не получается. Иначе зачем они стремятся к высшей власти, пытаются стать равными Стражам. Это замкнутый круг, и я думаю, что шейканы являются на весах весьма тяжелой гирей. Увидишь, в один прекрасный день маги Альянса сами заставят нас принять чью-либо сторону, чтобы больше мы не колебались и не меняли своего решения.

– Ты слишком много времени проводишь с Уром, – грустно заметил дед. – У тебя чересчур мрачные мысли, ты пытаешься взвалить себе на плечи неподъемный груз. А ведь существуют твои друзья, с ними ты можешь оставаться самим собой – молодым человеком, который совсем недавно выздоровел и жизнь которого только начинается. Ты вернулся на родину, и она приняла тебя с радостью.

Горен сухо засмеялся:

– Какие друзья, дед? Хаг Сокол и Вейлин Лунный Глаз уехали. Они возвращаются к родным в Грауфурт и Элони. По этому поводу Менор Худощавый замкнулся в себе и вселенскую печаль выплескивает в слезливых стишках. Звездный Блеск думает о своем и почти не разговаривает со мной, только Бульдр Краснобородый, как всегда, несгибаем, но, к сожалению, слишком часто пьян. И шейканы до сих пор не разобрались, как же вести себя с сыном Руорима Мясника, а я не понимаю, как относиться к своему народу.

Дармос Железнорукий покачал головой:

– Лучше бы твоя мать воспитала тебя чуть менее серьезным. Дерата была слишком строга к себе. Мне кажется, это моя вина. С годами я стал мягче, но раскаяние не способно изменить прошлое. Могу только попытаться дать тебе понять, что в жизни существуют не только честь, долг и мрачные мысли.

– Когда мне больше не придется день и ночь думать о мести собственному отцу, наверняка так и будет, – мрачно пробормотал Горен. В его зеленовато-карих глазах, как только речь зашла о Руориме, зажегся мрачный огонь. – Ты же знаешь, что вопрос до сих пор остается открытым. Вскоре мне предстоит принять решение, дед. Я не могу сидеть здесь вечно.

Дармос кивнул:

– Знаю, что тебя тянет прочь. Ты не чувствуешь связи с Шейкуром, винить тебя в этом я не могу. К тому же, само собой разумеется, все молодые шейканы, которые еще не нашли себя, должны бродить по свету и искать собственную дорогу. – Он подмигнул: – Ты думаешь, что привести в порядок мысли легче, если нежиться здесь под благословенными лучами солнца и ждать, пока расплавятся мозги?

Горен не выдержал и засмеялся. А потом вернулся к своей мысли:

– У меня такое чувство… как будто… даже не знаю, как объяснить. Мне нужно посмотреть на людей. – Он запнулся, потом схватил деда за руку и показал на северо-запад: – Вот там! Вот оно. Именно его я и ждал, я знал, что это произойдет!

Дармос напряженно всматривался в даль. Глаза его давно уже перестали быть такими острыми, как у Горена. Наконец ему удалось разглядеть узкую, тонкую тень, движущуюся в мерцающем мареве жары.

– Что бы это могло… – начал он, но Горен уже исчез.


Лошадь, устало спотыкаясь, брела по высохшей бурой степи, голова ее безвольно опустилась, взгляд помутнел. Шерсть стала заскорузлой от засохших на ней пота и крови. Лошадь медленно переставляла копыта, умирая от жажды. Но, услышав донесшееся издалека ржание, из последних сил повела ушами.

Копыта Златострелого стучали по голой твердой земле. Горен оторвался от отряда и первым подоспел к одинокой лошади. Конь заржал во второй раз. Чужая кобыла встрепенулась, приподняла голову и ответила ему слабым голосом.

– Она не одна! – закричал, обернувшись, Горен.

– Горен, клянусь своей бородой, куда ты торопишься?! – громовым голосом заорал Бульдр, который вместе с Менором спешил за ним следом. – Эта лошадь бежит к нам, а не от нас!

– Лучше держитесь сзади! – ответил Горен. – Достаньте оружие и будьте наготове, вдруг это ловушка!

Он уже почти догнал лошадь и заставил Златострелого идти шагом. Конь фыркнул и тихонько заржал. Незнакомая лошадь нервно пританцовывала на месте, потом повернулась, волоча за собой груз. Горен разглядел высокого мужчину в темных доспехах, руки которого были привязаны к стременам. К ободранному хвосту лошади прилипли обгорелые ветки и колючки. Кто знает, сколько времени они доставляли бедному животному невыносимые страдания, пока огонь не потух и большая часть колючек не отвалилась от горящего хвоста. В том, что она очень долго бежала, волоча за собой всадника, никаких сомнений не было, стоило только посмотреть на состояние кожаных доспехов, разорванной одежды и покрытого кровью и грязью израненного тела.

Горен спешился и медленно подошел к испуганному животному, которое с радостью бросилось бы прочь, но слишком устало, чтобы двигаться дальше.

– Все хорошо, малыш, – прошептал он, – не бойся.

Лошадь жалобно заржала. С ее морды свисали клочья кровавой пены. Горен повернулся и быстро поднял руки, чтобы задержать приближающийся отряд. Знаками он велел спутникам подождать, чтобы лошадь, впав в панику, не растоптала часом своего поверженного всадника.

Несколько шейканов, вытащив мечи, оцепили место. Двое поскакали по следам лошади. Бульдр с Менором спешились и осторожно подошли к Горену.

Горен снова повернулся к измученному животному. Порылся в карманах и, в конце концов, нашел кусок засохшего пирога. Выезжая, он всегда брал с собой лакомства, чтобы угощать лошадей. Он осторожно вытянул руку:

– Смотри, что у меня есть… Ты получишь угощение, если подпустишь меня к себе. Только успокойся, и все будет хорошо…

Ни на секунду не замолкая, он подходил все ближе и ближе. Кобыла продолжала нервно трясти головой, но, по крайней мере, не двигалась. Наконец до ее ноздрей донесся слабый запах пирога, и она успокоилась. Вытянула шею и губы и осторожно взяла еду с руки Горена. Пока она жевала, Горен рискнул коснуться ее шеи, а потом и головы. Он аккуратно взялся за уздечку, непрерывно поглаживая лошадь и бормоча ласковые слова. Наконец лошадь глубоко вздохнула, расслабилась и опустила голову: жест покорности и доверия. Почувствовала, что мучения ее закончились и подоспела помощь.

– Возьмите его, – сказал Горен стоящему позади Менору, показывая на окровавленного мужчину.

Было непонятно, к какому народу он принадлежит. Вместе с Бульдром они опустились перед раненым на колени. Пока гном разрезал болтающуюся на стертых запястьях веревку, Горен щупал пульс.

Некоторое время молчал, а потом объявил:

– Он жив.

К ним подошел Дьюрасс, командир охраны:

– Поблизости нет никаких следов борьбы. Судя по состоянию лошади, она бежала не менее суток. Чудо, что он выжил!

Горен с сомнением сказал:

– Это еще не точно. Сердце пока бьется, но не понятно, насколько глубоки его раны. Бульдр, как ты думаешь, сможешь его донести?

– Безусловно, – ответил краснобородый гном. – Правда, ноги будут волочиться по земле, рост-то у него, сам видишь…

Он легко поднял раненого, ибо физическая сила гномов не была просто легендой. Шейкан подвел свою лошадь, на которую они втроем взгромоздили находящегося без сознания воина, и осторожно привязали к седлу, чтобы тот не свалился. А потом медленно поехали обратно.


Марела Добросердечная и Звездный Блеск ждали их вместе с Дармосом Железноруким в Зале Исцелений, в котором было полно предметов, предназначенных для опытов и врачевания. Полки сгибались под тяжестью книг с лечебными формулами, кип перевязочного материала, банок, бутылок, кувшинов и чаш с отварами, порошками, мазями и маслами. На столе у стены стоял дистиллятор, а на маленьком пламени угольной печурки кипела вода. Над горящим камином висели два котла с пряно пахнущей жидкостью. Свешивающиеся с потолка многочисленные пучки трав распространяли странный успокаивающий запах.

– Быстро сюда! – велела целительница и жрица Дракона сгибающимся под тяжестью ноши шейканам. Они осторожно опустили раненого на стол. Марела осмотрела мужчину и покачала головой. – Клянусь чешуей Ура, вид устрашающий. Боюсь, чтобы снять доспехи, нам придется их разрезать, все склеилось и засохло. – Она переместилась ближе к голове. – Сначала шлем, чтобы ему было легче дышать, к тому же так мы узнаем, с кем имеем дело.

Она ощупала покрытый грязью шлем, нашла лямки и долго возилась, прежде чем смогла их развязать.

– Сейчас увидим, – пробормотал Дармос Железнорукий.

Он был заинтригован не меньше, чем Горен и все остальные, толпившиеся в зале.

По столу рассыпались длинные черные волосы, и присутствующие разглядели бледную кожу и длинные острые уши. Выразительное жесткое лицо с высокими скулами и резко очерченным носом.

– Темный эльф! – воскликнул неприятно пораженный Бульдр. – Молот Нитхальфа, это плохой знак.

Звездный Блеск коснулась левого плеча незнакомца и отскочила, когда корка грязи отвалилась, освобождая серебряный знак, обозначающий ранг владельца.

– Дрэгон! Убейте его, убейте немедленно!

Она выхватила нож и бросилась к раненому.

Причем сделала это так быстро, что никто не успел ничего понять, не говоря уже о том, чтобы ее остановить, даже Марела, ближе всех стоявшая к воину.

Звездный Блеск приставила острие ножа к горлу мужчины. Но в это мгновение он открыл глаза и схватил ее за кисть, сжав так крепко, что девушка не удержала нож. А потом с силой оттолкнул ее пальцы. Звездный Блеск вскрикнула и отступила.

Мужчина снова закрыл глаза, рука его бессильно опустилась; он снова потерял сознание.

Дармос Железнорукий моргал. Смущенно провел по глазам, как будто пытался стряхнуть пелену.

– Что происходит?

Он медленно повернулся к эльфийке, которая дрожала всем телом.

– Убейте его! – повторила она. И тут же пояснила: – Он служит Раиту!

Караулившие у входа шейканы тут же схватились за мечи. Рука Бульдра тоже потянулась к поясу.

Горен смотрел на Звездный Блеск, все еще ничего не понимая. Его поразила не скорость, с которой отреагировала девушка, о ней он давно уже знал. Когда Звездный Блеск еще была Молчащим, она успела продемонстрировать быстроту и прежде всего физическую силу своего маленького хрупкого тела. Но его потрясли внезапно проснувшиеся дикость и жажда крови. Такой он ее еще никогда не видел. Звездный Блеск раньше не отличалась жестокостью, он даже не подозревал о ее наличии. Охваченный внезапными сомнениями, Горен невольно отшатнулся от подруги.

– Здесь никто никого не убьет, – строго сказал повелитель Шейкура. – Тебе повезло, девушка, что этот мужчина все еще способен защищаться, несмотря на тяжкие ранения. Иначе бы тебе было плохо. В Шейкуре не принято хвататься за оружие без моего разрешения или приказа.

– Но неужели вы не понимаете? – закричала она, содрогаясь от отчаяния. – Он из касты дрэгонов, которые живут ради войны и убийства! Как только он сможет встать, он схватится за меч и соберет кровавую жатву, и это будет продолжаться до тех пор, пока хоть один из вас будет жив! Его никто не остановит…

Менор подошел и обнял ее за трясущиеся плечи.

– Успокойся, Звездный Блеск, – мягко сказал он. – Я знаю, что у тебя ужасные воспоминания о твоем народе, но не суди об этом страдальце только по его происхождению! Если помнишь, по отношению к тебе мы так себя не вели.

– Уведи ее, Менор, – приказал Дармос. – Проследи, чтобы она успокоилась. Да и все остальные, покиньте зал. Останемся только Марела, Горен и я. Раненый нуждается в помощи, и мы ее окажем. Мы посмотрим, что он расскажет, когда снова сможет говорить. И решим, относиться к нему как к гостю или как к пленнику.

Рука Бульдра все еще находилась на поясе.

– Надеюсь, вы знаете, что делаете, – произнес он громко. – По крайней мере, оказав ему помощь, не оставляйте без присмотра.

Он кивнул, взглянув на Менора и Звездный Блеск:

– Пошли.

Горен смотрел на них и мучился, не понимая, как поступить. Но дед однозначно дал понять, что желает его присутствия здесь.

– Странно, что он совсем один.

– Именно поэтому мы должны выяснить, что же произошло, – сказал, склоняясь над столом, Дармос. – Марела, можешь сделать какие-нибудь выводы прямо сейчас?

Во время спора Марела успела снять доспехи с норкана, разрезала одежду и начала обтирать тело губкой, чтобы разглядеть, насколько глубоки его раны.

Она вздохнула:

– Все гораздо хуже, чем я предполагала. Множество рубленых и колотых ран, к тому же в него попало немало стрел. Да и лошадь тащила его по степи больше суток. Таким изощренным способом они хотели его убить.

– У них ничего не вышло ни с лошадью, ни с седоком, – заметил Дармос. – Уже одно это достаточная причина, чтобы его выходить. Такие воины встречаются крайне редко.

– Как ты думаешь, не стоит ли надеть на него наручники? Или лучше связать с помощью магии? – спросил Горен.

– Нет, – откликнулась Марела. – В данное время он ни на что не способен. Его предыдущая реакция… была чудом, но я сомневаюсь, что он сможет повторить подвиг. Сейчас он гораздо ближе к смерти, чем к жизни.

– Сделай, что сможешь, Марела, – настойчиво попросил Дармос. – Нельзя позволить ему умереть после того, как он смог добраться до Шейкура.

Целительница посмотрела на Горена:

– Мне нужна Звездный Блеск, передай ей.

Дармос мрачно сдвинул брови:

– По-моему, это не очень хорошая идея.

– Она возьмет себя в руки, а я ни за что не хочу отказываться от ее помощи. Эта девушка – замечательная целительница.

Марела повела пальцем перед его глазами:

– Не суди ее слишком строго, Дармос. Девочка так много пережила, а ведь она совсем молоденькая! Ты уже такой старый, не хочешь ли проявить мудрость?

– Под твою ответственность, – пробормотал Дармос. – Я буду ждать от вас новостей в Тронном зале. – Он резко повернулся и вышел из комнаты.

Горен колебался:

– Марела, я действительно могу оставить тебя наедине с ним?

– Иди, мальчик. Если мне суждено умереть от руки дрэгона, жизнь которого я пыталась спасти, то никто не в силах этому воспрепятствовать. – Марела нетерпеливо махнула рукой. – Не мешай мне работать, иначе оставшейся в нем жизни не хватит на то, чтобы выдержать процесс исцеления.


За дверью Горена поджидали Менор и Бульдр. Зал Исцеления охраняли два шейкана.

– Где Звездный Блеск?

– В своей комнате, – ответил его долговязый друг из Нортандера.

Гном скрестил руки на мощной груди:

– Мы приняли правильное решение?

– Неужели гном испугался смертельно раненного норкана?

– Ни за что, – мрачно ответил Бульдр.

– Если бы Вейлин была здесь, то она в качестве исключения поддержала бы Звездный Блеск и убила дрэгона, – вставил Менор.

Вейлин Лунный Глаз, эльфийка из Дун-Шаэля, никогда не скрывала неприязненного отношения к полукровке по имени Звездный Блеск, хотя та тоже являлась частью их маленького отряда и вытащила всех из когтей Руорима. Когда Звездный Блеск была закутанным в плащ пленником Долины Слез по прозвищу Молчащий, Вейлин ей доверяла. А после признания все изменилось. Почему, не знал никто; эльфийка никогда об этом не говорила. Но Вейлин чувствовала себя неуютно в Шейкуре и поэтому решила ехать в Элони, к родственникам.

– Я бы помог ей, если б знал, что она собирается делать, – проворчал Бульдр. – Но она до того ловкая, глазом не успеешь моргнуть. Как ему удалось отвести ее руку? Наверняка тут замешана магия Тьмы. Со стороны Света я ничего не боюсь.

Горен покачал головой.

– Я вырос среди подобных предрассудков, вам это известно? – набросился он на друзей. – С самого детства ко мне относились так, как к ней и этому несчастному, хотя я и мухи не обидел и понятия не имел, что я шейкан. Я человек с головы до пят, но был изгоем среди себе подобных, пока не познакомился с вами! Я думал, что вы не такие. После всего, что мы с вами пережили, я просто вас не узнаю!

На веснушчатом лице Менора отразилось смущение. Он провел рукой по растрепанным рыжим волосам. Бульдр что-то пробормотал в свою роскошную, заплетенную в две тугие косички рыжую бороду.

Не обращая на них внимания, Горен поднялся на две ступеньки, ведущие в комнату эльфийки. Постучавшись, прислушался. Ничего. Недолго думая, он повернул ручку и вошел.

Звездный Блеск собирала вещи и не обернулась на звук, продолжая складывать скудные пожитки в мешок.

– Что ты делаешь? – испуганно спросил Горен.

– А ты как думаешь?

Она начала завязывать мешок.

Двумя прыжками Горен преодолел разделяющее их расстояние, выхватил у нее из рук мешок и заставил посмотреть ему в глаза.

– Не делай этого, Звездный Блеск, – тихо попросил он.

Ее спокойные фиолетовые глаза поймали его взгляд.

– Я здесь чужая, – ответила она. – Ты же и сам видишь, Горен. Наш союз распался, едва зародившись. На краткий миг мы стали попутчиками, но теперь наступила пора каждому идти своим путем. Хаг с Вейлин все сделали правильно: они просто ушли.

– Не говори ерунды. Хаг ушел, потому что беспокоился о своей семье, которую не видел целый год. А Вейлин… она не может себе простить, что погиб ее отец, а вместе с ним и половина их рода. Она винит себя в том, что выжила, поэтому и бежит. От себя, не от нас. Кто знает, успокоится ли она среди своих в Элони. Но Менор и Бульдр еще здесь, они дружат. Кстати, Бульдр целиком и полностью на твоей стороне.

– Вы народы Света.

– Ах, мы все? Менор и Бульдр, Хаг и Вейлин, да. Но я шейкан, значит, как и ты, полукровка, из тех, кто не относится ни к той, ни к другой стороне, ни к Свету, ни к Тьме. Я сам выбрал Свет, как и ты. То есть нас ничто не разъединяет и не отличает, а что касается остальных, то они тебе верят и любят тебя.

Она испытующе посмотрела ему в глаза:

– Ты действительно так думаешь или это все пустые слова? Я видела у тебя на лице сомнение.

– Ты меня напугала. Такой я тебя не знаю.

– Это потому, что ты хочешь видеть только мою человеческую сторону, Горен. Но я и норкан тоже. Об этом говорят и моя внешность, и поведение. Нам, в отличие от Вейлин, не свойственна мягкость. Мы не знаем добрых чувств, а главное – нам неведома любовь. А ты пытаешься видеть во мне не то, что я есть.

– Именно поэтому ты меня избегаешь? – медленно проговорил он.

Она вздохнула:

– Нет, Горен, я тебя не избегаю. Ты сам стоишь у себя на пути и слишком нетерпелив. Но это вполне нормально, ведь ты человек. Потребуется время, чтобы ты меня понял. Если это вообще когда-нибудь возможно.

– Почему ты так говоришь? – обиженно спросил он.

– Я говорю тебе правду, не больше и не меньше, Горен. Пойми же, наконец! Я поклялась тебе в верности, потому что ты спас мне жизнь и освободил меня из плена. Я никогда не сделаю того, что причинит тебе вред. Но больше между нами ничего нет.

Звездный Блеск снова схватилась за мешок.

– Твой дед однозначно объяснил мне, где мое место. Нет, не пойми меня неправильно, – перебила она его, когда он попытался возразить, – я его не упрекаю. Наоборот. Я вела себя бесчестно и в том, что касается шейканов, и во всем, связанном с норканами. Просто дальше так продолжаться не может! Я не готова здесь остаться, эти стены давят на меня. А все ваши строгие правила… Я чувствую себя несвободной, а должна бы наоборот… Поступлю так, как когда-то Менор: пойду, куда глаза глядят, предложу свои услуги, когда мне понадобятся еда и ночлег, а потом отправлюсь дальше.

– Ты не такая, Звездный Блеск, – печально сказал Горен. – То, что ты сделала для меня… такая Звездный Блеск, которую ты сейчас пытаешься изображать, ни за что бы не сделала.

– То был Молчащий.

– Ну и что? Пусть он придет в себя и заговорит! Ты не можешь его ненавидеть и отвергать только потому, что твой отец так поступил с тобой. Насколько я знаю, дрэгоны – отважные воины, знающие, что такое честь. В отличие от Архонов, полагающихся исключительно на магию и интриги. Прекрати винить себя за свое рождение! Ты же абсолютно ни при чем. Ты ответственна только за то, как поступаешь сама. И если уйдешь, то это будет означать, что ты бежишь от себя, как и Вейлин.

Она опустила мешок и каким-то покорным жестом заправила шелковистые черные волосы за очаровательные острые ушки.

– Значит, ты действительно пришел из-за этого?

– Мареле требуется твоя помощь, – ответил он, не позволяя снова втянуть себя в дискуссию. – Она сказала, что без тебя не справится.

Девушка задумалась:

– А твой дед не против?

– Вид у него был очень сердитый, но, в конце концов, он согласился.

– Ну что ж, ладно. Я послушаюсь тебя и останусь, но это только временно, не навсегда. А потом я еще поговорю с Дармосом. – Она показала на мешок: – Разбери, пока я помогаю Мареле.

– Я? – поразился он и покачал головой: – Ничего себе, вот до чего дело дошло.

Она приподнялась на цыпочки, чтобы разглядеть его лицо и заставить его взглянуть ей в глаза. А потом резко ответила:

– Это была не просьба.

Горен заморгал. И в ту же секунду остался в комнате один.

– Теперь я хоть понимаю, почему в последнее время мы так друг от друга отдалились, – пробормотал он, но все-таки принялся за работу.


Дармос Железнорукий размышлял, сидя за столом с кружкой пива, когда вошла Звездный Блеск. Кроме них, в зале никого не было.

– Меня послала Марела, – робко проговорила темная эльфийка.

– Есть новости? – спросил седовласый мужчина, делая ей знак подойти.

– Сегодняшняя ночь и завтрашний день будут критическими. Если он переживет и вторую ночь, то выздоровеет. Сейчас у него высокая температура, но это из-за слабости. Гангрены пока нет. Странно, одной-единственной раны обычно достаточно, чтобы умереть. Он невероятно силен. Марела считает, что он выкарабкается.

– Ну, если ты не вмешаешься…

Звездный Блеск склонила голову:

– Я прошу прощения, господин. Все случилось так быстро! Я и сама не поняла, что сделала. Я бы уже покинула крепость, если б не помешал ваш внук.

– Садись, Звездный Блеск. – Он показал на соседний стул.

Она, поколебавшись, села. Дармос повертел в руках кружку, прежде чем заговорить.

– Я так и не смирился с потерей дочери. Я должен был оставаться ей отцом, а вместо этого вел себя как повелитель. – Он взглянул на Звездный Блеск. – Шейкур – это все, что у меня есть. Крепость является смыслом моей жизни, я часть ее и несу ответственность за ее защиту и безопасность. Она, конечно, считается неприступной, но это не должно нас успокаивать. В наших рядах вырос враг. Вся Фиара превратилась в поле боя; земля покрыта кровью, а небо темнеет. Я должен подготовить свой народ ко дню Конвокации, кто знает, что будет с нами, Драконокровными.

– И не проснется ли в этот день Малакей, – добавила Звездный Блеск. – Ведь это особенно вас беспокоит, правильно?

– Мы ведь, дитя мое, только пленили его, так что его душа пребывает в Горене. Там… она и должна оставаться, если не произойдет ничего иного.

Дармос осушил кружку.

Звездный Блеск испытующе смотрела на него:

– Понимаю. Вы не хотите, чтобы у него были дети, дабы душа Малакея не поселилась в них и он снова не попытался заполучить власть.

Дармос кивнул:

– Ему еще нет и двадцати, но недалеко то время, когда он заметит, что нравится женщинам. Я вижу, каким взглядом они на него смотрят, все, начиная со служанок и заканчивая воительницами. Он слишком носится с мыслями о мести, но это исключительно вопрос времени.

– Скоро он покинет Шейкур. Что потом?

– Я надеялся на твою поддержку.

– Мою? В каком смысле? Вы рассчитываете на еще одно магическое заклинание?

– А почему нет? Норканам неведомы чувства. Говорят, они действуют хладнокровно и расчетливо, только умом. Может быть, когда-нибудь ты вспомнишь об этом и еще о том, что лучше всего для Горена… а значит, и для всех нас.

Звездный Блеск поднялась.

– Правда, что норканы не могут испытывать ни любви, ни страсти, но у них есть такие чувства, как честь и дружба. Горен мне доверяет, господин. И совсем недавно я держала в руках его сердце; а это к чему-то обязывает. Сообщите ему о своих желаниях сами, но не используйте для этого меня. Горен имеет право на свободный выбор, а если вы мне такое говорите, значит, вас так ничему и не научила история с дочерью. Извините, мне нужно осмотреть раненого. Меня ждет Марела.


Норкан пережил и вторую ночь. Вскоре Марела велела перенести его с больничной постели в комнату с большим окном, в которое ночью проникало хоть немного прохладного воздуха, хотя днем его приходилось держать занавешенным. Дымящиеся травы распространяли приятный запах, предназначенный для укрепления его легких.

Утром возле раненого дежурила Звездный Блеск, она регулярно меняла влажные полотенца, охлаждающие его горячий лоб, и проверяла повязки. Большинство ран уже успели закрыться и хорошо затягивались. Она как раз принесла чашку свежей воды и испугалась, обнаружив пациента бодрствующим. Его горящие темные глаза были направлены прямо на нее.

– Ты полукровка, и именно ты пыталась всадить мне в горло нож, – сказал он. Голос его звучал хрипло и грубо, он постоянно запинался.

– Вы меня узнали?

Он кивнул и снова закрыл глаза.

– У меня у самого дочь полукровка. Если имел с этим дело, сразу же понятно. Я сломал тебе руку?

Она поставила чашку и опустила в нее полотенце.

– Нет.

– Значит, сил у меня совсем не оставалось, я почти умер.

– Вы не помните, что произошло раньше?

– Память постепенно возвращается. Лучше всего я помню горячечный бред, лошадь, огонь… и жару, ужасную жару. Как я попал сюда, не знаю.

Она осторожно положила полотенце ему на лоб.

– Скоро вы все узнаете, надеюсь, что и мы получим от вас какие-то сведения.

Он молча смотрел, как она проверяет повязку на его груди.

– Что заставило тебя изменить свое мнение?

– Своего мнения я не меняла.

Девушка снова его укрыла.

– Я, конечно, стыжусь своей поспешности, потому что никакой это не подвиг – избавить от страданий того, кто и так уже наполовину мертв.

Он внимательно взглянул на нее.

– Что они тебе сделали? – Вопрос прозвучал почти мягко.


Страницы книги >> 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 | Следующая

Правообладателям!

Это произведение, предположительно, находится в статусе 'public domain'. Если это не так и размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.


  • 0 Оценок: 0
Популярные книги за неделю


Рекомендации