Электронная библиотека » Жерар Вилье » » онлайн чтение - страница 3

Текст книги "Цейлонские парии"


  • Текст добавлен: 28 октября 2013, 15:15

Автор книги: Жерар Вилье


Жанр: Шпионские детективы, Детективы


сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 3 (всего у книги 12 страниц)

Шрифт:
- 100% +

Глава 4

Малко затаил дыхание. Все ночные звуки – шелест листьев, треск ветвей, отдаленные крики животных – вдруг показались ему громкими и отчетливыми. Он посмотрел на змею. Ее голова была уже в десяти сантиметрах от его руки. Обладай он даже самой лучшей в мире реакцией – кобра все равно успела бы выбросить вперед голову и вонзить в его руку ядовитые зубы.

Мысли беспорядочно прыгали у Малко в голове. В конце концов, ничто не доказывало, что Джеймс Кент действительно работает в ЦРУ и в посольстве. Если это не так, ловушка удалась на славу, Завтра утром Малко могут обнаружить на улице Коломбо умершим от укуса змеи – точно так же, как нашли растоптанного слоном Эндрю Кармера.

Звонкий смех Свани вернул его к действительности.

– Садитесь помедленнее. Кобра жалит только по моей команде. Она ручная.

Потрясенный, Малко осторожно опустился на плетеный стул. Свани склонилась к змее и протянула руку. Метровая кобра тотчас же приподнялась на хвосте и обвилась вокруг руки, поднимаясь к плечу. Малко с трудом перевел дух.

Свани села рядом с ним, снисходительно улыбаясь.

– Я одинокая женщина, и мне нужен охранник... Сива взял роль на себя. С ним мне воры не страшны.

– А вас он не может ужалить?

– Иногда случалось, – пожала плечами Свани, – если был очень зол. Но для меня это не опасно. Мой отец был заклинателем змей. В детстве он давал мне яд. От этого я чувствовала себя очень плохо, зато если Сива ужалит меня сейчас, я отделаюсь обычной головной болью.

– А если меня?

Она посмотрела ему в глаза.

– Вы умрете меньше чем за десять минут.

Девушка осторожно взяла змею за голову и сняла со своей руки. Кобра не противилась. Свани опустила ее на пол, и змея уползла в свой угол.

Малко украдкой наблюдал за девушкой. Несмотря на целомудренный наряд и сдержанные манеры, она выглядела необычайно соблазнительной. Она смотрела в небо, запрокинув голову, а Малко думал: что общего может иметь эта красавица с тайными махинациями ЦРУ? К тому же она вовсе не производит впечатление человека, нуждающегося в деньгах... Свани повернулась к нему. Он ожидал, что она что-то скажет, но она лишь молча улыбнулась.

– Вы хорошо знакомы с Кентом? – спросил Малко, нарушая затянувшееся молчание.

– Я с ним не сплю, – спокойно ответила она. – Я на него работаю.

– То есть?..

– Даю информацию о том, что здесь делают и что думают. Мои соотечественники очень болтливы и обожают судачить о политике.

Малко промолчал. Кобра, смерть Эндрю Кармера, таинственная Диана Воранд – не многовато ли загадок для такого крохотного острова, как Цейлон?

– Что ж, поужинаем? – предложила Свани.

Не дожидаясь ответа, она хлопнула в ладоши, и на веранде неизвестно откуда возник слуга-тамил – разумеется, опять босоногий. Торговцы обувью вряд ли могли сколотить в Коломбо большое состояние... Свани отдала ему какое-то распоряжение, и слуга исчез.

* * *

Небо над их головами сияло сотнями тысяч звезд, воздух сделался почти холодным.

– Попробуйте кокосового молока, – посоветовала хозяйка.

Малко с плохо скрываемым опасением взирал на стоявшую перед ним тарелку карри из устриц, но по-прежнему не решался признаться, что успел поужинать в отеле. По обе стороны от большой тарелки слуга расставил множество маленьких, наполненных огурцами в кокосовом молоке, сырым луком, твердыми, как дощечки, сушеными рыбешками с Мальдивских островов, перчеными помидорами и манговым джемом. Малко облегченно вздохнул, увидев ножи и вилки: он уже знал, что сингалы обычно едят руками. Все – в том числе и сидящий на газете премьер-министр.

Свани с явным удовольствием принялась за еду. Малко храбро последовал ее примеру, но уже через секунду почувствовал, что его желудок разрывается на части. Невероятно острое карри потекло по пищеводу, как расплавленный свинец. Со слезами на глазах, не в силах вымолвить слово, Малко схватил графин с водой. Лишь через две-три минуты огонь в его желудке погас, и он вновь обрел дар речи. К этому времени девушка уже успела вытереть свою тарелку хлебом. Малко с удивлением посмотрел на нее, не в состоянии понять, как нормальный человек может есть подобное блюдо. А он-то считал себя привыкшим к экзотической пище...

– Ваш отец, случайно, не учил вас еще и гвозди глотать? – наконец выдавил из себя австриец.

Свани от души рассмеялась:

– И почему это все иностранцы не любят наше карри? Оно так полезно для желудка...

Свани была права – такого действительно не вынес бы ни один микроб. Малко смущенно отодвинул тарелку и довольствовался только чаем. Прощай, ужин... Свани положила себе добавки. «Как это ей удается? – опять удивился Малко. – С виду такое нежное, хрупкое создание...»

– Зачем вы работаете на американцев? – спросил он. – Ведь это может для вас плохо кончиться...

– Из злости, – ответила она. – Мой дед был голландцем. – Я – полукровка, третий сорт... Как та бедная девчонка, что приходит убирать у меня в доме. Ей приходится приносить с собой свою тарелку и чашку, потому что хозяйские вещи трогать запрещено. Не будь я красивой – жила бы точь-в-точь как она. Но мне повезло: удалось сделаться шлюхой...

Она холодно улыбнулась.

– Да-да, точнее и не скажешь. Я не люблю своего покровителя, но он страшно богат. Вы о нем наверняка скоро услышите, Его зовут Сири Даранигула. Это один из самых богатых людей в Коломбо. Он подпольный букмекер. Буддизм запрещает проводить на Цейлоне скачки, но люди обожают играть. И Сири пришло в голову связываться по телексу с крупнейшими ипподромами мира. Здешнюю полицию он давно уже купил... Еще бы: у него восемьдесят работников и два зала с телексами...

– Очень интересно!

– Само собой разумеется, я ни в чем не нуждаюсь, – продолжала Свани. – Но порой мне бывает так тоскливо... Для браминов я навсегда останусь парией[5]. У меня был любимый человек – брамин. Но когда он узнал о моих белых предках, то плюнул мне в лицо и сказал, что я его позорю.

– А вам не приходила мысль уехать?

Свани покачала головой:

– Вы еще не знаете Сири. Он безумно ревнив и велит моим слугам следить за мной днем и ночью. У него десятки информаторов, и он знает о каждом моем шаге. Завтра ему доложат и о вашем визите, обо всем, что мы здесь делали и говорили... – Она перешла на шепот. – А мне так хочется самой выбрать себе мужчину... Как в Америке...

Малко захотелось заметить, что и в Америке все порой далеко не так просто... Он смотрел на Свани, которая сидела в плетеном кресле, поджав под себя ноги и чуть приоткрыв прелестный рот. Излишек косметики и характерные черты лица делали ее похожей на гетеру со старинных картин. До сих пор Малко удалось увидеть только ее лицо, затылок и ступни. После кричащей саморекламы американок строгий наряд Свани пробуждал у австрийца сладкое волнение. Он на мгновение попытался представить себе ее тело под плотными складками сари...

– У вас есть карта Цейлона? – спросил он, чтобы отогнать дерзкие мысли. – Я хочу выехать завтра, с самого утра.

Свани встала, пошла в глубину дома и вскоре вернулась с небольшой картой. Она развернула ее на столе, и Малко придвинулся поближе. Обнаженная рука девушки была совсем близко от его лица. От нее веяло тонким незнакомым ароматом. Свани слегка повернула голову к нему. В этот же момент Малко обернулся, и их лица оказались совсем рядом. Австрийцу неудержимо захотелось поцеловать ее. Девушка, казалось, тоже чего-то ждала от него.

Но напряженная пауза продлилась всего несколько мгновений.

– Это здесь, – сказала Свани, указывая острым ногтем точку на северо-востоке Цейлона, около города Тринкомали. За городом автомобильной дороги уже не было, и на сотню километров вперед простирался ничем не помеченный участок. Берег проходил прямо, за исключением одной небольшой впадины. Указательный палец Свани остановился на ней.

– Тело нашли в окрестностях этой бухты. – Девушка повернула к Малко внезапно встревоженное лицо:

– Вы твердо решили туда поехать?

Австриец удивленно посмотрел на нее:

– Конечно! Хотя бы для очистки совести. А что, это, по-вашему, опасно?

– Говорят, что на этих местах лежит заклятие, – задумчиво проговорила Свани.

Малко улыбнулся:

– Ну тогда все в порядке. Я не верю в заклятия...

Она покачала головой:

– Не нужно шутить над тем, чего не знаешь...

Девушка сложила карту и протянула ее австрийцу. Их пальцы соприкоснулись, и он опять испытал безотчетное волнение.

– Завтра утром я пришлю вам машину, – сказала Свани. – С водителем. Если хотите, можете его отпустить. Только не забывайте: движение здесь левостороннее. Добраться туда нетрудно: не доезжая Тринкомали, увидите большой перекресток с указателем «Баттикалоа». Там повернете налево, на север. И дальше – все время прямо. Дорога кончается недалеко от того места, где нашли труп.

– Там нет никакого поселения? – спросил Малко.

– Нет. Только маленький буддийский монастырь в джунглях. И слоны.

– Это я знаю...

– Будьте осторожны, – серьезно сказала девушка. – Мне будет жаль, если вы так и не успеете полюбоваться Цейлоном...

– А что там могло понадобиться этой Диане? – спросил австриец.

– Не знаю, – ответила Свани, немного помолчав.

– Вы ее хорошо знаете?

Она помедлила, словно собираясь открыть ему какой-то секрет, но лишь сказала:

– Я ее вообще не знаю и никогда ею не интересовалась. Пожалуй, Кент расскажет вам о ней лучше меня.

– Я остановился в «Гальфасе», – сказал Малко, вставая. – Номер четыреста пятьдесят шесть.

– Я так и думала, – усмехнулась Свани. – Там ведь рядом посольство. Но как вы будете возвращаться?

– А что, это далеко отсюда?

– В десяти минутах ходьбы. А может, еще и такси попадется.

Малко поцеловал девушке руку. Она отняла ее не сразу и оставалась на веранде, пока он шел через сад.

– Идите все время по Уорд-плэйс, тогда не заблудитесь! – крикнула она вдогонку.

Ему не хотелось уходить. Весь вечер Свани вела себя как-то двусмысленно. Может быть, он просто не сумел понять, чего она ждет...

На Кинси-роуд было темно и безлюдно. Ни одной машины. Малко ускорил шаг и вскоре повернул на Уорд-плэйс. Ночью жизнь в этом богатом районе полностью замирала. Вспомнив, что у него нет при себе никакого оружия, Малко на всякий случай огляделся по сторонам.

Наконец на углу Регент-стрит остановился старенький «остин». Малко устроился на сиденье, стараясь не думать о клопах, и велел таксисту ехать в «Гальфас».

Рассеянно глядя в окно на проплывающие мимо пальмы, он опять задумался об Эндрю Кармере. Убийство это или действительно несчастный случай? Малко по опыту знал, что разведслужбы принимают решение о ликвидации только в самых крайних случаях. До сих пор Цейлон считался в ЦРУ «зеленым сектором»: здесь не было ни одного крупного столкновения с силами противника. Что же может происходить здесь, в десяти тысячах километров от Европы, в стране, где десятки буддийских сект сосуществуют рядом с дюжиной левых, прокитайских и просоветских партий? Аналитики из ЦРУ по-прежнему терялись в догадках на этот счет.

Из темноты выплыла розоватая громада отеля. Малко дал таксисту пять рупий – двойную цену, с облегчением слез с продавленного сиденья «остина» и вошел в холл, встреченный равнодушными взглядами босых портье...

Глава 5

Малко зажмурился от бивших в глаза лучей солнца и с трудом поднялся с кровати. Около четырех часов утра вентилятор в номере остановился, и к рассвету Малко успел основательно пропотеть. Его окончательно разбудили старые автобусы, с грохотом тащившиеся по Галь-роуд.

Через полчаса, геройски отвоевав свой завтрак у осаждавших ресторан тараканов, Малко был готов отправиться в Тринкомали. По этому случаю он изменил своим привычкам и сменил традиционный костюм из альпака на защитный френч и походные ботинки. Он аккуратно уложил в небольшую кожаную сумку свой сверхплоский пистолет, но в глубине души надеялся, что оружие не понадобится и что его экспедиция будет носить безобидный познавательный характер. А красоткой Дианой он займется после возвращения...

Малко вышел из отеля и огляделся, высматривая обещанную машину, но увидел лишь несколько такси, на которых сидели огромные черные грачи – едва ли не самые распространенные птицы на острове. Напротив отеля, на просторной травяной лужайке, стайка смуглых ребятишек запускала бумажного змея. К Малко подошел один из портье – высокий сингал атлетического сложения.

– Желаете взять такси, сэр?

– Я жду машину, – ответил Малко. – За мной должны приехать.

Сингал щелкнул пальцами:

– Ах да, меня предупреждали. Видите ли, шофер вашей машины пробил колесо и просил вас подъехать к отелю «Тапробан». Он будет ждать вас там. – И портье поднял руку, подзывая такси.

Малко влез в «понтиак», который, наверное, видел еще первых английских колонизаторов. «Что ж, лиха беда начало», – подумал он. Найдя заказанную для него машину, ему нужно будет заехать в посольство на случай, если Джеймс Кент решит его сопровождать.

* * *

«Тапробан» находился на углу Йорк-стрит и Черч-стрит, в оживленном портовом квартале Коломбо. Такси высадило Малко прямо у входа. Он отдал водителю потрепанные пять рупий и посмотрел вокруг. Поблизости не было ни одной машины.

Малко уже собрался было войти в полутемный холл, когда из-за угла появился худющий тамил с запиской в руке. На ней значилось: «Гальфас», номер 456".

– Это я, – сказал Малко.

Тамил жестом предложил ему следовать за собой. За углом отеля стояло несколько такси. Внезапно им загородил дорогу босоногий мальчуган в драных шортах и майке:

– Рупии, сэр?

За американские доллары у местных менял можно было обзавестись рупиями по неслыханно низкому курсу. Правда, за пределами Цейлона эти бумажки можно было продать разве что на вес...

Человек, сопровождавший Малко, рявкнул на мальчугана и замахнулся кулаком. Перепуганный малолетний бизнесмен юркнул в кусты. Тамил с поклоном подвел австрийца к допотопному автомобилю неизвестной марки и изо всех сил дернул за ручку скрипучей двери. Малко плюхнулся на грязное сиденье, тут же вспомнил о клопах и с ужасом подумал, что забыл утром купить «Цейлон таймс». Вместо того, чтобы сесть за руль, водитель с важным видом принялся протирать грязное лобовое стекло еще более грязной тряпкой.

Крыша автомобиля давно раскалилась на солнце, и Малко казалось, что его окунули в кипящий котел. Вскоре, после недолгого разговора на ломаном английском, выяснилось, что перед ним не водитель, а всего лишь механик... Чтобы хоть на минуту забыть о жаре, Малко стал думать о Свани. Интересно, как бы она выглядела в шортах? А вдруг у нее кривые ноги?.. Отбросив эту невеселую гипотезу, австриец обвел взглядом Йорк-стрит. Все те же женщины в сари, мужчины в длинных одеяниях – саронгах... Почти все они были босые. На глаза Малко не попался ни один иностранец. Видимо, они просто не выходили из машин...

В зеркале автомобиля показалась приближающаяся фигура буддийского монаха. Эти монахи – «бику» – неизменно выделялись своими ярко-желтыми одеждами на фоне серой толпы бедняков. Обычно они ходили по двое, пряча бритые головы под огромными зонтами. Сингалы почтительно расступались перед ними, а в автобусах нередко можно было увидеть, как старушка уступает место такому монаху, и он со снисходительным и одновременно высокомерным видом его занимает...

Монах, которого заметил Малко, неторопливо брел по тротуару, приближаясь к машине. Вопреки обычаю, одежда закрывала ему оба плеча. Малко перевел взгляд на молодую сингалку в небесно-голубом сари, но ее вскоре заслонил грузовик.

Малко так и не понял, что заставило его опять повернуть голову влево. Он увидел, что монах стоит у машины и роется в складках своего желтого платья. Это был молодой парень с очень смуглой кожей и необычайно длинным носом. «Не иначе, сборщик податей», – подумал австриец. Во Вьетнаме и в Таиланде он вдоволь насмотрелся на монахов, паразитирующих на честных буддистах... Однако они почти никогда не подходили к иностранцам...

Внезапно монах высвободил руку из-под желтой ткани. Рука сжимала большой автоматический пистолет. Сквозь стекло Малко отчетливо увидел черное отверстие ствола, направленного ему в лицо. Отверстие казалось огромным, как туннель. Австриец инстинктивно отпрянул и ударился спиной о противоположную дверцу. Его пистолет остался в сумке на полу. Вытаскивать его было уже некогда. Все мысли мгновенно вылетели у Малко из головы, и он словно в кошмарном сие увидел, как монах нажал на спусковой крючок.

Ствол заметно вздрогнул, но выстрела не последовало. Монах отпустил палец, затем ожесточенно нажал снова – и опять безрезультатно.

Либо незадачливый убийца позабыл снять пистолет с предохранителя, либо в стволе оказался негодный патрон... Не теряя времени на догадки, Малко вцепился в дверную ручку. Ему повезло: дверь открылась почти без усилий. В тот момент, когда он выпал из машины, шлепнув ладонями по асфальту, стекло разлетелось вдребезги от первой пули. Монах стрелял, как в тире, заложив левую руку за спину и высоко подняв правую. Но он, похоже, не привык обращаться с автоматическим оружием, поскольку по инерции выпустил половину обоймы в крышу, не причинив Малко никакого вреда.

Малко скатился на дорогу и прижался к крылу автомобиля. Прозвучало еще несколько оглушительных выстрелов, затем раздался сухой щелчок, и рядом с ним ударился об асфальт темный металлический предмет. Малко окаменел: в первое мгновение ему показалось, что это граната. Но он почти сразу же разглядел, что на дороге лежит тот самый пистолет – разряженный и с отскочившей назад кареткой. Малко вскочил на ноги. Нападавший со всех ног убегал по Йорк-стрит, лавируя в потоке прохожих. Несмотря на свой длинный и довольно узкий наряд, монах передвигался довольно быстро, так как сразу же сбросил сандалии.

Скрипнув зубами от злости, Малко бросился за ним, едва не угодив под скрипучий автобус с гордой надписью «Пикадилли». Монах уже успел отбежать метров на пятьдесят. Обернувшись и увидев, что австриец его догоняет, он что-то пронзительно закричал. Малко настигал его большими прыжками, едва не сбивая с ног прохожих и не видя вокруг ничего, кроме все увеличивающегося желтого пятна.

Вдруг монах перешел на шаг, а затем и вовсе остановился. И когда до него оставалось не больше трех метров, вокруг австрийца внезапно образовалась живая стена. Два десятка сингалов с суровыми, даже враждебными лицами окружили его, ревностно защищая своего служителя культа. Монах тяжело дышал, прислонившись к витрине какой-то кустарной лавочки. Видя, что Малко все еще пытается пробиться к нему, он гневно указал на него костлявым пальцем и выкрикнул длинную непонятную фразу.

В толпе послышался злобный ропот. Она сплошь состояла из мужчин, от которых несло потом и прогорклым пальмовым маслом. На австрийца в бешенстве таращились десятки глаз.

Малко понял: еще немного – и его разорвут на части.

– Вызовите полицию, – сказал он по-английски. – Этот человек пытался меня убить.

Никто не обратил на его слова ни малейшего внимания. Глаза окружавших его сингалов по-прежнему горели ненавистью. Убедившись в том, что австрийцу не вырваться из круга, монах выкрикнул последнее проклятие и исчез за углом.

Через полминуты оттуда же появился пузатый и бородатый полисмен в защитных шортах, рубахе и панаме. Подобно английским «бобби», цейлонские полицейские не носили при себе оружия. При виде блюстителя порядка толпа загудела пуще прежнего. Многие исступленно грозили Малко кулаком. Полицейский прислушался к выкрикам и повернулся к австрийцу:

– Значит, вы пытались избить почтенного «бику»?

– Он в меня стрелял, – возразил Малко. – Я только хотел догнать его и выяснить, зачем...

Он мысленно возблагодарил судьбу за то, что не успел вооружиться своим пистолетом. Иначе его, чего доброго, могли бы повесить без суда и следствия. Кто знает, какие у них здесь законы? Решив взять инициативу на себя, Малко уверенно взял полицейского за руку:

– Поедемте со мной в «Тапробан». Там увидите, кто прав, кто виноват...

* * *

Малко едва не оборвал шнурок звонка Свани. Он задыхался от злости. Была уже половина первого, а он только вышел из полицейского участка на Квинз-стрит. Еще немного, и полицейские задержали бы его на ночь! Они, разумеется, не поверили, что простому безобидному монаху вздумалось в него стрелять. Малко тщательно обыскали и прощупали всю его одежду: едва ли не основным направлением цейлонской теневой экономики являлась контрабанда сапфиров.

К счастью, его кожаная сумка избежала конфискации: один из работников отеля «Тапребан» вернул ее австрийцу после разбирательства в полицейском участке. К тому же нашлись свидетели покушения: около машины обнаружили тот самый автоматический пистолет, а сам автомобиль был изрешечен пулями...

Из осторожности Малко не стал прибегать к помощи посольства: официально он являлся простым туристом, любителем цейлонской экзотики.

Человека, усадившего Малко в машину, разумеется, не нашли. «Настоящий» водитель с «настоящей» машиной прибыл только после обеда: у него отказал стартер. С исчезновением монаха у полиции не осталось ни одной серьезной «зацепки». Покушение было рассчитано до мелочей, и окажись стрелок чуть поопытнее, Малко уже не было бы в живых.

Дверь виллы приоткрылась, Малко отстранил слугу-тамила и зашагал по саду. Как раз в эту минуту на веранде появилась Свани – в коричневых брюках и бежевой блузке. Волосы черным каскадом спадали ей на плечи. Увидев Малко, она нахмурилась.

– Значит, вы не уехали?

Злость Малко не утихала. Он предполагал, что только Свани могла так точно рассчитать момент покушения.

– Вы ведь сами прекрасно знаете, что я не уехал, – резко произнес он. – По-моему, вы и ваша кобра – два сапога вара...

Малко снял темные очки. Его золотистые глаза сверкали недобрым огнем. Ему пришлось призвать на помощь все остатки благородного воспитания, чтобы не схватить Свани за горло.

– О чем это вы? – захлопала ресницами девушка. – И почему вы так сердитесь? Неужели водитель опоздал? Но заходите же в дом, здесь так жарко!

– Нет уж, спасибо, – проворчал Малко. – Придержите лучше свою кобру.

– Сива спит. Вот посмотрите...

Змея действительно спала, свернувшись клубком в углу веранды. Малко, видимо, застал Свани за работой: ее пальцы были испачканы краской. То ли она обладала удивительным хладнокровием, то ли Малко попросту ошибся в своих предположениях...

– Но что же все-таки случилось? – нетерпеливо спросила Свани.

Малко рассказал о происшедшем. По мере того как он говорил, девушка все больше мрачнела. Она прервала его лишь один раз:

– Вы точно помните, что у монаха были закрыты оба плеча? Это важно...

– Точно, – ответил Малко.

Она рассеянно потерла руки.

– Странно. Так одеваются только монахи из секты учителя Захира...

– Это кто такой? – поинтересовался Малко.

– Буддийский лидер, широко известный на Цейлоне. Он считает, что монахи пользуются недостаточным влиянием и выступает за активные действия. Несколько лет назад Захир толкнул своих приверженцев на захват власти. Они убили премьер-министра. Тоже, кстати, выстрелами из пистолета... Можете считать, что вам повезло. Но монахи на этом не остановятся: учитель Захир – железный человек.

– Где он живет?

– В Канди, в шестидесяти километрах от Коломбо. В монастыре.

– Пожалуй, не мешало бы его повидать, – процедил сквозь зубы Малко.

Свани покачала головой.

– Он вас не примет, и у него многочисленная охрана. Лучше найти тех, кто действовал здесь, в Коломбо.

– Как вы себе это представляете? – возразил австриец. – Найти в Коломбо монаха! А может, он вовсе и не монах, а так...

Девушка энергично помахала рукой в знак отрицания.

– Вы плохо знаете сингалов. Ни один из них не осмелится переодеться монахом. Нет, в вас стрелял настоящий «бику». Его найти трудно. Даже мне. Зато есть человек, который усадил вас в машину. Он выполнял чьи-то указания. Вот его найти можно.

– Но как? Я о нем ничего не знаю...

Свани снисходительно улыбнулась.

– Зато мне кое-что известно. Подождите, пока я переоденусь.

Она вошла в дом, и Малко, присел на плетеный стул, стараясь держаться подальше от Сивы. Он с досадой заметил, что у него немного дрожат руки.

Через пять минут Свани отодвинула занавес, служивший дверью, и появилась на веранде в роскошном сари из коричневого шелка с блестящими разноцветными нитями.

– Я отвезу вас в такое место, куда не часто попадают иностранцы, – объявила она с уверенной улыбкой.

У Малко вновь появилось подозрение. Что, если Свани все же замешана в покушении? И теперь собирается заманить его туда, откуда уже не будет обратной дороги? Её рассказ о знаменитом Захире звучал довольно сомнительно.

– Подождите-ка, – сказал он. – Если вы никому ничего не говорили, откуда эти люди узнали, как устроить мне ловушку? Кроме вас, ведь никто не знал, куда я поеду.

– Так уж и никто? – насмешливо возразила Свани. – А вы вспомните...

У Малко опустились руки. Он вспомнил, но это казалось ему невероятным!

– Джеймс Кент? Но зачем ему меня убивать?

Свани теребила застежку своей сумки, не сводя с него глаз.

– Вы только что приехали, – медленно проговорила она, – Вы еще многого не знаете.

Малко поднял голову. Девушка не отвела глаз.

– Что вы имеете в виду? – спросил австриец.

Помедлив, она проронила:

– Вчера вечером я сказала вам не все. Если бы вас убили, я бы никогда себе этого не простила... Но я боялась, что вы мне не поверите.

У Малко начало складываться впечатление, что Свани просто заговаривает ему зубы, как это хорошо умеют делать на Востоке.

– Объясните! – грубовато потребовал он. – Я не люблю намеков.

– Джеймс Кент – любовник Дианы Воранд.

Малко решил, что ослышался – настолько невероятным показался ему союз пьяницы-американца и роскошной южноафриканки, которую он видел на фотографии.

– Откуда вы это знаете?

– Знаю. Но не уверена, известно ли ему о том, что я в курсе дела.

Итак, местный представитель ЦРУ спит с возможной кубинской разведчицей... Дело пахло скандалом.

– Значит, вы считаете, что Кент – соучастник этого покушения?

– Необязательно, – пожала плечами Свани. – Но я постараюсь у него что-нибудь осторожно выведать... Кстати, вчера вечером его в «Синаноре» не было...

На этот раз Малко уже не стал выяснять, откуда ей это известно.

– А какая связь может существовать между этим монахом и Дианой?

– Понятия не имею, – призналась девушка. – Но у нас есть шанс это выяснить. Если вы, конечно, согласитесь поехать со мной, – добавила она с чуть заметной иронией.

– Я бы для начала съездил к Кенту, – неуверенно произнес австриец.

Свани скорчила неодобрительную гримасу:

– Рановато. Он испугается и станет все отрицать. Кто знает, может быть, Диана его шантажирует... А держа Кента в неведении, вы сможете использовать его так, что он даже не будет об этом подозревать.

Малко с досадой признался себе, что Свани права. Если же все это выдумки, то необычайно искусные...

– Ладно, поехали, – согласился он.

Свани тут же велела слуге поймать такси.

– Зачем вы мне помогаете? – спросил вдруг Малко. – Надеетесь хорошо заработать?

Черные глаза девушки загадочно посмотрели на него.

– Человек живет не только ради денег, – с достоинством ответила Свани.

* * *

На берегу Рабского озера, в самом центре Коломбо, тамилы заботливо купали тощих покорных коров.

Такси оказалось таким узким, что Малко и Свани невольно прижимались друг к другу. Упругое бедро девушки сквозь тонкий шелк сари буквально жгло австрийца. Их «остин» остановился на красный сигнал светофора, и к машине тотчас же подскочил продавец ракушек, вовсю расхваливавший свой товар. Но Малко было не до сувениров.

– Почему от меня решили избавиться? – пробормотал он, размышляя вслух. – А вот почему: не хотели, чтобы я отправился на место гибели Эндрю Кармера. Значит, там все же есть кое-что интересное... Это подтверждает предположения о том, что смерть Кармера не случайна...

– Не беспокойтесь, в Коломбо вам тоже будет на что поглядеть, – заметила Свани.

Малко в упор посмотрел на нее.

– Послушайте, что у вас на уме? Почему вы со мной не до конца откровенны?

Она невозмутимо сняла пылинку со своего сари:

– Я просто хочу вам помочь. И полагаю, что ответы на свои вопросы вы найдете именно здесь, в Коломбо...

Такси остановилось.

– Приехали, – сказала Свани, взглянув в окно.

Малко открыл дверцу и чуть не задохнулся: здесь стояло такое зловоние, которое не выдержал бы и хорек. Воздух был пропитан запахами гнилой рыбы и мусорных ям. Они приехали в район морского порта. Перед ними открывалась сеть узких переулков, где сидели у своих лотков торговцы всякой мелочью и бесцельно бродили тощие ребятишки со вздутыми животами. Десятки огромных грачей расхаживали по земле, взлетая только для того, чтобы не попасть под колеса машин.

– Где это мы? – спросил, озираясь, Малко.

– Это Петтах. Городской базар. Тут можно купить все: драгоценности, контрабанду, женщин... А в «воровских рядах» – то, что вчера украли в городе... Идемте.

Малко вслед за Свани вошел в ближайший переулок. С первых же шагов их окружили грязь и гул многочисленных голосов. То и дело приходилось переступать через мешки и рулоны ткани. Мимо проплывала разноликая толпа. На австрийца почти не оглядывались. Они повернули налево, потом направо, и каждая следующая улочка была как две капли воды похожа на предыдущую. Грунтовую дорогу покрывал мусор. Малко нечаянно наступил на небольшую дохлую собаку и с трудом превозмог подступившую к горлу тошноту.

– Да куда же мы идем, черт возьми? – не выдержал он.

Свани с достоинством обернулась:

– На Детский рынок. Это уже близко.

Действительно, улочка выходила на небольшую площадку, заваленную помятыми картонными ящиками. По ней бродила стайка ребятишек, пытавшихся отвоевать у грачей какие-нибудь мало-мальски съедобные огрызки. Судя по их невероятной худобе, это им удавалось нечасто.

Свани остановилась. Все взгляды устремились на ее сари: оно стоило не меньше сотни рупий, а на такие деньги местная семья могла прожить целый год.

Огромная крыса пробежала по площадке и исчезла в воре.

– Это здесь, – сказала Свани.

Она обошла ящики и направилась к темной будке без окон. Малко побрел за ней. Они открыли дощатую дверь и вошли. Когда глаза австрийца привыкли к полумраку, он разглядел внутри кучку сидевших на полу детей. Некоторые из них выглядели более-менее нормально, а другие... Малко отвернулся, увидев девочку лет десяти, чьи руки вместе с пальцами были не длиннее двадцати сантиметров. Повсюду бросались в глаза грязные бинты, из-под которых виднелись гниющие раны. Головы многих детей почти полностью облысели от лишая. Малко захотелось убраться отсюда поскорее, чтобы не видеть эти тусклые, безнадежные глаза. Мальчик шести-семи лет, у которого вместо ноги была деревянная культя, с протянутой рукой приближался к австрийцу.

Страницы книги >> Предыдущая | 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 | Следующая

Правообладателям!

Это произведение, предположительно, находится в статусе 'public domain'. Если это не так и размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.


  • 0 Оценок: 0
Популярные книги за неделю

Рекомендации