149 900 произведений, 34 800 авторов Отзывы на книги Бестселлеры недели


» » » онлайн чтение - страница 1

Правообладателям!

Это произведение, предположительно, находится в статусе 'public domain'. Если это не так и размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

  • Текст добавлен: 3 октября 2013, 21:52


Автор книги: Лиз Карлайл


Жанр: Исторические любовные романы, Любовные романы


сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 1 (всего у книги 22 страниц)

Лиз Карлайл

Никогда не обманывай герцога

Пролог

Необыкновенная история семейства Вентнор продолжалась почти целый век. Эти надменные богатые люди, в основном нормандского происхождения, редко заключали браки с представителями других семейных кланов. И Матильда Вентнор не была исключением. В возрасте пятнадцати лет она послушно вышла замуж за своего кузена, третьего герцога Уорнема, и начала приносить ему детей с такой регулярностью, что были поражены даже Вентноры.

Все шло прекрасно до того холодного ноябрьского дня 1688 года, когда герцог, известный своими верноподданническими убеждениями, вдруг принял вполне обдуманное решение изменить своему королю. С ростом повстанческих настроений король Яков II оказался на грани свержения протестантами, не дававшими ему покоя со дня его спорной коронации. Вентноры были не католиками, а протестантами, и, видя, как все складывается, герцог, как, впрочем, и многие другие, стоявшие выше и ниже него, решил примкнуть к оппозиции – побеждающей стороне.

Уорнему было ради чего жить. Его герцогские владения относились к самым большим в Англии, но они не были в безопасности, потому что, несмотря на поразительную плодовитость Матильды, ей до сих пор, к сожалению, удавалось рожать только дочерей – к этому времени их было уже шесть, по-своему очень хорошеньких, но совершенно «бесполезных». Уорнему был необходим сын и победа.

Твердо убежденный в правильности своего решения, Уорнем выступил во главе местной оппозиции в поддержку Вильгельма Оранского. Поднявшись со своими сторонниками на усыпанный листвой холм, он, к собственной радости, увидел развевающееся на ветру протестантское знамя. Стоявшие под знаменем знатные сторонники Вильгельма выкрикивали имя Уорнема, махали руками и призывали присоединиться к ним. Герцог был воодушевлен такой радушной встречей, пришпорил коня, но не заметил лисью нору у подножия поросшего травой склона. На полном скаку конь попал в нору, кувырнулся и сбросил Уорнема. Герцог ударился головой о землю, сломал себе шею и тут же испустил дух.

Английская славная революция закончилась очень быстро. Вильгельм Оранский легко одержал победу, Яков II бежал во Францию, и через девять месяцев Матильда родила близнецов – двух крепких, здоровых мальчиков. При этом никто не осмелился отметить, что внешне крошки совсем друг на друга не походили: старший, розовый пухлый ангелочек, был миниатюрной копией матери, а рожденный вторым был большеголовым длинноногим созданием с копной золотистых волос, и ни один ни другой даже отдаленно не походили на своего покойного отца.

Король Вильгельм с королевой Марией решили, что детишек следует взять ко двору, и сам король объявил их обоих точной копией покойного герцога. Никто не посмел возражать ему, потому что… в общем, это романтическая история. А что за романтика без интриги и примеси драматизма?

Разумеется, сыну Уорнема, рожденному первым, Вильгельм вновь подтвердил титул герцога, а младшему, в знак признания храбрости его отца, пообещал командование полком – ему самому и всем будущим наследникам. Таким образом, согласно семейному преданию, была определена судьба рода.

Мальчик, сейчас находившийся в огромной библиотеке Уорнема, прекрасно знал эту историю, которая через сто с лишним лет стала уже не просто барьером, разделявшим семью, а непреодолимой черной пропастью.

– Стой прямо, мальчик. – Четко стуча тонкими каблуками по мраморному полу, герцогиня обошла его вокруг, словно оценивала произведение скульптора.

Мальчик с трудом проглотил подкативший к горлу комок. Его могло стошнить – прямо здесь, на туфли герцогини. Ужасная пятимильная утренняя поездка в разбитой фермерской повозке была жутким мучением.

Герцогиня наклонилась и резко ударила его в живот. Мальчик от неожиданности широко раскрыл глаза, но выпрямился, насколько это было в его силах, и заставил себя послушно опустить взгляд.

– Ну что ж, кажется, он достаточно крепкий, – объявила герцогиня, оглянувшись на мужа. – Не выглядит грязным, производит впечатление послушного. И он не смуглый.

– Да, – скупо согласился герцог. – Слава Богу, он пошел в майора Вентнора – те же длинные ноги и такие же золотистые волосы.

– Разве на самом деле у нас есть выбор, Уорнем? – пробормотала герцогиня, повернувшись спиной к пожилой женщине, которая привела мальчика. – Думаю, нам следует помнить о долге каждого христианина. Простите, конечно, миссис Готфрид.

Последние слова были беспечно брошены через плечо, но пожилая женщина, не обратив на это никакого внимания, пристально рассматривала герцога.

– Долг христианина! – повторил герцог, и на его красивом лице отразились сомнение и отвращение. – Почему о долге христианина всегда вспоминают тогда, когда сталкиваются с чем-то неприятным?

– Ты абсолютно прав, – согласилась герцогиня, чопорно сложив перед собой руки, – но в ребенке есть твоя кровь.

– Едва ли! – резко возразил герцог, которому, по-видимому, показалось обидным такое предположение. – Он не может оставаться здесь, Ливия. Нельзя, чтобы такие дети учились вместе с Сирилом. Что скажут люди?

– Нет-нет, мой дорогой, конечно, нет, – торопливо подойдя к мужу, успокоила его герцогиня. – Разумеется, этого не будет.

– Ваша светлость, – взмолилась миссис Готфрид, с трудом поднявшись на своих изуродованных артритом ногах, но снова присела, – будьте снисходительны. Отец этого мальчика пал смертью героя при Ролице, сражаясь за Англию. У Гейбриела никого больше нет.

– Никого? – резко повторила герцогиня, бросив еще один презрительный взгляд через плечо. – Вот как! Разве у вас, миссис Готфрид, нет родственников в Англии?

– Кровных нет, ваша светлость. – Пожилая женщина слегка вздрогнула, готовясь выложить свой единственный козырь. – Конечно, его можно отдать в какую-нибудь еврейскую семью. И они примут и вырастят Гейбриела как одного из своих детей, но вы действительно хотите этого?

– Господи, конечно, нет! – Уорнем, элегантный мужчина, еще молодой и сильный, резко поднялся с кресла и принялся ходить по комнате. – Будь проклят этот Вентнор, поставивший нас в такое безвыходное положение, Ливия! Если человек собирается заключить неподходящий брак, то он, ей-богу, не имеет права уехать и позволить идти воевать и рисковать своей жизнью даже ради короля. Таково мое мнение.

– Совершенно верно, дорогой, – проворковала герцогиня. – Но сейчас не время сетовать. Человек мертв, и с ребенком нужно что-то делать.

– Да, но он не может жить здесь, в Селсдон-Корте, – снова заявил герцог. – Мы должны думать о Сириле. Что скажут люди? – повторил он.

– Что ты достойный христианин, – вкрадчиво подсказала жена и, немного помолчав, вдруг по-детски хлопнула в ладоши: – Уорнем, я придумала! Он будет жить во вдовьем доме. И миссис Готфрид сможет заботиться о нем. Мы пригласим того странного маленького викария… О, дорогой, как его имя?

– Нидлс, – буркнул герцог.

– Да-да, Нидлс, – повторила герцогиня. – Он будет обучать ребенка. – Она снова заботливо усадила мужа в кресло. – Все не так страшно, дорогой. И ведь это только на время. Лет через десять мальчика можно отдать на службу. Он пойдет в армию, так же как его отец и дед.

– Вдовий дом, говоришь? – Герцог задумался. – Крыша протекает, полы прогнили, но, думаю, мы могли бы его отремонтировать.

Мальчик тихо стоял посреди комнаты, изо всех сил старясь держаться прямо, чтобы быть похожим на своего отца. Он знал, что эта встреча с герцогом была его единственным шансом. И понимал, почему так плакала и молилась его бабушка, перед тем как покинуть этим утром жалкую придорожную гостиницу. Сейчас, подавив в себе гордость и нарастающий гнев, он расправил плечи.

– Можно мне сказать, сэр? – заикаясь, спросил мальчик.

Мертвая тишина воцарилась в комнате, герцог резко повернул голову в сторону мальчика и в первый раз внимательно посмотрел на него.

– Да, говори, – в конце концов раздраженно бросил герцог.

– Я… хотел бы стать солдатом, ваша светлость, – объявил мальчик, – и, как отец, сражаться против Наполеона. А до тех пор… я обещаю, что не доставлю вам никаких неприятностей.

– Никаких неприятностей, да? – Герцог посмотрел на него почти с отвращением. – Но я почему-то в этом сомневаюсь.

– Никаких неприятностей, сэр, – повторил мальчик. – Я обещаю.

Глава 1

Солнце бросало вниз лучи, согревая благоухающую траву в Финсбери-Серкус. Гейбриел играл со своими игрушечными деревянными животными, расставляя их у себя на одеяле. Отец наклонился к нему и загорелой рукой взял одну из игрушек.

– Гейб, как он называется?

– Фредерик, – коротко ответил Гейбриел, передвинув на пустое место тигра.

– Нет, – рассмеялся отец, – как называется это животное?

– Слон, а зовут его Фредерик. – Гейбриел посчитал вопрос глупым. – Ты прислал его мне из Индии.

– Да, верно, – подтвердил отец.

– Уже к трем годам Гейбриел знал все животное царство, – тихо усмехнулась мама. – Навряд ли, Чарлз, ты можешь рассказать ему о животных что-то такое, чего он еще не знает.

– Я так соскучился, Рут. – Отец со вздохом откинулся на спинку скамейки и взял мать за руку. – И, боюсь, мне предстоит еще долго скучать.

– О, Чарлз, – мать помрачнела, – я не имела в виду… – Она торопливо достала из кармана носовой платок и откашлялась в него. – Прости. Это прозвучало бестактно, да?

– Любовь моя, как только я уеду, тебе нужно будет заняться своим кашлем, – озабоченно напомнил отец. – Гейбриел, поможешь маме не забыть? Она должна завтра же посетить доктора Коэна.

– Да, сэр. – Гейбриел взял из строя игрушек одну обезьянку и протянул ее отцу.

– Это мне? – Отец, держа фигурку на ладони, смотрел на сына.

– Это Генри, – сказал Гейбриел. – Он вернется с тобой в Индию и составит тебе компанию.

– Спасибо, Гейб. – Положив обезьянку в карман форменной куртки, отец взъерошил Гейбриелу волосы. – Я буду очень скучать. Тебе и маме хорошо здесь, с Зейде и Баббе?

Гейбриел кивнул.

– Лучше, Чарлз, чтобы так и оставалось, пока для нас все не решится, – тихо сказала мама, положив руку отцу на колено. – Правда. Ты не против?

– Единственное, против чего я, – ответил отец, накрыв ее руку своей, – так это против того, чтобы вы были несчастны.


Конторы «Невилл шиппинг», расположенные вдоль Уоппинг-Уолл, гудели как улей. Вверх-вниз по лестницам сновали клерки с документами – последними контрактами, накладными загрузки, страховыми полисами – или просто с чашками чаю. От удушливой августовской жары, стоявшей в Лондоне, не могли спасти даже распахнутые настежь окна. Утренний ветерок не приносил со стороны Темзы никакой свежести – только зловоние.

Мисс Ксантия Невилл стояла у своего рабочего стола, не обращая внимания на жуткую вонь от тины и нечистот, на громыхание погрузочных тележек и крики матросов, орущих друг на друга. Проведя около года в Уоппинге, она ко всему уже привыкла. Но эта проклятая бухгалтерия – совсем другое дело! В раздражении мисс Невилл бросила на стол карандаш.

– Гарет? – окликнула она проходящего мимо клерка, но увидев, что это не Гарет, а Сиддонс, обратилась к нему: – Где ж Ллойд? Он мне нужен немедленно.

Коротко кивнув, Сиддонс бросился назад, и через несколько секунд появился Гарет. Загородив широкими плечами весь дверной проем в клетушке, которой он пользовался вместе с мисс Невилл, Гарет несколько мгновений всматривался в лицо девушки.

– Спешка до добра не доводит, старушка, – заметил он, прислонившись к дверному косяку. – У тебя еще нет цифр, которые нужно добавить?

– Я еще не дошла до этого, – призналась девушка. – Я не могу найти бумаги по согласованию «Истлиз воядж», чтобы внести необходимые данные.

Гарет не спеша пересек комнату и, подойдя к ее столу, вытащил договор из-под бухгалтерских документов. Ксантия пожала плечами, и в ее глазах отразилось удивление.

Некоторое время Гарет молча смотрел на нее.

– Нервничаешь? – наконец спросил он. – Это вполне понятно. Завтра к этому времени ты уже будешь замужней женщиной.

– До смерти боюсь, – призналась Ксантия, закрыла глаза и выразительно, как-то очень по-женски, прижала руку к животу. – Не замужества, нет, я хочу этого. Я безумно хочу Стивена. Но я боюсь… церемонии, людей. Его брат со всеми знаком, и он всех пригласил. А я пока никого из них не знаю, не могу отложить…

Гарет оперся рукой на спинку стула девушки, не прикасаясь к ней, – он никогда больше не прикоснется к Ксантии; он дал себе клятву и сдержит ее.

– Ты должна была понимать, Зи, что этим кончится, – спокойно сказал он. – И это не самое худшее. Когда ты станешь леди Нэш и все узнают, что ты в своем новом качестве продолжаешь трудиться, чтобы заработать себе на жизнь, они очень удивятся…

– Я не для того работаю! – перебила его Ксантия. – Ты, моя семья, и в том числе я, владеем судоходной компанией – мы все вместе. При этом моя роль – помогать… контролировать все потоки, вести договоры, сделки.

– Одно от другого отделяет очень тонкая грань, дорогая, – заметил Гарет. – Но я желаю тебе успеха.

– О, Гарет, – тихо сказала она, немного поморщившись, и взглянула на молодого человека, – скажи мне, что все будет хорошо.

Гарет понимал, что девушка говорит не о браке, а о деле, своем детище. Разумеется, оно всегда было для Ксантии важнее всего остального, в том числе и отношений с Гаретом.

– Все будет хорошо, Зи, – пообещал Гарет. – Ты отправляешься в свадебное путешествие всего на неделю. Мы здесь справимся, а если понадобится, наймем кого-нибудь. Пока ты не вернешься, я буду здесь каждый день.

– Спасибо тебе, – ответила она, чуть улыбнувшись. – Гарет, мы будем отсутствовать совсем недолго.

– Прошу тебя, Зи, не волнуйся, – тихо сказал он и, нарушив свое обещание не прикасаться к девушке, дотронулся пальцем до ее подбородка. – Поклянись мне, что не будешь нервничать. Думай о новой счастливой жизни, которая тебя ожидает.

– Ты ведь будешь там завтра утром, правда? – затаив дыхание, спросила она, и на мгновение ее лицо озарилось светом, предназначенным одному-единственному человеку. – В церкви?

– Не знаю. – Гарет отвел взгляд.

– Гарет, – у нее неожиданно задрожал голос, – мне просто необходимо, чтобы ты был там. Ты мой… лучший друг. Прошу тебя.

Гарет не успел ничего ответить, потому что в дверь тихо постучали. Обернувшись, он увидел стоявшего на пороге седого пожилого мужчину и их главного бухгалтера, мистера Бейкли, прятавшегося позади и явно испытывавшего некоторую неловкость.

– Чем мы можем вам помочь? – с удивлением в голосе поинтересовалась Ксантия, потому что в обязанности Бейкли входило принимать посетителей внизу, в бухгалтерии, а не приводить их наверх, в кабинеты руководства.

Незнакомый мужчина прошел в комнату, и при солнечном свете стала видна его простая, но хорошо сшитая одежда, очки в золотой оправе и блестящая кожаная папка, которую он держал в руках. «Банкир из Сити, – предположил Гарет, – или, того хуже, юрист». Но кем бы он ни был, он не производил впечатление человека, приносящего плохие вести.

– Вы мисс Невилл? – поклонившись, заговорил мужчина. – Я Говард Кавендиш Уилтон, «Кавендиш и Смит» на Грейсчерч-стрит. Я разыскиваю одного из ваших сотрудников, мистера Гарета Ллойда.

В комнате вдруг возникла напряженность.

– Я Гарет Ллойд, – шагнув вперед, сказал Гарет. – Но если у вас какие-то юридические вопросы, то их следует обсуждать с нашими поверенными, так что…

– К сожалению, мое поручение носит исключительно личный характер, – перебил его мистер Кавендиш, подняв руку. – Я прошу вас уделить мне немного внимания.

– Мистер Ллойд не рядовой сотрудник, сэр, а один из владельцев судоходной компании, – высокомерным тоном объявила Ксантия. – С ним принято договариваться о встрече заранее.

– Да, я понимаю. – На лице юриста промелькнуло удивление, но он быстро справился с этим. – Примите мои извинения, мистер Ллойд.

Смирившись с неизбежностью разговора с незнакомцем, Гарет прошел к своему массивному письменному столу красного дерева и жестом предложил визитеру занять кожаное кресло напротив. Этот мужчина вызывал у него чувство неловкости, и Гарет вдруг понял, что они должны благодарить Ксантию за то, что она обновила их кабинет, который теперь выглядел вполне пристойно, как и подобает кабинету любого делового человека.

Мистер Кавендиш бросил красноречивый взгляд на Ксантию.

– Все в порядке, – успокоил его Гарет. – У меня от мисс Невилл нет секретов.

– Вот как? – пробормотал мужчина, удивленно подняв темные брови, и быстро раскрыл кожаную папку. – Надеюсь, вы полностью уверены в этом.

– Ну и ну! Звучит интригующе! – вполголоса воскликнула Ксантия и поставила свое кресло слева от Гарета.

– Должен сказать, мистер Ллойд, что вы стали ценной добычей, – сообщил мистер Кавендиш, доставая из папки пачку бумаг.

– Не знал, что на меня охотятся.

– Я так и думал. – Кавендиш недовольно скривил рот, будто его миссия не сулила ему ничего приятного. – Моя фирма вот уже несколько месяцев разыскивает вас.

От его строгого тона Гарет на самом деле разволновался и бросил взгляд на Ксантию, вдруг пожалев о том, что не попросил ее уйти.

– И где же вы искали меня, мистер Кавендиш? – спросил Гарет. – До недавнего времени главная контора «Невилл шиппинг» находилась в Вест-Индии.

– Да-да, мне удалось это выяснить, – торопливо ответил Кавендиш, – хотя у меня ушло на это довольно много времени. В Лондоне совсем не много людей, которые вас помнят, мистер Ллойд. Но мне повезло и в Хаундсдиче я нашел пожилую женщину, вдову ювелира, которая помнила вашу бабушку.

– В Хаундсдиче? – недоуменно переспросила Ксантия. – Какое отношение это имеет к тебе, Гарет?

– Моя бабушка жила там, – тихо пояснил он. – У нее было много друзей, но я думал, что большинство из них уже умерли.

– Совершенно верно, – Мистер Кавендиш перебирал свои бумаги. – Единственная оставшаяся в живых дама была очень дряхлой. Она рассказала нам, что вы писали своей бабушке с каких-то экзотических островов – вроде бы Бермудов. А когда выяснилось, что это не так, она предположила, что это могли быть Багамы. К сожалению, и тут она ошиблась. Тогда мы решили попробовать другую букву алфавита и поискать вас на Ямайке.

– Это был Барбадос, – пробормотал Гарет.

– Да, – улыбнулся Кавендиш, – моему сотруднику пришлось искать вас практически по всему миру. К сожалению, все это обошлось нам очень дорого.

– Сочувствую вам, – отозвался Гарет.

– О, за это плачу не я, – пояснил Кавендиш, – а вы.

– Простите?

– Оплата за ваш счет. Вернее, за счет вашего состояния, – уточнил он. – Я работаю на вас, я ваш поверенный.

– Боюсь, здесь какая-то ошибка, – рассмеялся Гарет.

Но поверенный достал какой-то документ и выложил на стол.

– Ваш кузен герцог Уорнем умер, – бесстрастно сообщил он. – Говорят, его отравили, но смерть этого человека, как выяснилось, очень выгодна для вас, мистер Ллойд.

– Герцог… какой? – Ксантия, раскрыв рот, смотрела на поверенного.

– Уорнем, – повторил Кавендиш. – Вот отчет следователя. «Смерть в результате нечастного случая» – таково заключение, хотя навряд ли кто-нибудь в это верит. А вот заключение Геральдической палаты, определившей вас как наследника герцогства.

– Наследника… чего? – Гарет окаменел, ему стало не по себе. Нет, здесь, должно быть, какая-то ошибка.

– Гарет?.. – наклонилась к нему Ксантия.

– У меня, – продолжал говорить Кавендиш, – еще есть несколько документов, на которых обязательно должна стоять ваша подпись. Все довольно запутано, как вы понимаете. Герцог умер в октябре прошлого года, и слухи, связанные с его смертью, только множатся.

– Простите, – на этот раз резко перебила его Ксантия, – какой герцог? Гарет, о чем речь?

– Не знаю. – Гарет оттолкнул от себя бумаги, будто обжегся, и ощутил внезапное головокружение и досаду. Десяток лет он не думал об Уорнеме – во всяком случае, старался не думать. И вот теперь весть о его смерти вызвала у Гарета не радость и удовлетворение, что было бы в этом случае вполне естественным, а просто странное, необъяснимое оцепенение. Уорнема отравили, и теперь Гарет должен унаследовать герцогство… Нет, это невозможно. – По-моему, вам лучше всего заняться другими делами, сэр, – обратился Гарет к Кавендишу. – Тут явная ошибка. Здесь у нас бухгалтерская контора и очень много неотложной работы.

– Прошу прощения, – заговорил поверенный, подняв голову от своих бумаг, – ведь вы урожденный Гейбриел Гарет Ллойд Вентнор, не так ли? Сын майора Чарлза Вентнора, который умер в Португалии?

– Я никогда не скрывал, кто мой отец. Он герой, и я всегда им гордился. Но все остальные представители семейства Вентнор могут гореть в аду.

– В том-то и дело, мистер Ллойд, – раздраженно сказал мистер Кавендиш, сверкнув золотыми очками, – что никого из семейства Вентнор уже не осталось. Только вы. Вы восьмой герцог Уорнем. А теперь соблаговолите уделить внимание этим документам…

– Нет, – решительно отрезал Гарет и взглянул на Ксантию, глаза которой стали огромными, как блюдца. – Нет, я не желаю иметь ничего общего с этим негодяем – ничего! Боже правый, как такое могло случиться?

– Думаю, вы понимаете, как это случилось, мистер Ллойд, – с раздражением ответил Кавендиш, – но нужно оставить прошлое позади и двигаться дальше, не так ли? И между прочим, по закону вы не имеете права отказаться от герцогства. Вот так. Теперь вы можете приступить к владению имением и выполнению своих обязанностей или довести все до полного упадка, если такова ваша воля…

– Но Уорнем прожил долгую жизнь, – перебил его Гарет, вскочив на ноги. – Безусловно… безусловно, у него должны быть другие наследники, его дети!

– Нет, ваша светлость, – мрачно покачал, головой Кавендиш, – судьба была несправедлива к покойному герцогу.

Гарет отлично знал, что такое несправедливость, и за это ему следовало благодарить именно Уорнема. Неужели этот сукин сын получил то, чего заслуживал? Держа руку на затылке, Гарет принялся ходить по комнате.

– Боже правый, не может быть, чтобы это случилось, – пробормотал он. – Нас с трудом можно назвать родственниками – в лучшем случае кузены в третьем колене. Неужели закон может допустить такое?

– Вы оба праправнуки третьего герцога Уорнема, геройски погибшего в сражении за Вильгельма Оранского, – сообщил поверенный. – У третьего герцога было два сына-близнеца, родившихся после его смерти, которые появились на свет с разницей в несколько минут. Уорнем мертв, его сын Сирил умер раньше его, и вы единственный наследник по линии рожденного вторым близнеца. Итак, Геральдическая палата определила, что…

– Я и куска дерьма не дам за то, что определила Геральдическая палата, – резко прервал его Гарет. – Я хочу…

– Гарет, что за выражения! – возмутилась Ксантия. – Сядь и все мне объясни. Твоя фамилия действительно Вентнор? И твоего дядю на самом деле убили?

В этот момент в комнату влетел темноволосый джентльмен, одетый как настоящий денди. Перед собой он нес что-то огромное.

– Доброе утро, дорогие мои! – приветствовал он всех.

– Что это значит? – спросил, начиная терять терпение, Гарет.

– Господи, мистер Кембл, что это у вас? – поднялась ему навстречу Ксантия.

– Не сомневаюсь, еще один какой-нибудь чрезвычайно важный пустячок, – заключил Гарет, шагнув ему навстречу.

– Это амфора династии Тан, – сухо объяснил мистер Кембл, предусмотрительно отодвинув предмет. – Не дотрагивайтесь до него, невежда!

– Для чего она? – удивилась сбитая с толку Ксантия.

– Это бесценная вещь просто предназначена для мраморного подоконника. – Мистер Кембл пересек комнату и бережно поставил вазу на место. – Вот здесь! Великолепно! Теперь объявляю ваш декор полностью завершенным. – Он обернулся: – Прошу прощения за вторжение. На чем мы остановились? Мистер Ллойд укокошил своего дядю, так? Я не удивлен.

– Я, наверное, неправильно выразилась, – сказала Ксантия. – Вероятно, это был кузен, да? – Она поспешно представила Кембла поверенному.

– И я никого не «укокошил», – бросил Гарет.

– На самом деле мы с этим разобрались, – холодно сказал поверенный. – Мистер Ллойд имеет великолепное алиби. В то время он был посреди Атлантического океана.

– Но что самое удивительное, – не обращая внимания на слова поверенного, воскликнула Ксантия, коснувшись ладонью рукава Кембла, – так это то, что Гарет станет герцогом!

– О Господи, Зи! – Гарет почувствовал, как у него начинает закипать кровь. – Успокойся, пожалуйста.

– Я совершенно серьезно, – продолжала она, адресуясь к Кемблу. – У Гарета есть тайна – в его роду были герцоги.

– Ну что ж, не все мы можем этим похвастаться, – натянуто улыбнулся Кембл. – И какой же из герцогов ваш?

– Уорнли, – без промедления выпалила Ксантия.

– Уорнем, – поправил ее поверенный.

– А теперь, мои дорогие, я действительно должен бежать. Мне совсем не хотелось бы вникать в этот детективный сюжет, но упоминание об убийстве было слишком интригующим, чтобы оставить его без внимания. Кровавые подробности я узнаю позже.

– Еще раз спасибо за изумительное украшение, мистер Кембл, – поблагодарила его Ксантия.

Кембл остановился, взял руку Ксантии и, слегка наклонившись, объявил:

– Я подожду целовать вашу руку до завтрашнего утра, дорогая, когда под сводами церкви Святого Георгия по праву смогу назвать вас маркизой Нэш.

При этих словах поверенный как будто немного выпрямился в своем кресле.

– Прошу прощения, – заговорил он, когда мистер Кембл удалился, – вас можно поздравить, в вашей жизни происходят важные события?

– Да, утром я собираюсь обвенчаться, – покраснев, ответила Ксантия.

В это мгновение в дверях снова появилась какая-то тень, и Гарет с раздражением оглянулся.

– Прошу прощения, сэр, – обратился к нему мистер Бейкли, – только что прибыл конный посыльный из Вулиджа. «Маргарет Джейн» подходит к Блэкуолл-Рич.

– О, слава Богу! – воскликнула Ксантия, прижав руки к груди.

– Чертовски вовремя, – отозвался Гарет, шумно отодвигая свой стул.

– Вы хотите, сэр, чтобы она зашла в вест-индские доки или пусть идет вверх по реке? – продолжал Бейкли.

– Она должна зайти в доки, – без колебаний ответил Гарет. – И пошлите за моей двуколкой. Мы поедем проверить, как там дела.

– Простите, мистер Кавендиш. – Ксантия тоже встала. – Какой бы интригующей ни была ваша история – признаюсь, я сгораю от любопытства, – мы должны немедленно осмотреть «Маргарет Джейн». Она три месяца пробыла в Бриджтауне, и проклятый сыпной тиф погубил треть команды. Вы, конечно, понимаете, как сильно мы обеспокоены?

– Ты туда не поедешь, Зи, – твердо заявил Гарет, надевая куртку для верховой езды и забыв обо всем, кроме своих служебных обязанностей.

– Нет, – рука Ксантии непроизвольно снова коснулась живота, – я должна поехать. – Она улыбнулась мистеру Кавендишу, и он явно нехотя, но тоже поднялся.

– Что же мне делать с герцогскими документами? – спросил поверенный.

Гарет, сосредоточенно занятый сборами, ничего не ответил.

– Оставьте их на столе мистера Ллойда, – предложила Ксантия. – Я уверена, что позже он обязательно просмотрит их.

– Но у нас есть ряд неотложных проблем, – возразил мистер Кавендиш, – участие в которых его светлости крайне необходимо.

– Не расстраивайтесь, сэр, – слегка улыбнувшись, проворковала Ксантия, – Гарет исполнит свой долг, он всегда так поступает. И я совершенно уверена, что он разрешит все стоящие перед ним проблемы наилучшим образом.

– Сэр, – обратился поверенный к уходящему Гарету, практически оставив без внимания слова Ксантии, – это дело действительно не терпит отлагательства.

– Вернусь через час-другой, – сказал Гарет Ксантии, быстро взяв с полки бухгалтерскую книгу. – Я передам капитану Баррету твои наилучшие пожелания.

– Подождите, ваша светлость! – воскликнул поверенный уже почти жалобно. – Вам нужно в самое ближайшее время появиться в Селсдон-Корте. Это важно, сэр! Вас ожидает герцогиня.

– Герцогиня? – переспросила Ксантия.

– Все в подвешенном состоянии, – продолжил поверенный, не обращая внимания на девушку. – Честное слово, откладывать больше никак нельзя.

– Ну и черт с ним, – не оборачиваясь, бросил Гарет. – Оно может висеть хоть до второго пришествия, меня это не волнует.

– Но, сэр! Это же неразумно!

– Кавендиш, сама по себе родословная никого не делает хорошим, – отрезал Гарет и, не сказав больше ни слова, с шумом спустился по лестнице вслед за Бейкли.

Ксантия проводила поверенного до дверей.

– Для меня это действительно непостижимо. – Сдвинув брови, он взглянул на девушку. – Ведь Гарет – герцог. Неужели он не понимает своего счастья? Теперь он пэр Англии – и, честно говоря, один из самых богатых людей в королевстве.

– Мистер Кавендиш, Гарет очень гордый человек, и иногда это может раздражать, – пояснила Ксантия. – Он добился всего собственными силами, и деньги мало что для него значат.

Оба довода явно не убедили Кавендиша. Выслушав еще несколько банальных фраз, Ксантия все же проводила поверенного, однако, когда он уже был на верхней ступеньке, ей в голову пришел вопрос.

– Мистер Кавендиш, могу я спросить у вас, кто, вероятнее всего, желал смерти герцога? Есть ли… подозреваемые и можно ли надеяться на то, что их арестуют?

– Как у многих влиятельных людей, у герцога были враги, – признал поверенный, качая головой. – Но что касается подозреваемых, то сплетники, к сожалению, выбрали мишенью его вдову.

– Боже правый! – Ксантия почувствовала, что у нее округляются глаза. – Несчастная женщина – если, конечно, она невиновна.

– Я в этом не сомневаюсь. И коронер тоже в этом уверен. Кроме того, герцогиня принадлежит к знатному роду и без предъявления веских доказательств никто не осмелится обвинять ее.

– И все же в английском обществе одни слухи о скандале… – Ксантия ощутила внезапную дрожь и покачала головой. – Герцогиня, вероятно, погублена.

– Могу сказать, почти, – с грустью согласился Кавендиш.

Поверенный спускался по лестнице, держа в руке блестящую кожаную папку, и выглядел очень уставшим.

Ксантия вдруг почувствовала, что у нее голова пошла кругом, и, осторожно закрыв дверь конторы, прижалась лбом к холодному полированному дереву. Что же произошло? Что скрывал все эти годы Гарет Ллойд? Очевидно, нечто намного более серьезное, чем несчастное детство. Но Гарет – герцог?

Немного подумав, Ксантия решила, что знать правду может ее брат Киран. Она быстро пересекла комнату, позвонила в звонок и начала беспорядочно засовывать в кожаную сумку-мешок то, что лежало у нее на письменном столе.

– Пошлите за моим экипажем, – попросила она открывшего дверь молодого клерка. – Я уезжаю на ленч с лордом Ротуэллом.

Страницы книги >> 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 | Следующая

Правообладателям!

Это произведение, предположительно, находится в статусе 'public domain'. Если это не так и размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.


  • 0 Оценок: 0
Популярные книги за неделю

Рекомендации