151 500 произведений, 34 900 авторов Отзывы на книги Бестселлеры недели


» » » онлайн чтение - страница 32

Правообладателям!

Представленный фрагмент произведения размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО "ЛитРес" (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?

  • Текст добавлен: 21 марта 2016, 15:00


Автор книги: Михаил Вострышев


Жанр: Архитектура, Искусство


Возрастные ограничения: +12

сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 32 (всего у книги 51 страниц) [доступный отрывок для чтения: 34 страниц]

В начале XIX века трапезную расширили на юг, в ней стало больше места для придела праведных Симеона и Анны. Тогда же храм получил изящную трехъярусную колокольню со шпилем. Стена южного придела и колокольня были построены в стиле классицизма, тактично сочетавшиеся с древнерусской архитектурой храма. Церковная территория находилась на небольшом холме. Ее окружали два переулка, спускающиеся с холма и сходившиеся около северо-восточной части церковного участка. В 1810-х гг. всю территорию храма обнесли новой оградой. На углу между переулками выстроили корпус, который располагался ниже самого храма и выполнял роль подпорной стенки. В нем разместили кладовую. Перестройка храма 1888 г., хотя проводилась только в трапезной, затронула все здание. Придел праведных Симеона и Анны перенесли в новую пристройку, сделанную с юга. Придел закрыл часть южной стены основного храма, а его граненая апсида оказалась на линии церковной ограды. Интерьер, несмотря на перестройки XIX века, почти не изменился с древних времен. Внутри был прекрасный иконостас конца XVII века в стиле московского барокко, с прорезными колоннами и чудесными резными Царскими вратами. В храме находилось много икон конца XVII–XVIII века. Настенная живопись относилась ко второй половине XIX в.



В 1936 г. храм закрыли. Судьба его святынь неизвестна. С 1932 г. его стали разбирать, но не доломали, а переделали до неузнаваемости в безликое заводское здание. Однако основной костяк храма сохранился. Это доказали проведенные в 1979 г. реставраторами пробные расчистки. В 1970-е – 1980-е гг. здесь помещался цех № 2 производственного объединения «Художественная гравюра». С 1991 г. началась реставрация церковного здания. В 1993 г. была зарегистрирована община церкви святителя Николая в Щепах. Первое помещение, которое получили члены общины, была церковная кладовая. Во время ремонта потолка в кладовой обрели часть доски Распятия из храма. В ноябре 1999 г. начались работы по восстановлению церковного здания. По проекту архитектора С.А. Генералова работы продолжались по ноябрь 2003 г., когда обновленный храм был освящен.


Николая, святителя на Ямах церковь (уничтожена).

Еще в конце XVI столетия в местности недалеко от реки Яузы, в окрестностях современной Николоямской улицы поселились ямщики, занимавшиеся перевозками из Москвы в село Рогожь (впоследствии – уездный город Богородск, ныне – Ногинск). Словом «ям», заимствованным у монголов, назывались станции на трактах, где проходила смена лошадей и существовали постоялые дворы, где останавливались проезжие. Поселение ямщиков получило название Рогожской слободы.



Первые упоминания о церкви в этой местости относятся к 1642 г. На средства жителей слободы в 1697 г. была построена каменная церковь святителя Николая, что в Ямах, позднее перестроенная и просуществовавшая до 1958 г.



Главный престол был посвящен Живоначальной Троице, однако более храм известен по Никольскому приделу. В 1749 г. при храме появился еще один придел – Усекновения главы Иоанна Предтечи. Рост числа жителей, увеличение количества прихожан вызвало необходимость в новых перестройках и расширении храма, которые осуществлялись в 1867–1878 гг. по проекту архитектора Н.И. Финисова. Были построены новая трапезная и колокольня в два яруса с шатровым завершением. Старые стены получили новую архитектурную обработку. На четверике возвели широкий барабан с шатром над ним, игравшим роль светового купола. Все переделки запечатлели фотографы конца XIX в., собравшие материалы для «Найденовских альбомов». На старом снимке храм изображен с юго-восточной стороны. Строгие компактные формы основного объема церкви плавно расширялись в два придела и трапезную. Завершением являлась колокольня, расположенная с западной стороны. Скругленные в верхней части оконные проемы отделаны рельефными наличниками. Центральный шатер с крестом дополняют три малых луковичных купола с крестами над приделами, апсидами и еще два аналогичных – над трапезной. Ощущение изящности и сказочности присуще всему облику церкви. По свидетельству историка Москвы П.В. Сытина, в середине XIX века на Николоямской улице насчитывалось 61 домовладение, из которых 14 принадлежало церквам. Обновление храма было произведено в 1897 г.

В первые годы советской эпохи Николоямской храм закрыли и использовали для хранения архивных материалов. Все его внутреннее убранство было утрачено. В 1960-е гг. на месте церкви выстроили жилой дом.


Николая Гостунского, святителя, в Кремле церковь (Соборная и Ивановская площади; уничтожена).

Каменную Никольскую церковь возвели на месте прежней в 1506 г. при великом князе Василии III Ивановиче. В нее поместили чудотворную икону святителя Николая Гостунского. Образ перенесли с места его явления – речушки Гостихи, притока Оки, в десяти километрах вниз по течению от города Белева. Николо-Гостунская церковь была построена одновременно с Архангельским собором, и, по-видимому, тем же архитектором. Храм часто в документах именовался собором. На изображении Московского Кремля начала XVII в. прекрасно видно здание Никольского храма, небольшого, одноглавого, с двумя симметричными приделами. С Николо-Гостунским храмом времени Ивана Грозного связано еще одно важное для истории Российского государства событие – появление в 1564 г. первой печатной книги. Иван Федоров, вставший во главе Печатного двора, был диаконом этой церкви.



На протяжении XVIII века здания, стоявшие по кромке холма на Ивановской площади, снесли, и храм остался посередине большой площади. По рисункам художников конца XVIII века можно судить, что он к этому времени лишился южного придела. В 1817 г. старый Никольский храм разобрали. Престол перенесли в здание звонницы при колокольне Ивана Великого. В 1818 г. Никольский храм на третьем ярусе звонницы освятили. Высокое открытое крыльцо с гульбищем, расположенное на западном фасаде и ведущее в церковь, было возведено в 1849–1852 гг. архитектором К.А. Тоном. Церковь внешне была выделена богатым оформлением окон и порталов с красивыми рельефами. Внутри она была двухсветной и имела купольный свод, который не быловидно снаружи. В ноябре 1917 г. при артобстреле Кремля церковь подверглась значительному разрушению. Она перестала существовать сразу после революции. Сейчас все помещение колокольни Ивана Великого находятся в ведении Музеев Московского Кремля. В бывшем Никольском храме расположены выставочный зал и другие помещения музея. Судьба чудотворного Гостунского образа святителя Николая после 1917 г. неизвестна, а самым близким списком к нему является икона Николая Гостунского из Никольского храма Ростова Великого (сейчас находится в Музее Ростовского кремля).


Николая, святителя, и Ермогена, священномученика, церковь (уничтожена).

Домовый храм при Эвакуационном пункте воинского начальника на Пустой улице, близ Таганской площади был освящен в январе 1915 г. В заметке в «Московских церковных ведомостях» сообщалось, что здесь находился позолоченный иконостас, сооруженный В.Н. Маркеловым, и что на освящении церкви присутствовала великая княгиня Елизавета Федоровна; пел хор писарей. По-видимому, храм был уничтожен вскоре после Октябрьской революции 1917 г.


Николая, святителя, мученицы Софии и преподобной Марии Египетской при учреждениях имени княгини Щербатовой церковь (уничтожена).

Первая в Москве Никольская община сестер милосердия, основанная княгиней А.П. Щербатовой, в 1840-х гг. размещалась в наемном доме при Сущевском отделении Дамского попечительства о бедных в приходе храма святителя Николая в Новой слободе (ныне окрестности Новослободской улицы). Бригадирша Екатерина Новосильцева подарила Сущевскому отделению дом и землю близ Новоспасского монастыря, с условием, чтобы при устраиваемых там благотворительных учреждениях была построена церковь. Никольская община переехала на новое место в 1851 г., однако на храм долгое время не удавалось найти средств. Лишь в 1862 г. москвич А.К. Содомов выразил желание устроить церковь на свои деньги, и уже 3 ноября 1863 г. она была освящена. Богослужения в ней совершались лишь по праздникам иеромонахами расположенного неподалеку Новоспасского монастыря. Лишь в 1888 г. появился собственный причт. В 1892 г. к храму причислили пять домов, и он постепенно превратился в приходской. В 1900 г. его помещения значительно расширили, алтарь перенесли в новую пристройку, и 30 октября церковь освятили во имя святителя Николая, мученицы Софии и преподобной Марии Египетской. В алтаре поместили за престолом две художественные картины-иконы: Рождество Христово и Несение Креста, исполненные В.П. Гурьяновым. Сведений о закрытии и ликвидации церкви не сохранилось.


Николая, святителя, и мученицы Татианы в доме князей Юсуповых церковь (Большой Харитоньевский переулок, дом № 21).

Домовый храм находился в замечательном памятнике XVII века – палатах Юсуповых у Красных ворот. В 1891–1895 гг. палаты перестраивались и реставрировались по проектам архитекторов В.Д. Померанцева и Н.В. Султанова. Часть построек была «стилизована под XVII век», восстановили наличники, высокие покрытия с флюгерами и каменными дымниками, характерными для древнерусской архитектуры. Росписи интерьеров были выполнены по эскизам академика живописи Ф.Г. Солнцева. В 1913 г. со стороны Большого Харитоньевского переулка поставили ограду, выполненную по образцу ярославских решеток XVII века. В палатах сохранились фигурные печи начала XVIII века, в начале XX века была установлена печь XVII века, перевезенная из дома Мещаниновых в Коломне. В конце XIX века в Юсуповских палатах был устроен домовый храм, об истории которого, к сожалению, почти ничего не известно. В архиве сохранилось прошение княгини Зинаиды Николаевны Юсуповой, графини Сумароковой-Эльстон к епархиальному начальству в сентябре 1893 г. с просьбой разрешить устройство домовой церкви во имя святителя Николая и мученицы Татианы: «Причины, побуждающие меня озаботиться устройством церкви, заключаются в том, что желаю воспитывать в духе православной веры малолетних детей моих, а вместе с тем не имею возможности пускать их в суровую зимнюю пору в приходскую церковь по малолетнему возрасту и их нежному здоровью».



Проект храма, предлагаемого к устройству на третьем этаже, в угловой комнате с пятью окнами составил Н.В. Султанов. В январе 1894 г. разрешение епархиального начальства на устройство домовой церкви было получено, и вскоре она была освящена. Точной даты ликвидации храма не установлено. По всей видимости, он был закрыт в 1918–1919 гг. В 1920-е гг. в Юсуповских палатах размещался Военно-исторический музей, позже его передали президиуму ВАСХНИЛа.

О

Осии, пророка, в Покровских казармах церковь (Покровский бульвар, дом № 3; уничтожена).

Предположительно, храм во имя пророка Осии в Самогитском полку устроили в память о чудесном спасении царской семьи 17 октября 1888 г. во время крушения поезда у станции Борки. Заступничеством пророка Осии, память которого совершается в этот день, царская семья была спасена от неминуемой гибели. Событие это, всколыхнувшее всю Россию, послужило толчком к строительству многих храмов и часовен. Храм пророка Осии в Покровских казармах (памятник эпохи классицизма, выстроен в 1798–1800 гг.) был полковым храмом 7-го гренадерского Самогитского полка, расквартированного в Покровских казармах. Его освятили 23 октября 1890 г. Он был построен на средства В.Б. Глинского. 14 ноября 1894 г. при храме был освящен придел во имя святителя Николая и святой царицы Александры, устроенный на средства А.Д. Гурьева. О внутреннем убранстве храма ничего не известно. Его настоятелем в 1914 г. был Сергей Николаевич Казанский. Судьба храма после революции неизвестна. Здание перестроено.

Нужно отметить, что до поступления в Московскую Духовную академию в 1900 г., в Самогитском полку проходил военную службу вольноопределяющимся Сергей Владимирович Симанский – будущий патриарх Московский и всея Руси Алексий I.


«Отрада» или «Утешение» иконы Божией Матери на Ходынском поле церковь (улица Поликарпова, дом № 16).

Храм в честь афонской Ватопедской иконы Божией Матери «Отрада» или «Утешение» выстроили в византийском стиле на Ходынском поле около Николаевских казарм в 1909 г. (архитектор В.Д. Адамович). Он был задуман как полковой для Донского 1-го казачьего имени генералиссимуса А.В. Суворова полка и 1-й Гренадерской артиллерийской графа Брюса бригады. Средства на строительство церкви пожертвовал И.А. Колесников. На мемориальных мраморных досках, укрепленных на стенах внутри храма, были высечены имена двух тысяч жертв революции 1904–1905 годов, список которых открывало имя великого князя Сергия Александровича. В связи с этим мемориальным посвящением храм еще именовался памятником Русской Скорби. В церкви установили мраморный иконостас, западные, южные и северные двери украсили резьбой по камню. В старинном стиле известным иконописцем В.П. Гурьяновым были написаны запрестольные иконы Спасителя и Богоматери, которые сплошь были покрыты шитыми золотом ризами, украшенными жемчугом и другими драгоценными камнями. Достопримечательностью являлась и плащаница, исполненная инокинями Алексеевского монастыря по рисунку В.М. Васнецова. После 1917 г. храм обслуживал, в основном, докторов и сестер милосердия расположенной рядом Боткинской больницы. Церковь закрыли в начале 1924 г. и использовали под различные хозяйственные и производственные нужды. Были уничтожена глава храма и колокольня. В 1990 г. храм вернули Московской Патриархии, а к 1996 г. восстановительные работы были завершены. К этой церкви приписан домовый храм святых бессребреников Космы и Дамиана при Московской клинической больнице имени С.П. Боткина и клинике Онкологического научно-исследовательского института имени П.А. Герцена.

П

Павла, апостола, в Павловской больнице церковь (Павловская улица, дом № 23–25).

Больница было основана в 1763 г. наследником престола цесаревичем Павлом Петровичем в благодарность за его избавление от тяжелой болезни. Деревянные больничные постройки уничтожил пожар 1784 г. В конце 1790-х гг. началось возведение каменного главного здания Павловской больницы, которое было завершено к 1807 г. (архитектор М.Ф. Казаков). В 1830 г. по сторонам от главного здания возвели два небольших флигеля (архитектор Д.И. Жилярди). Первую больничную церковь открыли в 1763 г., и спустя два десятилетия она сгорела вместе с другими постройками. В 1807 г. освятили Павловский храм в середине нового здания.



Он был увенчан большим куполом и представлял собою замечательный памятник русского классицизма. Комиссия по охране памятников при Моссовете, осмотревшая его в 1920 г., пришла к заключения, что «охране подсекции по охране памятников искусства и старины должен принадлежать весь храм, как художественное целое. Это один из скромных, но глубоко продуманных образцов русского классицизма, характерного для конца екатерининского царствования. Вместе с оригинальным, чисто русским пониманием форм классицизма в устройство храма вложена идея вечности и бесконечности (круглая форма храма с полуциркульной алтарной апсидой, оригинальная изящная роспись купола – розетки в уменьшающихся квадратах, дающие воздушную перспективу и углубление вниз)».



В храме находился двухъярусный, искусственного белого мрамора иконостас начала XIX века. В нем выделялись высокохудожественные иконы Спасителя, святых Екатерины, Елисаветы, Анны пророчицы. Отличались художественным исполнением серебряные напрестольные кресты конца XVIII века и 1805 г., Евангелие XVIII века, плащаницы 2-й половины XVIII века, фелонь конца XVIII века, ажурной работы брачные венцы. Многие иконы были оправлены в серебряные чеканные ризы.

В апреле 1923 г. Павловскую церковь закрыли (одновременно со вторым больничным храмом святителя Григория Неокесарийского, сооруженным в 1890 г.). Большинство церковных святынь поступило в Музейный фонд. В архитектурном отношении Павловский храм пострадал незначительно. В конце 1950-х гг. была отреставрирована живопись в куполе. В церковном помещении расположены службы 4-й городской больницы.


Павла Латрийского, преподобного, при Арнольдо-Третьяковском училище и приюте для глухонемых церковь (Донская улица, дом № 37).

В истории московской благотворительности Арнольдо-Третьяковскому училищу и приюту для глухонемых детей отведено достойное место. Эдуард Карлович Арнольд (Арнольдов) по своей основной профессии – художник, сын состоятельного директора Академии коммерческих наук, потерял слух в результате падения в раннем детском возрасте и сильного сотрясения черепа. Возмужав, он начал заниматься с глухонемыми детьми, стараясь обучить их и воспитать гражданами России. Для реализации своей затеи он в 1860 г. открыл специальную школу. Продолжить дело из-за больших финансовых трудностей оказалось невозможно. Павел Михайлович Третьяков, к которому обратился за поддержкой Э.К. Арнольд, откликнулся на его предложение и активно включился в реализацию проекта об учреждении и постройки училища и приюта для глухонемых. В феврале 1876 г. уже было открыто новое для города благотворительное частное учреждение, финансирование которого осуществлял П.М. Третьяков. Неслучайно поэтому посвящение храма при училище небесному покровителю главного благотворителя и содержателя заведения – преподобному Павлу Латрийскому. По проекту известного архитектора А.С. Каминского (супруг сестры П.М. Третьякова) была выстроена приютская церковь. Алтарным выступом она выходила во двор и была украшена рельефными крестами из кирпича прямо по плоскости стен. Апсида хорошо сохранилась до наших дней, чего нельзя сказать о внутреннем убранстве храма. Оно полностью утрачено. Элементы раннего техницизма ярко прослеживаются во внешнем облике всего здания, формах оконных проемов, их расположении на стенах. А.С. Каминский при создании проекта сооружения включил в него более раннюю постройку – текстильную фабрику купца Ивана Кушашникова, устроенную в 1752 г. Вероятно, этот факт во многом сделал здание дешевле и отчасти обусловил конструктивное решение, принятое архитектором.

Освящение храма и первая служба в нем состоялись 25 апреля 1906 г. Описаний внутреннего убранства пока не удалось обнаружить. Однако все благотворительные постройки, возведенные при финансовой поддержке П.М. Третьякова, имели очень тщательно и по всем канонам православия украшенные храмы. Вероятно, не было исключением и Арнольдо-Третьяковское училище. После кончины Павла Михайловича это благотворительное заведение перешло под опеку Московского городского общественного управления и просуществовало до конца 1917 г. Впоследствии помещение училища использовалось различными советскими учреждениями, среди которых был Дом научно-технического творчества молодежи.


Павла Латрийского, преподобного, при Третьяковской богадельне церковь (Большая Серпуховская улица, дом № 27, корпус 5; уничтожена).

Творение академика архитектуры С.У. Соловьева – церковь во имя преподобного Павла Латрийского – важнейший элемент композиции всего здания Третьяковской богадельни, возведенной по завещанию московского мецената и благотворителя П.М. Третьякова в 1904 г. Отделочные работы продолжались весь 1905 год, а еще в течение следующего 1906 г. выполняли убранство интерьера церкви. 19 ноября 1906 г. состоялось освящение богадельни и церкви при ней. Участниками этого торжественного события были многочисленные гости, среди которых присутствовали все выборные московского купечества; все, занимавшие в Городской управе должности по выборам, служащие и родственники П.М. Третьякова, строители, подрядчики, члены Биржевого комитета, чины высшей администрации города, представители именитого купечества, московский городской голова, старшины мещанского и ремесленного сословий. Насколько значимым событием стало открытие богадельни, свидетельствует перечень приглашенных на это мероприятие гостей, приведенный выше. Для столицы Российской империи, в которой остро ощущалась необходимость в новых домах призрения и богадельнях, появление такого крупного учреждения, как Третьяковская богадельня, было очень важным и своевременным событием.



Согласно духовному завещанию П.М. Третьякова его душеприказчики должны были передать Московскому купеческому обществу все средства, ценные бумаги, которые останутся после раздачи стипендий студентам, исполнения долговых обязательств, выделения средств на содержание членов его семьи. Использовать оставшиеся суммы предписывалось на устройство и содержание мужской и женской богаделен в тех размерах, для которых будет достаточен капитал. К концу 1904 г. капитал П.М. Третьякова с процентами по нему должен был составить 1 миллион 220 тысяч рублей, и предполагалось его дальнейшее увеличение. Такие финансовые ресурсы позволили пригласить к проектированию богадельни и церкви известного архитектора С.У. Соловьева, и возвести здание, рассчитанное на содержание 380 призреваемых, причем, исходя из нужд города, большая часть мест предназначалась для женщин. Земельное владение, отведенное под постройку, позволяло расположить здание по оси запад – восток. Домовая церковь была выполнена в национально-романтическом стиле, впитавшем в себя элементы как византийского, так и новгородского храмового зодчества. Творчески переработанные и воплощенные в авторском проекте С.У. Соловьева, мотивы древней архитектуры обрели новое, современное эпохе звучание.



Церковь проектировалась с южной стороны, по центру богадельни, что подчеркивало ее роль в общей архитектурной композиции. Двухэтажное здание с полуподвалом было очень хорошо приспособлено для отправления всех церковных треб. Под алтарной частью храма находилась часовня, которая использовалась для хранения тел умерших в богадельне. В подвальном этаже располагались многочисленные хозяйственные службы учреждения – цейхгауз, кладовая, котельная, кухня и прочее. В первом этаже специальные комнаты рядом с церковью отводились под ризницу, кладовую церковных вещей. Посещать службы могли не только призреваемые, но и окрестные жители. Для этого архитектор спроектировал отдельный вход с улицы. Призреваемые в богадельне входили в храм из общего коридора.

Внутреннее убранство церкви отличалось особой пышностью. В исполнении росписи стен принимали участие художники Пашковы. Двухъярусный иконостас был из дерева и покрыт позолотой. Алтарная часть отделялась от основного объема кирпичной стеной с рельефными каменными панно на евангельские темы. Обилие света давали большие полукруглые окна, расположенные в два яруса по западному и восточному фасадам. Свидетельство М.И. Макарова, современника еще действующей домовой церкви при Третьяковской богадельне, позволяет предположить, что «небеси подобный храм» всегда был наполнен молящимися.

Судьба церкви трагична. Ее утратили в начале 1960-х годов, когда в связи с необходимостью расширения клиник Института хирургии имени А.В. Вишневского АМН СССР, была уничтожена большая часть храма, мешавшая возведению нового корпуса. Сохранился лишь его небольшой фрагмент, который ранее отводился для участия в службах больных. В настоящее время эта часть церкви выполняет функцию перехода из старого здания в новое. Уцелели два фонарика – эркера, обрамлявшие здание церкви с востока и запада. Почти не изменился авторский декор С.У. Соловьева на фасаде здания. Некоторые перепланировки коснулись других помещений богадельни.


Панкратия, священномученика, близ Сухаревой башни церковь (уничтожена).

Первый Панкратьевский храм был выстроен в 1650 г. От его наименования соседняя черная слобода называлась Панкратьевской. От храма 1650 г. остались типичные для середины XVII века порталы и резной шестиярусный иконостас, живопись которого принадлежала Д. Типону. Основная постройка относится к 1701 г. Известный историк Москвы П.Н. Миллер писал в 1928 г. об этом храме: «В данном случае мы имеем единственный ансамбль, выдержанный в одном стиле и, что еще ценно, живопись не знала поновлений, она сохранилась нетронутой с 1701 г…. Необычайно художественной работы, в стиле рококо, лепка украшает здание внутри, напоминая произведения знаменитого архитектора Растрелли, работы которого в Москве совершенно отсутствуют». Чрезвычайно любопытна была колокольня из двух восьмигранников со звонами. Такой тип звонницы являлся редким исключением, дающий пример перехода от старого к новому, от шатра к круглому европейскому покрытию. Большую художественную ценность представляла хорошо сохранившаяся ограда XVIII века с кованой, узорчатой железной решеткой и каменными столбами с вазами. В главном храме Всемилостивого Спаса в пятиярусном иконостасе на Царских вратах были писаны на перламутре иконы Спасителя и Пресвятой Богородицы. Большинство икон было создано в 1701 г. Украшало храм старинное пятиярусное паникадило с хрустальными подвесками. Старинный придел священномученика Пансратия имел деревянный вызолоченный трехъярусный иконостас, в нижнем ряду которого находился храмовый образ святого Панкратия в серебряной ризе. В 1838 г. симметрично был устроен второй придел Усекновения главы Иоанна Предтечи. На колокольне размещалось двенадцать колоколов, самый большой из которых весил 520 пудов. В 1901 г. к 200-летнему юбилею храм был обновлен.



В сентябре 1928 г. из закрытого накануне Панкратьевского храма в Донской музей-монастырь перевезли пятнадцать икон XVII–XVIII веков, Евангелия и богослужебные книги XVII–XVIII веков, фелони XIX века и старинную мебель. Колокола же и серебряная утварь пошли на утилизацию. Старинный иконостас передали в церковь преподобного Сергия Радонежского в Пушкарях. На месте уничтоженного храма в конце 1920-х годов были построены два одинаковых пятиэтажных дома.


Пантелеймона, великомученика, Афонского русского монастыря часовня (уничтожена).

В 1880 г. тульский купец И.И. Сушкин (брат настоятеля Афонского Пантелеимоновского монастыря архимандрита Макария) пожертвовал небольшой участок земли на Никольской улице у стены Китай-города, на котором была выстроена грандиозная, в византийском стиле часовня (архитектор А.С. Каминский). Внутри были устроены хоры, а также келии для афонских иноков. Иконы и стенную живопись выполнил в строго византийском стиле художник С.Ф. Кортнев, орнаментом украсил часовню В.В. Колтунов. Освящение Пантелеимоновской часовни состоялось 2 июня 1883 г. Новоустроенная часовня около Владимирских ворот Китай-города стала центром ежегодного празднования 27 июля памяти великомученика и целителя Пантелеймона. Утром из нее в собор Богоявленского монастыря направлялся крестный ход с главной афонской святыней – ковчегом с частицами мощей святого Пантелеймона. По окончании литургии святые мощи с крестным ходом возвращались в часовню. В течение всего дня православный люд в большом числе стекался сюда, чтобы приложиться к поставленной у входа иконе святого Пантелеймона.



В резном золоченом четырехъярусном иконостасе находилось двадцать девять больших икон без риз. Также в нем было пятнадцать икон в серебряных ризах, и среди них почитаемый образ святого Пантелеймона с частицей его мощей, украшенный бриллиантами, сапфирами и рубинами. Другой особо почитаемый образ – чудотворная икона Божией Матери «Скоропослушница». Она была наряжена в серебряную ризу, украшенную множеством бриллиантов и рубинов. В часовне было множество серебряной утвари, одних только серебряных лампад – пятьдесят три.

Московские власти в 1923 г. изгнали из часовни афонских монахов и передали ее обновленцам. В конце 1932 г. Пантелеимоновская часовня была закрыта, а в 1933 г. снесена вместе с другими окружавшими ее историческими памятниками. После перестройки не раз выдвигались проекты восстановления Пантелеимоновской часовни, но в начале XXI в. на ее месте было выстроено в весьма своеобразной архитектурной стилистике здание торгового центра «Наутилус».


Пантелеймона, великомученика, у Богоявленского монастыря часовня (уничтожена).

Крупнейшим русским монастырем за пределами России был Пентелеимоновский на Святой горе Афон. В 1867 г. из него в московский Богоявленский монастырь был доставлен ковчег с частицами мощей великомученика и целителя Пантелеймона и других угодников Божиих. При входных вратах обители для новой святыни соорудили часовню, в нише под алтарем церкви святого Иоанна Предтечи. Небольшую каменную Пантелеимоновскую часовню освятили 11 февраля 1873 г. Ее построили по рисункам известного архитектора П.П. Зыкова. Иконостас был исполнен из разноцветного мрамора, с большим крестом посредине. По правую сторону от него поместили древнюю Тихвинскую икону Божьей Матери в ризе, а по другую сторону – икону святого Пантелеймона, список с чудотворного афонского образа. Напротив иконостаса, на мраморном аналое поместили ковчег с афонской святыней. Изящный корпус ковчега был сооружен на фабрике Овчинникова. В июле 1873 г. освятили помещенные на боковых стенах иконы, представляющие точные копии со знаменитых чудотворных афонских образов: Спасителя из Протата, икон Божией Метери «Достойно есть», «Скоропослушница», «Избавительница», «Отрада», или «Утешение», Иоанна Крестителя, Николая Чудотворца и Георгия Победоносца. Позже появились иконы святых Александра Невского и Марии Магдалины, Саввы Сербского (постриженика русской обители) и Афанасия Афонского (основателя монашеского общежития на Афоне). В 1883 г. на Никольской улице возвели большую новую Пантелеимоновскую часовню, куда и перенесли ковчег с афонской святыней. В 1930 г. небольшая часовня около Богоявленского монастыря была снесена.


Пантелеймона, великомученика, при больнице имени братьев Бахрушиных церковь (уничтожена).

На Сокольничьем поле на средства братьев Петра, Александра и Василия Алексеевичей Бахрушиных в 1882–1887 гг. выстроили большую больницу (улица Стромынка, дом № 1, корпус 10). В центральной части верхнего этажа двухэтажного длинного здания была устроена главная больничная церковь иконы Божьей Матери «Всех скорбящих Радость». Вторую церковь выстроили во дворе больницы и освятили 6 сентября 1887 г. во имя великомученика и целителя Пантелеймона. Она предназначалась, в основном, для отпевания умерших больных. В церкви находился трехъярусный иконостас с двадцатью шестью иконами без риз, боковые же двухъярусные иконостасы имели по пятнадцать икон. В алтаре имелось еще шестнадцать икон.



Оба больничных храма ликвидировали в июне 1923 г., церковное имущество поделили между Музейным фондом и Мосфинотделом. В начале 1970-х гг. обезглавленный Пантелеимоновский храм снесли, и на его месте выстроили здание морга больницы, которая теперь носит имя терапевта А.А. Остроумова.

Страницы книги >> Предыдущая | 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 | Следующая

Правообладателям!

Представленный фрагмент произведения размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО "ЛитРес" (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?


  • 0 Оценок: 0
Популярные книги за неделю

Рекомендации