145 000 произведений, 34 000 авторов Отзывы на книги Бестселлеры недели


» » » онлайн чтение - страница 25

Правообладателям!

Это произведение, предположительно, находится в статусе 'public domain'. Если это не так и размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

  • Текст добавлен: 1 января 2014, 00:53


Автор книги: Наталья Бульба


Жанр: Боевая фантастика, Фантастика


Возрастные ограничения: +12

сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 25 (всего у книги 29 страниц)

История 5. Галактика «Белая»

– Прости. – Я положила рапорт на стол, не взглянув ни на адмирала, ни на генерала Орлова, ни на Шторма. – Но между Службой и возможностью спасти друга я выберу друга.

Когда мы добрались до дома Шахина, где задержался Рауле, возглавляя его осмотр, из живых там был лишь Тимка, да и то условно. Только что дышал, на меня он никак не отреагировал.

Нашли мы звереныша не сразу, один из охраны прикрыл его собой, словно от кого-то прятал.

Шестеро скайлов, еще двое из отдела самого Камила и никаких следов. На сканерах настолько чисто, что хотелось выть. Я такого еще никогда не видела, хоть что-то, но должно было остаться. Здесь же – ничего, только трупы.

Мысль о самаринянах я высказала первой. Что странно, версию приняли сразу. О других вариантах, конечно, тоже думали, но лишь как о маловероятных. Лишь бы были.

Искандер тут же передал информацию главам секторов, участников коалиции. Первым высказались Хандорс и кангор. По навигационным картам, которые я тут же сняла с «Легенды» и передала им, были перекрыты возможные точки прохода корабля или… кораблей Самаринии.

Это кажется, что Галактика огромна и скрыться в ней ничего не стоит. Законы навигации оставляли нам шанс не дать им уйти в зону, где они станут недоступны щупальцам Службы.

Индарс отреагировал несколькими часами позже, но так, что даже невозмутимые Аршан и Искандер оценили его решение по достоинству. Крепкими выражениями.

Старх действовал слишком резко и неожиданно, но явно не без умысла. Посольству Самаринии надлежало покинуть его владения в течение трех стандартных суток.

Те даже не успели добраться до их границ – им не позволили. Когда время истекло, корабль был признан нарушителем и уничтожен.

Узнала я об этом уже позже, в тот момент вела свой корабль к Харабу. Если кто и мог помочь зверенышу, то только Хранитель.

Летели мы без Тараса, он остался с женщиной, которая могла стать матерью его ребенка. Это был мой приказ, которому он был вынужден подчиниться. Так было правильно. Жизнь и… жизнь. Каждый боролся за свою.

На место ангела сел Дарил. Разлука обещала быть короткой, но в душе творилось такое, что спасало только понимание – моя истерика никому и ничем помочь не может. Я должна была быть сильной. Чтобы спасти Тимку, Рауле… саму себя.

– Наташа… – попытался остановить меня отец, но Искандер поднял лист, пробежался по строчкам, словно не знал, что именно там написано.

С Искандером мы о нашем будущем больше не говорили. С того памятного разговора в спальне мнимого Фариха Стураше. Табу, а не тема.

Не сказать, что кто-то из нас был виновен в том, что Рауле пропал именно в то время, когда мы занимались собой, но… как избавиться от осадка, от понимания того, что всего этого могло и не произойти?!

Я не думала об этом, отсекая все, что не имело отношения к спасению Камила.

Я даже ночью не позволяла себе хоть на миг представить, что мне это не удастся.

Но… яд сомнений заставлял вдруг замирать, чувствуя, как опадает от отчаяния сердце.

– Я уважаю ваш выбор, капитан третьего ранга Орлова. Ваш рапорт будет удовлетворен, как и рапорта членов вашего экипажа.

На Харабе мы оказались спустя четверо стандартных суток и три затяжных прыжка. Я рисковала, но у этого риска было имя. Пульс Тимки становился все слабее, надежда успеть – все призрачнее.

Хотелось выть, бить, крушить, но я держалась. Сдавала вахту Дарилу или Валечке, оставляя вторым пилотом Рустама, приходила в мед. отсек, садилась у реанимационной капсулы, брала лапу звереныша в ладони и разговаривала с ним.

Вспоминала те дни, когда мы свалились на второй Хараб, как он увязался за Тарасом, как приносил мне дань… Как забрался в посадочный модуль, отправившись вместе с нами навстречу той самой минуте, когда меня не оказалось рядом.

Было больно, но это помогало мне верить. Мы справились тогда, справимся и сейчас.

– Искандер! – сорвался отец, но опустил голову, замолчав. Такого ответа от адмирала он не ожидал.

Мы успели. Хранитель сам вышел на контакт еще на входе в систему. Когда на вторжение извне ИИ заверещал сигналом тревоги, я прикусила губу, только бы не заплакать. Расслабляться и радоваться победе было еще рано.

Тимка очнулся спустя двое суток. Вот тогда я позволила себе зареветь. Целовала его мордашку, прижимала к себе и рыдала навзрыд, не обращая внимания на ребят, которые молча стояли вокруг.

А еще через сутки, поблагодарив Хранителя, мы взяли курс на Таркан. Искандер был уже там.

О чем я говорила с ИР древних, никто кроме Тимки не знал. Хранитель был против, звереныш – за. Его мнение стало решающим.

Это был тот самый крайний случай, который стоило иметь про запас.

– Но не сегодня, – неожиданно продолжил адмирал. – По согласованию с императорами Индарсом и Хандорсом, кангором Синтаром и правительством Галактического Союза, я санкционирую спасательную операцию. Совету Жрецов Самаринии передан протест. Им дано семь стандартных суток, чтобы связаться с нами и сообщить координаты места, где наш крейсер заберет Камила Рауле.

То, что это были именно самариняне, Тимка подтвердил. Образы, которые он передал Хранителю, а потом и мне, были очень четкими. Семеро жрецов храма Судьбы в полном облачении, вспышка белого света, похожая на сметающую все волну и… темнота.

Как они попали в дом? Почему скайлы не отреагировали на их появление? Было ли это оружие или способности, о которых мы не имели ни малейшего представления?

Вопросы, вопросы, вопросы… Ответы нам только предстояло найти.

– Он их подданный, – вздохнула я, не торопясь поддаваться чувству облегчения, отражение которого увидела на лицах отца и Таласки.

– Доказательств этого нам не представлено, – жестко отрезал Искандер. – Камил Рауле является старшим офицером отдела розыска Службы внешних границ.

– Это не выход, – качнула я головой в бессильной ярости. Неужели они не замечали очевидного! – Они будут тянуть время, искать зацепки…

– Мы это знаем, – несколько разочарованно посмотрел на меня Шторм. Искандер усмехнулся и… кивнул. Кажется, я запаздывала с пониманием ситуации.

– Но ведь Рауле насолил не только им. – Это был уже адмирал.

Но мне было уже все равно, кто говорил, мысль этой парочки я «поймала». Похоже, самой последней.

Оправдывать себя не торопилась, просто приняла как факт.

– А ведь ты прав, у него столько врагов… среди вольных.

– Мы пока проигрываем в борьбе с ними, – демонстративно тяжело вздохнул полковник, перехватив у меня эстафету. – Нам будет очень жаль, если кто-то из капитанов сочтет их своей добычей.

– Единственное, что не позволяло нам действовать раньше, сектор, в котором их стоит искать. Но теперь, когда Тимка…

Договорить Искандеру я не дала.

– Он не может пробиться к разуму Рауле, его полностью блокируют.

– Артур – тоже, – без всяких эмоций заметил Аршан.

С Гордона он, как я ожидала, не отправился в кангорат, предпочел поучаствовать в поисках Камила. В причины я не вдавалась, но обратила внимание, что Искандера его присутствие поблизости не радует. Напряжение было едва заметным, не научись я скорее чувствовать, чем видеть, пропустила бы.

Оставалось надеяться, что не я стала поводом для него. Мне предстояло стать инорой для сына Кими, Аршану – инороком. Встречаться придется часто, вторые родители принимали участие в воспитание детей не меньше, чем настоящие.

– Значит, будем искать, – резко отрезала я, четко понимая, что отступать практически некуда.

Или потерять Рауле, признав свою слабость перед теми кто, проиграв войну, продолжал диктовать свои условия, или…

Нам с Дарилом предстоял нелегкий разговор.

* * *

– Прекращай мельтешить, – перехватил меня демон за руку. – Выкладывай, что задумала, а там посмотрим.

Скривившись, выдернула запястье из его захвата, вновь двинулась к переборке.

Прежде чем начинать рассказ, мне нужно было успокоиться. Давалось это с трудом, слишком тяжелыми были последние дни, чтобы нервы не сорвало с резьбы. Я хоть и продолжала внешне держаться, но о том, чего мне это стоило, знал лишь Тимка. Остальные могли только догадываться и… ошибаться.

Все было значительно хуже, чем казалось.

Допрос, который мне устроили по возвращении на Таркан отец и Искандер, очень напоминал незабываемую встречу с Шахином. Ту самую, после которой Ивар сделал из меня курьера айо, отправив на виселицу. Отличие было лишь одно – эти обещали заменить «смертную казнь» дальнейшим участием в заварушках Службы, но требовали за это вывернуться наизнанку.

Интересовал их и второй Хараб, и мое мнение о Хранителях и… правда о звереныше. Знали они о нем достаточно, чтобы делать выводы, но рассчитывали на подтверждение и некоторые мелочи, о которых я предпочитала даже не заикаться.

Мне все чаще казалось, что малыш понимает в происходящем вокруг значительно больше не только меня, но и высокопоставленных любителей игры в хатч. Это пугало, заставляя возвращаться к одной и той же мысли… не открыла ли я сама дверь в тот кошмар, последствия которого видела на планетах, населенных когда-то древними.

Тимка о моих опасениях не мог не догадываться, скрыть от него что-либо можно было одним способом – умереть, но убеждать в обратном не торопился. Это был вопрос доверия. Либо есть, либо… Ответить категорично у меня пока не получалось.

Настойчивость адмирала была понятна: чем больше ему известно, тем проще меня же и защитить. Он первый, но далеко не последний, кому эти тайны не давали спокойно спать. Что уж говорить об отце. Тот был готов добиваться своего любыми способами, лишь бы меня обезопасить.

В этот раз им обоим не повезло. Я молчала. Разводила руками, невинно улыбалась, намекала, что не стоит будить силы, справиться с которыми будет невозможно и всем миром, угрожала, кляла последними словами Рауле, который подставился так не вовремя…

Сошлись на том, что сначала я верну Камила, потом мы попробуем поговорить еще раз. Если, конечно, не будет поздно. Что имел в виду генерал, когда заикнулся об этом, было ясно без объяснений. Если за меня возьмется Индарс, кангор, главный демон или правительство Союза, все может закончиться совершенно с иным результатом.

Вот это-то меня и не пугало. Хранитель предположил такой вариант и принял меры. О том, что данный раунд, еще не начавшись, остался за мной, им всем только предстояло узнать.

Проблема с Искандером и отцом оказалась не единственной. Не успела я ее решить, как тут же вляпалась в другую. На этот раз с Дарилом.

Я собиралась переброситься парой слов сначала с ним и лишь потом, узнав позицию демона, выносить вопрос на обсуждение экипажа. Он посчитал иначе – в кают-компании собрались все, кто свалился после конвоя в прерванный прыжок. Не хватало только Дюши, но тот находился на Земле.

Хоть что-то хорошее, возиться с детьми мне было некогда.

Проигнорированная Дарилом просьба и стала последней каплей, обрушившей мое самообладание.

В чем-то демон был прав, решение спасти «Дальнир» мы принимали вместе, забыть о нем – тоже. Но вот здесь-то и начиналось то «но», которое сейчас заставляло меня перебирать варианты и бороться с собственным бешенством.

Забыть не получилось. Если мы хотели вернуть Камила, другого варианта, как воспользоваться межгалактическим разведчиком у нас не было. Даже с помощью Хранителей, связанных друг с другом, найти корабль самаринян являлось запредельно сложной задачей. Догнать и заставить отдать пленника – не легче.

Из всех, кто на словах жаждал вытащить Рауле, реально этого хотели немногие. Мой экипаж, Искандер, для которого это было делом чести, Аршан – такая оплеуха ложилась пятном на репутацию скайлов, отец, Шторм и Таласки – по тем же причинам, что и начальник безопасности кангора. Для остальных это был шикарный повод.

Ситуация в Галактике была далека от равновесия. Союз, кангорат, империи демонов и стархов, Приам, продолжавший держаться в стороне от тех процессов, что активизировались в последние десять стандартов, Люцения, для которой понятие независимости становилось все более условным…

Окраины сдерживали скрытые за внешним добрососедством внутренние противоречия, но были слишком слабым врагом, чтобы те в самом скором времени не начали вновь срывать крышку этого кипящего котла. Создание Службы внешних границ сыграло свою роль, но уж больно разными были желания вступивших в коалицию.

Не стоило забывать и о тех, кто предпочел остаться за рамками подписанных четырьмя сторонами договоров.

Не выкради самариняне Рауле так своевременно, явив в своем лице нового врага, очень скоро всем бы понадобилась новая цель, способная сдерживать скрытое напряжение. Так что я не обольщалась. Если правителям и нужна была жизнь Камила, то лишь на словах. Смерть, как это ни звучало кощунственно, была предпочтительней. Она развязывала им руки.

Я допустить этого не могла.

– Значит так, – я резко остановилась, в очередной раз упершись в переборку, – или мы, или… никто. С собой никого не тащу, каждый отвечает за себя.

– Капитан, ты… – вскинулся Тарас.

Не думаю, что продолжение прозвучало бы прилично, но его остановил Дарил.

– Подожди, ангел! – надавив тому на плечо, он усадил его обратно. – Не видишь, капитан не в себе. Сейчас вздохнет, посмотрит на нас, осознает и все будет, как обычно.

Я невольно улыбнулась – таким демона я еще не видела, но улыбка быстро сошла с моего лица. Я загнала себя в угол, тянуть их за собой вслепую не имела права. Не сейчас.

– Не будет, Дарил, и ты это знаешь не хуже меня. – Тарас опять попытался высказаться, но, напоровшись на мой тяжелый взгляд, вновь затих. – Тимка вызвал «Дальнир». Через тридцать минут «Легенда» под кодом вольного уйдет в точку встречи. Со мной отправятся только те, кто полностью отдает себе отчет в том, чем все это может закончиться.

– А чем все это может закончиться? – с недоумением посмотрел на меня Костас, заставив всех остальных улыбнуться.

Всех, но не меня.

Мне было горько.

– «Дальнир» будет уничтожен. Это условие, на котором нам предоставляют код доступа к кораблю, – жестко начала я, наблюдая, как меняется выражение их лиц. Рисковать тогда, уводя разведчик с базы древних, ради того, чтобы самим же приговорить теперь… Жизнь за жизнь, пусть это и была жизнь корабля. Разве у нас было когда-то иначе?! – Думаю, это мы как-нибудь переживем, – с кривой усмешкой продолжила я. – А вот сможем ли мы пережить то, с чем столкнемся на нем?

– До этого еще…

Демона заткнул Тарас. То ли отыгрался, то ли сообразил раньше. Но, хоть он и не закончил, мне пришлось ответить на его реплику.

– Ты прав, до этого еще дожить надо. И справиться. Но я не хочу видеть, как вы будете с тоской смотреть на экраны, вспоминая о том, что было в ваших руках и чего вы лишились.

– Кажется, – нарочито нахмурился Костас, – нас назвали сосунками.

Я сделала вид, что не услышала.

Если им так проще… Я помнила, как Дарил прикасался ладонью к обшивке корабля. Как Тарас закрывал глаза, а потом резко открывал, словно не верил тому, что видел. Как дрожали губы Костаса, прежде чем он осмелился дать первую команду на перекачку данных с «Легенды» на корабль древних.

И хотелось бы, но оказалось невозможно забыть.

– Нет, – фыркнул Стас, хлопнув навигатора по плечу, – птенцами.

– Какая разница?! – согласился с ними Валечка. – Все равно зелень!

Пацаны! Великовозрастные заигравшиеся пацаны!

Когда-то мы решили, что за каждого, кого примем в экипаж, перегрызем глотку. Рауле стал нашим не потому, что спас мне жизнь. Просто, оказался таким же, как мы.

А раз так… Они правы! Сомнения были ни к чему. Они отнимали и силы, и время, которого у нас не было.

– Придурки! – выдала я, чувствуя, как спадает напряжение. Хоть кто-то среди нас продолжал мыслить разумно. Себе я в этом вопросе уже не доверяла. – Я о них беспокоюсь…

– Поздно беспокоиться, – неожиданно хмыкнул Демон. – Мы уж как-нибудь о себе сами… Один вон уже… – он качнул головой в сторону ангела, – скоро папой станет.

Мне бы улыбнуться, тем более что Тарас и рад был оказаться объектом моей язвительности, лишь бы все стало наконец-то привычным. Мы вляпываемся в проблемы, мы из них выбираемся.

– Шутки в сторону, – не приняла я его тона. Хоть и удалось вернуть какое-то подобие равновесия, но до настоящего спокойствия было еще далеко. – У вас пятнадцать минут. Кто со мной – к завершению предполетной карты быть на месте. Кто нет… Обид не будет, я приму любое решение. И еще, – я обернулась к Тарасу, – Артур ведет «Зверя». Когда вытащим Рауле я собираюсь припрятать его на Тандоре. Пока неразбериха…

Заканчивать я не стала, просто вышла из кают-компании. Они, действительно, мальчики взрослые, сами разберутся, кому из них стоит отправляться со мной, а кому лучше остаться здесь.

Начинать новую жизнь.

* * *

– «Легенда» ушла в прокол. Весь экипаж капитана Таши находится на борту.

Индрас, услышав голос верного, глаз не открыл, так и продолжал сидеть в кресле, расслабленно откинувшись на спинку. Последние двадцать суток были очень непростыми, усталость начала брать свое. Сначала смутной тревогой вошла в сны, затем обернулась бессонницей, теперь накатывала апатией.

Пока что императору удавалось бороться, но он знал, еще пара дней и наступит тот момент, когда невозможность нормально отдохнуть взорвется яростью.

Но известно об этом будет лишь его телохранителям, только им он позволял видеть свои слабости. Потому они и были верными, что принимали его и таким.

– Узнай, когда прибудет адмирал? – попросил-потребовал он негромко, чуть шевельнувшись. Устраивался удобнее.

– Адмирал Искандер уже во дворце, – не скрывая горечи, отозвался верный. Видел, что будь у императора хотя бы минут двадцать, тот позволил бы себе легкую дрему, но помочь ничем не мог. – Прошел пост охраны на втором этаже.

– Похвальное качество, – противореча собственным словам, тяжело вздохнул старх и поднялся, оправляя одежду, – он не заставляет себя ждать.

Верный промолчал, хоть и взял сказанное на заметку. Император редко когда высказывался в чей-то адрес, когда такое случалось, к этому стоило прислушаться. Особое отношение требовало особого внимания с их стороны.

– И предупреди Мики, что я буду у нее сегодня, – добавил Индарс неожиданно. Возможно, даже для самого себя.

Вот теперь верный не сдержался, улыбка тенью коснулась его губ. Пришлось склонить голову, пряча эмоции.

Если кто и мог в столь напряженное время помочь императору сбросить напряжение, так именно Мики. Когда-то она была возлюбленной старха. Но не Индарса – гонщика Ираса. Теперь… его доше, матерью внебрачного, а значит, не имеющего никаких прав на власть сына.

Ни жена, ни любовница, но перед поборниками морали она была чиста, а мальчик – признан.

Случайность? Стечение обстоятельств? Предопределенность? Доказательства того, что первая любовь навсегда оставляет свой след?

Значение имело другое. Эта женщина стала тем тихим пристанищем, в котором он мог вспоминать, каким был до того, как стал императором.

Они встречались больше года, пока однажды, после одной из гонок, она не исчезла. Внезапно. Не сказав: «Прощай», не оставив хотя бы намек на причины. До старта была, после… остались только три слова: «Возвращаю тебе свободу». Строки из ее любимого стихотворения.

Слышал он их лишь раз, буквально за несколько дней до ее безмолвного побега. Единственный случай за все время их отношений, когда меланхолия взяла над ней власть. Вот тогда в сумраке вечера, глядя на темнеющее небо, она и произнесла их. Что значили они для Мики, Индарс понял значительно позже. Чтобы понимать вновь и вновь, каждый раз открывая все новые грани короткой фразы.

Тогда они для него ничего не значили.

Искать девушку Индарс и не пытался. На роль вечной спутницы она не подходила, просто подружка с Люцении. Да и не до того ему было. Покушение на наследника, предательство брата, смерть отца, империя, находящаяся на пороге гражданской войны, вольные, грозящие подорвать экономику сектора… Забот было много, не до юношеской увлеченности, которая по прошествии нескольких лет воспринималась, как иллюзия.

Но память распорядилась по-своему. Уже появились дети от тогда еще единственной жены, наложницы, которые всегда были готовы помочь расслабиться и забыть о тревогах, но когда тоска находила тропинку к его сердцу, вдруг вспоминалась она. В ней кипел задор, она не терпела тишины и размеренности, была неудержима на проказы и розыгрыши. Такой и осталась для него, хоть Индарс и понимал, что время меняет. Иногда до неузнаваемости.

Однажды внутреннее одиночество стало настолько ощутимым, что император отдал приказ верным найти свою бывшую приятельницу. Поиск продолжался больше стандарта. След девушки то становился явным, то вновь терялся, чтобы неожиданно привести на… Таркан. Вдова, сын, воспитывала его сама, ни одного родственника со стороны умершего мужа.

Удивило Индарса не это, для их мира такие случаи были несвойственны, но возможны. Поразительно было другое: Мики, теперь Микари, продолжала дело супруга – вела торговлю со своей бывшей родиной.

Отдав приказ негласно помогать женщине, Индарс на какое-то время о ней практически забыл. Пока внезапно не понял, что именно кольнуло, когда просматривал отчет разыскников. Мальчик, девять лет… Тогда они были еще вместе, и в ее верности он не сомневался. Ребенок мог быть только его сыном. Это подтвердил не только самый приблизительный подсчет, но и генная карта, которую он потребовал достать.

Вот тогда и наведался к ней. Не как император, как мужчина, желавший узнать правду.

Мики юлить не стала, хоть и особой радости от встречи не выказала. Да – сын, да – промолчала. У нее было два варианта: избавиться от плода или скрыться, чтобы не сделать себя и будущее дитя уязвимыми. Что Ирас – имя вымышленное, знали многие, а вот кто прячется за ним – единицы. Среди них оказалась и она. Случайно.

Индарс не навязывался, словно принял ее выбор. Так думала она, Индарс же знал: как только сыну исполнится шестнадцать и он, по законам империи, сможет быть признан старшим мужчиной в семье, все изменится.

Так и произошло. На следующий день после совершеннолетия Рокоса, Индарс вновь пришел в их дом. Не требовать, просить. Как император он имел право на пять жен, Микари могла стать одной из них – не вопреки обычаям, но все равно в виде исключения, но отказалась.

Таши бы тоже отказалась, но он не предлагал ей этот брак совершенно из других побуждений. Она была из тех, для кого либо все, либо… ничего. Он относился к последнему.

О том, что нашел Мики, Индарс не пожалел. Она была и страстной любовницей и… надежным другом. А из Рокоса получился хороший верный. Иногда император жалел, что не он – наследник, иногда… радовался, не желая ему своей судьбы.

Его жизнь не терпела однозначности.

– Адмирал Искандер, – выпрямившись и отступая в тень, произнес верный за мгновение до того, как открылась дверь в кабинет.

– Император Индарс, – приветствовал тот старха, переступив через порог. – Прошу простить, я заставил вас ждать…

– Проходите, адмирал, – перебил его Индарс, напоминая, что с церемониями они уже давно покончили. – Не стоит объясняться. О том, что «Легенда» ушла в прыжок, мне уже доложили.

Искандер мог бы дать понять, что ничего другого от императора не ожидал, но выбранное тем время для аудиенции наводило на мысль, что разговор предполагает быть серьезным. А раз так… развлечься недомолвками они сумеют и в другой раз. Если он появится.

– Капитан Орлова убеждена, что ей удастся обнаружить сектор, где на данный момент находится корабль самаринян.

Индарс выслушал внимательно, но промолчал. Отошел к окну. Едва заметный жест – и цветной витраж, благодаря которому в кабинете царил легкий сумрак, стал прозрачным и бесцветным, впустив в помещение яркий свет летнего дня. Полуденный зной остался там, за тонкой преградой, но словно заглянул внутрь, давая ощутить сладость приятной прохлады.

– Решение выдворить посольство Самаринии принадлежало не мне, – произнес он, не оборачиваясь, когда пауза начала принимать оттенок напряжения. – Мой наследник посчитал, что некоторое обострение, демонстрация не только силы, но и готовности ею воспользоваться, должны заставить самаринян задуматься о цене, которую придется заплатить за месть отступнику.

– И вы согласились с ним? – не скрыл своей заинтересованности Искандер.

Действия императора вызвали у адмирала двоякое чувство. Гордость за то, что он знаком с Индарсом и… легкое недоумение. Цель не оправдывала средства.

Теперь ситуация становилась более понятной, но… опять лишь с одной стороны. За последствия придется отвечать отнюдь не будущему императору. Настоящему.

– Он заставил меня вспомнить, каким я был тридцать лет тому назад.

Искандер медленно, зная, что каждое его движение контролируется верными, подошел к старху, встал рядом. Тот даже не шевельнулся, словно ничего из ряда вон выходящего и не произошло.

Возможно, так оно и было. Соперниками они будут всегда. Даже если Таши погибнет… Сердце Индарса на мгновение замерло, ужаснувшись мелькнувшей мысли, но старх отметил это машинально, продолжив думать о том, что даже если Таши погибнет, это не изменит того факта, что он и скайл были соперниками. Но разве это могло помешать им быть союзниками, раз врагами не получилось?

– Дерзким, осознающим, что только ты и никто… – эхом продолжил за императора Искандер. – Когда я давал клятву канира, тоже был таким. Власти не желал, но принял выбор судьбы. Больше было некому, я – старший.

– Для вашего брата, если я не ошибаюсь, титул старшего в роду не является тяжелой ношей? – отозвался Индарс, прекрасно понимая, какие аналогии проводил скайл.

– Как и для вашего сына бремя империи, – вторил ему Искандер, признавая, что вражда не нужна и ему.

– Когда все закончится, я хотел бы представить ему вас. Будет лучше, если он узнает, что собой представляет адмирал Искандер до того, как займет предназначенное ему место.

– Мне усомниться в идеальной работе вашей разведки? – с ноткой изумления поинтересовался Искандер.

Ответная улыбка Индарса была ироничной:

– Вы ловко избежали участи кангора, но будьте уверены, что если не Синтар, то или я, или Хандорс, воздадим вам по заслугам. Не стоит рассчитывать, что вам позволят стать фигурой второго плана. Ваше место – на высоких уровнях хатча.

Искандер качнул головой, скрывая за жестом усмешку.

– Спорить с вами, император, не стану. – И закончил после короткой паузы: – Будь у меня ваш опыт…

– Предлагаете сыграть? – тут же ухватился за неоднозначность фразы Индарс, разворачиваясь к Искандеру. И не дав возразить, указал на едва заметную дверь, ведущую в его внутренние покои. – Не думаю, что за несколько часов что-нибудь изменится.

Отказываться от предложения адмирал не стал. Когда еще удастся узнать императора стархов таким, каким его знала Таши.

* * *

Тимка дремал в пилот-ложементе помощника капитана. Ночную вахту несли мы с Тарасом.

Мне хотелось поговорить с ним наедине, другой возможности могло и не появиться.

Ему, кажется, тоже было о чем со мной побеседовать – задумчивый взгляд ангела я ловила на себе несколько раз. Но, то ли еще не набралась критическая масса, то ли общение обещало быть слишком личным. Каждый из нас оттягивал момент. Потому в рубке все еще царила пусть и условная, но тишина.

Уже полчаса как «Легенда» ушла в прокол, до выхода оставалось немногим больше трех. Не самый долгий прыжок, но бездействие отдавало тяжестью и тоской. С этим надо было что-то делать!

Видно, эта мысль настигла не только меня, Тарас опередил буквально на мгновение, но я была этому рада.

– Долго молчать будешь? – Он не обернулся, продолжал просматривать курс до следующего прокола, но вряд ли обращался к зверенышу. – Спрашивай уже!

Прежде чем воспользоваться предложением, потянулась, ловя себя на том, что сомнения наконец-то отступили, освободив место уверенности: нам удастся выкрутиться и на этот раз. Все привычно, знакомо до мелочей… словно выкинула из жизни последние два стандарта. Очередной заказ, те же проблемы. Дойти, добраться, выполнить…

– Да не о чем спрашивать, – отозвалась, вновь склонившись над дисплеем, на котором мелькали символы управления системой «Дальнира», переданные мне Хранителем. Стоило ему спросить, как все, действительно, встало на свои места. – Ты не рычишь, в глазах нет тоски. Все в порядке.

Тарас оторвался от кальки, посмотрел на меня, словно на незнакомое доселе явление, усмехнулся.

– Твоя немногословность иногда просто поражает. Забываешь, что ты не только капитан, но и красивая женщина.

Теперь пришла моя очередь вскидывать на него удивленный взгляд.

– Это до тебя после мордобоя дошло?

Ангел, засмеявшись, развернул ложемент в мою сторону. Чтобы было лучше видно.

– Надо признать, так меня еще никто в чувство не приводил.

Восторг в его голосе не был нарочитым, но сдобренным толикой грусти. Прошлое было у каждого из нас.

Пришлось вспомнить, что я у них вроде как нянька при великовозрастных детишках.

– Ты еще не слышал о предположениях Дарила… – Фразу я специально не закончила. Цепляла за их негласный, но спор.

Тарас все прекрасно понимал, но любопытство все равно взяло верх.

– Меняемся?

Прежде чем ответить, взглянула на звереныша. Тот делал вид, что спит, но как раз в тот момент, когда я к нему обернулась, приоткрыл один глаз, наблюдая за нами. Нахмурилась, сведя брови к переносице. Тимка вздохнул и… прикрыл мордочку ушами.

Судорожно сглотнув, заставила отступить вставшее перед глазами видение. Я успела тогда, успею и сейчас.

Не знаю, удалось ли заметить ангелу мое смятение, но когда я вновь посмотрела на него, он продолжал улыбаться. Да только у меня уже пропал даже намек на игривое настроение. Я тоже имела право на слабость, им пора было это принять.

– Хандорс обещал вам защиту, но лояльность демона к нашему экипажу пугает меня больше, чем интерес Индарса. Даже если сдержит слово, это не гарантирует, что он не попытается использовать твою женщину или будущего ребенка.

– Ласса, – на мой взгляд, слишком равнодушно, чтобы это было правдой, произнес Тарас. И добавил, видя, что я не понимаю: – У нас нет семьи в вашем понимании. Ласса и ласс – те, кто воспитывают общего ребенка. У одной пары никогда не бывает больше одного, так что союзы у метаморфов временные.

– В данном случае это разве имеет значение? – невинно поинтересовалась я, едва сдерживая накатившую волной ярость.

– Нет, – спокойно отреагировал Тарас на мой выпад.

Его тон заставил меня резко «протрезветь». Они столько лет выживали до встречи со мной, почему я считала, что не смогут и после того, как я перестану о них заботиться?!

– Извини, – прошептала я, кляня себя за глупость. Капитан – капитаном, но разве они не имели права на свою собственную жизнь? Ту, в которой не будет меня, в которой не я буду определять, что и кому из них делать…

Страницы книги >> Предыдущая | 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 | Следующая

Правообладателям!

Это произведение, предположительно, находится в статусе 'public domain'. Если это не так и размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.


Популярные книги за неделю

Рекомендации