149 900 произведений, 34 800 авторов Отзывы на книги Бестселлеры недели


» » » онлайн чтение - страница 7

Правообладателям!

Это произведение, предположительно, находится в статусе 'public domain'. Если это не так и размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

  • Текст добавлен: 1 января 2014, 00:53


Автор книги: Наталья Бульба


Жанр: Боевая фантастика, Фантастика


Возрастные ограничения: +12

сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 7 (всего у книги 29 страниц)

Потом выяснилось, что обе расы генетически совместимы, потомство получилось жизнеспособным. И не только оно, но и остатки древних верований, которые пришлись по душе покорителям нового мира.

На Земле о них успели подзабыть, прошло почти двести лет, прежде чем самариняне сами напомнили о себе.

Экспансия в космос продолжалась, заключались союзы, вспыхивали первые галактические войны, в которых участвовал и флот Коалиции, как назывался тогда конгломерат из нескольких систем, центром которой стала Солнечная. На этом фоне появление еще одной расы, которая вела себя довольно миролюбиво, прошло практически незаметно. Несколько настораживала их военная мощь (чем-то мне это напоминало скайлов), но заключенные соглашения о ненападении остудили пыл даже у самых подозрительных. Других проблем хватало, чтобы тратить время и силы на несуществующие.

Больше пятидесяти лет соседство не докучало ни одной из сторон. Время от времени обменивались делегациями, иногда весьма многочисленными. Потом зашла речь об обучении курсантов Самаринии в военных учебных заведениях Коалиции. Намечался прорыв в туризме, культы трех богинь: Предназначения, Выбора и Судьбы – показались землянам весьма экзотическими.

Вот тогда-то все и произошло. Сначала Коалиция сменила название на Галактический Союз, присоединив к себе еще парочку систем. С этого момента сектор, который контролировала Земля, стал самым большим объединением, значительно обогнав и стархов, и демонов по числу населенных планет.

Вопрос о Самаринии возник не просто так. Именно там был впервые найден туоран, который быстро стал из просто красивого кристалла редким сырьем. Навигационные системы, создаваемые на его основе, значительно превосходили в быстродействии свои аналоги.

Война началась внезапно, предлог был формальным: неподобающее поведение одного из дипломатов в главном Храме, что самариняне сочли оскорблением, нанесенным их богине. Вопреки ожиданиям, оказалась она долгой. Не помогли ни многочисленные лозунги, ни амбиции наших вояк.

Когда корабли Союза попытались добраться до родины мнимого Рауле, стало понятно, почему самариняне чувствовали себя столь уверенно. Сама вселенная оберегала планету, сделав невозможным безопасный проход флота. Условно «слабые» места были прикрыты стратегически удачно расположенными космическими базами.

После нескольких попыток, потеряв больше половины судов, командование армады приняло решение отступить. Это стало сигналом к действию для самаринян.

Точечные удары смертников оказались для Союза основной проблемой в этой войне. Странная, нелогичная тактика с точки зрения нашего мировоззрения. Для них же она была столь же естественна, как есть, спать… Все они были жрецами храмов Судьбы.

Судя по всему, Рауле – тоже. И… не рядовым. Пусть я и имела ограниченную возможность получить нужную мне информацию, хватило и той, что нашла в блоках ИИ. Узнала много интересного, еще больше так и осталось неизвестным. Вопросы, вопросы, вопросы… Самым важным был один: что заставило его забыть о преклонении перед своей безжалостной покровительницей и вспомнить про инстинкт самосохранения?

Увы, было у меня подозрение, что ответ на него я получу лишь тогда, когда он сам этого захочет.

Никогда.

Но сейчас меня больше волновало другое – мнение Тараса о способности Камила вписаться в нашу команду. Самариняне не имели никакого отношения к метаморфам – в расовой группировке они входили в земную группу. Но сейчас речь шла не обо всей расе, а именно о Камиле, как жреце храма Судьбы. Изменчивость (и физическая, и психическая), гибкость, способность «копировать» тех, с кем сводила жизнь, которая развивалась при их обучении, добавляла им внутренней схожести.

Точка зрения Дарила, хоть он ее и не высказывал, была мне известна. Присутствие Рауле он воспринял равнодушно. Этого было более чем достаточно.

Ангел улыбнулся своей клыкастой улыбкой – это происходило все чаще, намекая, что пора бы мне разобраться с причинами, и кивнул. Камил усмехнулся и, неожиданно для меня, «сбросил» часть своего образа. Внешне ничего не изменилось, но от ощущения, что мы заперты в клетке с хищником, избавиться оказалось сложно.

– И… – передернув плечами, словно скидывая с себя тяжесть, произнесла я, – Рауле с Валечкой. Инструктаж получите перед выходом. Идете под полной защитой.

На сборы ушел почти час. Стас колдовал с данными по последним пробам, полученным уже после посадки. Они только подтверждали мои мрачные предположения – выглядело все подозрительно идеально.

Для своего лагеря мы нашли место на границе «зеленой» и «желтой» зоны, на самом большом из материков. Сканирование показало близость воды, что доказывало довольно крупное пятно буйной растительности, тоже смутно напоминающей ту, что мы встречали на Харабе.

Что еще привлекло, так это нечто похожее на каменную стену, – точнее, остатки бывшей каменной стены, которые прикрывали найденный нами оазис от наступления песков.

Немного поспорили, куда именно посадить «Зверя». Дарил с Тарасом пререкались, выясняя, с какой из сторон могли быть твари страшнее. Долго резвиться я им не позволила, еще во время первого облета будущего становища заметила, как сквозь песчинки неподалеку от развалин проскакивают искры, словно лучи звезды играют на гранях кристалла. Со сравнением ошиблась, но ровную и, что главное, достаточно твердую площадку, чтобы выдержать не только посадку, но и будущий взлет корабля, обнаружила. Что это была за порода, нам только предстояло узнать, но мое чутье опять твердило, что и эта загадка станет для меня сюрпризом.

Прогулка ребят, на которую я их снаряжала со всей тщательностью, закончилась ничем. Вода оказалась водой, но об этом мы уже и так знали, песок… с ним нам еще предстояло разобраться, как и с воздухом, хоть ничего угрожающего для себя мы в нем и не нашли. Биологические пробы, которые они принесли, тоже давали однозначный ответ – планета условно безопасна. Для защиты наших организмов хватало универсальных ботов.

Я этому даже не удивилась.

Единственным их приключением стала выходка Камила, тот поймал представителя местной фауны. Зверек смахивал на зайца, но оказался хищником. Взяли его как раз на «горяченьком», он закусывал кем-то из более мелких созданий. Без странностей вновь не обошлось, но касалось это скорее Рауле, чем лопоухого чуда, для которого встреча с нами стала судьбоносной.

Мой приказ отпустить зверя (что вызвало у Тараса едва ли не истерический смех) Рауле хоть и бурча себе что-то под нос, но выполнил. А вот зверь…

Трудно сказать, мамкой или вожаком он признал жреца, но покидать отказался, так и плелся следом до самого корабля. Камил ему даже на двух языках, стархов и межгалактическом, объяснял, что взять с собой не может, но пушистик продолжал делать вид, что не понимает.

До слез смеялся не только метаморф, тот вообще в последнее время стал более щедрым на эмоции, но и мы с Дарилом.

Заподозрив нового знакомца в разумности и отказавшись слушать их возражения, что сканировали перед посадкой, я заставила ребят проверить лопоухого. Результат меня не разочаровал, для животного мира он оказался весьма разумен.

На корабль я это лохматое чудо не пустила, хоть и Рауле смотрел на меня таким взглядом, что я готова была сдаться, но зверек, которого я предложила так и называть – зайцем, сильно не обиделся. На следующее утро мы нашли его логово между посадочными опорами.

В отличие от остальных, меня этот факт не обрадовал. С некоторых пор подозрительное я начала искать в самых обыденных вещах.

Жаль, на тот момент я еще не знала, насколько права.

* * *

– Индарс набирает очки, – с заметной издевкой произнес Игорь, продолжая вышагивать по диагонали кабинета. Тяжелый взгляд Шторма он словно и не замечал. – Службу еще открыто не обвиняют в бездействии, но настроение обывателей склоняется в эту сторону. Конвой – император, поисково-спасательная операция – император…

– Не отсвечивай, – мягко попросил Вячеслав, но Таласки от его тона едва не споткнулся. Годы совместной работы приучили Игоря опасаться именно такого полковника. – Индарс – политик и думает о своей репутации. А мы – вояки, наше дело не думать, а делать.

Искандер перевел взгляд с задумчивого Орлова, ставшего вдруг индикатором происходящего, на Игоря, вокруг которого извивались жгуты ярости.

Как ни странно, но облегчили головную боль адмирала небезуспешные попытки медика, а именно бешенство Таласки, который не успокаивался с самого момента прибытия. Эмоции эмпата пробили ослабленные барьеры скайла и разорвали в клочья ментальный контроль. Пара минут коллапса, когда свои и чужие чувства грозили проблемами всем остальным, – планы, родившиеся в этом состоянии, выглядели зловещими, и тяжесть ушла, оставив после себя спокойствие и понимание, как именно нужно действовать.

Но пока Искандер предпочитал молчать, лишь наблюдая за остальными.

– Просчитать залп «Пульсара» невозможно, – замерев, заявил Игорь. – Его разработчики клянутся и божатся, что все это – утка.

– Мы это и без разработчиков знали, – промурлыкал Шторм, еще вольготнее развалившись в кресле. И не скажешь, что гроза авантюристов и контрабандистов всех мастей. Внешне добродушный, одни усики чего стоили. – Просто реакция у Индарса хорошая. У нас – бюрократическая машина, у него – собственное самодурство. Что хочу, то и творю.

– И все в точку, – все так же мрачно отреагировал Таласки. – Не удивлюсь, если он всей этой шумихой прикрывает собственные планы.

– Дать опровержение…

– Не пройдет, – качнул головой Орлов. – Поздно. Это будет звучать как оправдание.

– И ведь понятно, чего он ждет! – воскликнул Таласки, оборачиваясь к Искандеру. – Теперь тебе придется объявить, что Наташа по вашим законам является твоей женой и только твоя связь с ней может помочь найти ее и экипаж.

– Жена? – удивленно протянул Шмальков, неожиданно для себя оказавшийся на этом импровизированном совещании. Да только, наткнувшись сразу на несколько довольно жестких взглядов, счел за лучшее не настаивать на ответе на свой вопрос.

– А это потянет за собой множество пересудов о скайлах. Вас и так-то воспринимают…

Искандер закончил за Орлова:

– Излишне экзотическими и чрезмерно таинственными.

Шторм довольно улыбнулся:

– Это весьма мягкое определение.

Шмальков тоже был бы не прочь внести свою лепту в размышления о скайлах, но вместо этого просто впитывал в себя происходящее вокруг. Когда еще доведется находиться в окружении сразу нескольких мастеров подковерных игр.

– Пустить слух о причастности самих стархов к нападению на «Зверя»…

Шторм одарил Таласки обиженным взглядом.

– Уже сделано. Через пару дней из невероятного предположения станет одной из основных версий. Но Индарсу это не повредит, он уже прочно занял место спасителя и благодетеля.

– Сформировать поисковую команду… – не унимался Игорь. Было видно, что он просто перебирает варианты. Только бы не молчать.

– Не имеет смысла, – опять возразил Шторм. – Распылять те немногие силы, которые у нас есть… Вольные только этого и ждут. В ближайшие десять дней начнут подходить транспорты с Союза, пойдут к Штанмару с минимальным сопровождением. Отдавать их на растерзание…

– Может, обратиться к тетушке? – только что не заламывая руки, выдал Таласки, с хитрецой посмотрев на Орлова. Тот все еще не мог забыть свой последний визит к леди и лорду Уэлри.

Искандер не удержался от невольной улыбки. Если бы не Джесс… вряд ли Наташа произнесла бы те слова.

Увы, но сейчас она мало чем могла помочь. Джессика умела предвидеть будущее, но не была знакома с навигационными картами.

– А потом объявим, – тут же подхватил полковник, – что так и так… по заверениям одной, весьма известной ведьмы…

– Хочешь сказать, что вариантов у нас нет? – огрызнулся Таласки. Теперь уже вполне серьезно.

Не впервые Игорь ощущал свою беспомощность, но никогда до этого так остро. Даже хваленая фантазия, не ограниченная никакими рамками, пасовала перед создавшейся ситуацией. А ведь только все начало налаживаться…

– Должны быть, – равнодушно пожал плечами Шторм, – мы их просто пока не видим. Или придаем слишком много значения факту, который на самом деле ничего не значит.

– Что ты… – зарычал Таласки, делая шаг в сторону Шторма.

Тот словно и не заметил.

– Капитан Орлова выполняла свой долг. Она – офицер Службы внешних границ, и все, что она сделала, сопровождая конвой и позже, – ее долг. Это не значит, что поисковой операции не будет, просто проводить ее огульно…

– Жестко, – вклинился Шмальков. – Сомневаюсь, что старх ждет именно такого ответа. Но если приглядеться…

– …то возникает образ сурового воина, готового ко всему ради спокойствия на окраинах, – закончил Шторм. – Индарс провоцирует нас на игру, мы же должны занять пусть и нелицеприятную для нас, но твердую позицию. К тому же капитан Орлова – один из опытнейших капитанов-перехватчиков, которая знает Галактику значительно лучше, чем те, кем рискует император.

– Цинично, – опять позволил себе заметить Шмальков.

Шторм только пожал плечами, мол, служба у нас такая.

Остальные промолчали, соглашаясь и… не соглашаясь. Опять пресловутые долг и… долг. Честь и… честь. Трудно делать выбор, когда это касается близкого тебе существа.

Каждый из них знал, что будь на месте экипажа «Зверя» другой, было бы не легче.

– Я согласую это решение с императором Хандорсом и кангором Синтаром и, если возражений не будет, оповещу о нем Индарса, – не показывая, насколько ему тяжело, прервал затянувшуюся паузу Орлов, отворачиваясь к экрану. Держал он себя в руках с трудом.

Сложно быть отцом. Чем старше становится ребенок, тем сложнее. Бесполезно повышать голос, требовать, поздно подкладывать соломку, беспокоясь, чтобы не поранился. Можно только надеяться и верить.

Верить и… надеяться.

– На борту «Зверя» находится самаринянин, жрец высшего посвящения богини Тайраши, – неожиданно для всех произнес Искандер.

Куда только делась вальяжная расслабленность Шторма и буйство эмоций Таласки. Оба напряглись, как две хорошие гончие, взявшие след. Шмальков, наоборот, откинулся на спинку кресла, пытаясь понять, чем же им может помочь эта информация.

А вот Орлов… генерал, резко развернувшись, просто смотрел на скайла, даже не пытаясь понять, почему тот раньше не поделился этими сведениями.

Впрочем, мгновение изумления прошло, вместе с ним ушло и недоумение. Присутствие жреца на борту корабля лишь усугубляло ситуацию.

Он ошибся. Подсказку дал не Искандер – Таласки. Опять буря эмоций, которую он даже не думал сдерживать, и взгляд, в котором сквозило облегчение.

– Только не говори, что у него есть побратим?

Адмирал не торопился с ответом, вспоминал, о чем говорил с Артуром.

Шорн узнал о происшествии с Таши от своих осведомителей, но даже не посетовал, что Искандер забыл о брате и его отношении к бывшей перевозчице. Догадывался, что у того своих хлопот хватало, с ней же как раз и связанных.

Говорили по защищенному каналу. Правда, дольше молчали, особенно сначала. Трудно подобрать слова, когда для одного эта женщина – фактически жена, а для другого…

Артур своих чувств к Наташе от брата не скрывал, хоть и отступился. У него был свой шанс, он его упустил.

Но не только это останавливало Шорна. Если бы Таши осталась Таши… Этого не случилось, а раз так, то и гадать, что было бы в этом случае, не стоило. Артур знал, что всегда будет рядом и, если ей потребуется помощь, пойдет на все, лишь бы эта женщина была жива и, по возможности, счастлива.

Вот и теперь, не случись беда, он предпочел бы скрыть то, что связывает его с мнимым Рауле. У него было право на то решение, он им лишь воспользовался. Правда, когда все уже произошло, об этом он не думал. Но между ним и бывшим жрецом было больше, чем спасенная жизнь, между ними было то одиночество, на которое каждый из них себя когда-то обрек.

– Есть, – взяв со стола чашку с уже давно остывшим кофе, Искандер одним глотком проглотил остатки. – Если мы максимально точно воспроизведем ситуацию со «Зверем», то высока вероятность, что богиня соединит побратимов. Самариняне верят в это.

– И не только, – холодно заметил Орлов. – Во время боев…

Шмалькову было известно, насколько генералу неприятно любое упоминание о войне с самаринянами. Его жена погибла на одном из крейсеров, подбитом их смертниками буквально за несколько дней до подписания мирного договора. Потому каперанг и счел возможным перевести разговор в иное русло, добавив в него конкретики:

– Капитан Стельков мне не простит, если мы отправим другой экипаж.

Никто не улыбнулся, но напряжение перестало быть тягостным. Плану только предстояло родиться, но теперь это было лишь дело времени.

* * *

Мне снился дракон. Тот самый белый дракон, что стал нашим помощником на Харабе.

Он вытягивал ко мне свою удлиненную шипастую морду и скалился, оставляя меня гадать, было это улыбкой или… предупреждением.

Хотелось прикоснуться к его ячеистой шкуре, погладить, как домашнего питомца, прижаться к огромному боку, ощутив его силу и почувствовав себя рядом с ним защищенной, но я не посмела. Все еще помнила, что потеряла его там…

Сон ушел резко, только был, и… уже нет. Я еще даже не успела предположить, что же могло меня столь неожиданно разбудить, как взвизгнул сигнал тревоги. Пронзительно, противно, не оставляя сомнений, только четкое понимание, что действовать надо незамедлительно.

Смолк он, когда я влетела в рубку. Хорошо еще взяла за правило ложиться одетой. Рауле я пока еще стеснялась.

– Что?! – рявкнула, пододвигая к себе пульт.

Словно уравновешивая мою взвинченность, Дарил выглядел слишком спокойным.

Весьма обманчивое представление.

– Попытка проникновения в систему управления, – отрапортовал Костас. Пауза была короткой, но мне ее хватило. Чтобы приготовиться. – Успешная попытка. Послание. Кажется, для тебя.

Впору было удивляться, но я не торопилась этого делать. Парящий на экране ящер был похожим на снег. Белый, звеняще искристый.

– Костас, – сделав вид, что не замечаю заинтересованного взгляда Камила, позвала я, – а ты не хочешь проверить положение спутников?

Теперь на меня смотрел не только Рауле. К восхищению в глазах демона я уже почти привыкла, а вот чувство, отголоски которого мелькнули во взгляде ангела, заставили меня насторожиться. Я не любила, когда чего-то не понимала.

– Думаешь… – попытался уточнить у меня навигатор, но я его оборвала.

– Думать я буду, когда ты выполнишь мою просьбу.

– Понял, – тяжело вздохнул тот, сетуя на мой произвол, но я предпочла пропустить и это.

Мысли лихорадочно метались в голове, пытаясь найти свое место, но порядка среди них не было и, как я предполагала, даже не предвиделось.

Удивляться этому не стоило, информации было одновременно много и… мало. К тому же она не позволяла ни за что зацепиться.

Не только первая, но и вторая, и третья, и даже четвертая вылазка, в которой участвовала и я, ничего нового нам не принесли.

Каменная стена оказалась остатками горной гряды, судить о судьбе которой было рано, а импровизированный посадочный стол – довольно распространенным на планете минералом, по твердости не уступавшим алмазу.

Искать причины, почему он появился здесь в таком количестве, я не собиралась. Нашей целью было провести в наиболее комфортных условиях то время, которое потребуется Костасу и Тарасу, чтобы максимально точно определить наше местонахождение в Галактике. После этого уже я буду решать, пытаться нам выбраться самим, ждать помощи, которая может никогда и не появиться, или… Или привыкать к мысли, что наше будущее – подохнуть на этой планете.

От старости или нет – другой вопрос, но в любом случае перспектива не выглядела радужной.

Теперь же мне предстояло скорректировать собственный план действий. Белый дракон в него никак не вписывался.

А минуты убегали, заставляя меня не то что нервничать – звереть. Все эти загадки плохо на меня влияли.

– Капитан, – нарочито равнодушно произнес Костас, когда я уже была готова нелицеприятно высказаться о его способностях, – во время обоих вторжений в управление мы находились в конусе одного из спутников. Данные на экране.

Это я уже и сама видела. Несколько картинок, цифры, графики, орбиты…

Один успевал прокрутиться вокруг планеты дважды за местные сутки, которые длились двадцать семь часов, второй… раз за трое.

Вот курс, по которому мы подходили, широкая дуга… Вот положение луны, которая меня заинтересовала… Вот три дня спустя…

Я посмотрела на Рауле, только сейчас заметив, какая в рубке тишина. Не сказать, что гнетущая, но такая… многообещающая.

– Говоришь, богиня Тайраши… – Как я и ожидала, тот ничего не ответил, только взгляд был… не шальной – отчаянный. – Костас, дай-ка мне данные по этому спутнику, которые мы сняли при подлете.

Трудно сказать, на какую пакость они еще рассчитывали, но все как-то напряглись. Признаться честно, я и сама себя начала бояться.

– Не знаю, что тебя там так…

Он не договорил, а на экране появились новые цифры. Три тридцать семь на подлете и… три двенадцать сейчас.

– Хараб-два, – с нескрываемым удовольствием выдал Дарил. У этого авантюризм был в крови, ничего другого я и не ждала.

– Хараб-два, – подмигнул мне Тарас, плотоядно улыбаясь.

И только Рауле молчал, но его молчание было красочнее, чем иные слова. Он явно не жалел, что отправился с нами.

– Значит, так, – жестко произнесла я, сочтя необходимым несколько умерить их пыл, – я объявляю высшую степень опасности. – Услышать подобное от меня они не ожидали. Я и сама не ожидала, просто чувствовала, что это – правильно. – Костас, твоя задача – как можно скорее определиться с нашими координатами. Дарил, – демон смотрел на меня угрюмо, будто я отобрала у него любимую игрушку, – можешь с Дюшей и Юлом изворачиваться как угодно, но у меня должен быть усилитель для аварийного сигнала. Камил, – тот видимо насторожился, догадливый мальчик, – ты молишься своей богине, чтобы она вытащила нас из того дерьма, в которое мы попали.

– А ты? – невинно уточнил Тарас, глядя на меня с преданностью юнги.

– А я, – протянула я, понимая, что моя капитанская осторожность, которую я только что продемонстрировала, уже почти сдалась перед внутренней потребностью во что-нибудь вляпаться, – а я, – повторила я с большим оптимизмом, – пересмотрю еще раз данные сканирования. Вдруг найду что интересное.

Терять такой шанс было не в моих правилах.

* * *

– Что это значит? – обернувшись к Рауле, уточнила я.

Про мои приказы команда забыла сразу, как только я начала выводить на экран результаты сканирования планеты. Сначала ко мне присоединился ангел, тот вроде как остался обделенным моим вниманием, потом рядом пристроился Камил, заверив, что его молитвы Судьба услышит и так. Дарил продержался минут пятнадцать, ровно столько ему понадобилось, чтобы воодушевить Андрея и Юла, на которых он свалил ответственность за усилитель.

Спустя еще пять появился Костас, заявив, что алгоритмы расчета для ИИ он задал, как только будет результат…

Его речь я даже не дослушала.

Стас и Валечка оказались последними, но лишь потому, что не сразу узнали, чем именно и по какой причине мы занимаемся.

Стоило взглянуть на полученные данные под иным углом зрения, как количество подозрительных мест на планете начало увеличиваться, грозя задержать нас здесь надолго. Я к такой перспективе не была готова – беспокоилась за отца и Искандера, которые знали способности Индарса портить другим жизнь. Так что сразу ограничила рамки будущих неприятностей. Не больше десятка, и только те, для изучения которых нам не потребуется временный лагерь. Туда и обратно, и на все – световой день.

Недовольство собственным деспотизмом пресекла на корню: или так, или… вообще никак.

И вот теперь мы собирались отправиться к первому из тех, что отобрали путем едва ли не кровопролитных боев. Шли втроем: я, Дарил и Рауле. Меня опять пытались оставить на корабле, но оказалось достаточно одного аргумента. Именно со мной пыталась выйти на связь база древних.

Прежде чем ответить на мой вопрос, Камил посмотрел на сидящего на песке зайца, в пасти у которого еще трепыхалась мелкая зверушка. Не сводил своих глазенок наш местный знакомец не с самаринянина, от которого не отходил, стоило тому покинуть корабль, а с меня.

– Если я правильно понимаю, то это жертвоприношение в твою честь, – без малейшего намека на улыбку произнес Рауле.

– Подлизывается, – конкретизировал Дарил с язвительной усмешкой. – Догадливый. Знает, кто здесь главный.

– И что ему надо? – разрываясь между двумя желаниями: заржать или встряхнуть этого подхалима за уши, чтобы больше не доводил меня до истерики, уточнила я. Все еще спокойно.

– Может с нами просится? – выдвинул первое предположение Камил.

– Или соскучился по женской ласке, – невинно заметил Дарил.

И это мой экипаж?!

Пришлось присесть перед зверьком, стоя разговаривать с ним было неудобно.

Стоило мне оказаться рядом, как заяц, все еще ходящий у нас безымянным, положил добычу на песок и даже пододвинул ее ко мне лапой. И не захочешь, а будешь вынужден согласиться с обоими.

– И что же мне с тобой делать? – поинтересовалась я у пушистика, только сейчас рассмотрев, насколько «умный» у него взгляд.

Тот опустил уши и морду, словно заверяя, что он – в моей власти. Если бы это так и было…

Оглянувшись на Дарила, который наблюдал за мной, словно вновь узнавая, я тихо произнесла:

– Давай договоримся. Сегодня я тебя с собой не беру, мы полетим на крыльях, а я не знаю, боишься ты высоты или нет, а вот в следующий раз ты отправишься с нами.

Тот поднял мордочку, потом подтолкнул лапой подаяние ко мне поближе и… смешно засеменил в сторону своего логова.

– Стас, – вызвала я медика, который присматривал за нами с опущенного трапа аварийного выхода, – прими дань и посмотри, чем нашему другу приглянулась именно эта тварь.

– Думаешь…

Закончить Стасу я не позволила. Их многозначительные «думаешь» начали выводить меня из себя.

– Я не думаю, я прошу проверить.

Спорить он со мной не стал. Давно бы так.

До первого подозрительного места мы добирались пару часов. Когда покидали корабль, снаружи было относительно прохладно, едва дотягивало до двадцати, когда приземлились на ровной, словно утрамбованной площадке, было уже за пятьдесят по Цельсию. А до полудня еще ой как далеко!

Спасали защитные костюмы, без них бы довольно быстро прожарились до корочки. Впрочем, Дарила такая температура не сильно смущала, у демонов и собственная терморегуляция шикарная.

Опустились за границей зоны, которая была видна очень четко. Тут шевелился под жарким ветром песок, там… ни одна песчинка не залетала за тонкую серебристую линию, которая окаймляла квадрат со стороной в несколько сотен метров.

– Я – первый, – не терпящим возражения жестом отодвинул меня за спину Камил.

Попыталась огрызнуться, но Дарил повторил его движение, передвинув меня еще дальше. Логика в их действиях была, так что пришлось смириться с мужской солидарностью. И… обидой. Берегли они не своего капитана, без него они вполне могли обойтись, а… женщину.

Когда я пересекла невидимую, но явно ощущаемую преграду, мальчики уже осматривались, сверяя собственные впечатления с данными встроенных в костюм сканеров.

В отличие от них, меня больше заинтересовала именно граница, все, что творилось за ней, являлось лишь следствием.

– Генератор защитного поля, – отвлекшись от общения с Камилом, Дарил присел рядом со мной. Рауле продолжал стоять в нескольких шагах от нас, к чему-то прислушиваясь. – На Харабе с таким не встречались.

Теоретически я была с ним согласна, но практически… Углубление в полсантиметра, похожая на ртуть субстанция, по которой постоянно бежали волны. Сканеры без труда определили химический состав сплава, вот только аналога в своей базе не нашли.

– Или его внешний контур, – протянула я затянутую в защитную перчатку ладонь к серебристому ручейку, но демон руку перехватил.

– Давай пока не будем торопиться тыкать пальцами, куда не следует.

Я улыбнулась – Дарил попался на детскую уловку. Тот ответил оскалом – и сам уже догадался.

– А это что? – раздалось из-за спины, заставив вздрогнуть. Про Камила я уже и забыла.

Ровная площадка, которая привлекла наше внимание, не была девственно чистой. Тончайший слой песка лежал поверх твердой, словно плотно укатанной из тех же песчинок поверхности.

На что именно показывает Рауле, не было понятно, пока мы не подошли ближе.

– Символ, – встал на колено Дарил, пытаясь разобрать изображение.

Сбросив с плеча походный рюкзак, я достала широкую кисть. К подобным сюрпризам мы были готовы.

– Подвинься, – оттолкнув демона, опустилась я на его место. Вымела песчинки из части иероглифа, который, похоже, был заключен в треугольник. На первый взгляд мне показалось именно так. – Костас, – позвала я хакера, который, как и остальные, постоянно был на связи. Командный интерфейс не давал лишь эффекта присутствия, позволяя видеть все, что видели и мы. – Снимаешь?

– Обижаешь, капитан, – фыркнул тот. – Уже даже пытаюсь сопоставить с известными.

– Не стоит, – как-то очень спокойно произнес Рауле. Он опять был у меня за спиной. – Дай.

Забрав у меня кисть, он несколькими резкими движениями очистил верхушку изображения.

Не скажу, что оно мне было знакомо, но в данном случае важнее казалось другое. С каким каменным выражением лица смотрел на четкие линии Камил.

– Привет из прошлого? – делая вид, что меня это нисколько не тревожит, уточнила я у него.

Дарил, как-то очень естественно, оказался между мною и самаринянином.

Пауза затягивалась, напряжение нарастало.

Впрочем, все это становилось уже привычным. За каждым из нас тянулся такой шлейф из тайн и секретов, что удивительно, как мы все друг друга еще не поубивали. Как врагов, врагов своих друзей, врагов друзей своих друзей и… просто темных личностей.

Все это уже давно не имело для нас значения. Доверие либо есть, либо… нет. Что делать, если оно было?!

– Не моего, – коротко бросил он, продолжая изображать статую.

Если смотреть со стороны, смотрелось эффектно. Черный защитный костюм плотно облегал тело, высокие сапоги на толстой подошве, импульсные излучатели в набедренной кобуре, компактно сложенные на спине «крылья». Жаль, профиль не четкий – опущенное «забрало» шлема закрывало лицо.

От глубины чувств я даже присвистнула. Цепочка прослеживалась легко. Хараб-2 имел отношение к Харабу первому. Сомневаться в этом не приходилось, белый дракон являлся довольно четким указанием на эту связь. Во время очередной вылазки, которую наметили на следующий день, я собиралась удостовериться в этом окончательно. Место, выбранное для прогулки, пробудет в конусе нужной нам луны достаточно долго, чтобы я могла попытаться вновь создать ящера.

Страницы книги >> Предыдущая | 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 | Следующая

Правообладателям!

Это произведение, предположительно, находится в статусе 'public domain'. Если это не так и размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.


  • 0 Оценок: 0
Популярные книги за неделю

Рекомендации