112 000 произведений, 32 000 авторов Отзывы на книги Бестселлеры недели


» » » онлайн чтение - страница 1

Текст книги "Свободная ведьма"

Правообладателям!

Это произведение, предположительно, находится в статусе 'public domain'. Если это не так и размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

  • Текст добавлен: 14 ноября 2013, 03:42


Автор книги: Наталья Щерба


Жанр: Героическая фантастика, Фантастика


Возрастные ограничения: +12

сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 1 (всего у книги 22 страниц)

Наталья Щерба
Свободная ведьма

Быть ведьмой значит быть действительно свободной.

Tonia Brown. «Church Of Wicca»,
перевод А. Поповой

Глава 1
Два князя

Назревала катастрофа.

Тихо и вкрадчиво шипел свечной воск, плавясь под рыжими змейками огня, лениво потрескивало пламя в настенных чашах, и вился дым под низким потолком, создавая в пространстве зала фантастические, жутковатые иллюзии.

В тесноватом помещении собралось немного людей – человек тридцать. Самые верные и преданные люди, лучшие колдуны из цивиллов. Именно здесь, в одном из подземных залов Черного замка – резиденции карпатских правителей Вордаков, проходили переговоры о дальнейшем сотрудничестве с иномирным Чародольским Князем.

Нынешний Карпатский Князь, Алексей Вордак, сидел в непривычном для него президентском кресле – с высокой жесткой спинкой, неудобными, впивающимися в кожу подлокотниками, богато изукрашенными золотой лепниной, – и смотрел только на Чародольского Князя.

Проклятый дым заставлял слезиться глаза и морщить нос, туманил взгляд и сеял хаос в мыслях. Молодому правителю стоило огромных усилий выглядеть, как подобает главе целого княжества. Поэтому он медленно и осторожно, чтобы никто не заметил, еще больше выпрямил спину и сглотнул подступивший к горлу комок. Да, великий Чародолец тянет с ответом, заставляя нервничать всех присутствующих в зале.

Насмешливый и пристальный взгляд серых глаз пугал и раздражал младшего Вордака. Заставлял нервничать. Что скажет повелитель Чародола, полудух Рик Стригой, в ответ на прямое предложение подтвердить сотрудничество с новым Карпатским Князем?

Пауза недвусмысленно затянулась.

Все, кто находился в подземелье, застыли. Казалось, время остановилось, замерло навсегда – слишком долго тянулось напряженное, выжидательное молчание. Лишь особо впечатлительные маги пытались скрыть волнение тихими вздохами и равнодушным покашливанием. От одного слова полудуха Стригоя зависело очень многое, и вскоре это слово прозвучало.

– Нет, – сказал Чародольский Князь. – Я не согласен сотрудничать с Карпатским княжеством, пока на троне восседает юный, глупый мальчишка.

И улыбнулся – мягко и дружелюбно, как бы извиняясь за обидную фразу. Но в его глазах, где затаилась серая холодная сталь вражды, Вордак прочитал вызов, мрачное предостережение. Да, Чародольский Князь не собирается водить с ним дружбу. С ним – Алексеем Вордаком, по воле судьбы принявшим титул Карпатского Князя после гибели отца.

По всему выходило, что Чародольский Князь и не думал принимать его всерьез. Он просто взял и прибил младшего Вордака одним ударом. Как надоедливо кружащуюся у самого лица мушку. Чтобы не жужжала больше, не злила и не раздражала великого Чародольского Князя.

В данную минуту Алексей Вордак все силы тратил на то, чтобы не вскочить и не кинуться на эту наглую ухмыляющуюся рожу, подтвердив тем самым, что да, он юный, вспыльчивый и немудрый. Его шаткое, так и не упрочившееся положение власть имущего только что рухнуло, словно карточный домик, – грудой бесполезных, утраченных возможностей. Останутся ли с ним его верные советники, поверят ли в него, пойдут ли за ним, как шли за старшим Вордаком…

Полностью осознав эту мысль, Карпатский Князь не выдержал и вскочил. Выпрямился во весь рост.

– Это все, уважаемый гость? – холодно произнес он, стараясь унять злую дрожь в руках. – Тогда не смею больше задерживать.

Полудух улыбнулся, на этот раз снисходительно.

– Конечно-конечно, – добродушно пробормотал он. – Но перед тем как я удалюсь, позволю дать вам, дорогой князь, один совет… Ой как тяжело править в столь юном возрасте, поверьте мне, уж я-то знаю… А ведь вам даже четверти века нет, не правда ли? А Карпатские горы – непростое княжество. Здесь сходятся пути множества параллельных миров, самые верные междумирные тропы пролегают в этих владениях… Ну и в мой Чародол можно теперь заглянуть… Лакомый для многих кусочек. Уверен, скоро к вам нагрянут гости из соседних государств, а там уже и со всего мира подтянутся. Насколько я слышал, к Двери в Скале – закрытому по одной досадной случайности проходу в Чародол – началось паломничество иностранных магов. Делегации из ближнего и дальнего зарубежья едут к вам одна за другой. А ведь в Карпатах, задолго до того, как вы родились, уважаемый князь, происходили интереснейшие вещи… Да, здесь сходятся важнейшие узлы миросплетений, о которых вы, в силу бедности ваших знаний и недостатка жизненного опыта, даже не подозреваете. Вы хоть понимаете, сколь тяжкое бремя на себя взвалили?

Рик Стригой замолчал, очевидно, ожидая ответа.

– Отец передал мне Скипетр и княжеский титул, – зло, но четко ответил Алексей Вордак своему заграничному гостю. – И я намерен нести его до самого конца. Жаль, что вы не разделяете его выбора. Жаль, что отказались от мирного соглашения, ранее заключенного с моим отцом. Но… как-нибудь и без вас справимся.

Чародольский Князь вновь усмехнулся:

– Конечно-конечно… И все-таки совет. На вашем месте я бы немедленно собрал делегацию к Лютогору – предводителю клана диких, отдал бы ему Скипетр и Венец, который также находится почти в вашей власти, не так ли?

Рик Стригой сощурил глаза, и его лицо приобрело довольно хищное выражение. Он выдержал паузу и продолжил более жестким тоном:

– Послушайтесь меня, юный князь, и передайте Лютогору власть. Да, он резок, груб, кровожаден. Вы же, руководствуясь лишь бездумным мальчишеским благородством, больше всего на свете желаете отомстить ему за смерть вашего отца.

При этих словах Алексей Вордак сильно побледнел.

– Но он властен, умен, опытен, – как ни в чем не бывало продолжал полудух. – Карпатское колдовское сообщество с радостью поддержит его, к тому же больше достойных кандидатур не осталось. А сами вы, юный князь, отойдите в сторону. Если будете вести себя смирно, он вас пощадит. Иначе я не дам за вашу жизнь и старого, траченного молью клубка ниток. Вы не сможете управлять княжеством даже при таком советчике, как уважаемый маг Виртус. Но, передав власть Лютогору добровольно, вы сохраните свою молодую жизнь.

Надо отдать Карпатскому Князю должное – Алексей Вордак ничем не выказал ярости. Наоборот, он сел, расслабленно откинулся на спинку кресла и сделал вид, будто серьезно раздумывает над предложением инодержавного гостя.

– Со своей стороны могу дать вам любую должность при своем дворе, – видя, что мгновенного ответа не последует, любезно продолжил Чародольский Князь. – Сможете спокойно довершить магическое образование. Женитесь, наконец… У нас в Чародоле много красавиц, которые с радостью пойдут за столь аристократичного представителя, коим вы, конечно, будете являться до конца ваших дней.

Непроизвольно кулаки у младшего Вордака сжались. Маг Виртус заметил это и деликатно кашлянул, словно бы испрашивая разрешения вмешаться.

– Возможно, для начала нам всем стоит успокоиться, – осторожно начал свою речь этот хитрый польский колдун. – И не делать преждевременных, скоропалительных выводов. После чего хорошо обдумать создавшееся положение… Возможно, стоит провести повторные переговоры чуть позже?

Чародольский Князь скривился, явно не одобряя попытку мага Виртуса завершить встречу на дружественной ноте.

– Нет, свое решение я менять не намерен, – отчеканил он. – Сотрудничества не будет.

– И все-таки… – не унимался польский маг.

Но Чародольский Князь его перебил:

– При инциденте на горе Кровуше, столь печальном для всех нас… юный Карпатский Князь доказал, что ему доверять не стоит. – В голосе полудуха прорезался металл. – Из-за его поспешности, горячности, глупости и прочих неконтролируемых чувств произошла очень неприятная вещь. Был похищен Золотой Ключ. Вряд ли такой человек, как этот мальчишка, сможет управлять не то чтобы княжеством… он не способен сдержать даже собственные эмоции.

Словно бы в подтверждение его слов Алексей Вордак вскочил и в один прыжок оказался перед Чародольцем.

– Ну и пошел бы ты, полудух! – выпалил он. – Со своим сотр-р-рудничеством! Пошел бы прямо в… – и добавил конкретное указание.

Маги замерли в едином охе. Карпатский Князь только что перешел тонкую грань – оскорбил самого правителя Чародола, да еще официально, при свидетелях!

Но полудух, несомненно, был доволен – даже заулыбался и вновь прищурил серые глаза. Кажется, именно этого он и добивался – вывести юного князя из себя. Маг Виртус вздохнул, осуждающе цокнул языком и покачал белой головой.

Между тем Карпатский Князь сделал шаг вперед, подойдя к полудуху чуть ли не вплотную, и вперился в того гневным взглядом. Чародольский Князь не отступил, наоборот, с интересом ожидал его дальнейших действий.

Присутствующие заметно волновались – назревал большой междумирный конфликт.

– Так ты мстишь мне за Ключ? – неожиданно тихо спросил Вордак. – Или же за нее?

Полудух тут же перестал улыбаться. Не произнеся больше ни слова, он коротко и непринужденно поклонился, после чего исчез вместе со своей свитой в дымке серебристого тумана ультраперехода.

Некоторое время среди присутствующих царило молчание. Только слышались тяжкие вздохи и неодобрительные покашливания, чувствовалась всеобщая угнетенность.

– Теперь нам хана, – прошептал Шелл на ухо магу Виртусу. Но в наступившей тишине его услышали все, кто был в зале.

Словно бы ставя точку в деле неудавшихся переговоров, пространство перед князем Вордаком прорезала яркая огненная вспышка – в левый подлокотник его кресла вонзилась грубая железная стрела с оперением из совиных перьев. Если бы Карпатский Князь не убрал в этот момент руку, ему раздробило бы ее вчистую, как золотую лепнину, в мгновение разлетевшуюся на мелкие крошки.

Этот инцидент даже неугомонный Шелл не взялся прокомментировать и лишь протяжно, с присвистом, вздохнул.

– Вот же сволочь, – пробормотал почти про себя поляк.

Глава 2
Мольфар

Где-то выли – тоскливо и пронзительно.

Звук тянулся и тянулся, похожий на тяжкий, безысходный плач, и проникал в самое сердце, теребя и терзая нервные струны, словно обезумевший от страха музыкант. Хотелось спрятаться или, наоборот, тоже завыть – разделить чужое уныние, выплеснуть собственное отчаяние.

Но вот вторая луна вышла из-за облаков и присоединилась к первой – свет обоих светил мгновенно пробился сквозь тесные ветви деревьев. И чернота леса распалась на тысячи уродливых нитей; зрение без труда выхватывало мелкие детали – то листик, то неровный сучок, то чуткую, скользящую тень мелкого животного.

Сидеть на толстой ветке было неудобно, зато безопасно. Прошло несколько часов с того момента, как Каве взобралась сюда, опасаясь хищников, подстерегающих души, заблудшие в ночном лесу. Вот уже три ночи подряд за ней повсюду следовали серые тени неизвестных зверей, смахивающих по очертаниям на крупных волков. Но девушка несколько раз швырнула в них камнем и приближаться хищники больше не решались – она лишь слышала издалека их неотступное, глухое рычание. И все же ведьму не покидала мысль, что этот жуткий, плачущий вой – их глоток дело, ее преследователей. Сможет ли она сегодня поспать? Хотя бы несколько часов, пробуя отстранить сознание от шумного и таинственного лесного многоголосья, забыться хоть на часик в беспечном сне…

Да, этот ночной чародольский лес был страшен, и все же – не страшнее обычного карпатского леска. Куда более пугающей казалась неизвестность – она представлялась туманной дорогой, полной преград и неожиданных поворотов, – исчезающая где-то там, в далеком и неопределенном будущем.

Если Великий Мольфар не появится до следующего утра, решила для себя Каве, она просто пойдет дальше – наобум, куда глаза глядят. В конце концов, ни один лес не тянется кольцом, огибая земной шар, поэтому когда-нибудь обязательно закончится.

Правда, этот лес не заканчивался уже несколько суток. Ее желудок сводило при воспоминании о горьком вкусе сыроежек. Иногда удавалось найти белый гриб или «оленьи рожки»; тогда она, заставляя вспыхнуть несколько веток, быстро поджаривала грибы на небольшом огне и спешно ела, одновременно гася костерок и развеивая дым. После чего путешественница незамедлительно устремлялась дальше, опасаясь возможной погони. Да, если бы не три мохнатые тени, появлявшиеся поблизости с наступлением темноты и преследовавшие до самого рассвета, Каве могла бы поздравить себя с довольно успешным выживанием в лесу этого нового, волшебного мира.

К сожалению, прибытие в Чародол серьезно отразилось на ее магических навыках: сейчас Каве могла зажечь только слабый огонек. Не удавалось ни одно заклинание выманивания, с помощью которого так просто добыть любую вещь, любую еду! Все попытки девушки воссоздать хотя бы маленькую, несложную иллюзию, вызвать клубок или градовой нож из личного астрального хранилища, имеющегося у каждого мага, – всё безрезультатно.

Что же это за чародейный мир, где нельзя колдовать?! Лишь сухая ветка вспыхивала крохотным лепестком пламени, повинуясь сердитому взгляду Каве. Благодаря этому несчастная ведьма могла хотя бы жарить грибы. Конечно, ее очень радовало, что атмосфера другого мира позволяла дышать полной грудью, деревья были похожи на деревья, да и грибы оказались теми же привычными грибами, а ягоды ранней земляники – ягодами ранней земляники. И если бы не две луны, выползавшие в сумерках на небо (обычный, сияюще-желтый диск, и возле него – в два раза больший кругляш, и потому имеющий менее яркое свечение), Каве бы сочла прародину карпатских колдунов вполне нормальной для жизни. Потому что, кроме второй луны, ничего особо волшебного ей пока не встретилось. Наоборот – все чародейные способности словно бы выветрились из головы, как утренние сны! Неужели все-таки под действием чистого (но губительного?) чародольского воздуха? Едва оказавшись в лесу, ведьма сразу предположила, что Дверь в Скале вывела ее из Карпатских гор куда-то в лесную глухомань Чародола – дикое место, дремучий лес. Ни малейшей надежды увидеть поблизости какие-либо признаки человеческого жилья. Деревья росли высоко и густо; иногда попадались сваленные бурей стволы, но среди них не было спиленных или срубленных – видать, редко захаживали в эти чащи дровосеки. Девушке часто приходилось взбираться на холмы, а на узких, заросших диким кустарником и терном тропках, лишь слегка промятых лапами лесных зверей, встречались камни и куски слоистой породы, из чего девушка сделала вывод, что где-то поблизости могут быть невысокие горы.

Очнувшись от невеселых мыслей, Каве скосила глаза вниз, присмотрелась – вроде бы пусто, прислушалась – тихо… Тогда она попробовала осторожно свесить ногу… Из темноты тут же материализовалась в прыжке черная фигура зверя и клацнула зубами возле самой ступни. Ведьма мгновенно, словно заправская белка, скользнула вверх по дереву. Лучше уж проторчать среди веток до самых первых морозов, чем дразнить странных зверюг босыми ногами. Скорей бы рассвет… Тогда эти твари, возможно, опять исчезнут и она пройдет больше, чем прошла сегодня. А для этого надо восстановить силы – попытаться хоть немножко поспать…

Неожиданно ее обоняние уловило слабый дух костра – едкий, но приятный запах сухого горящего дерева.

«Ну что, долго собираешься на дереве сидеть?» – услышала Каве мысленный вызов. Это было так внезапно, что она сильно вздрогнула, едва не свалившись с ветки.

«Спускайся, мои ребята тебя не тронут».

Голос был знакомый, причем недавно слышанный…

«Давай быстрее, черепаха. И без тебя куча дел».

Девушка резко выпрямилась – жалобно хрустнула тонкая ветка, нечаянно задетая плечом.

Так вот же он, тот, на встречу с которым она продолжала втайне надеяться, – Великий Мольфар! Древний карпатский маг, человек-дракон, еще недавно сбросивший с себя гору и удравший в неизвестном направлении. Выходит, она не ошиблась, ожидая встречи с ним!

«Сказал же, звери тебя не тронут. – В голосе мага послышалось уже знакомое по прошлым разговорам раздражение. – Верь мне и слезай наконец».

Каве осторожно спустилась на нижние ветви. На всякий случай немного подождала, но внизу было тихо. Неожиданно вспыхнул огонек, яркий и жгучий, возле самого ее лица. Она тут же спрыгнула вниз, стремясь уйти от назойливо светящейся мошки, но огонек обогнал ее, покрутился вокруг носа, дразнясь, да и двинулся в ту сторону, откуда доносился запах дыма – явный признак человеческого обиталища.

Ну конечно, это карпатский маг послал ей живой фонарик, чтобы освещать путь. Смирившись, она покорно пошлепала босыми ногами по влажному лесному мху, стараясь обходить колючие ветки сушняка и толстые, узловатые корни, повсюду торчавшие из-под земли – стволы росли так тесно, что кроны деревьев чуть ли не обнимались друг с дружкой.

Наконец впереди блеснул яркий свет, и девушка вышла на небольшую прогалину. Возле костерка, уютно расположившись на старой, почерневшей от гнили коряге, сидел человек, а возле ног его лежали, прислонившись друг к другу, три зверя. У этих животных был густой и шерстистый черный мех в неровных рыжих подпалинах, длинные узкие пасти, не скрывавшие острых клыков, и тонкие хвосты с наконечником. Появление Каве звери встретили равнодушно, хотя она могла биться о заклад – один из них лишь недавно чуть не цапнул ее за ступню.

Да, это был сам Великий Мольфар – древний маг, недавно освобожденный ею с помощью градового ножа из-под власти горы. Сейчас карпатский маг выглядел иначе, чем в их первую встречу. Да, он был стар, но весьма крепок на вид: прямая осанка, широкие плечи, гордая посадка головы. Благородное лицо его обрамляли пряди седых волос, заплетенные в тощую косу, в левом ухе блестела золотая серьга с полумесяцем в черной кайме. Довершали образ карпатского мага просторный серый балахон в складках, перетянутый широким, сплетенным из кожаных полосок поясом, – обычный наряд сельских пастухов, и носки выглядывающих из-под низа одежды коричневых, немного растоптанных кожаных сапог.

Каве еще не встречала мага в таком обличье, но видела, что на нем лежит иллюзия. Причем иллюзия многослойная, настоящего лица так просто не разглядишь… Но втайне девушка порадовалась, что способность различать скрытые чужие личины осталась при ней. Значит, не все так и плохо с ее волшебными знаниями в этом мире.

Мольфар был занят: насаживал сосиски на тонкие крепкие прутики и тут же совал их в огонь.

Вскоре послышалось медленное, просто-таки садистское потрескивание лопавшейся кожуры сочного мяса. От запаха жареных сосисок ее желудок чуть ли не скрутился восьмеркой. Девушка едва подавила желание тотчас упасть на колени и умолять об аппетитной мякоти.

– Не ожидала встречи? – не глядя на девушку, спросил маг.

Чтобы ответить, ей пришлось сглотнуть обильную слюну.

– Наоборот, я знала, что вы придете, – рассеянно произнесла она. – Чтобы забрать ваш Ключ обратно.

– Да зачем он мне?

Каве опешила.

– Ну-у, вам-то лучше знать! Наверняка у вас полно интересных дел. – Она не скрывала иронии в голосе. – Вы же доверили его мне, руководствуясь какими-то своими соображениями? Потому что я чуть ли не единственная, кто не хочет владеть этим чудным Ключом.

– Да, именно так, – согласился маг, не отрываясь от процесса обжаривания. – И я рад, что ты не отдала Ключ своему именитому другу, – продолжил он, по очереди переворачивая прутики с сосисками. – Хотя, признаться, удивлен. Да, так я и не познал всех тонкостей человеческой натуры, как думал… Садись рядом. – Он хлопнул по трухлявой древесине, на место рядом с собой.

Девушка присела на самый краешек, с опаской косясь на трех мохнатых зверей, разлегшихся подле ног старика, как домашние собаки.

– Так чем же вы удивлены? – терпеливо продолжила она разговор, стараясь не смотреть на эти прекрасные подрумянивающиеся сосиски.

– Да-да-да, – рассеянно ответил маг. – Удивлен, что ты не отдала Ключ Чародольскому Князю. И удивлен не менее, что он сам не забрал его у тебя. Кстати, неужели не было соблазна отдать ему Ключ? Ведь это избавило бы тебя от проблем. Ладно, можешь не отвечать… Но я, конечно, осведомлен, что ты умудрилась закрыть Дверь в Скале перед самым его носом. И он тебе не препятствовал.

Каве только пожала плечами.

– Князь затеял свою игру… Скорей всего, именно поэтому тебе пока что везет. Но если бы я знал, что Ключ все-таки оказался в руках Чародольского Князя, тогда… И пришел бы к нему, и убил бы его, а это сейчас не к спеху, – буднично закончил маг.

Несмотря на разыгравшийся аппетит, Каве разозлилась. Она даже приподнялась, чувствуя, как начинают пульсировать от гнева кончики ушей, и приоткрыла рот, чтобы высказаться в довольно резком тоне.

Но маг опередил ее:

– Успокойся, ведьма, я пошутил. Если бы я хотел убить Чародольца, то не обращался бы к тебе за помощью, кхм… Лучше считай, что ты решила величайшую задачу нашего времени. С достоинством прошла испытание судьбы и готова к новым… Что-то я красиво заговорил, наверное, голоден. Ты-то как себя чувствуешь?

– А вы как думаете? – тут же огрызнулась девушка. Она устала, была грязна и лохмата, хотела есть и еще больше – спать, в общем, ее сознание витало вдали от глобальных задач. И уж точно – вдали от испытаний, как старых, так и новых.

– То, что Ключ выбрал тебя сам, – неторопливо начал карпатский маг, – еще ничего не значит. В конце концов, все могут ошибаться, даже такие вещи, как этот Ключ, – наделенные магической душой, вышедшие из-под руки великого мастера…

Ведьма невольно возвела очи к небу. Ну и хвастуном оказался этот маг, даром что действительно великий мастер.

– Хвальба от похвалы разительно отличается, – верно разгадав ее мысль, произнес маг. – Хвальба всегда незаслуженна и ведет к тщеславию, а похвала – заслуженна и этим изначально чиста. Если тебе есть чем гордиться – рассказывай об этом смело.

Каве не могла не признать, что некоторая доля правды в этих словах есть.

– Мало того, – добавил маг, – если бы люди почаще хвалили себя, то были бы куда добрее, веселее и жизнерадостнее, жили бы в мире и гармонии.

– Ну да, сам себя не похвалишь, весь день как… – Девушка осеклась, вспомнив невежливое окончание известной пословицы, и смутилась. – Ну, в печали.

Маг хмыкнул, стянул сосиски в походную железную миску, стоявшую возле него на коряге, и насадил на прутики следующую порцию.

Звери тут же приподняли головы: их ноздри взволнованно заходили, а глаза последовали точно за передвижением прутика с сосисками.

– Скажите, а как вы меня нашли? – осторожно поинтересовалась Каве.

Вместо ответа маг выразительно глянул на цепочку, обвивавшую тонкую шею Каве, и перевел чуть ниже – на Ключ.

– Пока ты носишь эту вещь, я всегда буду знать, где он. Я же сотворил его, поэтому между нами прочная связь.

– Скажите, а так с любой вещью, которую вы… мм… сотворили?

– Конечно.

– В таком случае не будете ли вы любезны… – Девушка запнулась, гадая, как бы повежливее оформить просьбу. – В общем, рассказать, кто сейчас владеет Карпатским Венцом?

– Могу, – неожиданно легко согласился маг. – Тем более мне самому интересно.

Мольфар щелкнул пальцами перед изумленной девушкой, и моментально на этом месте появился большой радужный пузырь с тонкими стенками. Внутри него горел оранжевый лепесток пламени. Подобный шар Каве некогда видела в комнате у госпожи Кары – английской ведьмы-наставницы и собственной же прабабушки, согласно официальной версии то почившей, то вновь ожившей.

Она вгляделась и вдруг различила на тонких стенках пузыря неясные, мятущиеся тени. Вскоре изображение прояснилось и стало четким: она увидела знакомую полосатую гостиную – комнату в доме госпожи Кары, где девушка имела честь учиться в течение последнего года. На диване перед полыхающим огнем камина сидела сама госпожа Кара и…

Каве шумно втянула носом воздух: в руках английской наставницы сиял изумрудами Венец карпатских князей.

– Вот же гадина! – вырвался у нее рассерженный возглас. – Старая сволочь!

Маг одарил девушку снисходительным взглядом:

– Надеюсь, не я?

– При чем тут вы, – пробурчала ведьма, коря себя за несдержанность. – Просто я… не ожидала, в общем.

– Наверное, ты не в курсе последних новостей, – продолжил маг и наконец-то предложил девушке миску с еще горячими, остро пахнущими сосисками.

– Спасибо. – Едва поблагодарив, Каве отбросила все приличия и жадно принялась за еду. В эту минуту она чувствовала себя хищником, которому не давали мяса целый год.

– Новый князь обязан передать взятый на время Карпатский Венец одной из хранительниц. И так как одна из них далеко, то осталась твоя старая… родственница. Кстати, возможно, она собирается отдать корону обратно князю… Ну а если тому удастся заполучить третий символ власти – Державу… Между прочим, тогда малый стал бы полноправным князем и никто не смог бы помешать ему в этом. Мало того, он сравнялся бы в правах с нашим знакомым – заносчивым чародольцем-полудухом… Неплохо я придумал с этими символами власти, а?

– Неплохо, только путаницы много, – честно ответила девушка.

На это маг предпочел промолчать.

– Что думаешь делать дальше? – спустя мгновение спросил он.

Не отрываясь от поедания сосисок, ведьма передернула плечами. Да, у нее родился некий план действий, но она предпочла бы пока что не делиться этими соображениями с Великим Мольфаром.

– А я вот знаю. – Маг строго взглянул на нее. – Ты поедешь в Фортуну – столицу Чародола и примешь участие в Чаклуне.

– Что-что-что? – От этого известия Каве так расстроилась, что даже перестала жевать. – Зачем?!

– Ты уже ввязалась в эту историю по самые уши. Раз Золотой Ключ тебе доверился – вот и разгадывай его тайну. А мне и самому любопытно разобраться, в чем твой дар, уважаемая ведьма. Ни прабабка Марьяна, ни сам Мстислав Вордак, ни его враг Лютогор, ни Чародольский Князь – не смогли разгадать твоего дара, списывая твои победы то на простое везение, то на непростое. Согласись, занятная выходит история.

– Кому как, – пробурчала Каве. – Но, скажу откровенно, у меня нет никакой охоты принимать участие в неизвестном Чаклуне, да еще под носом у Чародольского Князя, как я понимаю, раз дело происходит в его столице.

– Верно мыслишь, – хмыкнул маг. – Но выхода у тебя все равно нет. Я бы тебе не советовал возвращаться в Карпаты – Лютогор по-прежнему силен. К тому же от вожделенного титула Единого Карпатского Князя его отделяет всего лишь одна человеческая жизнь – жизнь мальчишки. Твоя же прелестная златокудрая головка – прекрасный рычаг давления на беднягу Вордака-младшего. Или у тебя есть другие мысли по этому поводу?

Каве раздраженно фыркнула. Мало того, при упоминании о Вордаке-младшем у нее заныло сердце.

Да, проклятый Мольфар прав, прав, прав. Но, честно говоря, она-то надеялась совсем на другое! Что сдаст Ключ этому несносному магу-дракону, а сама вернется в Карпаты и поможет Лешке. Венец думала отдарить парню насовсем… А там уже и с Лютогором можно расправиться. Все-таки два символа власти, Скипетр и Венец, против одного – Державы… Хотя, если сама прабабка мыслит так же… Ну правильно, если Лютогор сгинет – падет его заклятие и госпожа Кара сможет вернуться в Карпаты, не опасаясь быть превращенной в золотое кольцо на магическом поясе предводителя диких.

Честно говоря, Каве уже раскаивалась, что так по-глупому поссорилась с Лешкой. Хотя и понимала, иначе не вышло бы: отдай она Ключ парню – и Чародольский Князь просто растоптал бы нового Карпатского Князя… Пошел бы на него войной? Подослал бы убийц? Или сам бы вызвался… В любом случае такой враг Алексею Вордаку не нужен. Но теперь, когда Карпатский Венец оказался у прабабки, госпожи Кары, дело принимает несколько иной оборот. Остается надеяться, что она поставит на младшего Вордака… Но старая ведьма дружна с Чародольским Князем! Черт, от всех этих загадок, тайн и вопросов без ответов голова загудела, как большой монастырский колокол.

– Значит, план такой, – не замечая испортившегося настроения девушки, произнес маг. – Я сейчас открою тебе быстрый зеркальный путь к землякам. Это хорошие ребята, они меня знают. Там познакомишься с девчушкой по имени Тай. Она с детства мечтала стать высшей ведьмой Чародола и все знает об этих соревнованиях… Ты представишься им специалистом по иллюзиям – они давно такого ищут, для одного любопытного дельца… Так что случай выходит подходящий. Скажем так: поможешь им в несколько щекотливом деле, а взамен Тай расскажет, что вам обеим надо совершить, чтобы попасть хотя бы в турнирную группу соревнующихся чаров.

– Чаров?

Карпатский маг удивленно взглянул на девушку.

– Ах да, действительно! Старею… – Он хмыкнул. – В Чародоле всех волшебников и ведьм обычно называют чарами. Не колдовать, мол, а чаровать. Колдун – чар, ведьма – чара. Здесь тоже живут простые люди, есть необычные – например, с рогом на лбу. Но у всех есть природные магические способности – сама земля дарит чародольцам силу. У простого народа в большом ходу амулеты, браслеты, кольца, волшебные ножи… Но магическому искусству, как ты сама прекрасно знаешь, надо долго обучаться. А чародольцы не особо хотят постигать волшебные премудрости, как и обычные, среднестатистические граждане любой страны твоего родного мира. Поэтому обучившихся волшбе чаров очень уважают и почитают, а Чаклун пользуется великой славой, поглазеть на действо собираются люди со всего чародольского мира.

– Магическая олимпиада, выходит?

– Довольно точная аллегория, – подтвердил маг.

– Чего я еще не знаю?

– Хе! – крякнул маг. – Не переживай особо, научишься по ходу… У тебя будет компания, скучать не придется. Помогут…

– А с чего вы решили, что я поеду на этот дурацкий турнир? – Каве насытилась, расслабилась и поэтому дала волю эмоциям. – Зачем мне это?

– Это нужно мне, – спокойно ответил маг. – Если ты согласишься пройти в финал турнира и сделать одно маленькое дельце для меня… То я исполню любое твое желание. Заметь, слово «любое» – ключевое в этой фразе.

Каве, открывшая рот, чтобы возразить, так и застыла.

– Вы поможете отобрать у Лютогора Державу? – быстро спросила она.

– Х-хе, – крякнул маг. – Ну-у… кхм-кхм… можно. Однако сначала ты выполнишь свою часть соглашения. Попадешь в финал Чаклуна. Тем более тебе это самой не помешает.

– Тогда ладно, попробуем, – сразу согласилась девушка. – А что за дельце?

– Все просто: разгадай тайну Золотого Ключа. – Маг не выдержал и заулыбался – по его лицу расползлись сотни веселых морщинок.

«Интересно, как он на самом деле выглядит? – рассеянно подумала Каве. – И сколько у него набралось личин за века, что он здравствует на этой земле…»

– Не переживай, Ключ тебя сам направит, – добавил маг. – А взамен я помогу тебе с этим несносным предводителем диких. Согласись, дело того стоит.

Да, «дело» принимало интересный оборот: маг почему-то думает, что Каве может попасть в финал крутой магической олимпиады, именуемой просто – Чаклун. Хорошо… Чем дольше он будет придерживаться этой мысли, тем лучше для нее. И если он действительно сможет отобрать у этого гада Лютогора последний символ власти, Державу… Она отдаст ее Лешке и… будет свободна. Проклятие хранительницы Венца сгинет навек, потому что Вордак будет владеть тремя символами: Скипетром, Венцом и Державой – станет Единым Карпатским Князем. А вот что она будет делать? Каве ощутила еще одно болезненное сжатие где-то в области сердца. Да, в Карпаты лучше не возвращаться. Возможно, она будет жить здесь. И сможет продолжить обучение ведьминскому искусству в Чародоле…

Страницы книги >> 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 | Следующая

Правообладателям!

Это произведение, предположительно, находится в статусе 'public domain'. Если это не так и размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.


Популярные книги за неделю
Жанры библиотеки


По году издания




Рекомендации