151 500 произведений, 34 900 авторов Отзывы на книги Бестселлеры недели


» » » онлайн чтение - страница 1

Текст книги "Спи ко мне"

Правообладателям!

Представленный фрагмент произведения размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО "ЛитРес" (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?

  • Текст добавлен: 17 декабря 2014, 02:17


Автор книги: Ольга Лукас


Жанр: Современная русская литература, Современная проза


Возрастные ограничения: +16

сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 1 (всего у книги 24 страниц) [доступный отрывок для чтения: 16 страниц]

Ольга Лукас
Спи ко мне

Глава первая. «Такси Вперёд!»

В жизни современного человека слишком много бумаг и бумажек, квитанций и ордеров, документов и договоров, украшенных подписями, декорированных печатями, приправленных примечаниями на отдельных листах. Каждое наше действие должно иметь подтверждение в виде документа – иначе не считается.

Казалось бы, чего проще – доехать на такси из пункта «А» в пункт «Б». Для этого только и нужно – наметить маршрут и заранее договориться об оплате. Раньше, кажется, так всё и было. Но в последние месяцы «Такси Вперёд!» резко повысило качество обслуживания. Так резко, что Наташа подумывает о том, чтобы поискать для себя что-нибудь попроще.

– Какую музыку предпочитаете слушать в пути? – поинтересовался водитель. – Имеется, значит, богатый выбор. Стоит это дело дополнительных пятьдесят рублей. За джаз – шестьдесят. За шансон – тридцать. Вот квитанция на музыкальное сопровождение. Вам надо заполнить её печатными буквами.

– Давайте в тишине посидим, у меня серьёзные переговоры, – ответила Наташа.

– Вы, может, курите? Тогда это плюс тридцать рублей.

– Не курю.

– Есть уникальная возможность поставить на окна светоотражатели, тогда вас никто не увидит. По цене… не помню. Надо посмотреть, по какой цене, это новая услуга, – водитель зашелестел бумагами.

– Не нужно, спасибо. Не отвлекайтесь, пожалуйста, от дороги.

– Если, например, груз помочь отнести – то смотря какой груз. Сто рублей базовая цена за десять килограммов. Ну и в зависимости от этажности. Вписываем всё аккуратненько в форму №348, где-то она в бардачке была…

– У меня нет груза.

– Побибикать – двести рублей, – искушал этот демон. – Заполняем квитанцию – и бибикаем на здоровье! А? Би-бип, би-бип, е! Прямо как в песне у «Битлз». Любите «Битлз»? Может, поставим всё же музыку?

– Бибикать не надо. Про музыку вы уже спрашивали.

– Для улучшения качества обслуживания в салоне ведётся видеонаблюдение. Отключить камеру – пятьсот рублей.

– А если мне надо, например, на Марс слетать, то какая будет надбавка? – поинтересовалась Наташа.

– Надо послать запрос в центр управления. Справка – двадцать рублей. Посылаем?

– Нет. Я пошутила.

Несколько минут ехали молча. Мимо проносились бульвары, бутики, иномарки, памятники, театры, рестораны. Выехали на Тверскую. Влились в поток недовольно гудящих, раскалившихся от ожидания автомобилей. Остановились.

Наташа закрыла глаза. Как и большинство москвичей, живущих под девизом «Бессонница и недосып», она ловила каждое мгновение, пригодное для сна. Опустились веки, бесшумно разъехались декорации: нет больше Тверской, нет гудения клаксонов, нет ещё не забывшего про злющий августовский зной тёплого, с нотками вечерней духоты, сентябрьского дня. Это ей приснилось, а на самом деле она сидит на тёплой земле, прислонившись спиной к высоченному дереву незнакомой породы. Где-то неподалёку шумят волны. Всё так достоверно: и прикосновение ветра к волосам, и запах водорослей, и шершавый тёплый ствол за спиной, и крик неизвестной морской птицы, кажется, чайки. Рядом с Наташей сидит кто-то очень знакомый. Где она видела это лицо? Может быть, на фотографии в бабушкином альбоме или в старом черно-белом кино? Сейчас она повернётся к знакомому незнакомцу и весело спросит: «А вы, кстати, кто?» А он ответит…

– Если хотите поспать, то на заднем сиденье можно организовать подушку и одеяло, – рявкнул над ухом водитель. – Имеется в багажнике. К ним индивидуальный комплект постельного белья, запаянный. Также в наличии специальная расслабляющая музыка. Могу даже немного побрызгать лавандой.

– Не надо в меня лавандой брызгать, – отмахнулась Наташа и выглянула в окно.

– Окно открыть – плюс тридцать рублей! Вот квитанция.

За окном, в бензиновом мареве, не двигаясь с места, покачивалась улица. Там и сям мелькали торговки цветами, мойщики машин, попрошайки, продавцы газет. Они свободно перемещались по проезжей части от автомобиля к автомобилю.

– Нет, так не пойдёт. Там пробка до «Динамо», если не дальше. Надо объезжать! – скомандовала Наташа.

– Не положено.

– Надбавка за объезд есть? Подумайте. Позвоните в центр управления, а я пока квитанцию заполню. Если тут дворами…

– Девушка, ну стал бы я вам врать? – обиженно пробасил водитель. – Я же говорю – не положено. Маршрут намечен в головном офисе, я не имею права от него отклоняться.

– Тогда высадите меня здесь, я пешком быстрее добегу!

– Я должен послать запрос.

– Посылайте!

Таксист недовольно пожевал губами, достал телефон из кармана жилетки, поколдовал над ним, отправил сообщение и спрятал трубку.

У Наташи в сумочке завибрировал айфон.

«Вас приветствует центр управления “Такси Вперёд!” Вы хотите прервать поездку. Отправьте ответ на короткий номер 00001 – если ваш ответ “да”, или на 00000, если ваш ответ “нет”».

Наташа отправила на номер «да» длинный и развёрнутый ответ.

Через мгновение пришло новое сообщение: «Укажите причину отказа продолжить поездку. Если у вас изменился маршрут, отправьте СМС на короткий номер 00002. Если вас не устраивает качество обслуживания – на короткий номер 00003. На 00004 – если что-то иное».

Время шло. Обстановка накалялась. Наташа отправила ответ «что-то иное» на номер «что-то иное».

Следующее сообщение получил уже водитель. Снова пожевал губами, снова достал трубку, поскрёб ногтем экран и кисло сказал:

– Спасибо, что воспользовались услугами «Такси Вперёд!» С вас пятьсот рублей. Карточкой будете платить или наличными?

Наташа не успела ответить, потому что ей пришло уведомление: «Спасибо, что воспользовались услугами “Такси Вперёд!” Напоминаем, что вы прервали поездку по собственному желанию».

– Я знаю! – крикнула она, с ненавистью взглянув на экран, и, повернувшись к водителю, резко добавила:

– Наличными. В следующий раз поеду на частнике!

Она расплатилась и выпрыгнула на тротуар. Водитель выскочил следом.

– Езжай-езжай, дылда! – крикнул он. – Езжай на частнике! Он тебя в горы завезёт!

– На вас укоризненно смотрит камера наружного наблюдения. Центр управления не одобрит такого обращения с постоянным клиентом, – мстительно сказала Наташа, шагнула на проезжую часть и, огибая застывшие в томительном ожидании автомобили, перешла на противоположную сторону улицы. Помахала рукой таксисту, оставшемуся на другом берегу. Ещё раз огляделась и свернула в Мамоновский переулок. Зацокали по сухому асфальту её каблучки.

«На чайнике буду ездить! На заварочном! Или нет, на электрическом. Д-р-р! П-ш-ш!!!» – накручивала она себя. Но закипеть и выкипеть ей не удалось – помешал звонок телефона. Обычная трель – значит, номер незнакомый.

– Ермолаева, – ответила Наташа. Вместо приветствия она всегда называла посторонним свою фамилию.

– Здравствуйте, – лучезарным голосом пропела трубка, – вас приветствует служба улучшения качества обслуживания «Такси Вперёд!» Назовите, пожалуйста, причину, по которой вы отказались продолжить поездку.

– Пробки! Эта причина – пробки!

– У вас нет претензий к автомобилю или водителю?

– Нет!

– Вам были предложены дополнительные услуги?

– Да!

– Вы воспользовались ими?

– Нет!

– Назовите, пожалуйста, причину. Их качество показалось вам недостаточно высоким? Вас не устроила цена? Или что-то иное?

– Что-то иное. Мне они просто не нужны!

– Вы будете продолжать пользоваться услугами нашей компании?

– Да!

– Вы хотите что-то добавить?

– Хочу! Не надо каждый мой шаг контролировать.

– Простите?

– Не надо мне слать СМС по поводу и без!

– Вы можете поменять базовые настройки на нашем сайте. Или же я могу соединить вас с оператором.

– Не надо соединять! Я на сайте… Сама…

– Индивидуальные пароль и логин будут вам высланы.

– О-о-о! – только и смогла ответить Наташа. Трубка сыто заурчала, давая понять, что индивидуальные пароль и логин уже прибыли.

Наташа спрятала айфон в сумочку и огляделась. За время разговора с центром управления «Такси Вперёд!» она слегка отклонилась от курса. Кажется, зря она доверилась своему автопилоту. Откуда здесь шлагбаум? Что это за двор? Вроде незнакомый, но тот, следующий, она наверняка вспомнит.

Когда-то в этих дворах они, свежезачисленные студенты, пили пиво. Где-то рядом был дом просветлённого. Где же этот дом? Там жил то ли йог, то ли маг. То ли так. К нему ходили то ли гадать, то ли изучать Камасутру. Наташа не ходила, но ждала подружек на скамейке под окнами у просветлённого. Вот тут, точно. Здесь она и сидела, здесь и выговаривала им, доверчивым. Как раз на этом месте, где сейчас стройка идёт. Какая-то непредвиденная стройка, не должно её здесь быть.

Наташа свернула налево, чтобы обогнуть заборы. Подружки-подружки… Зачем она вспомнила о них – сейчас, в рабочее время, опаздывая на важную встречу? И непонятно ещё, даст ли арт-менеджер клуба разрешение на этот концерт. Подумаешь, звезду выписали из Лондона. Главное, некому играть на разогреве, а бюджет проекта расписан до копейки.

Наташа зашла в тупик – территория стройки была извилистой и непредсказуемой как лабиринт. «А мы вот так!» – подумала она и юркнула в проход между домами.

Не имей сто рублей, а имей сто друзей. Подружки-подружки…Снусмумра! Вот, точно! Она же играет в каком-то кабаке, значит… Значит, играть умеет и много не попросит. «Снусмумра. Разогрев», – создала заметку Наташа и огляделась по сторонам.

Да, многое тут изменилось. Может быть, вернуться на Тверскую – на тротуаре ведь ничего пока не строят? А вдруг там до сих пор скучает в пробке таксист со своими квитанциями? Сам он дылда! Высокая, но красивая и юная особь женского пола называется «фотомодель». Не очень красивая и не очень юная – «дылда». А как оставаться красивой и юной, если с этой работой ничего с собой не успеваешь сделать? Вот как, а?

Наташа стиснула зубы и углубилась в лабиринт. Повернула налево, потом направо. Горожанин в третьем поколении должен ориентироваться в городе, как его далёкие предки – в лесу. Но путеводная кремлёвская звезда скрылась за облаками, стороны света перемешались, и даже некрашеные деревянные заборы, казалось, перебегали с места на место, стоило отвести от них взгляд.

Из-за одного такого забора на горожанку в третьем поколении выбежал человек в парусиновом костюме.

– Не знаете, как выйти отсюда на Большую Садовую? – вцепилась в его рукав Наташа.

– Ай, не надо туда ходить! – человек скривился как от зубной боли. – Купите у меня лучше колье.

Слово «колье» он произнёс с интонациями принца в изгнании. Гордого принца маленькой державы, вынужденного приторговывать семейными ценностями.

Он достал из кармана вызолоченную пластмассовую лягушку на верёвочке. На лбу у земноводного проступали невидимые миру буквы «Made in China».

Наташа улыбнулась. Ободрённый такой реакцией принц решил поднажать и добавил со значением:

– Берите-берите, по двести отдам. Жаба с золотом. Приносит в дом деньги. Научный факт – доказано Фэншуем!

– А вы хоть знаете, кто такой Фэншуй? – с сомнением спросила Наташа.

– Ученый такой. Вроде Билла Гейтса, – не растерялся продавец.

– Фэншуй – это остров в Тихом океане. Там есть военно-морская база США, засекреченная. Они этих лягушек ловят, вставляют внутрь жучка и подбрасывают нам. Вы, случайно, не американский шпион?

Собеседник мутно посмотрел себе под ноги, спрятал «колье» в карман и побрёл прочь.

Не успел ещё принц в изгнании вернуться в своё изгнание, как у Наташи в кармане заголосил телефон.

«Ой, мамочки!!!» – кричал он на весь двор голосом знаменитой комедийной артистки.

Когда-то Наташе показалось, что поставить такой звонок на номер родителей будет остроумно. Теперь она всё время забывает сменить его, и это позорное «Ой, мамочки!!!» то и дело врывается в её жизнь в самый неподходящий момент.

– Я легла вздремнуть после обеда и видела плохой сон, – без предисловий сообщила мама, – очень плохой. Там было… что-то плохое. И я сразу подумала о тебе. А утром к нам на участок приползла змея. Помнишь горку возле компостной кучи? Вот там она на солнышке и грелась.

– Ядовитая?

– Ужик. Маленький такой, мы ему молока дали. Крэкс полаял на него, но трогать не стал. Ты мне скажи, у тебя всё хорошо?

– Да, всё хорошо.

– Ты только не ври. Нам важно знать, что у тебя всё хорошо.

– Просто замечательно.

– Тогда к чему сны такие снятся, можешь ты мне объяснить? Я Аньке позвонила, у неё всё хорошо. У неё всегда хорошо. Значит, у тебя тоже хорошо?

– Лучше не бывает.

– Ну хорошо. Ты звони, не забывай. Нам надо знать, что у вас всё хорошо. Только ты не скрывай, если что-то будет плохо. Фиалки все уже засохли?

– Я их в офис отвезла.

– Вот и правильно. Ты там почти что живёшь. Значит, всё хорошо?

– Всё прекрасно. Ну ладно, мам, у меня тут дела. Целую. Папе привет.

Ой, мамочки… Наташа прислонилась лбом к забору и почувствовала себя маленькой врушкой, не оправдавшей родительских ожиданий. Им важно, чтобы у них с сестрой всё было хорошо. А у Наташи не всё хорошо. Если так, по мелочи посмотреть – очень многое у неё не хорошо. А по-крупному лучше и не думать. То есть, конечно, не всё так плохо. Нормально, не хуже, чем у других. Но вряд ли хорошо. И уж конечно – не так хорошо, как хотелось бы родителям.

Однако надо как-то выбираться из этих катакомб. Где-то совсем рядом гудит Тверская, стройка грохочет, слышно, как перекликаются на разных языках строители, но нет поблизости никого, кто указал бы дорогу.

Нет, вон чешет какой-то… Пожилой эмо.

Лёгким, прогулочным, немосковским шагом к Наташе приближался высокий мужчина лет сорока. Приличный такой, в костюме. Правда, без галстука. Но костюм дорогой. Ботинки шикарные. Только волосы почему-то до плеч и светло-зелёные. Дизайнер, наверное. Идёт уверенно, по сторонам не оглядывается – значит, знает, где тут выход.

– Простите, вы не подскажете, как на Большую Садовую выйти? – кинулась к нему Наташа. И обратила внимание, что брови у незнакомца тоже светло-зелёные, под цвет волос. Наверное, очень крутой дизайнер.

– Это где? – спросил пожилой эмо. У него был такой вид, как будто он только что свалился с Луны, и всё вокруг для него и внове, и удивительно, и чýдно, и волшебно.

– Если бы я знала, я бы не спрашивала, да? Я думала, вы знаете. Ну, там она где-то, – Наташа неопределённо махнула рукой. – Если все эти стройки срыть нафиг.

– Понятно. Пошли, – легко сказал зеленоволосый и протянул руку.

Наташа вцепилась в неё, как потерявший надежду заяц – в багор деда Мазая. Почему-то она не испытывала никакого смущения или дискомфорта из-за того, что её, как ребёнка, ведёт за ручку незнакомый человек.

Стройка расступилась, образовав проход. Наташа и её провожатый завернули за угол. Тупик? Э, нет. Дома разъехались в стороны, пропуская их. Влажное пятно на стене оказалось аркой. Проход, поворот, снова проход. Если бы Наташа не была так занята своими мыслями о грядущих переговорах, она бы заметила, что здания в самом деле расступаются, шлагбаумы поднимаются, заборы прячутся под землю, появляются арки и проходы там, где их никогда не было.

– Понимаете, концерт в «Б2», в поддержку социальной сети, – захлёбываясь словами, тараторила она, – они сказали, ну и… Так положено. Звезду из Лондона привозит заказчик. Ну и всё такое, значит… На мне – клуб и разогрев. Как бы это… Ощущение, что никому ничего не надо, понимаете? Я бегаю и подталкиваю их! Чтобы праздник и так далее… А они инертны! Им неинтересно!

Они вышли в переулок, запруженный автомобилями, и вдруг неожиданно оказались на шумной и полноводной Большой Садовой.

– А вам интересно? – вдруг спросил проводник.

– Что?

– Концерт.

– Никому это не интересно, – помолчав, призналась Наташа. – Вы же понимаете. Не надо издеваться.

– Я не издеваюсь, – чуть удивлённо ответил зеленоволосый и отпустил её руку. – Зачем же тогда праздник?

– Для отчетности. О, мы уже на месте? Спасибо! Не представляете, как вы меня выручили! Этот таксист меня год мариновал бы по пробкам! А вы…

Не дожидаясь окончания фразы, незнакомец шагнул на проезжую часть. Стал как будто прозрачным, облачком стал, голограммой. Мимо, словно сквозь него, проносились автомобили. Он дошел до середины улицы, остановил ярко-красный Мини Купер, сел на водительское место. Если бы Наташа не погрузилась в мысли о празднике, который был ей совсем не интересен, она бы обратила внимание на то, что в автомобиле больше никого нет. Вместо этого она посмотрела на часы и, убедившись, что прибыла вовремя, поспешила к своей цели, пробормотав вслед чудесному провожатому:

– Да благословит вас святой Фэншуй, добрый господин.

Глава вторая. Синие листья и зелёные волосы

Рабочий день закончился на два часа позже, чем того требовали расписание, начальство и здравый смысл. Наташа решила немного задержаться, привести в порядок не срочные и не важные бумаги – вот, привела. Через пару дней они опять разлетятся по всему кабинету, по чужим столам, полкам и ящикам, так какой же смысл в этом упорядочивании? Мысли собрать в кулак, в кучку, стрелой пустить их в правильном направлении, что-то понять, осознать? Не выйдет – сколько раз уже пыталась.

Если бы кто-то умный, большой, посмотрел на её жизнь сверху, оглядел её разом, вместе с прошлым и будущим, – он смог бы увидеть, где кроется ошибка, маленькая неточность, зацепка, из-за которой всё пошло не так. Царапина, на которой спотыкается патефонная иголка, и всё повторяется и повторяется навязший на зубах мотивчик, одна и та же нелепая, незаконченная фраза, от сотен и сотен повторов утратившая всякий смысл. «Тыр-тыр-тыр», набор ничего не значащих звуков.

Расслышать в этом «тыр-тыр-тыр» главное, расшифровать его и сказать, как жить дальше, способен только тот, большой, кому по силам взглянуть на жизнь человеческую сверху, захватив и прошлое, и будущее. Жаль, что он, большой, шагает семимильными шагами, смеётся раскатами грома, и нет ему дела до надоедливо повторяющегося мотивчика в чьей-то крошечной частной жизни.

А может быть, и того хуже: он, большой, посмотрел на Наташу сверху и списал эту неперспективную, неудачную модель. Пусть уж, так и быть, живёт столько, сколько ей отпущено по гарантии, но как она будет жить, сколько раз повторится в её голове постылый «тыр-тыр-тыр» – неважно. При рождении в неё закралась ошибка, которую уже не исправить, сколько ни припудривай действительность, и никогда не прекратится этот шум, шорох, треск мотора, работающего вхолостую, который не позволяет услышать пение ангелов, звон хрустальных бокалов в высоком морозном небе, журчание чистейшего родника, перебор струн божественной арфы.

Наташа закрыла дверь кабинета, поздоровалась с уборщицей, прошла мимо лифта и спустилась вниз по лестнице – привычные действия, для этого не нужно собирать мысли в кулак и стрелой пускать их в направлении, которому сопутствует успех.

Вышла на улицу, перешла дорогу в неположенном месте, а потом внезапно решила дойти до метро незнакомой дорогой. Когда идёшь с работы непривычным маршрутом, можно вообразить, что это не ты, и не с работы, и не домой, а кто-то другой, более удачливый, вышел из дома и отправился на вечеринку. Или в гости.

Незнакомый путь заставляет очнуться, проснуться. Тут нельзя доверить управление автопилоту и погрузиться в свои мысли, более чем наполовину состоящие из анализа дел минувшего дня. Как хорошо, наверное, быть рабочим: отошел от станка – и тут же забыл о деталях, которые вытачивал весь день.

«Господи, ну хотя бы во сне пожить нормальной жизнью, если наяву не удаётся!» – малодушно подумала Наташа. Вчера ей снились переговоры, что приснится сегодня? Отчёт на пяти страницах, в котором весь смысл – в самом конце, а остальное – просто надувание щёк и набивание себе цены?

Она остановилась – показалось, что кто-то зовёт её. Тёмный безлюдный переулок. Невидимый голос что-то бубнит, может быть, просит о помощи. Наташа подошла к фонарю, огляделась. Голос стал отчётливее, уже можно было разобрать отдельные слова. За фонарём виднелся столб, к которому была прикручена железная коробка с кнопкой и переговорным устройством. В полутьме Наташа с трудом разобрала надпись «Справочная служба».

«Ваш вызов принят. Ждите ответа оператора», – твердила коробка.

Видимо, кто-то из озорства нажал на кнопку и умчался. Наташа ускорила шаг – ещё примут за хулиганку, потом объясняйся. Шла бы уж лучше привычной дорогой, там нет таких сюрпризов. Там вообще ничего нет.

Переулок угодливо вильнул и вывел на Марксистскую улицу. Уже виднелись знакомые очертания церкви за метро «Таганская» и высотки где-то вдали.

Вызов принят. Какой вызов? Какой вызов может бросить Наташа – и кому? Она живёт тихо, никому не мешает – разве только нерадивым работникам, ну так они потом спасибо ей скажут. Но вызов? Нет и нет. И потом, что значит «ждите ответа оператора»? Какой-то вызов, непонятно даже какой, неизвестно кем принят, «они» обдумают его, и оператор назначит место и время дуэли?

Во сне, твердят все сонники, прислушиваться надо, а не приглядываться. То, что ты видишь во сне – обман, морок. А вот то, что слышишь – есть великая истина. Значит, принят её вызов. Какой? О чём она думала до того как услышала автоответчик? О работе? Но работа – это не вызов. Вызов – отказаться от такой работы, уехать в глушь, в деревню, жить натуральным хозяйством. Ага, сейчас. Что же хотел сказать этот голос, какую истину донести?

Хотя, стоп, она же не во сне! Или во сне? Каждый день состоял из сонной дневной суеты и нескольких часов вечерней свободы, когда можно было с уверенностью сказать: это не сон, это и есть жизнь.

Наташа спустилась в метро. Скорее всё-таки во сне. Чем наоборот.

Дома она привычно включила свет во всей квартире, поставила в микроволновую печь стеклянную посудину с остатками вчерашнего обеда. Пока еда разогревалась, протёрла влажной губкой идеально чистый обеденный стол – просто чтобы не стоять без дела. Включила компьютер. Не откладывая, решила сменить настройки на сайте «Такси Вперёд!» Ввела полученные днём пароль и логин, выбрала опцию «Отказаться от всех уведомлений», нажала на кнопку «Я уверена», на галочку «Я точно уверена», на звёздочку «Я абсолютно уверена», ввела свои паспортные данные (зачем это?), снова нажала кнопку «Подтвердить». Айфон нежно булькнул: «Вас приветствует служба поддержки сайта “Такси Вперёд!” Вы выбрали опцию “Отказаться от всех уведомлений”. Если вы ошиблись, или кто-то воспользовался вашим паролем доступа, отправьте СМС на короткий номер 00006. Если вы действительно хотите отказаться от всех уведомлений, не отвечайте на это сообщение, и изменения вступят в силу с завтрашнего утра».

Изменения вступят в силу с завтрашнего утра! Какое счастье.

Звякнула на кухне микроволновка. Поставить тарелку рядом с компьютером и клевать понемногу, бездумно путешествуя от ссылки к ссылке.

«И всё-таки – рабочая почта!» – прозвенел в голове тревожный звоночек, не дающий расслабиться даже по вечерам. Писем никаких не было: они придут завтра утром, все скопом, и на них нужно будет отвечать, поминутно отвлекаясь на звонки и поглядывая на часы – чтобы не опоздать на совещание.

Наташа свернула все окна, поставила пустую тарелку на колени и стала рассматривать фотографию на рабочем столе. Она где-то скачала её, уже и не вспомнить где. На фотографии была изображена улица незнакомого полупрозрачного города. Недавно прошел дождь, камни мостовой блестят, людей не видно. В нижнем правом углу – лужа, в луже отражается освещённая заходящим солнцем стена соседнего дома. Из окон глядит небо. Сама улица неприветливая, но там, за поворотом, за ажурной оградой что-то есть. А небо – и в окнах, и над крышами домов – такое голубое-голубое, как будто и не было никакого дождя…

По набережной, гудя истошно, промчалась «скорая» или, может быть, пожарная машина. Наташа очнулась. Как долго она сидела перед компьютером, глядя в монитор, ни о чём не думая? Это ничего. Это можно. Что бы ни случилось, у неё всегда есть два часа до сна. Её личная территория свободы. Она может делать что захочет – это время священно, она не отдаст его никому. Часто Наташа просто сидит у окна или на балконе, смотрит на деревья – желтые, белые, зелёные, прозрачные. По набережной проносятся автомобили, уже поздно, их мало, каждый автомобиль – событие. Подъезжает автобус с запоздалыми туристами. В темноте, глядя себе под ноги и весело галдя, они спускаются в сквер и застывают перед громадой освещенного Новодевичьего монастыря, щёлкают вспышками фотоаппаратов.

Можно выйти на набережную и прогуляться в одиночестве, или заварить чаю, или включить телевизор. Делать что угодно, лишь бы не спать. Сон – это телепортация с территории вечерней свободы в расчерченное по линейке утро, где каждая минута на счету и нельзя отклониться от графика. Но спать всё-таки надо. Это ведь только на полупрозрачной улице незнакомого города никогда не наступает ночь.

Наташа вымыла посуду, ещё раз проверила почту, выключила компьютер и легла в постель. И, уже засыпая, вспомнила, как чуть не заблудилась сегодня днём среди строек и шлагбаумов.

Обычно ей снилась всякая чепуха, которую под утро было не вспомнить. Она и не верила, что так бывает: уснул, и смотришь кино. Её сны были не фильмом, а набором открыток, к которым примешивались чистые листы бумаги. Под утро в памяти оставались только чистые листы.

Она заснула и, как всегда, увидела открытку – полупрозрачную улицу, которую рассматривала перед сном. Влажные камни мостовой тревожно темнеют под ногами, в окнах отражается голубое небо. Интересно, а есть что-нибудь за краем фотографии?

Наташа уверенно подошла к ажурной ограде. Там в самом деле была калитка – не такая, какой представлялась, но была же! Калитка мягко распахнулась, не дожидаясь прикосновения. Вниз, в прозрачную неизвестность, подёрнутую розоватым туманом, вели отполированные, как стекло, ступени. Они блестели так заманчиво, что Наташа шагнула на них и сама не заметила, как спустилась на узкую улочку – такую узкую, что вьющиеся растения на крышах домов, стоявших по обе стороны, переплетались друг с другом и свисали вниз, до второго этажа. Изображение, запечатленное на рабочем столе, осталось где-то наверху и чуть-чуть слева. Наташа шагнула под вьющиеся зелёные своды, прошла немного вперёд и вскоре оказалась на более широкой улице. Слышались обрывки голосов, тихий смех – должно быть, совсем рядом ходили люди, просто она их не видела. А они не видели её.

Наташа медленно брела по улице и пыталась понять, что, кроме хрупкости и прозрачности – впрочем, казавшихся здесь естественным следствием течения жизни, – так отличается от привычного городского пейзажа? Наконец поняла. Окна. Они не были зеркальными – и при этом в них отражалось небо. В каждом окне – голубое бескрайнее небо. Наташа подняла голову. Там, наверху, лениво ползли облака. Она опустила взгляд и посмотрела в ближайшее полуподвальное окошко. Отражавшаяся в нём синева была ясной и безоблачной. Чистое небо в упор глядело на неё снизу вверх.

Наташа отвела взгляд и свернула за угол. Мелькнуло что-то очень знакомое, московское, потом дорожка вывела её к четырёхэтажному пассажу. Резные, словно хрустальные, колонны и стены, сложенные из похожих на ледяные глыбы необработанных булыжников, поднимались до второго этажа, полностью прозрачного: видны были витрины магазинов, столики кафе и ресторанов, узкие мостики, перекинутые над первым этажом, огненные шары-светильники, будто висящие в воздухе. К третьему этажу здание уплотнялось: оно уже не выглядело ледяным или прозрачным, скорее мраморным, светло-серым. Четвёртый этаж почти сливался с третьим, только казался чуть сплюснутым по сравнению с остальными. Завершал образ высокий стеклянный купол, венчавший Пассаж.

Наташа вспомнила, как однажды устроила своим игрушкам прогулку по хрустальному лесу серванта. Две самодельных тряпичных куклы, кот, заяц и ковбой бродили среди высоких резных фужеров, забирались в глубокие салатницы, отдыхали в зарослях бокалов. Пока не пришла мама и не выпроводила всю компанию в детскую.

В недра пассажа-серванта вела высокая арка, никаких дверей, охранников или засовов не было в помине, и Наташа смело вошла под прозрачные своды.

Внутри было светло, торжественно и тихо, как перед званым приёмом. Тонко звенели хрустальные подвески, которыми был украшен зеркальный шар у входа. Наташа взглянула в этот шар, ожидая увидеть в нём что угодно, но увидела своё отражение. На ней было изумительное платье, совсем как у главной героини лирической комедии «Секс по домофону». Такое платье стоило уйму денег и было рассчитано на изящную невысокую девушку, но Наташа выглядела в нём великолепно.

Она расправила плечи и углубилась в галерею. Внутренние стены были прозрачными, и сквозь них можно было видеть всё, что происходит в небольших помещениях по обе стороны. Вот лавка, а вот мастерская, и ещё одна, и снова лавка – но где же люди? Их нет, и только тени скользят по стенам, и слышны кое-где голоса, невнятные шорохи, звон посуды, шелест обёрточной бумаги. Праздник где-то совсем рядом, надо только суметь его разглядеть.

По узкой извилистой лестнице, похожей на горную тропу, Наташа поднялась на второй этаж. Снова тени вместо людей и неразборчивое журчание голосов. А это, видимо, кафе. На резных столиках стоят прозрачные чашки с густым зелёным напитком. В хрустальном шкафу, украшенном литыми стеклянными цепочками, как ювелирные украшения, покоятся разноцветные сладости. За столиком, скрытым в тени этой витрины, ссутулившись, сидит человек и задумчиво перебирает пальцами левой руки мелкие камешки в стоящей перед ним вазе. На человеке удивительный костюм, скреплённый сотней металлических крючков и петелек. Если неожиданно подкрасться и расстегнуть их все, костюм превратится в горсть лоскутов, то-то будет веселье!

Словно почувствовав пристальный взгляд, обладатель диковинного костюма поднял глаза и посмотрел на Наташу, а через мгновение она уже сидела рядом и перебирала пальцами левой руки мелкие камешки в вазе. Камешки напоминали фасоль, были гладкие и тёплые на ощупь.

– А ведь вы мне снились, – немного помолчав, сказал Наташе сосед по столу. – Я вспомнил, вы снились мне этой ночью. Но раньше я никогда вас не видел.

Он говорил медленно, а перед тем как произнести важное слово, на мгновение как будто задумывался.

Наташа не спешила. Собеседник провёл рукой по светло-зеленым волосам, заправляя их за ухо. Мгновенная вспышка узнавания: стройка, двор, тупик и чудесный проводник, который вывел её на Большую Садовую.

– Я вас тоже вспомнила! – выпалила она. – Вы ещё спросили, интересно ли мне устраивать праздник. А у вас тут что, каждый день праздник, да?

Страницы книги >> 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 | Следующая

Правообладателям!

Представленный фрагмент произведения размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО "ЛитРес" (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?


  • 0 Оценок: 0
Популярные книги за неделю

Рекомендации