145 000 произведений, 34 000 авторов Отзывы на книги Бестселлеры недели


» » » онлайн чтение - страница 1

Текст книги "Гремящий мост"

Правообладателям!

Это произведение, предположительно, находится в статусе 'public domain'. Если это не так и размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

  • Текст добавлен: 10 ноября 2013, 01:02


Автор книги: Владимир Уткин


Жанр: Исторические приключения, Приключения


сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 1 (всего у книги 15 страниц)

Владимир Сергеевич Уткин

Гремящий мост



ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

Глава 1

БОЛЬШАЯ ЖЕРТВА

Пленник, привязанный кожаными ремнями к жертвенному столбу, молчал. Горькое безразличие застыло на его круглом, скуластом лице… Мерно вздымалась широкая грудь, раскрашенная синей жертвенной краской, алое пятно, нарисованное над сердцем, казалось угольком из костра, горевшего у столба.

Люди вокруг тоже молчали. Огонь костра высвечивал медью лица старейшин. Неподвижно застывшие фигуры в меховых накидках казались каменными, как будто они сошли с гор, окружающих стойбище. И только перья на головах старейшин чуть-чуть колебались под теплыми потоками воздуха, струившимися от огня. Женщины и дети разместились за освещенным кругом, прятались в синих сумерках, в которых едва виднелись шесты с рыбой, собранные впрок кучи кедрача и хвороста…

У жертвенного столба появился шаман, и смутный ропот прокатился по толпе. Никто не видел, откуда шаман пришел, и казалось, что он вышел из пламени и застыл, отделившись от колеблющихся языков огня. Плащ из красных перьев, красная птичья маска, закрывавшая его лицо, делали шамана существом волшебным, неземным. Низкорослый, с длинными тонкими руками, он казался теперь высоким, стройным, величественным…

Скользящим шагом шаман пошел вокруг столба и слегка тронул бубен. Низкий, рокочущий звук прокатился над поляной, и сразу же тихий вечерний воздух содрогнулся от могучих мужских голосов.

Это была дикая исступленная песня. Грохот каменных обвалов, вой зимней бури, рокот штормового прибоя слышались в ней. Это была песня Большой жертвы, жертвы человеком.

Песня смолкла резко, неожиданно. Шаман, все чаще и чаще ударяя в бубен, вихрем завертелся вокруг столба. Развевался красный плащ, колебались красные перья, украшавшие маску, и казалось, что около пленника танцует Красная Птица, мать племени, спустившаяся из царства Заходящего Солнца.

…Два месяца плясали горы, стряхивая со склонов камни, наполняя черной пылью воздух. Видно, Каменный Хозяин собрал гостей на праздник, и они распевали каменные песни и с грохотом топали ногами. А воду Хозяин не пригласил, она обиделась и бросилась на сушу. Водяные горы, увенчанные шапками желтой пены, разбивали вигвамы, уволакивая с собой людей и плоты. Вода пыталась затопить сушу, залить огненных слуг Каменного Хозяина.

Когда Хозяин разгуляется, лучше не выходить на охоту. Да и в море выходить не следует, когда он ссорится с водой.

Два месяца плясали горы, два месяца вода набрасывалась на сушу. Племя Красной Птицы начало голодать. Чтобы умилостивить хозяев, нужна была жертва, Большая жертва. Нужен был человек.

Охотники подстерегли одного из Береговых людей, и вот теперь он стоит, привязанный к столбу…

Шаман исчез, будто растаял, а к костру вышли пятеро лучших стрелков племени. Они натянули луки. Свистнули стрелы, и…

Теперь, как только луна посеребрит воду, старейшины отнесут тело на огненную гору, в которой кипит озеро, и бросят его в дар Каменному Хозяину. Пусть будет он милостив к людям Красной Птицы.

Племя плясало. Вокруг столба притопывали старейшины, взявшись за руки, а дальше, в темноте, скакали, толкались, кружились женщины, мужчины, дети. Кто как хотел, кто как умел. Это был священный танец, танец Каменного Хозяина, такой же бестолковый и беспорядочный, как пляска гор.

Волк и Калан, с трудом протолкавшись сквозь толпу, выбрались из круга танцующих и отходили все дальше и дальше, пока вопли соплеменников не смолкли в ночной тишине. Волк брезгливо оглядывался на стойбище: он не любил толпы, а Калан о чем-то напряженно думал, морща лоб.



– Жалко его, – сказал он наконец.

– Этого человека? – удивился Волк. – Так ведь он из чужого племени! Какое дело Калану до Береговых?

– Береговые – неплохие люди, – задумчиво молвил Калан. – Вот слушай. Как-то Калан пошел проведать своих братьев на лежбище. И встретил троих Береговых. Они увидели, что у Калана нет оружия, и не тронули Калана. Береговые не любят, когда охотятся на их землях, но не делают зла тем, кто пришел без оружия. Потом Калан бывал в стойбище Береговых. Они хорошие. Красные Птицы могли бы подружиться с ними.

– Они из морских племен, а мы из охотничьих, – возразил другу Волк. – Какая может быть дружба между рыбой и оленем?

– Но рыба и олень не мешают жить друг другу. Зачем же людям враждовать? – настаивал Калан.

– Все равно они чужие! – Волк упрямо тряхнул густой гривой волос. – Нельзя дружить с чужими.

– Но ты же дружишь с чужим племенем.

– С каким это? – удивился Волк.

– А с волками. Юноша задумался.

Ему было пять лет, когда отец вместе с лучшим охотником племени Серым Медведем принесли в стойбище пятерых волчат. Сначала волчата, сбившись в мохнатый клубок, дрожали в темном углу, но потом освоились. К вечеру они уже с удовольствием ели сырое мясо и возились с мальчиком. Через три дня охотники отнесли волчат в родное логово, а вместе с ними и мальчика. Они оставили малышей на земляном полу пещеры, положили рядом ягоды и грибы и ушли.

Красные Птицы не охотились на волков, наверное, потому, что их помощники – собаки – почти не отличались от своих диких сородичей. А своих детей им подкладывали очень редко. Неизвестно было, как поведет себя та или иная волчья семья. Только очень хороший охотник мог предугадать это. Да и не каждый малыш годился в подкидыши.

Волки приняли в семью человеческого детеныша, облизали его и накормили. Через несколько дней отец забрал сына, а потом снова отнес к волкам. И так много раз.

Каждое лето, как только волки возвращались с юга в Волчью долину, Серый Медведь или отец отводили малыша к приемным родителям и оставляли там на несколько дней. Волк подрос и стал хорошо понимать голоса и позы своих названных родичей. Там, где люди слышали только вой и рычание, Волк различал сообщения и сигналы. В походке и жестах молодого охотника появилось что-то волчье. Волки никогда не убегали от него и даже позволяли играть со своими детенышами. Волк стал сыном двух племен. Нет, Калан неправ. Волки – не чужое племя. Это его племя. Он не дружит с ними, он просто один из них.

– Жертва нужна была племени, – вслух сказал Волк. – Калан, как и Волк, из племени Красной Птицы. А Береговые – это чужое племя. Каменному Хозяину нужно было отдать человека чужого племени.

– А если Береговые захотят отомстить? А если эта жертва обидит Хозяйку Большой воды? – не сдавался Калан. – Ведь Хозяйка любит Береговых людей.

– Птицы захватили его на своей земле, – пожал плечами Волк. – И потом принести жертву велел шаман. А шаман мудрый. Если Хозяйка захочет наказать его, он уйдет в страну Огня. Туда-то ей никогда не добраться.



Теперь задумался Калан. Туда Хозяйке воды действительно не добраться. Страна Огня. Гремящие горы. Огромным каменным мостом протянулись они в море, уходят за небосклон. Что там, на краю неба и земли?

Опасен путь через страну Огня. Горы спят, похрапывая, как усталые путники, но когда они пробуждаются – плохо людям, плохо животным. Три лета тому назад Старик выплюнул каменную тучу, безмолвную и страшную. Среди солнечного дня вдруг наступила темная ночь, и черный пепел покрыл лес, вигвамы, лица людей, их одежду, оружие.

А прошлым летом Беркут залил огненным дождем Желтую долину, и дождь этот сжег охотников, которые преследовали там баранов.

Вечно враждует с морем Медведь. Заливает море огненными реками, хочет осушить его. Клубы пара поднимаются тогда над разыгравшейся битвой. Воет, кричит Медведь, бурлит и кипит море. Рыба, сварившаяся в этом грохочущем котле, плывет по воде, и, когда битва затихает, Береговые люди подбирают ее.

Говорят, есть в стране Огня гора. Прозрачные ручьи стекают по ее склонам. Но нельзя пить их воду. Это мертвая вода: каждый, кто сделает хоть глоток, падает замертво. Даже рыбы умирают вблизи того места, где эти ручьи впадают в море. И есть этих рыб тоже нельзя: они ядовиты.

Раскаленными каменными глыбами швыряется Ворчун. Глыбы падают неподалеку от его подножия, а когда Ворчун рассердится, долетают даже до стойбища людей Красной Птицы, хотя оно и далеко от Ворчуна.

Страшно, жутко в стране Огня. Только шаман знает, когда огненные слуги Каменного Хозяина спят, когда опасность не так велика и можно добраться до его богатств. А их у Хозяина много: черный лед, из которого делают острые наконечники и ножи, краски, горючий камень…

Каменные цветы растут в его садах: синие, лиловые и прозрачные, как роса. А еще, говорят, есть в Огненной стране озеро. Так прозрачны воды этого озера, что каждый камешек на его дне виден, а ночью оно светится. Мерцающее сияние волнами катится по его воде, затухает и снова разгорается. Каждый, кто искупается в его водах, забывает о болезнях, становится молодым и сильным.

– В стране Огня много богатств, – вздохнул Калан, – но огненные слуги хорошо охраняют их.

– Шаман, наверное, знает путь через страну Огня, – кивнул Волк. – Но ходит тоже недалеко, а что там, за нею, – и он не знает. Может, там еще больше богатств? Волк спрашивал – никто не знает.

Потянуло холодом от снежных сугробов, еще лежавших в глубоких оврагах. Калан застегнул костяные застежки меховой накидки.

– Пойдем, – потянул он Волка. Молодые охотники двинулись к стойбищу.

Глава 2

У СЕРОГО МЕДВЕДЯ

Серое небо перечеркнули черные жерди вигвамов. Верхушки жердей, связанных ремнями, были украшены или разноцветными пучками перьев, или расцвеченными шкурками, или просто зелеными ветками. Разрисованы были и шкуры, покрывающие жерди: зигзагами, кругами, звериными мордами. Но сейчас, ночью, все вигвамы казались одинаково серыми. Калан пошел спать, а Волк направился к тускло освещенному вигваму, который стоял на краю стойбища. Там жил Серый Медведь.

Неуютно было в вигваме Серого Медведя. Пол, покрытый ветками кедрача, несколько облезлых шкур, почерневшие от копоти камни очага и груда заготовок для оружия: кремни, черный лед, клыки хищников, оленьи рога, каменные молотки, плоская каменная наковальня.

Серый Медведь как раз делал наконечник для стрелы. Он подогревал на огне пластинку, а потом окунал кедровую хвоинку в холодную воду и капал на пластинку. От черного льда откалывались небольшие чешуйки, и постепенно пластинка превращалась в гладкий острый наконечник. Правда, обивая пластинку каменным молотком, он сделал бы наконечник намного быстрее, но тогда наконечник был бы шероховатым и не таким острым, как от огня и воды.

Каждый охотник племени мог изготовить нож, наконечник, скребок, но обычно все оружие, резцы и даже иголки делали мастера. А племя кормило их и одевало.

Серый Медведь осмотрел готовый наконечник. Теперь наконечник напоминал вытянутый лист с черенком и очень острыми краями. Мастер снял с очага вогнутую каменную плиту, в которой кипели копыта оленя, кусочки смолы и рыбьи кости. Вода в плите почти выкипела, и на дне ее загустел желтоватый студень клея. Серый медведь достал из-под шкуры гладко выструганное древко стрелы, расщепил его, смазал клеем и вставил в расщеп черенок наконечника. Туго обмотал конец стрелы оленьими жилами, а к другому концу приклеил несколько перьев. Осмотрел стрелу, довольно хмыкнул и отложил к уже готовым.

– Ну, как охота? – спросил он у Волка.

– Калан стреляет лучше меня, – ответил тот, – но мое копье летит дальше и точнее, чем копье Калана.

– Каждый день стреляй в цель и… – Неожиданно Серый Медведь выхватил из-за спины короткую дубинку и молниеносно опустил ее на голову Волка. Но дубинка угодила в шкуры, так как Волк уже стоял в двух шагах в стороне и улыбался.



– Хорошо! – кивнул Серый Медведь. – Вот тебе за это! – Он протянул Волку пучок стрел с наконечниками из черного льда. На каждой стреле была вырезана черточка с четырьмя зарубками – знак Волка.

– А шаман? – Волк нерешительно протянул руку к стрелам. Шаман приносил из страны Огня черный лед и отдавал его мастерам. И все оружие, которое изготовляли они, между охотниками он распределял сам.

У него были свои любимчики, которым доставалось хорошее оружие, были и противники, чем-то ему неугодные. Таким доставалось оружие похуже. Но молодым охотникам шаман никогда не давал копий и стрел с наконечниками из черного льда, и они вынуждены были делать наконечники сами, разбивая куски кремня и гальку. Конечно, таким оружием трудно было убить большого зверя, и на охоте молодые охотники держались позади, им приходилось быть загонщиками и носильщиками.

– Что шаман, – проворчал Серый Медведь. – После того как Медведь сказал ему, что дети голодают, а мясо гниет в вигваме шамана, он стал давать Медведю такой черный лед, из которого не сделать даже хорошего резца. Медведь сам ходил в страну Огня и принес черного льда. Хватит надолго. И он любовно похлопал ладонью по туго набитому кожаному мешку.

– И что там, в стране Огня? – Глаза Волка вспыхнули.

– Горы, как и здесь, – пожал плечами Серый Медведь, – только дымятся и ворчат.

– Но шаман говорит, что они убивают каждого, кто осмелится подойти к ним.

– Не убили, как видишь, – ухмыльнулся Серый Медведь и добавил серьезно: – каменный Хозяин воюет с хозяйкой Большой воды. Она живет в вигваме изо льда на дне моря. Два медведя охраняют вход в вигвам, зубастые касатки и акулы ходят дозором вокруг него. Давным-давно каменный хозяин посватался к Хозяйке Большой воды. Но не захотела Хозяйка сменить лазурные просторы на каменный плен и отказала ему. С тех пор и воюют они. Им нет дела до людей.



– Но огненные слуги сожгли целый отряд Красных Птиц, – возразил Волк.

– Они попали в чужую драку, как на охоте попадает неосторожный охотник под стрелы своих.

– А что там, за страной Огня? – допытывался Волк.

– Так далеко Медведь не ходил… Но откуда приносит Большая вода стволы высоких деревьев, из которых делают плоты? Здесь такие деревья не растут. Медведь думает, что там, – он махнул рукою в сторону восходящего солнца, – густые леса, широкие реки и очень много дичи.

– Так почему же Красные Птицы не ходят туда?

– Никто не знает дороги через страну Огня, кроме шамана, – вздохнул Серый Медведь, – а может, не знает и сам шаман.

– Волк узнает, – выпрямился молодой охотник.

Серый Медведь покачал головой. Потом, подумав, посоветовал:

– Пусть Волк расспросит детей. Шаман сменил уже пятерых: никак не подберет себе помощника. Может быть, кто-то что-то видел. Но… – Серый Медведь снова покачал головой, – опасно ходить в страну Огня. Да и для чего это Волку?

– Для чего? – Глаза Волка повлажнели. – Уже давно, – тихо сказал он, – Волк завидует своим братьям волкам. Они ходят, куда хотят, и нет границ их охотничьим угодьям.

– Волк так думает? – насмешливо хмыкнул Медведь. – А разве семья волков не изгоняет чужаков со своего участка?

– Пока не вырастит детенышей, – кивнул головой Волк. – А потом… – Голос его зазвенел. – Настает время, и волки уходят со своих угодий, как перелетные птицы снимаются со своих гнездовий. Они бегут далеко-далеко и видят новые страны. А Красные Птицы… Птицы здесь, как в загоне. Со всех сторон границы чужих племен, всюду запреты. Живут как в душном вигваме. И разве племени не нужны новые охотничьи земли? Сколько раз было: не приходят олени – и племя голодает. А переселиться некуда.

– Что ж, – подумав, сказал Медведь. – Ищи. Вы, молодые, всегда чего-нибудь ищете. Медведь и сам был такой. Ищи, если тебя ведет забота о племени. Так расспроси детей! – повторил он и потянулся за новой заготовкой. А Волк пошел к детскому вигваму.

Это был самый плохой вигвам стойбища. Облезлые, дырявые шкуры, кривые шесты, никаких украшений, а на полу вместо шкур охапки сухих водорослей и ветки кедрача. Да и одежда детей, сшитая из старых вытертых шкур, могла бы вызвать жалость у каждого, кто не был знаком с обычаями племени.

В двенадцать лет мальчиков отбирали у матерей и отдавали на воспитание наставнику, старому опытному охотнику. И сразу же для них начинались тяжелые дни.

До двенадцати лет им доставались лучшие куски мяса, ягоды, рыба. Их ласкали нежные руки матерей, о них заботились старики и старухи. Теперь они питались жилистыми кусками, обсасывали рыбьи головы. Если раньше их грели зимой теплые меховые одежды, теперь они дрожали от холода, кутаясь в старые облысевшие шкуры. Редко они ночевали в вигваме, проводя по нескольку дней в походах, где спать приходилось просто на земле. Поднимали их рано утром, когда особенно хочется спать, и целый день они не знали покоя. Стреляли в цель, метали копье, бегали, прыгали, плавали, часто в ледяной воде. Время от времени наставник заставлял их состязаться друг с другом. Победитель становился вождем вигвама до следующих состязаний. Когда наставника не было, он командовал своими товарищами и водил их на охоту.

Мальчики учились изготавливать оружие, одежду, разделывать туши убитых животных, вычиняли шкуры. Только вечером у общего костра могли они отдохнуть, слушая рассказы и поучения наставника или других старых охотников.

Здесь они узнавали о подвигах лучших охотников племени, о жизни богов, об охотничьих хитростях. Здесь они знакомились с жизнью и обычаями чужих племен, узнавали, как пройти в далекие земли.

А вот жизнь помощника шамана была намного легче. Он вволю ел, тепло одевался, а когда шаман уходил, мог спать, сколько хотел. И все же никто из мальчиков не хотел быть помощником шамана. Да и неудивительно. С ранних лет они видели, что наибольшим почетом пользовались лучшие охотники племени. На пиру они сидели рядом с вождем, на охоте первыми бросали копья в дичь, на совете их слово было таким же важным, как слово вождя и старейшин.

Конечно, слово шамана было тоже очень важным, а иногда даже и решающим, но шамана больше боялись, чем уважали, а кто же из мальчиков хочет, чтобы его боялись, кто не мечтает об охотничьих и военных подвигах? Да и с друзьями разлучаться не хотелось.

Волку повезло: вигвам охранял Тупик, бывший помощник шамана. Он дремал у входа, склонившись на копье, пофыркивая вечно красным носом, за что и получил свое имя. Не удержавшись от соблазна, волк тихо скользнул за спину Тупика и резким движением выхватил у него копье. Но в следующее мгновение вынужден был отбить удар ножа, направленный прямо в его горло.

– Тс-с-с, – прошептал молодой охотник, – это Волк.

– Вижу, – обиженно проворчал Тупик, отбирая копье.

– Нужна помощь.

Тупик горделиво выпрямился. Редко молодые охотники обращались за помощью к детям, поэтому Тупик мгновенно забыл об обиде.

– Собери всех, кто был в помощниках у шамана, и вечером приведи за вигвам Серого Медведя. Волк будет ждать.



Когда старший приказывал, расспрашивать не полагалось, поэтому Тупик, наклонив голову, сказал только одно слово: «Хорошо». И тут же изумленно раскрыл глаза. Волк исчез. Он не ушел, не отпрыгнул. Он просто растворился в темноте.

Не многие в племени владели умением исчезать, и Тупик видел это в первый раз…

Ребята сидели рядышком на одном бревне, на котором Медведь обычно разделывал мясо, и тихо говорили о чем-то, но сразу замолкли, как только увидели Волка.

– Пусть каждый вспомнит, что он видел у шамана, когда был в помощниках, – сказал Волк.

– А еще, – начал Заяц, будто бы продолжая рассказ, – у шамана в вигваме за шкурами есть священный вигвам. Нас туда не пускали.

Все остальные согласно закивали головами.

– Заяц один раз попробовал войти, – добавил он, подумав, – но шкуры связаны ремнями. А пока Заяц их развязывал, вернулся шаман и выгнал Зайца. С тех пор Заяц перестал быть помощником шамана.

– Шаман часто ходит в Горячую долину, – сообщил Лесной Кот. – Только в верхний конец, – добавил он. – Но что шаман там делает, Кот не знает. Шаман не брал Кота с собой. Говорил – Кот еще маленький.

– А еще перед священным танцем шаман ест красный гриб, – перебил его Заяц. – И когда водит охотников в священную хижину, чтобы они поговорили с предками, сжигает белый порошок, и от него идет серый дым. Заяц один раз подышал этим дымом. Кружится голова, и видится всякое…

– От серого дыма люди засыпают, – вспомнил Лесной Кот. – Как-то шаман не успел закрыть лицо шкурой и сам заснул. Кот хотел посмотреть, что там, в вигваме, за шкурами, но заснул тоже.

– Шаман водит стариков к Светящемуся озеру, – сказал молчавший до сих пор Тупик. – Они купаются там. Тупик раз пошел за ними, но шаман заметил его и сильно побил. Тупик долго болел. Думал, умрет.

– Можешь показать, где это озеро? – оживился Волк. Тупик взял в руки ветку и нарисовал на земле кружок.

– Стойбище, – сказал он и провел черту. – Надо идти к Теплой долине, – он провел извилистую линию, – пересечь ее вот здесь и войти в Каменную долину. – Он провел вторую ломаную линию и в самом верху нарисовал два столбика. – Две скалы близко друг от друга. Между ними проход. Он зарос кустами, и его не видно. За проходом озеро.

Волк кивнул, запоминая рисунок.

Белый Медведь как-то рассказывал, что давным-давно храбрый охотник гнался за горным бараном. Он убил барана на высокой вершине и посмотрел вниз. Небольшими кучами хвороста показались ему вигвамы, между которыми ползали мухи-люди. Реки превратились в маленькие ручейки, озера – в лужицы, а лес стал травой.

А еще охотник ясно видел все охотничьи дороги от их начала и до конца. С тех пор, говорил Белый Медведь, и научились люди чертить на шкуре, бересте или просто на земле путь. И рисунки эти помогали понять и запомнить дорогу лучше слов.

– Шаман злой, – снова заговорил Заяц. – Заяц вырастил щенка, и щенок очень любил Зайца. А шаман, когда выгонял Зайца, убил щенка. Может, Заяц и виноват, но щенок ведь не виноват…

– И жадный, – добавил Тупик. – Забирает себе много мяса и шкур, а никогда никому не дает этого мяса. А когда оно загнивает, выбрасывает.

Мальчики замолчали, удрученные неприятными воспоминаниями.

– Молодцы, – похвалил их Волк. – Если узнаете что-нибудь еще о шамане, расскажите.

Ребята ушли, распрямив плечи, гордясь полученным заданием. Остался только Тупик.

– Не мог бы Волк научить Тупика… исчезать, – смущенно попросил он, когда мальчики отошли подальше.

Волк улыбнулся.

– Отчего же, – сказал он. – Это легко. Сначала учись бить копьем из любого положения, не замахиваясь, быстро, еще быстрее, как можно быстрее. Каждый день. Отпрыгивай, бегай, бей рукой и ногой как можно быстрее. Потом подбрасывай шкуру и попадай в нее копьем. Когда перестанешь промахиваться, начинай подбрасывать камень. Когда научишься попадать копьем в летящий камень, возьмешь камень поменьше и научишься попадать в него копьем, рукой, ногой. Потом в совсем маленький камень. И продолжай отпрыгивать, бегать… Твои шаги станут быстрыми, как у рыси, и легкими, как у волка. Вот тогда и научишься исчезать. Смотри. – Он шагнул влево. – Твои глаза идут за мной. А теперь?

И он быстро прыгнул вправо. Тупик с изумлением увидел пустое место.

– Волк уже за вигвамом, – смеялся Волк. – Пока Тупик поворачивал голову, переводил глаза, Волк успел бы спрятаться за любой куст, распластаться в траве. Запомни. Главное – быстро. Иди и учись.

Тупик ушел, а Волк уселся на бревно и начал думать. Воспитанный в страхе перед духами и их слугой шаманом, он не мог понять, почему мальчики не боялись шамана, подсматривали за ним и даже осуждали. «Наверное, прежний шаман был сильнее, – наконец решил Волк. – Да и Волк в детстве почему-то не так уж сильно боялся духов», – вспомнил он. Волк не понимал, что в детстве сказочные существа не могут вызывать постоянный страх. О них вспоминали только тогда, когда о них говорили. Постоянный страх приходил с годами и порождал веру. А вера сковывала свободу мыслей, поступков, сдерживала желание все узнать, увидеть своими глазами, даже самое страшное, загадочное. Желание, которым дети и отличались от взрослых.

Именно вера в духов помогала шаману держать в страхе опытных охотников, запугивать женщин. Вера не позволяла людям задавать вопросы. А если кто-нибудь и осмеливался спрашивать, шаман всегда мог ответить: «Так хотят духи». Но дети еще не научились бояться духов. Поэтому-то они и следили за шаманом, пытались разобраться, как он общается с духами, самим их увидеть, узнать…

Страницы книги >> 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 | Следующая

Правообладателям!

Это произведение, предположительно, находится в статусе 'public domain'. Если это не так и размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.


Популярные книги за неделю

Рекомендации