154 800 произведений, 42 000 авторов Отзывы на книги Бестселлеры недели


» » » онлайн чтение - страница 1

Текст книги "На краю вечности"

Правообладателям!

Представленный фрагмент произведения размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО "ЛитРес" (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?

  • Текст добавлен: 18 мая 2018, 17:00


Автор книги: Адриана Купер


Жанр: Городское фэнтези, Фэнтези


Возрастные ограничения: +16

сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 1 (всего у книги 5 страниц)

Адриана Купер
На краю вечности

Глава 1

Лондон

Утро вампира начинается не раньше семи часов вечера. Это самое оптимальное время для начала активной деятельности. Если проспать дольше и встать, например, в десять, то можно всю ночь ощущать себя не в своей тарелке. А это не особо приятно. Тем более, когда у тебя впереди деловая встреча.

Спускаюсь в гостиную. Мой сын уже там и увлеченно читает новости в интернете. Задерживаю взгляд на названии сайта. О, сегодня его интересует астрофизика. Еще вчера Арсен с жаром, присущим молодым вампирам, изучал вокал.

Переменчивость и непостоянство – его основные черты характера. А еще резкость и вспыльчивость. Возможно, поэтому у него так мало друзей. Мне же, как его создателю, ничего не остается, как только мириться с его недостатками. Что я и делаю последние триста лет.

– Принесли пять минут назад, – протягивая мне конверт, говорит Арсен.

Убирает со лба белокурую прядь и с любопытством смотрит на меня. В прошлом аристократ, даже со временем он не растерял своих изысканных манер. В двадцать первом веке некоторые из них выглядят вычурно, но его это не смущает. – Не знал, что у тебя есть дела в России.

С этой страной меня сейчас ничего не связывает, оттого письмо вызывает любопытство. Беру его в руки, пробегаю глазами по имени адресата. Елена Савро. В последний раз мы с ней общались более сорока лет назад. Тогда, по настоянию ее тетки, я отказался от девушки и вернулся в Лондон. Что ее заставило вспомнить обо мне? Как она сумела найти меня?

Послание жжет мне руки. Хочется тут же прочесть его и узнать в чем дело. Но я не хочу делать этого при Арсене. С равнодушным видом бросаю конверт на журнальный столик.

– Пару раз был там, – говорю я и снова смотрю на часы. Мне не хочется опаздывать на встречу с Донной, но и приходить на нее голодным считаю неправильным. В моей вампирской жизни встречи с людьми сведены к минимуму, но иногда без них не обойтись.

– Дэшэн! – проследив за мной, кричит Арсен. И через секунду в гостиную вбегает китаец в холщовых штанах и голубой рубашке. Голова повязана чем-то наподобие банданы. Из-под нее в районе висков выбивается пара прядей черных волос. На вид ему чуть больше сорока, невысокого роста, в меру упитанный. Короткие пальцы перепачканы в земле. Похоже, он опять пересаживал цветы. У него к ним особая любовь. Именно поэтому в нашем доме есть все разновидности фиалок и орхидей. Странное увлечение для мужчины, но Дэшэна в принципе нельзя назвать обычным. Мы познакомились с ним сто лет назад, когда плыли на «Лузитании». Той самой, что затонула потом возле берегов Ирландии. С тех пор он работает у нас, заменяя садовника, домработницу и няньку. Да-да, двум вампирам очень важно, чтобы за ними кто-то присматривал.

– Что желаете, господин? – торопливо спрашивает Арсена китаец, вытирая грязные руки о штаны.

– Пригласи завтрак, – царственным тоном отдает приказание мой сын. Едва сдерживаюсь от смеха, до того забавно это выглядит. Дэшэн кланяется и убегает.

Под завтраком Арсен подразумевает сестер-двойняшек Фелькнер. Мы встретились с ними три года назад в Нью-Йорке. Так получилось, что они узнали, кто мы. Обстоятельства, при которых это произошло, выдали нас с головой. Выхода было два – убить их или же стереть память и отпустить. Одна из девушек – Дина – предложила себя и свою сестру в качестве постоянных доноров.

Я не успел ничего ответить, как мой сын пришел в восторг от этой мысли. Не нужно охотиться или ходить на станцию переливания крови. Самое необходимое всегда рядом. Особенно это удобно в путешествиях, когда ты оказываешься на чужой территории. Вампиры очень не любят чужаков. Через неделю девушки переехали с нами в Лондон.

Первой в гостиную спускается Лина. Она – мой донор.

– Здравствуй, Зотикус, – голос у нее мелодичный, убаюкивающий. Ей чуть больше двадцати, она темноволосая, смуглая. Первое время не оставляла попыток сблизиться со мной и не будь я таким замороченным на отношениях со смертными женщинами, то непременно бы поддался. Очень уж хороша.

Она садится рядом со мной на диван. Кладет мне на колени салфетку, протягивает руку. Выпускаю клыки и ее пульс учащается. Подношу запястье Лины к губам и аккуратно прокусываю. С ней мне все время приходится себя контролировать. Держать свои инстинкты хищника под контролем, чтобы не убить ее случайно. Или не сделать калекой. А быть хорошим утомляет.

Девушка шумно вздыхает, морщится от боли. Аппетит у меня пропадет. Делаю пару глотков даже не ощущая вкуса. Протыкаю клыком себе палец и своей кровью замазываю следы от укуса. Минут через десять заживут полностью.

– Прости, что задержалась, – виноватым тоном произносит Дина, быстро сбегая по лестнице.

Она – полная противоположность Лины. Светлокожая, платиновая блондинка с серыми глазами. Худощавая, подтянутая. Она много времени проводит в спортзале, бегает по утрам. Ведет скромный образ жизни. Редко выходит из дома, предпочитая общество книг, чем себе подобных. В беседах ограничивается фразами вежливости и лишнего слова из нее не вытянуть. Странная особа. Но есть в ней что-то, что вызывает во мне симпатию.

– А ведь знаешь, что я этого не люблю, – с вызовом выговаривает ей Арсен.

Он смотрит на нее со злостью, желая показать, кто здесь главный. Небрежно берет ее за руку и старается сделать все больнее, чем возможно. Дина с невозмутимым видом смотрит в одну точку. Словно она не чувствует боли, не испытывает никаких эмоций. Лина, все понимая, с тревогой наблюдет за ней. Потом бросает взгляд на меня. Что я могу сделать? Наказать его за грубое обращение? Девушка не протестует, значит, поводов для вмешательства нет.

Выполнив свои обязанности, сестры уходят. У Арсена звонит мобильник. Он отвечает и меняется в лице. Появляется хмурость и озабоченность, а еще – страх. И это настораживает меня.

– Что-то случилось? – спрашиваю я.

– Нет, ничего, – поднимаясь, говорит он. Задумчиво проводит рукой по волосам. – Встречаюсь с Якубом.

Я слишком хорошо знаю своего сына, чтобы поверить ему. Что-то происходит, и он не хочет меня в это посвящать. Но что? И насколько это может быть опасно? Судя по тому, как он ведет себя, ему не хватает уверенности в том, что он делает.

– В таком случае до завтра, – откидываясь на спинку кресла, говорю я. – Якубу привет.

Арсен кивает. Натягивает на себя кашемировое пальто, достает из кармана кожаные перчатки. Бросает взгляд на большие настенные часы и спешно выходит.


Оставшись один, с нетерпением хватаю письмо Елены. Рву бумагу, вытаскиваю из конверта вдвое сложенный лист, исписанный мелким, торопливым почерком. Некоторые слова не дописаны, буквы словно танцуют. Похоже, она писала его в состоянии сильного душевного волнения.

«Здравствуй, Зотикус! Прости, что беспокою тебя, но знаю, что только ты можешь исполнить мою просьбу. Мне нужно, чтобы ты перевел на ту Сторону очень важного для меня человека. Я должна была сделать это сама, но не могу решиться. А время уже не терпит. Ты единственный, на кого я могу положиться. Кто может все сделать легко и правильно. Уповаю на твою доброту и милосердие. Они по-прежнему в тебе живы, я это точно знаю.

С памятью о первой любви, Е.».

Смотрю на дату, когда было написано письмо. С того дня прошел месяц. Изменилось ли что-то за это время? Нужна ли ей еще моя помощь? У меня нет никаких иных ее координат, кроме адреса. А для этого мне придется отправиться в Россию. В небольшой городок Бариново, находящийся черт знает где. И все для того, чтобы спросить – кого я должен убить, Елена? Ведь именно об этом она просит меня. И, судя по всему, этот кто-то особенный.


Донна – финансовый аналитик. Ей больше сорока, и она изо всех сил желает меня очаровать. Шутит, флиртует. Как бы случайно касается моей руки. Делаю вид, что поддаюсь ее чарам. Наше знакомство закончится сразу же, как только она ответит на все интересующие меня вопросы. А потом мадам просто забудет об этом вечере, словно его никогда не было. Прошу официанта принести нам бутылку самого лучшего красного вина. Ужинать в ресторане и не притронуться к пище – это будет выглядеть, как минимум, странно. Не хочу привлекать к себе внимание.

Донна начинает все охотней рассказывать о том, что мне важно узнать. Но что-то заставляет меня обернуться и увидеть, что в зал входит она. Ливия Моретти. Женщина моей вечности. Тут же теряю нить разговора, не в состоянии отвести взгляд от знакомого лица.

Память о любви и боли, связанные с ней, заставляют пальцы инстинктивно сжаться. Она замечает меня, улыбается, демонстрируя белоснежные зубы. Улыбка у нее приятная, располагающая. Как и положено азартному хищнику, готовому ради своей цели уничтожить всех на своем пути.

Лив изящна и красива. У нее стройная фигура, длинные до пояса медные волосы. Светло-зеленые глаза с золотыми вкраплениями. Фарфоровая кожа с легким искусственным румянцем. Сегодня на ней темно-изумрудное платье, подчеркивающее каждый изгиб ее тела. Туфли из крокодила на высоком каблуке. В руках сжимает маленькую лаковую сумочку. Интересно, она здесь одна? Или, как всегда, с кавалером?

Лив проходит мимо нашего с Донной столика, оставляя после себя шлейф из аромата пачули. Оборачивается, смотрит мне в глаза. И я понимаю, что не могу отказать ей.

– Прошу прощения, – поднимаясь, шепчу я Донне. – Отлучусь на пару минут.

Ливия направляется в холл. Следую за ней. Мы делаем вид, что незнакомы. Она вызывает лифт. Тот неторопливо подъезжает и лениво распахивает свои двери. Вхожу первым, девушка идет за мной. Нажимает на кнопку последнего этажа. Ждет, пока железные пластины сомкнуться. Подходит ко мне и, обняв за шею, страстно целует в губы.

– Какого черта ты здесь делаешь? – отстраняясь от нее, спрашиваю я. – Тебе же запретили появляться в Лондоне под страхом истинной смерти.

– Фу, какой ты невежливый! – негодует Лив прижимаясь ко мне всем телом. – Но тебе ли не знать, что запреты дразнят? Тем более – здесь живешь ты.

– Да-да, и такая самодовольная эгоистка, как ты, решила рискнуть своей жизнью, чтобы покататься на лифте со своим бывшим любовником? – усмехаюсь я. – Нет, милая. Не верю.

Ее присутствие сводит меня с ума, и она знает это.

– Кто та дряхлая леди, с которой ты пришел? – осведомляется Лив и ее пальцы с маникюром ярко-алого цвета тянутся к ремню моих брюк. Еще одно движение и изображать презрение будет проблематично.

– Дряхлая? Да ну что ты! Она младенец по сравнению с нами, – перехватывая ее запястья, говорю я. – Так какого черта ты здесь, радость моя?

Лив мгновенно становится серьезной. Она все так же мило улыбается, но от нее исходит холод.

– Уезжай из города. Бери своего сына и отправляйся туда, где тебя не найдут, – понизив голос, говорит она. – Большего я тебе сказать не могу.

Кабина замирает. Двери открываются. Ливия освобождается от моих рук и жмет кнопку с цифрой два. Мы снова оказываемся в замкнутом пространстве. Она снова целует меня, и я не хочу бороться с искушением – отвечаю ей на этот поцелуй. Запутываюсь пальцами в копне ее густых волос.

Слишком много нас с ней связывает и так же много теперь разделяет. Я никогда не смогу простить ей измены с моим создателем. И перестать любить ее так же выше моих сил.

– До встречи, – горячо шепчет мне на ухо Лив. Прижимает к груди сумочку и, выскользнув из лифта, быстрым шагом идет к лестнице. Провожаю ее взглядом и возвращаюсь к заскучавшей Донне.


Домой после ужина иду пешком. Мне нравится ходить. Это помогает привести мысли в порядок, разобраться в себе. То, что нужно сейчас. Встреча с Ливией выбивает меня из колеи. Если она отважилась на то, чтобы найти меня и предупредить, значит, дело серьезное. Но откуда ждать опасности? Прятаться ото всех подряд? Это не выход.

Перейти дорогу я тоже никому не мог – уже триста лет не при делах. Живу, как гражданский вампир, не принимая участия ни в политике, ни в жизни клана. Что же тогда?

Сую руки в карманы пальто и перехожу на противоположенную сторону улицы. Сворачиваю в переулок. Здесь темно, фонари светят уныло. Порыв ветра приносит запах терпкой сладости. Понимаю, что это значит. Замираю, жадно вслушиваясь в каждый звук. Тихо. Темнота становится угрожающей, место – опасным.

Быстрыми шагами двигаюсь вперед. Чей-то крик громкий и пронзительный – заставляет меня закрыть голову руками и пригнуться. Придя в себя, спешу туда, откуда вопль. В темных окнах как по команде вспыхивает свет. Скрепят защелки, распахиваются рамы. Любопытные хотят узнать, что случилось.

– Вам нужна помощь? – спрашиваю я у женщины, которая стоит посреди двора, прижав руки к груди. Вид у нее ошарашенный. Нет сомнений в том, что кричала она.

– Там, – бормочет она, указывая рукой в сторону белого спортивного авто.

Там, на капоте лежит тело мужчины. Его грудная клетка разворочена. Там, где должно быть сердце, темная дыра, из которой торчат осколки костей от ребер и обрывки вен. Подхожу ближе. Мне знаком несчастный. Это Маркус из клана лекарей. Лицо еще не успело почернеть, а значит, смерть наступила недавно. Возле его рукава замечаю прямоугольную картонку, на которой нарисована цифра пять. Забираю ее себе.

– Ему что, сердце вырвали? – звучит рядом робкий шепот. Повернувшись, вижу подростка. Он одет в тренировочные штаны и футболку. Предполагаю, что он жилец этого дома, выскочивший на крик.

– Похоже на то, – отзываюсь я.

– Думаю, это дело рук маньяка, – деловито делится со мной информацией паренек. – Неделю назад я уже слышал о подобном убийстве.

Такая новость мне не нравится. В том, что это не может быть делом рук человеческих, я уверен абсолютно. Какие-то новые разборки среди вампиров? Не это ли имела ввиду Лив, прося меня уехать? Вспоминаю озабоченное лицо Арсена. Знает ли он о происходящем? И если да, то почему не сказал мне?

– А кого убили тогда? – спрашиваю я юного собеседника.

– Какого-то мужика, – пожимая плечами, говорит подросток. – Тоже вырвали сердце.

Слышится вой сирен. Незаметно отделяюсь от толпы зевак и исчезаю.

Глава 2

Особняк, в котором мы живем с Арсеном, находится в Белгравии. Одном из самых богатых и спокойных районов Лондона. Я купил его пару лет назад, когда мы устали от бесконечных передвижений по Америке и решили на ближайшие двадцать лет осесть в Европе. Из-за того, что вампиры не стареют, местожительство приходится менять, чтобы не вызывать нежелательного любопытства со стороны дотошных соседей.

Можно, конечно, периодически пользоваться внушением, но есть люди, которые его не воспринимают. А еще есть мистические существа, на которых оно не действует. Пытаясь стереть память, легко выдать себя с головой. И тогда уже серьезных мер не избежать.

Здесь же в твою частную жизнь никто не лезет. Живешь себе тихо, не устраиваешь дебошей и до тебя никто не будет докапываться. Твоей независимости ничто не угрожает. Для отвода глаз общаюсь с парочкой соседей. Правда, дальше банальных приветствий и болтовни о погоде дело не заходит, но и этого достаточно, чтобы слыть хорошим человеком. А что еще вампиру для счастья надо?

Войдя, застаю Дэшэна в гостиной. Он сидит на диване с толстенной книгой в руках. Настолько увлечен чтением, что не замечает моего появления. Губы беззвучно двигаются, потом замирают. Китаец закрывает глаза, видимо, представляя себе прочитанное. Со стороны это напоминает медитацию. Бросаю взгляд на обложку. Справочник хирурга. Бог мой, зачем ему это? Окликаю его по имени. Он в панике вскакивает, мечется по комнате. Выглядит это очень забавно, не могу сдержать смеха.

– Дэшэн, ты болен? – снимая с себя пальто, спрашиваю я.

Тот наконец берет себя в руки и успокаивается.

– Нет, господин, – виновато произносит он, кланяясь мне. – Ничего подобного больше не повториться. Обещаю.

Недоуменно пожимаю плечами. Мне совершенно непонятны его волнение и ужас. Ну, взял книгу из библиотеки в доме, где он живет целый век. Что тут такого? Но, видимо, для него это имеет какое-то свое значение. Несмотря на то, что мы живем под одной крышей столько времени, я ничего о нем не знаю. После кораблекрушения он потерял память, и она к нему так и не вернулась.

Достаю мобильник. Он почему-то выключен. Странно. Включаю его. Тут же приходит несколько сообщений от Якуба Монро, друга Арсена. Они так и не встретились этим вечером. Мой сын не пришел. Что могло случиться? Собираюсь его набрать, чтобы узнать, нет ли новостей, как раздается звонок в дверь. Дэшен бежит открывать. Щелкает замок и Якуб вносит в гостиную бесчувственного Арсена.

– В него стреляли, – говорит Монро, укладывая друга на диван. – Кто – не знаю… Я нашел его без сознания. Пытался помочь, но, кажется, сделал только хуже.

Дэшэн проталкивается к раненому. Отодвигает полу пальто, смотрит на багровое пятно, разлившееся по светлому джемперу в области сердца. Осторожно задирает ткань, внимательно осматривая рану. На его лице отражается беспокойство. Поднимает голову и смотрит на меня.

– Несите его в столовую и кладите на стол! – выпрямляясь неожиданно командует он. – Если немедленно не вытащить то, что у него внутри, Арсен умрет истиной смертью!

Мы с Якубом переглядываемся. Оба ничего не понимаем, но спорить не решаемся. Дэшэн семенит в столовую, стаскивает со стола скатерть, отодвигает в сторону стулья. Потом бежит на кухню и возвращается оттуда с коробкой, на которой нарисован большой красный крест. Я даже не знал, что у нас такая есть.

– С чего ты вообще это взял? – спрашивает китайца Якуб.

Переносим Арсена на стол. Его лицо за эти минуты превратилось в пепельно-зеленое. На висках выступили трупные пятна. Под глазами – чернота. Первый признак истинной смерти. От одной мысли, что Арсен может сейчас умереть, по телу пробегает дрожь. Он – самое важное существо в моей жизни. Кроме него у меня никого нет. И если смерть заберет его, то и мне нет смысла жить дальше.

– Видел однажды, – коротко отвечает Дэшэн, доставая из коробки хирургические инструменты. – И отойдите в сторону, мне нужен свет!

– Надо позвонить Маркусу, – доставая телефон, говорит Якуб. – Попросить его о помощи.

Он явно не верит в то, что Дэшэн справится. Впрочем, я тоже не верю. Хотя бы потому, что за все эти годы, ни разу не замечал у него склонности к медицине.

– Вряд ли он сможет помочь нам, – говорю я, внимательно глядя на Якуба. – Этим вечером кто-то вырвал у него сердце. Но ведь вы с Арсеном уже в курсе подобных случаев, не так ли?

– Вот черт! – с досадой произносит Якуб и закусывает нижнюю губу. – Теперь понятно, почему он не пришел…

Дэшэн берет в руки скальпель и делает аккуратный надрез возле раны на теле Арсена. Потом еще один. Он действует уверенно, будто у него за спиной не один десяток подобных дел. Расширяет рану и достает оттуда нечто похожее на капсулу светло-желтого цвета. Берет ее двумя пальцами, внимательно рассматривает.

– Это ферула джунгарская, – говорит он, протягивая капсулу мне. Раскрываю руку, и она ложится мне на ладонь. Арсен издает свистящий вдох и приподнимается на столе. По его грудной клетке течет черная кровь. Глаза горят алым цветом. Обводит нас безумным взором и тут же падает на спину. По телу пробегают судороги, изо рта идет пена. Неужели эта дрянь вызывает приступы эпилепсии? Дэшэн хватает его за плечи, не давая запрокинуть голову. Поворачивается ко мне. – Ему нужна кровь! Слишком сильный яд…

Мне не нужно повторять. Бегом поднимаюсь на второй этаж. Без стука врываюсь в комнату, где живут сестры. Там только Лина. Ни слова не говоря, хватаю ее за локоть и тащу за собой вниз. Она напугана, сердце бьется часто, но вопросов не задает. Живя с нами, она видела немало странностей и привыкла подчиняться.

Увидев Арсена, она издает тихий вскрик. Прокусываю ей запястье и прикладываю его ко рту своего сына. Несколько капель попадают ему на язык. В полубессознательном состоянии он вгрызается в руку девушки. Она истошно кричит от боли и умоляюще смотрит на меня. Якуб отворачивается.

Хлопает входная дверь и входит Дина. Зайдя в столовую, мгновенно меняется в лице, щеки становятся мертвенно-бледными. Она смотрит то на свою сестру, которая бьется в истерике от боли и страха, то на Арсена, который с каждым новым глотком крови выглядит все лучше.

– Помоги мне! – со слезами просит Лина. – Он же убьет меня!

Дина стоит словно истукан, не реагируя на мольбу сестры. Подхожу к сыну и пробую освободить девушку из его железных тисков. Слышу, как хрустит ее кость. Лина теряет сознание. Успеваю подхватить ее, не давая упасть на пол. Арсен разжимает челюсти и отпускает пострадавшую. Кладу ее на пол и прокусив запястье, даю ей свою кровь.

Дина по-прежнему стоит посреди столовой, не сводя глаза с Арсена. К ней подходит Якуб и берет ее за плечи, что-то шепчет на ухо. Она коротко вздыхает и, кажется, приходит в себя. Бросает на пол сумочку и опускается на колени рядом с сестрой.

– Линочка, прости меня, прости, – плачущим голосом шепчет она, сжимая окровавленные пальцы брюнетки.

Ее рука посинела. Кожа порвана и кость выпирает наружу. Дэшэн просит Дину отойти и занимает ее место. Аккуратно ставит кость на место. Несколько раз проводит по месту перелома пальцами. Моя кровь начинает действовать и края раны медленно срастаются. Арсен, не обращая ни на кого внимания, спрыгивает со стола и направляется в сторону подвала. Якуб спешит следом за ним. Эти двое очень дружны. Никогда не расстаются почти. Когда-то и у меня был такой друг.

– Спасибо, что спас ее, – касаясь моего плеча, говорит Дина. – Я не знаю, что на меня нашло.

– Теперь сама о ней заботься, – говорю я, убедившись, что больше ничего не могу сделать для Лины. Остается только ждать.

Дина нервно кивает. Дэшэн накладывает на перелом жгут. Кто же этот малый такой?


Спускаюсь в подвал. Здесь все по последнему слову техники. Пожалуй, это мое самое любимое место в доме. Стальные двери, кодовый замок. Датчики движения, благодаря которым включается свет. Детекторы дыма. Сигнализация. Все, чтобы можно было ощущать себя как в самой надежной крепости на свете. Ввожу код, двери открываются, и я вхожу в просторное помещение. За исключением двух деревянных гробов там нет ничего.

Арсен сидит на полу, обхватив руками колени. Белокурые волосы растрепаны и торчат в разные стороны. Рядом с ним сидит Якуб и что-то говорит ему. Не успеваю разобрать его слов. Увидев меня, тут же замолкает. Избегает смотреть мне в глаза и выглядит очень виноватым.

– А теперь я хочу знать, в какое дерьмо вы вляпались, – сурово произношу я. Когда опасность позади, меня охватывает злость. – Со всеми подробностями.

Арсен поднимает на меня глаза. Якуб скорбно вздыхает. Я терпеливо жду.

– Дней пять назад, когда ты был в отъезде, заявился Вианор Вудворд, – после долгой паузы говорит Арсен. – Был убит некий Конрад Грей, член его клана, и он хотел попросить тебя провести негласное расследование. Передал для тебя папку с делом. Мы с Якубом просмотрели ее и решили, что сами сможем разобраться. Там не было ничего такого, с чем бы не справились непосвященные.

Старику вырвали сердце на пороге его дома. Жил он скромно, тихо. Ни врагов, ни друзей. Либо разбой, либо бытовуха. Но все оказалось серьезней, когда мы пришли осмотреть место, где он жил. Там все было перевернуто вверх дном. И если предыдущее визитеры, скорее всего, знали, что искать, то мы терялись в догадках. Все данные на его компьютерах были уничтожены. Никаких документов, указывающих на его деятельность или тех, с кем он был связан, не было. Простое на первый взгляд преступление оказалось чем-то очень запутанным.

– А потом внимание Арсена привлек череп, что стоял на полке возле стола, – вступает в разговор Якуб, когда мой сын замолкает, чтобы собраться с силами. – Ему показалось, что один из зубов, а точнее, клык, блестел ярче остальных. Когда он дотронулся до него, оказалось, что это замаскированная флэшка.

– Браво, вы оказались внимательнее предыдущих гостей, – засовывая руки в карманы, устало комментирую я. – Что на ней было?

– Мы два дня пытались взломать пароль. Но, когда, как нам показалось, самое сложное было позади, столкнулись с новыми проблемами. Все записи, что были на ней, сделаны, предположительно, на шумерском языке, – говорит Арсен, поднимаясь на ноги. – Помимо этого, там было много рисунков спиралей ДНК, каких-то формул и химических расчетов. В человеческой жизни Конрад увлекался медициной, и мы предположили, что наша находка как-то связана с ней.

– Я предложил обратиться к Маркусу, – продолжает рассказ Якуб. – Ведь он из клана лекарей и прекрасно знает древние языки. По пути выяснили, что эти двое, оказывается, были дружны. Уговорили его с нами встретиться. Ну а дальше ты все сам знаешь.

– Вы подставились сами, подставили меня, – сердито выговариваю я. – И теперь мне придется со всем этим разбираться. Вот вы сказали – старик. Но пожилых не обращают. Равно, как и детей.

– Конраду было чуть больше пятидесяти, – просвещает меня мой сын. – Обращен сто двадцать лет назад. И хлопотал за него никто иной, как сам Маркус.

– Миленько, – задумчиво произношу я, сцепляя пальцы в замок. – Где сейчас флэшка?

– В надежном месте, – опуская глаза, говорит Арсен. – Тебе не о чем беспокоиться.

– Ну что ты, я совсем не обеспокоен! Ничуточки! – раздраженно бросаю я, разводя руками. – Это вы должны быть в панике. Оба! Потому что влезли в гадюшник и первый звоночек смертельной опасности уже прозвенел. А вы продолжаете выпендриваться и даже не пытаетесь понять, где же стало горячо? Став горстками пепла, вам будет нечем доказывать, кто из вас круче.

Арсен и Якуб переглядываются, но молчат. На меня наваливается свинцовая усталость.

– Мы справимся, – не без пафоса произносит мой сын. Но я ему не верю. Слишком мало у него опыта для таких дел.

– Знаешь, кто в тебя стрелял? – спрашиваю я, обращаясь к Арсену. Тот лишь качает головой. Якуб смотрит на часы. Близится рассвет и ему пора уходить.

– Помню силуэт, движущийся на меня. Волосы, развивающиеся на ветру. Запах табака. Потом острая боль и темнота, – морщась, говорит мой сын. – Монро, проваливай уже. Тебе еще до дома добираться.

Якуб согласно кивает. Молча обменивается с Арсеном рукопожатиями и идет к выходу. Провожаю его взглядом. Не могу отделаться от мысли, что ребята были со мной не до конца откровенны. А если так, то новых проблем не избежать.


Долго стою под струями душа. Вода всегда помогает сосредоточиться. А сейчас мне это особенно необходимо. Вспоминаю встречу с Ливией. Знала ли она о покушении на Арсена? Не об этом ли хотела меня предупредить? Но что ей помешало сказать мне об этом прямо? Скорее всего, есть что-то еще, чего я пока не знаю. В том, что смерти Конрада и Маркуса связны, я не сомневаюсь. Но что было общего у двух таких разных вампиров?

Мне нужно найти ответы на эти вопросы как можно быстрее. Выключаю кран и заматываюсь в полотенце. Мокрые волосы, словно водоросли липнут к лопаткам. Отжимаю их и, взяв расческу, принимаюсь расчесывать.

Выбравшись из ванной, подхожу к шкафу. Открываю его, и взгляд падает на костюм горчичного цвета, в котором я был вчера. Засовываю руку в карман пиджака и достаю картонку, которую нашел рядом с телом покойного Маркуса. Что может означать цифра пять, нарисованная ярко-красным цветом?

В переводе с языка чисел это творчество, страсть, война и переворот. Но что именно этим хотел сказать тот, кто ее оставил? Подношу картонку к носу. Она пахнет гнилой листвой, землей и женскими духами. Своеобразный набор запахов. Откладываю ее в сторону и одеваюсь.

Сжимая двумя пальцами улику, спускаюсь на первый этаж и иду к себе в кабинет. Я почти уверен, что на этом куске картона нет ни одного отпечатка, но все равно хочу проверить. Открываю дверь и застаю там Дэшэна. Он прибирается, напевая какую-то модную песенку. Услышав меня, резко обрывает пение. Оборачивается и кланяется.

– Приветствую вас, господин, – произносит он. От него пахнет свежей сдобой, молоком и чистящим средством. Морщусь от какофонии ароматов и сажусь за стол.

– Откуда ты узнал, что содержится в капсуле, которая была в теле Арсена? – строго спрашиваю я.

Китаец вытягивается по струнке, прижимая к животу венчик для уборки пыли.

– Видел уже однажды похожее ранение, господин, – скромно отвечает Дэшэн. – И тогда все закончилось очень плохо.

– К тебе вернулась память? – с надеждой спрашиваю я. Достаю магнитную кисточку, порошок из мелко тертого железа и алюминиевой пудры.

– Нет, господин, – с сожалением отвечает Дэшэн. – Знания как бы сами пришли ко мне. Я не знаю, как это работает. Вроде бы это мои воспоминания, но в то же время и не мои.

– Кто же ты у нас, – задумчиво произношу я. – Живешь с нами сто лет. За это время ни разу не болел. Как выглядел на сорок лет, так и выглядишь. Но при этом ведешь образ жизни обычного человека. Не пьешь чужую кровь, не приносишь жертв на алтарный камень… Ты – загадка для меня.

– Мне бы и самому хотелось это знать, – признается Дэшэн. Смотрю на картонку и убираю излишки порошка ватным тампоном. – Но каждый раз, когда я пытаюсь вспомнить, невыносимая боль сжимает мою голову тисками. Нужно быть очень сильным, чтобы переживать ее снова и снова. Я не могу, я слаб. Поэтому сдался.

– Но, тем не менее, тебя интересует медицина. И судя по вчерашней операции, ты должен в ней неплохо разбираться. Все книги, что есть в этом доме, в твоем полном распоряжении. Совершенствуйся дальше.

Как я и предполагал, отпечатков на картонке нет.

– Благодарю вас, господин, – лицо китайца сияет от радости. – Вы правы, это моя страсть. Раньше, когда я искал причину своей амнезии и читал книги великих лекарей, каждое написанное ими слово отзывалось в моей душе. Мне все это знакомо, просто я забыл об этом.

Понимающе киваю. Дэшэн мелко кланяется и пятится к двери. Я остаюсь один.


Когда Якуб Монро приходит в гости к моему сыну, тот еще отдыхает. И я решаю воспользоваться этим в своих целях. Беру с вешалки пальто, подхватываю гостя под локоть и увлекаю за собой на улицу. На ходу одеваюсь. Идет дождь, дует сильный ветер и очень холодно. Натягиваю на руки перчатки и поднимаю воротник.

– Расскажи-ка мне все об убийстве Конрада, – прошу я. – Все, что видел. Что показалось странным, забавным, нелепым.

– Да не было ничего такого… – сопротивляется Монро. Усмехаюсь. – Ну, может быть мы не заметили, я не знаю.

– Отведи меня туда, где он жил, – требую я. – Якуб, вы вляпались во что-то нехорошее и это может стоить вам жизней. Арсену вчера просто повезло. В следующий раз удача может быть не столь благожелательной.

Якуб медлит с ответом. Он не хочет подставлять друга и оказаться у него в немилости. Обижаться Арсен умеет и делает это мастерски. Я стою напротив и терпеливо жду его решения. Мне хочется верить, что здравый смысл победит.

Страницы книги >> 1 2 3 4 5 | Следующая

Правообладателям!

Представленный фрагмент произведения размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО "ЛитРес" (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?


  • 0 Оценок: 0
Популярные книги за неделю

Рекомендации