Электронная библиотека » Александр Никонов » » онлайн чтение - страница 1


  • Текст добавлен: 25 апреля 2014, 12:09


Автор книги: Александр Никонов


Жанр: Прочая образовательная литература, Наука и Образование


Возрастные ограничения: +16

сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 1 (всего у книги 22 страниц) [доступный отрывок для чтения: 8 страниц]

Шрифт:
- 100% +

Александр Петрович Никонов

Между Сциллой и Харибдой. Последний выбор Цивилизации

Надо запастись либо умом, чтобы понимать,

либо веревкой, чтобы повеситься.

Антисфен

Три капли на стакан

1

Я борюсь.

Всю жизнь я своими книгами борюсь – против человеческой глупости, косности, ксенофобии. Против химер традиции, выедающих моим согражданам мозги. Против их ригидности и умственной медлительности. Я борюсь с вами – за вас. Борюсь неустанно. Где «спасибо»?.. Впрочем, дело не в признательности. Оставьте благодарности! К чему мне они? Я нахожу свое удовлетворение в изменении этого мира. Моя задача – спасти его.

Да, я спаситель. Но ваши молитвы мне не нужны. Мне нужны от вас ясные глаза и понимание. Если вы читали мои прежние книги, то знаете: мир стоит на пороге грандиозных, если не сказать катастрофических изменений. Их природа описана. Она многолика. Нить развития нашего мира уткнулась в гордиев узел проблем – экономического кризиса, экологических катастроф, демографического перехода, генетической деградации. Сейчас решается наша с вами судьба и судьба наших детей. Мы скатимся в новое Средневековье, в катастрофу? Или преодолеем этот «горизонт социальных событий»? Нас ждут новые темные века с их кровью и грязью? Или у наших детей будет более радостное будущее?

Римляне, стоявшие перед крахом своего великого светлого мира, не знали ничего о будущем темном тысячелетии. Мы же предупреждены наукой, историей и просвещением. И потому сейчас все мыслители ищут новые дороги, новые парадигмы. К сожалению, часто этих мыслителей заносит не туда. Порой, пытаясь решить новые задачи, они хватаются за старые инструменты. Апеллируют к «традиционным ценностям», призывают нас вернуться к тому, от чего человечество уже ушло. Но нам нужны новые инструменты. И главный из них – иная мировоззренческая картина. Новая идеологическая парадигма. Новое миропонимание. То есть новое отношение к миру, к самим себе и к окружающим нас.

В построении этой новой картины мира есть две опасности, между которыми мы должны проскочить. Чтобы выжить, человечество должно протиснуться в узкую щель возможности – между традиционными и жестокими установками прежнего мира и мягкотелой импотентностью, порожденной последним полувеком европейского существования. Нам нужно оставить в своем арсенале победителя гуманность и алертность, необходимую жесткость и скрепляющий их прагматизм. И безжалостно отбросить жестокость, мифологичность, романтизм и слюнтяйство. В кризис может выжить только жесткий и суровый. А жить дальше и развиваться – только гуманный и гибкий. Левый и правый бока мы жестоко обдерем, пролезая между этими Сциллой и Харибдой.

Тем более что Сцилла уже начала наступление на ржавом танке, на борту которого значится «С нами бог», а Харибда притаилась в засаде с твердым убеждением, что «все люди равны, воистину равны».

Эта книга будет безжалостно снимать с вас кожу привычных представлений. Если вы будете злиться, читая ее, то это хорошо, как хорош подъем температуры в организме во время болезни – значит, борется!

Боритесь.

2

Один из моих издателей – домашний Цицерон. Настоящий оратор. Он порой произносит зажигательные речи, но исключительно про себя, в режиме внутреннего употребления. Внутренняя толпа неистовствует и рукоплещет. Но однажды он нарушил это правило, толкнув свою пламенную речь мне, потому что я под руку попался. Данное уникальное событие было вызвано принятием Государственной Думой очередного «мудрого» закона – о том, чтобы дети наши росли изнеженными, как орхидеи в оранжерее. Чтобы даже тень воображаемых неприятностей и тягот мира не касалась их умов. Короче, закон «О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью», требующий маркировать продукцию (книги, телепрограммы) дурацкими знаками «6+», «12+» и т. д.

Затея действительно дурацкая. Такими значками скорее привлечешь внимание, чем отвадишь. Да и как может информация причинить вред здоровью? Но нашей Думе дурости не занимать, что отчетливо видно из текста закона. Он, например, запрещает детям книги, «отрицающие семейные ценности» и «пропагандирующие бродяжничество, табачные изделия»…

– А это значит, что огромный пласт детской литературы, на которой воспитывались поколения, наши дети не увидят! – воскликнул издатель, кинулся к полкам и вывалил на стол кучу книг, среди которых я успел заметить и «Приключения Гекльберри Финна», и «Без семьи» и книжку о путешествии Нильса с гусями и многое, многое другое. А уж если вспомнить, что Гекльберри не только бродяжничал, но и курил, ситуация для классики становится совсем уж безрадостной. Кроме того, в детских книжках теперь запрещены бранные слова, хотя их список в законе не приводится.

– И если бы я толкал речь перед Думой, – продолжал мой собеседник, – я бы спросил этих сытых депутатов: а «дурак» – бранное слово или нет? Если да, значит, наши дети останутся без сказок, потому что в половине из них действует Иван-дурак, и без Пушкина с его «дурачина ты, простофиля!». Если же «дурак» слово не бранное, то я ответственно заявляю, что закон этот писали и принимали дураки. И обижаться не нужно, поскольку «дурак» бранным словом не является…

На том и порешим! В этой книге я буду употреблять слово «дурак» как необидное. Я и вправду не желаю оскорбить читателя, который вдруг узнает себя в описываемом дураке. Дурак у меня – не оскорбление. А просто констатация природного факта.

3

В России вышел учебник по биологии для 9–10 классов, в котором написано буквально следующее: «Сходство человека с животными не доказывает эволюционного родства. Аналогии строения организмов не менее убедительно свидетельствуют о единстве плана сотворения… Косвенным доказательством того, что в безгрешном мире взаимоотношения между существами были мирными, являются жизнеописания святых. Преподобному Герасиму Иорданскому в пустыне служил лев, к преподобным Сергию Радонежскому и Серафиму Саровскому без страха приходили лесные звери. Согласно Писанию, в будущей жизни, которая наступит после второго пришествия Христа, хищники обретут первозданное состояние “и пастися будут вкупе волк со агнцем, и рысь почиет со козлищем… и вол и медведь вкупе пастися будут, и вкупе дети их будут, и лев аки вол есть будет плевы” (Ис. 11:7)».

Дураки, которые выпустили этот учебник, трижды пытались получить на него положительное заключение Академии наук. И трижды РАН эту чушь в качестве учебника по биологии забраковывала. Но сама настойчивость пугает! Сколько еще атак выдержит академия, учитывая ухудшающуюся с каждым днем интеллектуальную ситуацию в стране и разливающееся по ней мракобесие?..

Эти три маленьких авторских предисловия к книге (последнее из них вы сейчас заканчиваете читать) – как три пилюли с ферментами перед огромным массивом информации, который вам предстоит поглотить. Или, если хотите, рюмка перед сытным обедом. А попросту говоря, пояснение, о чем книга.

Она – о том, что мы как цивилизация стремительно теряем, – об интеллекте личностном и интеллекте цивилизационном. Начнем мы с интеллекта личностного и закончим цивилизационным. Ведь, как я уже сказал, цивилизация наша стоит на пороге больших изменений. А путь для их преодоления и выживания только один.

Его я укажу пальцем.

Часть I

IQ как он есть

Тупость? Поклоняться перестаньте ей – только интеллект (из прочих многих) был и будет главною гарантией выживанья общества двуногих.

Борис Влахко

Ну, что – поехали? Или сразу полетели? Судя по картинке, скорее, второе. Начнем с самолета.

Итак, посмотрите на изображение и скажите, по какой траектории падает бомба с самолета?

Ответили? Надеюсь, не сильно затруднило.

Теперь проследуем дальше, на вторую картинку и ответим на вопрос: какая ось – А, В или С – вращается медленнее.

Справились? Записали ответ? Отлично. Тогда еще шажок. Смотрим на третью картинку и отвечаем на вопрос: «В какую сторону едет автобус?»

Понимаю, задачка про автобус была сложная, хотя дети ее решают быстро. А вот вам еще одна. Изогнутая трубка лежит на столе. Мы смотрим на стол сверху. И с силой, под давлением загоняем в верхний конец трубки шарик. Он молнией проскакивает по всей изогнутой трубке и вылетает из другого конца. По какой траектории шарик будет двигаться – А или В?

Ну и последняя картинка. Посмотрите на нее и скажите, какая фигурка лишняя.

Теперь поиграем в слова. Исключите лишнее: треска, камбала, акула, анчоус, дельфин, скумбрия, хек.


А вот чуть сложнее. Исключите лишнее: треска, камбала, акула, анчоус, скумбрия, хек.

Выбросили лишнее плавающее? Да вы просто какой-то капитан Немо!


Теперь половим интеллект не на стыке логики и эрудиции, а на ниве чистой логики. Вот вам микрозадачка.


Некоторые ведра являются облаками. Все облака любят свиней. Следовательно, все ведра любят свиней.

Последнее утверждение:

а) правильно,

б) неправильно,

в) недостаточно данных для ответа.


Зафиксировали ответ на бумажке? Продолжаем разминать мозги.


Все лямзики съедобны. Все зямлики – это не лямзики. Следовательно, все зямлики несъедобны.

Последнее утверждение:

а) правильно,

б) неправильно,

в) недостаточно данных для ответа.


Теперь ответьте на вопрос.


«Усталый» относится к слову «работа», как «гордый» к словам:

а) «удовольствие»

б) «успех»

в) «торжественный».


Далее.

Самолет стоит на ленте бесконечного конвейера. Летчик поддает газку, собираясь взлететь, но конвейер включается и начинает движение в противоположную сторону. И чем быстрее скорость самолета, тем соответственно быстрее скорость ленты конвейера, которая движется в обратном направлении. Взлетит ли самолет?


А теперь возьмите бумажку, на которую записывали свои варианты и сравните их с правильными ответами: А, А, влево, А, D, дельфин, акула, б, б, б, да.


Для полноты теста попробуем осилить еще пяток логических задачек (не пугайтесь, с ответами).


В шкафу 22 белых носка и 35 черных носков. Надо в полной темноте достать из шкафа пару одного цвета. Сколько носков нужно взять, чтобы с гарантией получить совпадающую пару?


В пруду растет один лист лилии. Каждый день число листьев удваивается. На какой день пруд будет покрыт листьями лилии наполовину, если известно, что листья полностью покроют пруд через 100 дней?


Пассажирский лифт поднимается на пятый этаж со скоростью вдвое большей, чем грузовой лифт, который идет до третьего этажа. Какой из этих двух лифтов придет раньше: грузовой на третий этаж или пассажирский на пятый, если стартовали они с первого этажа одновременно?


У Иванова в кабинете висит портрет. Иванова спрашивают: «Кто изображен на этом портрете?» Иванов путано отвечает: «Отец изображенного на портрете есть единственный сын отца говорящего». Кто изображен на портрете?


Три курицы несут три яйца за три дня. Сколько яиц снесут 12 куриц за 12 дней?


А вот и ответы: 3 носка; 99-й день; одновременно; сын Иванова; 48 яиц.


Вопросы были несложные. Но если вы ответили только на один или два, ну ладно, на три вопроса! – это очень тревожный признак. Подумайте, стоит ли вам читать эту книгу. Ведь если вы недостаточно развиты интеллектуально и мало эрудированы, выводы этой книги могут показаться вам возмутительными и даже оскорбительными.

Дураки вообще крайне легко обижаются.

В общем, я предупредил…

Глава 1

Глупая история умных тестов

Как ни странно, разговор о тестах на интеллект начну с социализма. Много бед он принес человечеству! Он, словно вирус, проник даже в капиталистические страны, приводя к постепенной интеллектуальной деградации общества. И особенно хорошо это видно на примере печальной судьбы тестов на определение интеллекта – «IQ». Эти тесты могли перевернуть мир. Но мир перевернул их.

В то время как два бородатых немецких гнома – Маркс и Энгельс – писали свои сказки о том, что пролетарии, у которых хватает ума только на работу у станка, есть самый передовой и прогрессивный класс на планете, настоящая наука шла в совершенно ином направлении. Она, не веря в сказки, решила измерить человеческий интеллект, оценив его не просто качественно («гений» – «дурак»), но и количественно – в цифрах. Чтобы определить, кто чего стоит и заслуживает в этом мире.

Была разработана система микрозадачек на сообразительность и каждой присвоены баллы – в зависимости от сложности. Чем больше баллов человек набрал, решая задачки, тем он умнее. Так родилась система тестов по определению коэффициента интеллекта – IQ. Которая нанесла по эгалитарной теории (будто все люди рождаются равными и все их способности – исключительно плод воспитания) страшный удар.

Второй удар нанесла генетика. Она заявила: особенности людей – цвет глаз, рост, основные черты характера, сообразительность, талант – зависят от генов. То есть люди изначально не равны. И если ты глуп или уродлив, жаловаться на общество бессмысленно. Жаловаться нужно на родителей.

Так в мире столкнулись две непримиримые теории. И побеждает в этом столкновении пока отнюдь не интеллект, потому что на историческую сцену как раз выходят простые ребята, составляющие народные массы. Простым ребятам – простые теории. «Отнять и поделить…» Я нищий не потому, что дурак, а потому, что мир устроен несправедливо, у меня все отняли, эксплуатация, угнетение…

Справедливость, однако, требует отметить, что поначалу противоречий между марксизмом и генетикой, социализмом и тестами на IQ никто не заметил. Только потом, быстро спохватившись, в СССР генетику объявили продажной девкой империализма, а тесты на интеллект – «буржуазными извращениями, направленными против рабочих». Сами же буржуи были настроены восторженно. Теперь при приеме на работу, требующую «соображалки», можно было просто провести тест и определить пригодность работника. Да и в университет можно брать самых смышленых, потому что дурака учить – только зря деньги тратить.

Одним из первых систему тестов применило правительство США. Идея была простой. В страну приезжает множество эмигрантов. Но зачем нам дураки? Давайте еще на входе отсеивать интеллектуально недостаточную публику!

Сказано – сделано. Прямо в фильтрационном лагере на Эллис Айленд были организованы тестовые испытания для вновь прибывающих эмигрантов. Результаты шокировали исследователей: 83 % евреев, 79 % итальянцев, 80 % венгров и 87 % русских по результатам тестирования были признаны «слабоумными». Начали разбираться. И оказалось, что большинство вновь прибывших очень плохо знают английский язык и просто не понимают заданий теста. Пришлось вносить в тесты поправки. Но пока до этого додумались, процент отказов во въезде в страну вырос почти в шесть раз!

Психологам США удалось также убедить военных провести тестирование новобранцев. Военные любят тратить деньги налогоплательщиков, поэтому было протестировано два миллиона призывников. Психологи получили новые данные, а Минобороны – обескураживающий результат: средний американский новобранец имел IQ 13-летнего ребенка. И что военным было делать с этими данными? Отказываться от войн?.. Результат между тем легко объяснялся: подавляющее большинство новобранцев призывались из деревни. И это означало, что деревенские дети в информационно бедной среде деревни примерно на пять лет отстают в развитии от бедовых городских парней, которых в армию калачом не заманишь.

А психологи сделали следующий вывод: оказывается, интеллект зависит не только от генов, но и от среды, то есть воспитания! Значит, его можно развить! За эту идею тут же крепко ухватилась либерально настроенная интеллигенция, впитавшая в себя марксистские идеи всеобщего равенства и поголовной справедливости. Теперь оставалось ответить только на один вопрос: насколько все-таки интеллект тренируем, а насколько он заложен от природы?

Любопытно, что тесты по определению интеллекта поначалу подняли на пьедестал почета такие борцы за равенство, как суфражистки (первое поколение феминисток): их очень вдохновили опубликованные в прессе данные о том, будто средняя бродвейская танцовщица имеет коэффициент интеллекта выше, чем средний американский военный. Но потом, когда ошибка вскрылась и тесты показали, что женщины в среднем все-таки глупее мужчин, мнение феминисток о тестах на IQ резко переменилось. Раздались даже голоса об их запрете – как дискриминационных и унижающих достоинство женщин.

К тому времени тесты на IQ в США уже использовались вовсю – с их помощью университеты тестировали абитуриентов, предприниматели набирали себе сотрудников поумнее. Пик успеха IQ пришелся на пятидесятые. А вот шестидесятые годы принесли с собой массовое движение за права негров, общий рост популярности социалистических идей и резкое полевение общества (позже выразившееся в молодежной революции 1968 года).

Защитники прав человека потребовали отменить тесты на IQ, потому что из-за них негров не принимают в вузы! Это расизм!.. Наибольший гнев у таких защитников вызывали следующие задания тестов: назвать столицу Греции, объяснить, что означают слова «уединение» и «харакири». «Почему негр должен знать столицу Греции?» – возмущались они. В результате в 1964 году в учебных заведениях Нью-Йорка резко упростили тесты на интеллект, выкинув оттуда все вербальные вопросы и оставив только картинки, чтобы неграм было легче отвечать.

Однако ученые не собирались сдаваться. В конце шестидесятых известный психолог Артур Дженсен опубликовал огромное исследование, которое доказывало, что в среднем коэффициент интеллекта негров минимум на 10 пунктов отстает от IQ белых людей. Он же ответил на вопрос о развитии интеллекта: на 80 % соображалка определяется генами и только на 20 % – тренировкой.

Вообще-то в выводах Дженсена не было ничего удивительного. Об отличиях людей разных рас известно всем. Одни расы и этносы черные, другие узкоглазые, одни высокие, другие низкие. У одних содержание тестостерона в крови выше, у других ниже. Негры лучше белых преуспевают, например, в отдельных видах спорта… Организмы многих монголоидов не усваивают коровье молоко и алкоголь, в отличие от европеоидов… Число потовых желез, форма черепа, посадка глаз, степень излучения альфа-волн в мозгу новорожденных, склонность к дальтонизму и некоторым наследственным болезням, гальваническое сопротивление кожи… Все это разнится от расы к расе, и все это определяется генетикой. Но ведь интеллект тоже определяется генетикой! И, значит, тоже может иметь расовые вариации.

С последним утверждением социалистам и прочим левакам соглашаться никак не хотелось. Вот если бы Дженсен написал, что негры умнее белых, с ним никто бы не спорил и расистом не называл. Но поскольку он заявил обратное, его обвинили в расизме. Социалистический Советский Союз, который осудил тесты на IQ еще в 1936 году, крыл Дженсена почем зря именем св. Маркса и св. Энгельса. С энтузиазмом переведенные в СССР книги западных леволиберальных психологов вещали: «Большим завоеванием негров в борьбе против дженсенизма и расизма было принятие в сентябре 1975 г. Негритянской психологической ассоциацией рекомендации “разработать и передать в Организацию Объединенных Наций петицию с обвинением Соединенных Штатов в геноциде (! – А. Н.) по отношению к чернокожим американцам”».

Кстати, председатель этой странной ассоциации черных психологов, объединившихся не по признаку профессионализма, а по цвету кожи, отплатил Советам доброй монетой, сказав следующее: «Присмотритесь, везде вокруг нас происходят социальные изменения. В Африке, Азии, Южной Америке, в Карибском бассейне и даже Европе социализм дает свои ростки… Наступает эпоха социализма, и это совершенно очевидно. А у наших предков (в дикой Африке. – А. Н.) был социализм задолго до начала колониальной эксплуатации».

Джеймс Коулмен, Дэниел Мойнихен, Кристофер Дженкс, Беррес Скиннер и многие другие ученые, в том числе и нобелевские лауреаты, поддерживали травимого «демократической» прессой Артура Дженсена, отметали обвинения в расизме и говорили, что констатация научных фактов расизмом быть не может. Но общий левый тренд уже невозможно было остановить, и в 1979 году суд Калифорнии запретил использовать тесты на интеллект с целью направления учеников в коррекционный класс для умственно отсталых. В основе судебного решения лежала великая идея равноправия. Дело в том, что по результатам тестов на IQ в коррекционных классах оказалось 62 % негров, при том, что негры составляли в школах всего лишь 28 % учеников. Это что же получается – негры глупее белых? Это противоречит равноправию!

Социализм активно боролся с IQ… Сторонники оголтелого равноправия кричали, будто негры проигрывают потому, что тесты написаны белыми и слишком связаны с «белой культурой». А также потому, что негры в среднем беднее и потому малограмотные.

На это им отвечали: негры живут в той же культуре, что и белые американцы, и говорят на том же языке. А вот прибывающие в США азиаты и говорят плохо, и принадлежат к совсем иной культуре. И все равно решают тесты лучше негров и даже лучше белых!.. Что же касается бедности, то индейцы в США беднее негров. Но тесты опять-таки решают лучше последних!.. В конце концов, ничего страшного в расовых и межполовых различиях нет. Никто же не пугается того факта, что женщины обычно ниже мужчин, а китайцы узкоглазые. И если в среднем по интеллекту негры уступают белым, а женщины мужчинам, то и в этом ничего страшного нет – все равно в капиталистической гонке все соревнуются индивидуально, а не командно. У нас же не нацизм с его расовым подходом и не социализм с его коллективизмом! У нас капитализм, где все решает индивидуальность, а не группа…

Увы! Это было уже не так или не совсем так. Социализм как раз наступал. И потому социалисты и прочие сторонники командных экономических забегов придумали новую фишку: они заявили, что интеллект – гораздо более широкое понятие, чем просто умение логически соображать. Да, говорили они, неграм не удается что-то такое, что хорошо получается у белых (действительно, практически нет негров-математиков, философов, физиков, программистов), но зато негры прекрасно плетут макраме и изобрели джаз! У них эмоциональная сфера ширше! И это назвали эмоциональным интеллектом. Чтобы не обидно было.

Пока либерал-социалисты искали утешение в джазе и эмоциях, к делу подключились физиологи и антропологи. Они заявили, что отставание негров по IQ может быть связано с их общеэволюционным отставанием – белые просто опередили черных в развитии на несколько тысяч лет. Поэтому у белых в среднем на 100 граммов мозга больше, чем у черных. Кроме того, развитие мозга у черного ребенка идет не так, как у белого. Поначалу черные дети по двигательной и умственной активности развиваются быстрее белых, но начиная с пяти лет черные дети отстают: развитие лобных долей, отвечающих за логику и абстрактное мышление, у них заканчивается в более раннем возрасте, чем у белых. К тому же эти лобные доли у черных менее развиты и имеют меньшее количество извилин, чем у белых. (Любопытно, что у детенышей человекообразных обезьян развитие лобных долей и двигательной активности идет еще быстрее, чем у негров, но и завершается гораздо раньше.) Именно поэтому, говорили эти исследователи, негры так и не создали цивилизации, не было среди них Кантов и Бетховенов, Колумбов и Архимедов. Просто когда-то эволюционные ветки человечества разошлись, никто не виноват…

Ученые мужи Бейкер, Айзенк, Дженсен, Петерсон, Гаррет, Пинтер, Шуи, Тайлер и Йеркес единодушно согласились, что в логическом и абстрактном мышлении, в математике и умозрительной памяти чернокожие уступают белым. Профессор Генри Гаррет в одной из своих забитых статистическими выкладками книг привел данные о том, что на одного одаренного черного ребенка приходятся семь-восемь одаренных белых детей. При этом 80 % одаренных черных имеют смешанную кровь (с белыми или азиатами). С точки зрения генетики так и должно быть. Но не с точки зрения политкорректности! Которая, постепенно становясь на Западе главенствующей и активно продвигаемой леваками и марксистами идеологией, стала цензурным кляпом для научных исследований и тормозом на пути IQ-тестов.

Еще одним фактом, который активно не нравился прекраснодушным либерал-социалистам, был следующий: по всем замерам IQ, проведенным в разных странах, бедные слои населения оказывались гораздо глупее богатых. Казалось бы, вполне естественно, что дураки живут хуже умных. Но социалисты все переворачивают с ног на голову: они, мол, не потому бедные, что глупые, а напротив – они глупые, потому что бедные! И стоит им отвалить денег из бюджета, как вся гопота разом поумнеет.

Либерал-социалисты с пеной у рта доказывали, что воспитанием можно из Чикатило сформировать Христа, а кто считает иначе, тот дурной человек. И что люди рождаются как белые листы – что на них запишешь, то и получишь.

По этой теории нанес мощнейший удар великий английский ученый Сирил Бёрт. Он задумал и осуществил гениальный в своей простоте эксперимент…

Но прежде чем рассказать об этом эксперименте, некстати спохватившись, напомню все-таки почтенной публике о том, что представляет собой IQ и в каких единицах измеряется. А то я увлекся погромом политкорректности, совершенно позабыв про необходимый в изложении академизм! Ведь надо сначала ввести читателя в курс дела – хотя бы слегка, – объяснив, откуда взялись тесты на интеллект и кто их изобрел…

Задачки на интеллект обычно называют тестами Айзенка – по имени английского ученого, тестовые задания которого получили наиболее широкое распространение в мире. Но придумал их не он. Первый тест на интеллект еще в 1905 году изобрел французский психолог Альфред Бине. До Бине антропологи оценивали интеллект школьников замерами параметров черепа (эту методику потом использовали нацистские антропологи для выявления «расово неполноценных»). Бине же решил измерять не череп, а сам интеллект – непосредственно. И вместе со своим коллегой Теодором Симоном разработал шкалу умственного развития, которая и носит их имена – шкала Бине-Симона.

В 1916 году немецкий психолог, родоначальник дифференциальной психологии Вильям Штерн усовершенствовал шкалу Бине-Симона, введя поправки на возраст. Именно тогда и возник термин «коэффициент интеллекта».

Потом в игру включился американец румынского происхождения Векслер. Приехав в Америку в начале ХХ века и будучи призванным в армию во время Первой мировой войны, молодой ученый оказался в группе психологов, работавших с призывниками по системе Бине. Накопив опыт, Векслер в 1939 году создал новую систему тестов по проверке интеллекта, а в 1955 году усовершенствовал ее. И уже потом в Англии на сцену интеллектометрии вышел Ганс Айзенк.

Я сейчас не буду углубляться в ненужные детали, описывая различия подходов у разных составителей тестов, не буду рассказывать об отличиях интеллекта вербального и невербального. Для нас главное помнить, что согласно самым распространенным ныне тестам Айзенка средним значением коэффициента интеллекта является 100 баллов.

В полном соответствии с кривой нормального распределения человечество по интеллекту раскидано так: 50 % людей имеют интеллект от 90 до 110; четверть населения имеет IQ выше 110 и еще четверть – ниже 90.

У олигофренов IQ ниже 70. Существует даже своя градация олигофренов:

от 50 до 70 – дебилы,

от 25 до 50 – имбецилы,

ниже 25 – идиоты.

Считается, что дебилы способны выполнять простейшую работу под приглядом, имбецилы могут сами обслуживать себя в быту, а идиоты не могут даже этого.

Сместимся, однако, в более приятную часть шкалы. У студентов IQ обычно превышает 120 единиц. Люди с IQ от 120 до 135 считаются высокоинтеллектуальными, то бишь, попросту говоря, очень умными. Люди с IQ от 135 единиц входят в так называемое общество «Менса», то есть в 2 % самого умного населения планеты. Наконец, есть еще так называемое сообщество «Тройной девятки», то есть люди, которых меньше 0,1 % населения, а их IQ выше 150 единиц.

Можно ли повысить IQ? Можно. Все системы тренируемы. Можно накачать мышцы, укрепить связочный аппарат, иммунитет, развить память и наловчиться решать тестовые задачки. Но все равно один человек от природы чемпион по прыжкам в высоту или Паганини, а другого можно просто научить скакать или играть на скрипке. Соответственно можно немного повысить IQ человека, однако выше собственного потолка, заданного генами, не прыгнешь.

Надо заметить, что одного только IQ для преуспевания в жизни мало. Можно быть гением, но влачить при этом жалкое существование из-за трудностей с коммуникацией или из-за того, что ему, гению, с высоты его интеллекта представляется унизительным выполнять глупые «указивки» начальства. И в то же время тысячи людей со средним IQ становятся высокими чиновниками и депутатами просто потому, что по-животному чувствуют настроения аудитории. Ленивый гений запросто может жить хуже упорного терпеливого середнячка. Но это исключения. Общая же тенденция такова: умные живут в среднем лучше глупых, что опять-таки естественно. Процент умных среди людей с высшим образованием выше, чем без оного, среди ученых еще выше, среди нобелевских лауреатов – очень высокий (около 150 единиц).

Можно ли повысить свои шансы и насколько твое преуспевание в жизни зависит от генетической заданности, а насколько – от упорства и тренировок? Эта загадка не давала покоя многим исследователям. Кто прав – эгалитаризм или генетика? На этот вопрос и ответил своим уникальным экспериментом Сирил Бёрт, от которого мы ненадолго отвлеклись.

Этот английский психолог, родившийся в 1883 году, разработал собственную систему тестов. Бёрт полагал, что интеллект – признак наследуемый, как цвет глаз, группа крови, телосложение, рост и тому подобные вещи.

Можно изменить рост? Можно. На пару сантиметров. Зависит от того, делаете вы специальную гимнастику на растяжение позвоночника или нет. И форму тела можно изменить, накачав бугры. А вот цвет глаз уже не изменишь. И группу крови. Бёрт считал, что интеллект так же нельзя изменить, как группу крови.

Исходя из своей уверенности он и действовал. Будучи членом муниципального совета Лондона по отделу образования в период между двумя мировыми войнами, он разработал и внедрил систему тестирования английских школьников, по которой детей сортировали в соответствии с уровнем их интеллекта на три группы и по результатам тестов отправляли в разные классы. Самые умные учились по усиленной программе, поступали в вузы и формировали элиту английского общества.

Тогда, по счастью, никому не приходило в голову вопить о том, что подобная система несправедлива и что умственно отсталых надо учить вместе с умными. Это сейчас норовят загнать (и в некоторых странах уже загоняют!) дебилов и даунов в обычные школы, где они учатся вместе с нормальными детьми. Такой принцип называется методом инклюзивного образования и считается последним писком гуманизма. А поскольку караван идет со скоростью самого медленного верблюда, результаты такого обучения вы можете предсказать сами. Образно говоря, при таком обучении сливают в один тазик суп, второе и компот, после чего перемешивают. Кушайте на здоровье!.. Школа, которая тысячи лет служила человечеству, чтобы давать детям знания, стараниями леваков в ХХ веке вдруг изменила свою цель. Теперь, согласно декларациям левых гуманистов, школа нужна не для того, чтобы знания давать, а для «социализации детей». То есть чтобы они привыкали к инвалидам, были добрыми и ласковыми, берегли окружающую среду, не позволяли себе кого бы то ни было «угнетать»… Причем это не только западные леваки декларируют, это я уже у нас в России, от наших гумано-дураков услышал. Там мне и было сказано: «Не знания главное, а социализация и развитие гуманизма!»


Страницы книги >> 1 2 3 4 5 6 7 8 | Следующая

Правообладателям!

Данное произведение размещено по согласованию с ООО "ЛитРес" (20% исходного текста). Если размещение книги нарушает чьи-либо права, то сообщите об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?


  • 4.7 Оценок: 3
Популярные книги за неделю


Рекомендации