Электронная библиотека » Александр Проханов » » онлайн чтение - страница 9


  • Текст добавлен: 10 ноября 2013, 01:18


Автор книги: Александр Проханов


Жанр: Политика и политология, Наука и Образование


сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 9 (всего у книги 34 страниц) [доступный отрывок для чтения: 13 страниц]

Шрифт:
- 100% +

ЧТОБЫ СВЕЧА НЕ ПОГАСЛА


«Завтра» – не просто газета, а волнорез, о который расшибаются бури, желающие смыть Россию. Оружие, которое борется с теми, кто тщится уничтожить русских. Основав в девяносто первом году газету «День», мы были почти единственными, кто называл Горбачева и Ельцина предателями, а «перестройку» – планом расчленения СССР. Как деревянный «ястребок» вылетал в сорок первом году навстречу армадам стальных «мессершмиттов», так мы сражались с бессчетными либеральными газетами и журналами, радио и телеканалами. Горели, шли на таран, стреляли из пламени последними очередями, сражаясь за «красную империю», беззащитную в руках изменников.

В нашей газете родилось «Слово к народу» – манифест сопротивления. Отсюда вырывались вихри отпора, которыми не сумел воспользоваться робкий ГКЧП, сдав власть горстке либералов, которые тотчас принялись крушить пространства империи, уничтожать ее культуру, армию, высокие технологии, выдавливая русских из истории. Мы, как бригада спасателей, кинулись извлекать из-под обломков обугленные ценности, вносили их в нашу газету, как в священное хранилище.

Мы провозгласили союз «красных» и «белых», как единство русского народа, разделенного на враждующие группировки. Нас благословил Владыко Иоанн, митрополит Санкт-Петербуржский и Ладожский. Наша газета превращалась в храм, куда стекались красные полководцы и православные священники. Перед русским алтарем стояли молитвенники за Россию Василий Белов и Валентин Распутин, Вадим Кожинов и Юрий Кузнецов. В храме звучала музыка Свиридова, песни Отечественной, народные плачи и причеты.

Храм превращался в крепость, из бойниц которой велся непрерывный огонь по НТВ Гусинского и «МК» – отравителю русских колодцев. Мы вели «информационные войны», имея в своих рядах лучших публицистов и аналитиков, отбивались от судов и преследований, получали удары кастетом в подворотнях. Мы сражались вместе с баррикадниками Дома Советов, мерзи в «обесточенном» Белом доме, пробирались подземными туннелями, водили крестные ходы под прицелом ельцинских снайперов, гибли под снарядами танков-убийц. Мы вынесли из пожара Дома Советов чудотворную «Икону 93-го года», которой по сей день поклоняется патриотическая оппозиция, поминая героев и мучеников той несравненной битвы.

Наша газета превращалась в призывной пункт, куда стекались добровольцы, едущие в Абхазию, Приднестровье и Сербию. В лазарет, где скапливались медикаменты для раненных на этих освободительных войнах. Наши спецкоры получали осколки и пули. Нас называли «фашистами» и «красно-коричневыми», превращая в исчадия ада. Закрытая без суда и следствия газета «День», как феникс, возродилась из пожара Дома Советов, теперь под именем «Завтра».

Нашей задачей оставалось поддерживать любое патриотическое проявление, вдохновлять любого патриотического политика, давать место любому патриотическому начинанию. Скольким русским узниками, попавшим в «либеральные застенки» мы помогали обрести свободу. Сколько героев и мучеников покоятся в нашем некрополе, и на каждой могиле лежат цветы нашей памяти, читаются поминальные молитвы.

В нашей газете появляются труды известнейших русских философов и богословов. Мы создаем духовное пространство, в котором умещалось бы все цветущее многоцветье русских идей и взглядов, – евразийцы, космисты, носители «красного смысла», ревнителя «огненного православия».

Мы сформулировали концепцию «Пятой Империи», нового государства Российского, которое, после всех потрясений, продолжает таинственную синусоиду русской истории, когда из черной беспросветной дыры божественным промыслом каждый раз возникает новая Русская Держава. Мы проповедуем пасхальную мистерию вечно воскресающей России, рассматриваем Русское Чудо как божественный фактор, сопутствующий русской истории. Мы провозгласили религию Русской Победы как мировоззрение всех поколений русских людей, жертвующих собой за Россию.

Мы продолжаем развивать теорию русского Развития как неизбежный этап нашей новейшей истории, побуждая наших робких и непостоянных правителей принять идею Развития. Указываем на чудовищную либерально-олигархическую опухоль, взбухшую на теле страны, сосущую ее живые соки.

За восемнадцать лет нашего существования нас не сразили пули карателей, не подавили суды либералов, не погубили расколы и неурядицы в стане патриотов. Нас может погубить экономический кризис, который резко уменьшил наши финансовые возможности, поставив газету на грань закрытия. Мы нуждаемся в помощи. Не мы, газета, а тот обширный пласт читателей, для которых «Завтра» является «живой водой».

Сейчас, когда в России и в мире грядет вал перемен, когда предстоит предельная схватка идей, темпераментов, политических устремлений, у газеты особая миссия. Мы готовы ворваться в самый центр конфликтов, как это делает «бэтээр», спешащий на поддержку пехоты. У «бэтээра» не хватает топлива. Нам нужна материальная помощь. Присылайте в газету свои пожертвования. Так в храме выставляют шкатулку с надписью «На свечу». Кидайте в шкатулку свои пожертвования, чтобы «свеча не погасла».

КТО ХОРОНИТ РОССИЮ, ТОТ САМ В ГРОБУ


Публицист Леонид Радзиховский, говоря о России и русском народе, восклицает: «Мертвая страна. Мертвый народ». Слова острые, блестящие, как гвозди, которые вгоняют в крышку гроба. Исследуем все стороны русской жизни за последние недели, и не покажется ли нам, что Радзиховский прав?

Внутренняя политика. Сконцентрированная в партиях, она выразилась в побеге за границу Чичваркина, отца-основателя «Правого дела», торговца мобильными телефонами, футуриста в желтой канареечной кофте, провозгласившего новое либеральное кредо, но объявленного в розыск. Так «силовики» ненавязчиво ставят на место «либеральную партию», претендующую на роль «кремлевской».

Внешняя политика. Президент Медведев обещал Обаме помогать американцам в Афганистане. Давать воздушные коридоры военно-транспортной авиации. Поставлять вооружение марионетке Карзаю. Чуть ли не вновь посылать в Афганистан «ограниченный контингент». И все бесплатно, без «предварительных условий», которыми в нормальной дипломатии могли бы стать отказ американцев от перевооружения Грузии, обуздание русофоба Ющенко, что еще не раз поставит российско-украинские отношения на грань катастрофы.

Экономическая сфера. Газовая задвижка, то увешанная сосульками, то мокрая от слез Миллера. Двухнедельная ссора «хозяйствующих субъектов», чьи тайные операции, посреднические уловки, финансовые трюки обернулись для Европы «великим оледенением», а для России – повышением тарифов на тридцать процентов. Что за экономика навязана России, если ее природные ресурсы делают народ не богаче, а беднее? Почему Ермак сработал на Абрамовича? Почему треть России так и не увидит «голубой огонек» в плите?

Общественная мораль. Когда тысячи людей увольняются с заводов, когда над русскими семьями нависла угроза голода, когда кризис воспринимается народом, как смерть с косой, – думская знать, губернаторы, вице-премьеры, звезды шоу-бизнеса всем дружным стадом валят в Куршавель. Мечут тысячи долларов, танцуют на столах, беспутствуют у всех на глазах, не боясь осуждения духовных пастырей, не стыдясь обездоленного народа. «Российская элита», перед которой сомалийские пираты выглядят благородными подвижниками.

В «правовом поле» – заказной расстрел адвоката Маркелова, защитника чеченки Эльзы Кунгаевой, убитой полковником Будановым. Подтекст убийства в том, что существуют «армейские мстители», «подпольная армейская организация», отстаивающая интересы попранного русского офицерства, того, что несправедливо брошено в тюрьмы за мнимые военные преступления, и того, что вышвыривается на улицу в ходе «реформ» Сердюкова. Кровавая мистификация, призванная подавить дух сопротивления, зреющий в армейской среде. Сему под стать – театрализованное нападение маньяка на ясли в рождественские дни и избиение младенцев, что прямо отсылает нас к евангельскому сюжету о царе Ироде, к «сатанинской церкви», процветающей сегодня в России.

Церковная жизнь. Накануне избрания нового Патриарха – беспрецедентное давление на религиозную общественность. Телевизионная пиар-кампания в пользу митрополита Кирилла. Заявление группы церковных деятелей о непричастности к табачному и водочному скандалу Владыки Кирилла с перекладыванием вины на главного конкурента Кирилла – Владыку Климента. Поместный собор, в который губернские власти рекрутировали «весь ближний круг» губернаторов, едва ли будут выражать тайную Божью волю, но волю кремлевских пиарщиков, подходящих к мистическому избранию архипастыря с проверенными политическими технологиями.

Мир культуры. Свирепая попытка изнасиловать общественное мнение, навязывая ему очередной «культовый фильм» Бондарчука «Обитаемый остров», который на деле оказался карикатурой на голливудский «Марс», растиражированный вариант «Дневного и ночного дозоров», коммерческая поделка без крупной идеи, новаторской эстетики, не имеющая никакого отношения к сегодняшней, наполненной взрывами жизни. Еще одна профанация искусства, преследующая единственную цель, – не подпустить художника и зрителя к оголенному электрическому проводу русской реальности.

Итак, мы бегло оглядели явления русской жизни последних недель и почти согласны с публицистом Радзиховским – все мертво, все тускло, все пошло. Все гвозди, вбитые им в гроб России, обладают снайперской точностью. Нет великих идей, общенациональных движений, грандиозных открытий и свершений. Нет своего Абамы, которого приветствуют миллиарды верящего в чудо человечества. Нет закрытия Гуантанамо, что знаменует торжество гуманизма. Нет спуска на воду атомного авианосца «Буш», символа военно-технического прогресса и непобедимости. Нет вереницы ракет, пущенных на Луну Китаем, Японией и Индией. Нет очередного букета нобелевских лауреатов. Нет даже буйных погромов, таких, как в Риге и Вильнюсе.

Повторим вослед Радзиховскому: «Мертвая страна. Мертвый народ»?

Нет, не повторим. Русский народ, на который надели железную маску, положили в каменный саркофаг, назвал Сталина своим вождем и кумиром, отвел ему первое место в списке великих русских имен. Этот голос замурованного народа превыше всех деяний и внешних явлений. Свидетельство того, что от великой дубравы с гигантскими деревьями, могучими стволами, которую вырубили демократы под корень, превратив цветущую страну в гнилую пустошь, – от этой дубравы остался золотой желудь, крепкий, ядреный, бессмертный, спрятанный от лесорубов и пильщиков в самые недра потаенной народной жизни. Он неизбежно кинется в рост. Расколет каменный склеп. Вознесет к солнцу зеленую, полную ветра вершину. И снова у русских будет великое государство «Пятая Империя», будут могучие звездолеты и божественные учения, великие художники, герои и духовидцы. «Русская идея» в тысячах своих воплощений, вновь откроется миру, как идея вселенской Справедливости и Добра.

КРИЗИС – РЕЙХСТАГ, ОЖИДАЮЩИЙ РУССКИХ ЗНАМЕНОСЦЕВ


Кризис, как зубастый динозавр, набрасывается на регионы, рвет на куски предприятия, выгрызает зияющие дыры в экономике, проглатывает хрупкие уклады, вонзает зубы в любую семью, в любую торговую палатку, в любое, самое малое предприятие. Среди изгрызенного железа и искусанного населения отбиваются от жуткого заморского чудища крупные предприятия, составляющие цвет российской промышленности. Те, что уцелели в гнусные «девяностые», не пустили к себе разбойников-приватизаторов, отогнали от своих секретных лабораторий и закрытых цехов пронырливых американских экспертов. Именно на этих заводах строятся истребители «пятого поколения», закладываются лодки под ракетный комплекс «Булава», устанавливаются станки, обрабатывающие деталь с молекулярной точностью. Их разрушение и банкротство, потеря драгоценных коллективов, распродажа за копейки бесценного оборудования ставят крест на Русском Развитии, на русской безопасности, на том, что принято сегодня называть «русской цивилизацией». Отдают Россию в окончательное порабощение могучих цивилизаций мира.

Государство бросается на помощь, – гасит долги, предоставляет кредиты, приобретает пакеты акций, отгоняет мародеров, чутких на чужую беду. Среди сбесившегося, эпилептического рынка государство становится единственным целителем проникшей в страну заразы.

В списке предприятий, спасаемых государством, – гигант советской индустрии Уралвагонзавод в Нижнем Тагиле. Исполин, раскинувший свои цеха среди стальных дымов, циклопических труб, металлического, в зарницах и вспышках города. Отсюда в годы войны нескончаемым потоком шли танки Т-34. Громили фашистов под Москвой, замыкали кольцо Сталинграда, спрямляли Курскую дугу, рассекали блокаду Ленинграда, штурмовали европейские столицы, сбивали статуи викингов с постаментов рейхстага. Завод в своей суровой красоте – есть памятник Победы, не меньший, чем Солдат в Трептов-парке или Родина-мать на Мамаевом кургане.

Когда кончается смена, из центральной проходной одновременно выходят тысячи рабочих и инженеров, молодых и седовласых, прелестных девушек и утомленных заботами женщин. Прекрасные лица людей, отдавшие еще один день своей жизни осмысленному труду, который делает существование человека разумней, благополучней, добрей.

Страна, начиная освоение Северного Урала и Восточной Сибири, строит железные дороги, прорывается к месторождениям нефти и газа, железа и меди. Идея проложить железную дорогу по кромке Ледовитого океана, стянуть ее с Транссибирской трассой параллельными, с юга на север идущими магистралями – превращается из утопии в реальность. Все больше товарных вагонов, нефтяных цистерн, криогенных установок для сжиженного газа требуется стране. Завод днями и ночами без устали мнет металл, раскаляет докрасна тяжкие шкворни, прокатывает оси, строит колесные пары, нагружает их сварными сверхпрочными коробами, гулкими цилиндрами нефтеналивных цистерн. Кажется, из завода вытягивается бесконечный состав, вливается в стальные желоба магистралей от Находки до Уренгоя. Не только многотысячный коллектив завода находит здесь работу и заработок. Конструкторские бюро, лаборатории сплавов, машинисты и строители дорог, горняки рудников и бурильщики нефтескважин. Миллионы деятельных, отважных людей, военных и гражданских, созидающих полярную цивилизацию русских. Можно себе представить, какое горе охватит всех этих людей, если встанет завод. Какой урон стране нанесет кризис, если перегрызет артерию, питающую завод кислородом и кровью. Поэтому правительство Путина внесло Уралвагонзавод в число тех, что берутся под опеку государства, – опеку военного времени.

Самые драгоценные и секретные цеха завода – те, где на поточных линиях собираются сверхсовременные танки. Ты шагаешь вдоль линии, среди запахов стали, лака, ружейной смазки, и видишь, как рождается танк, проходя все стадии эмбрионального развития. Как в полую коробку брони вживляются катки и наматываются гусеницы. Как в гулкое чрево загружается могучий двигатель. Как нахлобучивается плоская узколобая башня с громадной пушкой. Как сталь насыщается хрустальной оптикой, лазерной электроникой, системой космической связи. Танк – эта гора брони – обладает изящной легкостью и хищной подвижностью. Может прыгать и летать через рвы. Уходит надолго под воду. Рассеивает перед собой облако аэрозоля, в котором сгорает выпущенная в него ракета. Лазерными лучами ослепляет и сжигает летящие с вертолетов снаряды. Танк бессилен против кризиса, и государство оснащает танковый цех системой антикризисной защиты.

Завод – это не просто кузница, мастерская, место приложения физических и умственных усилий. Это шедевр, который в истории русской культуры значит не меньше, чем храм Покрова на Нерли. После Победы, в годы страшной разрухи и бедствий, невыплаканных слез и незажитых ран, Сталин подарил заводу Дворец культуры, – баснословной красоты здание, образец «Большого имперского стиля». Его сберегают, как жемчужину. Не устаешь любоваться инкрустациями стен и полов, резными капителями, драгоценными камнями колон. Один и тот же художник создавал эскизы дворца, рисовал контуры танка, выкладывал цветной мозаикой на заводской стене ордена трудовой и боевой доблести. Этот художник – русский народ, творящий свою историю среди кромешных угроз, всегда, в самые черные времена, добиваясь Русской Победы.

В заводском храме, что построен в десяти шагах от проходной, есть удивительная, неканоническая фреска. Горит рейхстаг. В черном окопе валяются убитые фашисты. Из-за гор вылетают танки Т-34 и стреляют на ходу по рейхстагу. Их направляет в бой острокрылый ангел – Вестник Русской Победы.

Сегодня кризис – это рейхстаг, к которому сквозь свинцовую пургу пробиваются русские знаменосцы.

ВОСЕМЬ КРЕСТОВ РУССКОЙ СЛАВЫ


Газовый апокалипсис. Украина ворует русский газ. Киев перекрыл газовый вентиль в Европу. Европа околевает от холода. Глава Газпрома Миллер мелькает между Брюсселем, Москвой и Сочи. Путин обвиняет правительство Украины в коррупции. Медведев называет истинную цену на русский газ. Множество комиссий и подкомиссий. Все Рождество – только о газе, об украинском жулье, о борьбе кланов, и, конечно, верх остроумия – об украинской горилке и сале. Что об этом сказать?

Ложью оказывается утверждение либеральных российских политиков, что у России нет врагов. Что на Россию никто не хочет напасть. Враги есть, и один из них – нынешняя украинская власть. Она напала на Россию. Ведет с ней войну. Разрушает основную отрасль ее экономики. Ссорит Россию с Европой. Демонизирует Россию. Наносит ей ущерб не меньший, чем если бы бомбила Севастополь.

«Операцией прикрытия» следует считать утверждение все тех же либералов, что вокруг России, якобы, нет никакого «санитарного кордона». Кордон есть. Он выстраивается от Балтийского до Черного моря. В нем участвуют страны Балтии, зажавшие в клещи Калининград. Грузия, отсекающая нас от Закавказья. Украина, отрезающая русский газ от Европы, вышвыривающая Черноморский флот из Севастополя. Блокада – это эффективнейшая форма ведения войны, о чем свидетельствует американская блокада Кубы, еврейская блокада сектора Газа, украинская блокада русской газопроводной системы.

Еще одной сознательной ложью, исходящей от врагов российских пространств, от разрушителей Российской Империи, является утверждение, что пространство в наше время утратило свою фундаментальную ценность. Важно, говорят они, не пространство, а скорость коммуникаций, переброска денег чрез часовые пояса, обмен электронными письмами через континенты. Но это не так. Сегодня пространство, быть может, важнее, чем век назад. Пространство, то есть расстояние, определяет подлетное время ядерных ракет от старта до цели. Потеряв территории на западе, мы позволили американцам разместить свои пусковые установки под Смоленском и Псковом, поставив под удар Москву и Петербург. Пространства таят в себе месторождения, например, уран, который мы потеряли, отторгнув от себя Казахстан. Или углеводороды Арктики, за которые начинается борьба. Или гелий на Луне, куда стремятся космические державы. Именно «фактор пространства» позволяет украинской власти манипулировать Россией, подвешивать ее за уши, играть на газовой трубе «ноктюрн русского поражения».

Во время нынешней отвратительной газовой свистопляски ни у одного из российских политиков не повернулся язык произнести слово «империя». Признаться, что все случившееся – есть результат сознательного разорения великой Русской Империи, которая собиралась веками, выстраивалась как уникальный ансамбль пространств, позволявший русским существовать среди льдов и песков, среди европейского молота и азиатской наковальни. Русские цари были не угрюмые захватчики, не слепые империалисты, помышлявшие о мировом господстве. Самые великие из них пробивали геополитические коридоры на восток и на запад, через моря и суши, открывая ворота для товаров, идей, культурных и мировоззренческих потоков. Так поступали Московские Князья. Так поступал Иван Грозный. Так поступали Петр Великий и Екатерина. Так поступал Иосиф Сталин.

Либералы, еще в окружении Андропова, разработали план «сброса окраин», превращая Русскую Империю в «национальное государство». Об этом совсем недавно в передаче у Познера со свойственной агрессией заявил Анатолий Чубайс. Два «антиимпериалиста», два ревнителя «русского национального государства», которые почему-то в ужасе оттого, что в таком государстве все громче раздается призыв: «Россия для русских!».

Недавно в телепроекте «Имя России» Черномырдин представлял Петра Первого. Ничего более карикатурного невозможно представить. Ельцинист Черномырдин ни словом не обмолвился об имперской политике Петра, о его военном рывке на запад, рывке, потянувшем за собой всю цепь Петровских реформ, военных, промышленных, образовательных, административных.

Сегодняшний газовый конфликт с Украиной – это результат сознательного, антиимперского курса Горбачева и Ельцина, результат идеологического тупика, в котором барахтается российская власть. Сапожной дратвой зашиты губы первых лиц государства. Проведя авангардные имперские войны в Закавказье, восстанавливая русский коридор на Кавказ, она страшиться произнести слово «империя».

Торговля газом не может быть идеологией. Она может быть имперской практикой, в которой слово «имперская» не фигурирует. Идеология Газпрома – это деньги, прибыль, «моржа», что смехотворно сейчас, когда денежное основание мира сметается как негодное.

Россия не может жить без идеологии. Первые попытки идеологического творчества, предпринятые Сурковым, были остановлены. Умокли разговоры о Развитии. Вернулись во властный лексикон слова-пустышки «демократия», «либеральные ценности», «права человека». Но с их помощью не отстоять русские интересы в Европе и Азии, не обеспечить безопасность границ, не создать поколение Сынов Отечества.

Минуло Рождество, но «тема небесного», «вечного» и «чудесного» занимала ничтожное место в информационном поле, где волчком крутился Миллер, пузырились какие-то цистерны, обросли сосульками какие-то дурацкие вентили.

А небесное существует, дает о себе знать. На Священном Холме под Псковом, где собраны земли со священных русских мест и воссоздан образ Русской Империи, образ Русской Святости и Героизма, у этого Холма случилось знамение. Группа паломников двигалась мимо в ненастный вечер, под тучами, обложившими небо. И когда они поравнялись с Холмом, разверзлось небо, и в нем посияло восемь лучезарных крестов. «8» – Богодичное число, Осьмиконечная звезда Богородицы. Россия, великая и многострадальная, живет сегодня под знаком этих восьми крестов.

Перефразируя эпиграф замечательного романа Набокова «Дар», можно сказать:

 
Ромашка – цветок.
Воробей – птица.
Россия – империя.
Победа – неизбежна.
 

Страницы книги >> Предыдущая | 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 | Следующая

Правообладателям!

Данное произведение размещено по согласованию с ООО "ЛитРес" (20% исходного текста). Если размещение книги нарушает чьи-либо права, то сообщите об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?


  • 0 Оценок: 0
Популярные книги за неделю


Рекомендации