154 800 произведений, 42 000 авторов Отзывы на книги Бестселлеры недели


» » » онлайн чтение - страница 6

Правообладателям!

Представленный фрагмент произведения размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО "ЛитРес" (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?

  • Текст добавлен: 4 ноября 2013, 16:04


Автор книги: Александр Тамоников


Жанр: Криминальные боевики, Боевики


Возрастные ограничения: +16

сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 6 (всего у книги 12 страниц) [доступный отрывок для чтения: 8 страниц]

Часть II

Глава 1

Экстренное совещание у Эдуарда Генриховича Гофмана было назначено на 22.00, что сильно удивило тех, кому был направлен вызов. Обычно плановые совещания проводились еженедельно в среду, в 11.00. Но на этот раз, видимо, произошло нечто неординарное.

Вызвано это было следующим обстоятельством: после захвата героина Вахи Бокаева Гофман договорился об оптовой сделке по продаже товара с одной из столичных преступных группировок, главаря которой знал лично. И не просто знал, но и держал на крючке своего архива. Для доставки груза он отправил лучшего исполнителя, Владимира Топоркова, или Топора, с бригадой отборных бойцов, не раз проверенных в деле. Транзит осуществлялся автомобильным транспортом под безупречной маскировкой и надежным прикрытием. Караван Москвы достиг беспрепятственно. Груз складировали в условленном месте, о котором столичные партнеры знать не могли. Бригада во главе с Топором отправилась на отдых в снятую на окраине столицы квартиру. Оттуда Топор благополучно доложился. Утром должна была состояться встреча с покупателем, передача товара и получение денег. Так должно было быть! Но поздним вечером на квартиру нагрянул отряд столичного ОМОНа. Завязалась перестрелка, в результате которой все люди Гофмана полегли на «поле брани». Обо всем этом доложил человек, контролировавший проведение сделки, постоянно следивший за Топором и его людьми. Такие контролеры всегда выставлялись Эдуардом Генриховичем при серьезных делах. Так вот этот контролер и стал живым свидетелем кровавой бойни. О судьбе товара ему ничего не известно. Но Гофману было ясно, что он утерян навсегда. А это очень хорошие деньги. Эдуарда Генриховича сейчас мучил вопрос, случайным ли оказался инцидент с группой Топора, или в его команде завелся предатель. Противоположная сторона в деле замешана быть не могла, так как только утром Топор должен был известить ее о прибытии товара. Но если сделку сдали, то тогда менты должны были бы брать с поличным. С другой стороны, никто не знал о деталях и сроках сделки, кроме непосредственного руководителя, Топора. Он-то точно не мог сдать! Поэтому Гофман решил собрать всех, ибо подозревать в измене он имел полное основание любого. И лишь один человек не вызывал у Гофмана подозрений. Это старый его сокамерник, ныне добросовестный молчаливый садовник Сивый, Сурко Данила Матвеевич.

Каково было бы удивление Эдуарда Генриховича, узнай он о том, что Сивый уже второй год работает на заместителя начальника местной милиции. Удивился бы Гофман потому, что в преступной среде, где Сивый ранее занимал достойное положение, он всегда слыл человеком правильным и надежным. А «купил» его Костычев просто. Любимый внук и единственный на этом свете родственник Сивого Алексей попался на банальной краже. Вроде бы пустяк – несколько лет условно, но подполковник не упустил своего шанса, обещая навесить на Сурко-младшего столько всего, что хватило бы надолго упрятать того за решетку. Перспектива никогда больше не увидеть любимого человека сломала Сивого, и он согласился на сотрудничество с Костычевым в обмен на свободу внука.

Именно Сивый доложил подполковнику о намечающейся операции, о которой самому Сивому рассказал Топор, уважавший заслуженного старика.


К назначенному времени на загородную виллу Гофмана начали прибывать вызванные лица.

Первым прибыл Мурат-Кули Карраев, туркмен по национальности, директор рыночного комплекса, одновременно руководящий всем, что связано с доставкой и распространением наркотиков.

Следом, с разницей в пять минут, – Коротков Вениамин Александрович, директор фирмы «Гарпун», официально поставлявший рыбопродукты на рынок Карраева.

Последним приехал адвокат Гофмана, Борис Иосифович Огаревич.

Прибывающих встречали Хан, или Владимир Губин, в прошлом известный спортсмен, – начальник личной охраны Гофмана, и Виктор Столыпин, помощник-референт хозяина.

Огромные, старинной работы часы пробили ровно 22.00. Дверь, откуда должен был появиться босс, оставалась закрытой. В помещении установилась глубокая, нервная тишина. Ощущение чего-то плохого будто витало в воздухе. И чем больше задерживался босс, тем сильнее оно становилось.

Наконец двери распахнулись. В кабинет стремительно вошел высокий худощавый мужчина, лет пятидесяти с небольшим. Густые черные волосы, уложенные в аккуратную прическу. Такие же черные, слегка прищуренные глаза. Нос с горбинкой. Ниточка рта. Одет он был также во все черное: от легкого свитера до начищенных до зеркального блеска полуботинок. На длинных музыкальных пальцах – ни одного перстня или кольца. Тщательно и красиво обработанные ногти. Это и был Эдуард Генрихович Гофман. Все его движения были резки. Он энергично подошел к столу. Встал, опершись на него. Следовавший по пятам один из двух телохранителей быстрым движением успел убрать кресло. Затем оба охранника встали за спиной хозяина, скрестив сильные руки на груди.

Гофман обвел всех присутствующих, которые поднялись при появлении босса, пронзительно-мрачным взглядом. Коротко бросил:

– Садитесь!

Потом немного выждал и произнес:

– Господа! У нас чрезвычайное происшествие!

Присутствующие продолжали молчать, ожидая продолжения.

– Топор с бригадой отправился в мир иной!

– Как? Что? – послышалось со всех сторон.

Гофман поднял руку. Возгласы прекратились.

– Объясни им все, Виктор, – приказал босс помощнику.

Сам же оглянулся. Телохранитель тут же подставил деревянное кресло. Гофман сел, сцепив пальцы на уровне глаз, продолжая мрачным взглядом разглядывать своих подчиненных.

Референт босса, Виктор Столыпин, вышел к месту, откуда его могли видеть все.

– Позавчера, накануне дня выполнения миссии, ради которой Топор и был отправлен в Москву, местное отделение милиции вечером устроило проверку документов жильцов, снимавших квартиры на предмет регистрации. Квартиру для бригады снимал один из людей Топора. В ней на момент прибытия милиции находилась вся бригада. Естественно, ни о какой регистрации речи вестись не могло. Назревал конфликт. Уже само по себе такое количество мужчин в однокомнатной квартире вызвало подозрение участкового. Топор предложил ему деньги, чтобы «замять» конфликт. И участковый согласился. Взяв деньги, он с сопровождающими его ментами ушел. Но участковый оказался скотом. Он деньги взял, но вызвал подразделение ОМОНа. После ухода милиции Топор, видимо, отдал приказ быстро собраться и покинуть квартиру. ОМОН ворвался в хату. Один из наших выстрелил первым. Бойцы ОМОНа открыли огонь на поражение. Уйти кому-либо из наших не удалось, так как квартиру штурмовали и через дверь, и через окна. В результате Топор и его люди были уничтожены. У меня все.

– Кому что непонятно? – спросил Гофман.

– Информация достоверная, босс? – первым задал вопрос Коротыш.

– Абсолютно!

– А не могли менты взять кого-нибудь живым? А потом запустить «утку», что, мол, всех завалили?

– Я же сказал: информация достоверная, – ответил, как обрубил, Гофман.

– Ну тогда, черт его знает! Непредвиденный случай. Выглядит все правдоподобно. В Москве такие проверки в порядке вещей. На каждом шагу, – вступил в разговор адвокат Огаревич.

– Правдоподобно, говоришь? – взглянул на него Гофман.

– Вас что-то смущает, босс? – спросил Коротыш.

Гофман резко встал, проигнорировав вопрос и отбросив стул, поднятый тут же одним из телохранителей. Он медленно пошел по залу, сдвинув густые брови и что-то обдумывая.

– Разрешите, босс? – решился прервать размышления Гофмана Хан.

– Говори!

– А не могли ментов предупредить о целях визита Топора в Москву? И разыграть сцену захвата, чтобы все выглядело правдоподобно?

– Ты кого-то подозреваешь?

– Нет, но разве такого не могло быть?

– Нет, не могло. Если среди нас завелся предатель и сбросил информацию ментам, то ребят не положили бы. Всех! След постарались бы взять, кого-то обязательно взяли бы живым. Чтобы раскрутить в дальнейшем. Для ментов исполнитель – шавка, им заказчик нужен, организатор. А они, завалив бригаду, сами обрубили все концы.

– А если такой вариант, – продолжал вслух размышлять Коротыш. – Кто-то из наших все же сбросил информацию, ребят планировали взять живыми, но они оказали сопротивление.

– Что же ты сам тогда, в кабаке, в бой не бросился, когда тебе ногу прострелили? Ты же был вооружен. Почему не стрелял? – Глаза Гофмана впились в Коротыша.

– В той ситуации, босс, я был под прицелом.

– Ну и что? Наши-то решили, по твоей версии, умереть, но не сдаться? Почему же сдался ты?

– Ну…

– Молчи! Если все было так, как ты нам пытаешься представить, то и захват производился бы иначе. Нет, думаю, наши огрызнулись и получили свое. Нелепый и несчастный случай!

Собравшиеся согласно и облегченно закивали головами. Вариант предательства не устраивал никого. Не хватало еще, чтобы Гофман назначил расследование.

Гофман же продолжил:

– Товар и деньги мы потеряли. И это урок для нас. Ты, Мурат-Кули, лично займешься опекой над семьями погибших. Так как за организацию дела отвечал именно ты. Проверю! Ты хотел что-то сказать? – вдруг повысил голос Гофман. Карраев испуганно ответил:

– Нет, босс! Я сделаю все, как вы сказали.

– Не сомневаюсь. Итак, мы потеряли отменных бойцов, пусть земля им будет пухом. Нужна замена. Ищите и предлагайте кандидатуры, но не дай бог вам ошибиться в выборе, за каждого головой отвечать будете. Замену подготовить в течение трех дней. Все! Свободны! Хан, следуй за мной!

Не прощаясь, Гофман удалился из кабинета.

В комнате отдыха он присел в кресло, поднял вверх указательный палец. Телохранитель тут же налил двойную порцию виски и подал боссу.

Вошел Хан.

– Присаживайся!

Хан подчинился, устроившись на стуле возле стола и смотря преданным взглядом на хозяина.

– Отведи взгляд, Хан. Что ты, как пес, пялишься? – приказал Гофман.

Он небольшими глотками пил виски. Допив бокал, бросил его телохранителю.

– Охрана свободна!

Телохранители вышли из комнаты.

– Хан! Что у нас с Гурамом?

– Сегодня сеанс связи, но уже поздно.

– Для кого?

– Простите, босс.

– Зови Али!

Хан ушел, чтобы вскоре вернуться с молодым человеком из охраны.

– Али! Ты сейчас должен позвонить отцу девочки.

– Я понял, хозяин!

– Следи за мной, если я что-то подскажу тебе. И понапористей, Али, понапористей, требуй немедленного выкупа, понял? – Гофман коротко проинструктировал Али. Затем передал ему трубу сотового телефона.


Гурам ждал звонка весь день, но его не последовало, хотя время неуклонно приближалось к полуночи. Ни о каком сне он не думал.

– Салам, Гурам!

– Говори! – не ответил на приветствие Гурам.

– Э-э? Что ты такой злая? Здороваться ни хочишь?

– Я же сказал, говори!

– Эта ты гавари, Гурам, чего надумал? Будишь платить или мне точить кинжал и гатовить ящык?

– Буду платить!

– Ай, маладесь! Джигит, клянус! Дэнги что? Дэнги так, пыл! Дочь – другой дело. Правилно решил.

– Как будем делать дело?

– Сапсэм проста! К тибе придет чиловек. Скажит, от дочери, ты отдашь дэнги. Потом, через час-два, пиридет твой Тамар.

– Да? Ты за кого меня держишь, абрек? Твои условия мне не подходят.

– Моя знал, что ты так сказать будишь.

– Тогда какого хрена резину тянешь?

– Слюшай, Гурам, а что ты передлагаишь?

– Вы привозите дочь сюда. Здесь же и получаете деньги. И еще решим вопрос о друге дочери и моих людях.

– О своих людях забудь. О них Аллах позаботится. Друг твой Тамар могу отдать. Почему нет? Но ты не хочишь даже дочь получить. Как с тобой разговариват?

– С чего ты взял, что я не хочу дочь получить? Я же сказал тебе – приведи ее, и я отдам деньги. И ты, клянусь, спокойно уйдешь отсюда. Если будет надо, мои люди довезут тебя до границы. Что тебе не нравится? А привезешь парня, заплачу и за него, о цене договоримся.

– Ты хитрая! Хочишь обмануть миня?

– Не веришь мне? Ну давай, звони тогда завтра, готовь новый вариант обмена. На твое предложение я не согласен.

– Я убью твой дочь, – злобно прошипел голос в трубке.

И тут Гурам сорвался, кавказский темперамент дал о себе знать:

– Если ты, собака, сделаешь это, я найму столько киллеров, что они найдут тебя, шакал, и порежут на куски – и тебя, и все твое племя, понял, пес?

– Ты так загаварил, да? Грозишься? Не надо мене грозит. Твой килер – тьфу! Понил, ты?

Гурам с трудом справился с яростью, внезапно выплеснувшейся из него:

– Ну ладно, ладно, успокойся, погорячился. Извини, не хотел обидеть ни тебя, ни твой народ. Ты и меня пойми. Давай спокойно еще подумаем, найдем другие варианты, чтобы сделка состоялась честно! Деньги у меня есть, тебе волноваться нечего. И еще, я уже говорил, что готов выкупить друга Тамары. Сколько за него хочешь?

– Карашо! Ты пагарячился, я пагарячился, забудем слова. Они ничто. Завтра буду звонить, жди!

– Назови сумму за пацана! Слышишь меня?

– Ище милион!

– Ну, ты не подумал. За эту сумму он мне не нужен.

– А сколко дашь?

– Триста тысяч!

– Жди, завтра буду звонить, – повторил чеченец, и связь прервалась.

Гофман, слушавший весь разговор и направлявший его, задумался. Он очень хорошо знал Гурама, знал его безграничную любовь к дочери, но и знал, КАКИМ может стать его старый друг, если перейдет к решительным действиям и пустит все свое состояние на поиск виновников похищения дочери. Тогда может произойти все, что угодно. Надо поторопиться! Поэтому следует срочно изменить тактику. Назначить условия «обмена» где-нибудь недалеко от границы с Чечней. Гурам вышлет туда бригаду. Его люди начнут готовиться к встрече, недоезжая границы. А вот встретить их следует недалеко отсюда, где-нибудь на трассе вдоль реки. Место для засады там можно выбрать. И ударить по ним. Значит, чтобы люди Гурама оказались в нужном месте ночью, передачу Тамары надо назначить на утро, часов на десять. Затем, после завершения акции, убить Тамару и Романа.

Пусть Гурам бесится в бессильной злобе, как бесился он, Гофман, когда по приказу Гурама убили его сына. Коварство «чеченцев» сведет его с ума, а потом в дело вступят акционеры, кредиторы, конкуренты. Все это кончится петлей.

– Хан!

– Да? – встрепенулся начальник охраны. – На утро, к 9.00, ко мне Быка.

– Понял!

– Иди!


Положив трубку, Гурам задумался. Если Гофман уже решил действовать, Сергею ничего не удастся. Даже внедриться в банду. Надо протянуть время, хотя бы на неделю-другую. Но как это сделать? Если только… Ну, конечно, Семен! Главный врач областной клинической больницы, его, Гурама, можно сказать, должник, ставший потом товарищем. Вот кто сейчас может реально помочь.

Гурам пролистал записную книжку, нашел нужный номер. Длинные гудки продолжались, казалось, вечно. Наконец Гурам услышал заспанный женский голос:

– Алло!

– Извините, пожалуйста, могу я услышать Семена Борисовича?

– Вы из больницы?

– Нет!

– Тогда, наверное, сошли с ума. На время посмотрите.

– Знаю я время, но, ради бога, разбудите Семена. Он мне очень нужен. Очень!

– Ну хорошо, попробую.

Через некоторое время:

– Да! – Такой же, как у жены, сонный голос.

– Сеня! Это Гурам!

– Вот как? Давненько тебя не слышал и не видел. Какие-нибудь трудности, Гурам?

– Не называй, пожалуйста, при жене мое имя.

– Да она в спальне уже.

– Все равно. Слушай, Семен. У меня действительно большие проблемы. Нужна твоя помощь.

– Здоровье?

– Нет, другое.

– Говори, Гурам. Ты помог мне, я помогу тебе, если смогу.

– Сможешь, Сеня.

– Ну, тогда давай подробнее.

– Мне нужно попасть в больницу с серьезным диагнозом, где-то недели на две. Но чтобы все было чисто.

– Никаких проблем, Гурам. Организуем тебе сердечный приступ. Приходи завтра утром.

– Нет, нужно, чтобы я попал в больницу внезапно, сегодня же ночью.

– Так! Подожди! Слушай меня. Минут через пятнадцать вызывай «Скорую помощь», жалуйся на сильную непроходящую боль в сердце, понял?

– Да!

– Я за это время приеду в больницу. Там тебя и встречу. Лично осмотрю и пристрою, куда надо! Годится?

– Я буду в долгу у тебя, Семен!

– Нет, только в расчете. Подожди пятнадцать минут. Или нет – лучше дождись моего звонка из больницы, я сам отправлю к тебе неотложку, так будет надежнее.

– Хорошо, спасибо, Семен!

– Не за что!


Утром Гофман ждал у себя Быка. Тот явился вовремя, точно в 9.00.

– Вызывали, босс?

– Проходи, присаживайся, разговор у нас долгим будет. Хочу сразу сказать, Бык, что после смерти Топора ты теперь у нас старший над всеми боевыми бригадами. Пройдешь испытание, и о твоем статусе будет объявлено всем. Ты получишь большие полномочия, Бык, ну и деньги, соответственно.

– Понял, босс, спасибо за доверие – не пожалеете.

– Не сомневаюсь. А благодарить не за что. Заслужил работой своей. Подойдем к столу! Тебе уже сегодня предстоит дело.

Они подошли к широкому рабочему столу. На нем лежала крупная карта района.

– Читать карту умеешь? – спросил Гофман.

– Да.

– Тогда смотри. Вот дорога, ведущая к чеченской границе. Нас интересует вот этот участок. – Гофман чиркнул фломастером по карте. – Знаешь это место?

– Это где болото? Знаю, там река идет вдоль дороги, на повороте болотистый затон. Мы с пацанами как-то там тусовались!

– Вот и хорошо! На этом участке, между холмом и затоном, надо устроить засаду.

– Против кого, босс?

– Вот тебе номера машин, запомни и оставь лист здесь. Машин может быть несколько. Твоя задача – не пропустить их! Со склона ударишь из гранатометов, потом подключишь снайперов и бойцов. Валишь всех! Дорогу постарайтесь как-нибудь перекрыть с обеих сторон, чтобы не было свидетелей. Машины, убедившись, что в живых никого не осталось, – в затон. Болото быстро затянет, не найдут. Тщательно уберешь следы за собой. Чтобы ни одного окурка, ни одной гильзы. За это головой отвечаешь. Вопросы?

– А если тачки бронированными будут?

– Тогда рубите им скаты, блокируйте двери и – туда же, в затон.

– Могут не потонуть сразу.

– Герметизированный салон и воздушная пробка? Что ж, молодец, что подумал об этом. Хотя мне кажется, что все равно под своим весом они уйдут на дно, давай подстрахуемся. Возьмешь пару взрывчаток, разорвешь днище.

– Все понял, босс.

– Ребят подбери отборных, хотя маловато таких у нас осталось.

– Ничего, подберем.

– Сделаешь дело, каждому из бойцов – по штуке баксов, тебе – пять!

– Я понял, босс, – повторил в который уже раз Бык. – Разрешите выполнять?

– Выполняй! В 22.00 доложишь мне о готовности с места засады. Следующий сеанс связи после завершения акции. Иди! И помни о моих словах!

Бык, гордый повышением и довольный необычайно высоким гонораром, удалился готовить бойцов.

Гофман вызвал Али ближе к обеду. Проинструктировал его о новом варианте «передачи» Тамары и Романа.

– Настаивай на этом варианте – он окончательный, понял? Звони!

Али набрал номер.

– Да, – вдруг ответил чужой голос.

– Кто это? – спросил Али, удивленно взглянув на хозяина. Тот показал – продолжай.

– Это главный врач ОКБ.

– Какой такой О Ке Бе?

– Ты что, друг, с гор только что спустился, что ли? ОКБ – областная клиническая больница.

– Мене больница не нужен! Гурам нужен!

– Так бы сразу и сказал. К сожалению, Гурам Гурамович не сможет с вами поговорить.

– Почему, слюшай. Да?

– Сердечный приступ у него, ясно? Утром доставлен к нам. «Скорой помощью». Жизни его ничего уже не угрожает, но где-то неделю как минимум ему придется у нас провести. Он передал мне сотовый телефон и предупредил о вашем звонке. Просил передать, что сделка состоится, только чуть позже. Все! До свидания. У меня хватает забот и без вашего Гурама!

Семен Борисович отключил телефон.

– Вот билят, босс! У него, как, эта…

– Я все слышал. Сердечный приступ? Видимо, неслабо прихватило, раз медиков вызвал и загремел в больницу. Что же, это хорошо! Сердечко дает сбой. Так и до смерти недалеко, с сердцем не шутят. Эх, не помер бы раньше времени, не такой смерти я ему желаю. Иди, Али, занимайся своим делом.

Чеченец вышел. В комнате остались Гофман с Ханом. Эдуард Генрихович приказал:

– Быку – отбой! Пусть занимается подготовкой бойцов.

Глава 2

Лесное озеро раскинулось среди густого смешанного леса. Оно было широким и глубоким, хотя берега сильно заросли осокой. На небольшом же травянистом пляже в разгар жары собирались многие жители близлежащих районов. Здесь же, левее, параллельно берегу – дачный поселок. А напротив пляжа, где осока была выкошена, а дно искусственно углублено, стояла огромная дача Эдуарда Генриховича Гофмана. Она была окружена забором, имела выдвинутый в озеро причал с несколькими лодками и небольшой яхтой. Сейчас ни в поселке, ни на даче Гофмана никто не жил. Осень. Но охрана у Гофмана осталась. В отличие от поселка, к которому в сумерках по тропинке приближался капитан Сергей Роенко.

Ему нужно было найти дом под жилье, всего на два-три дня. Взломать дверь и устроить там временное прибежище. Хорошо бы, чтобы оттуда просматривалась вотчина Гофмана, но и с дачи за Роенко могли бы наблюдать. Сергей шел налегке. Куртка слабо защищала от пронизывающего холодного ветра. Хотелось в тепло. Он остановил свой выбор на доме во втором ряду, под номером 213. Он соответствовал нужным требованиям наполовину, так как с дачи Гофмана был виден лишь частично, но идеального варианта подобрать не удалось. Сергей взломал дверь, осмотрел помещение. Добротное, но совершенно пустое. Пришлось пошарить по другим домам в поисках теплой одежды, матрасов, одеял.

Его передвижения не остались не замеченными с дачи Гофмана. Охранники проследили за действиями появившегося одинокого человека и сделали вывод, что какой-то залетный бомж готовит себе лежбище на зиму.

Прошло три дня. Продовольственные припасы кончились, сигареты также были на исходе. Систему охраны дачи Гофмана Сергей изучил: она состояла из трех человек, меняющихся ежесуточно в 20.00. Люди, как правило, были одними и теми же. О присутствии рядом бомжа знали, не обращая на него никакого внимания. Так что наступало время действий. План он разработал, осталось только претворить его в жизнь. Одно настораживало: каждый из охраны имел при себе короткоствольный автомат «АКСУ». Зачем охране здесь оружие ближнего боя? Сергей забрался на чердак, где был устроен наблюдательный пункт. Там и решил дождаться нужного часа. Вечерело. Сумерки незаметно, но быстро втягивали в себя округу. И скоро темень вступила в свои права. Сергей еще раз посмотрел в сторону дачи. На первом этаже горел свет в двух окнах. Значит, все трое находились внутри, в одной комнате. Пора!

Сергей спустился с чердака, проверил пистолет, поднял ворот куртки и шагнул в темноту дачного поселка.

К объекту подошел вдоль берега. Перепрыгнул через невысокую в этом месте ограду. Бегом преодолел лужайку и прильнул к каменной стене здания, возле светящихся окон. Осмотрелся. Через деревянные солнцезащитные ставни заглянул в окно. В комнате, как он и предполагал, сидели трое – вся охрана. Положив ноги на стол, молодые люди потягивали пиво и вяло играли в карты, о чем-то беззаботно беседуя. Сергей отошел от окна, зашел за угол и подошел к двери. Слегка дернул за ручку. Закрыта. Ждать, пока кто-то выйдет? Или выбивать? Но дверь крепкая. Такой вариант не катит! На окнах решетки, не такие, как на гарнизонной гауптвахте, эти только гранатой сорвать можно. Значит, все же ждать? Но они вообще ночью могут не выйти. Все удобства ведь внутри дома. Выманить?

Сергей обошел дом, ища лазейку. Но нигде ничего подходящего не обнаружил. Гараж закрыт. Лезть на второй этаж? Несерьезно.

Сергей вдруг подумал, что он слишком все усложняет. Он же бомж! Увидел дачу, где горит свет, попросил у хозяев какую-нибудь дребедень типа спичек или сигарет. А значит, просто постучал в дверь. Не открыть не должны – их трое, они вооружены, объект охраняют далеко не ядерный.

Сергей постучал в дверь. Сильно, ногой.

Прошло около минуты, пока из-за двери не послышалось:

– Кого там хрен принес?

– Это сосед, – как можно миролюбивей ответил Роенко.

– Какой сосед? Бомжара, что ли?

– Можно и так сказать.

– И че надо?

– Спички, понимаете ли, кончились. Печку затопить не могу, а на дворе, сами знаете, не май месяц.

Сергей услышал, как откуда-то из глубины дома кто-то спросил:

– Гера? Ну че ты там застрял?

– Да бомж соседский спички просит!

– Пошли его на хер, иди доигрывать!

Голос за дверью отрезал:

– Нет спичек, понял? Вали отсюда. Еще раз через забор перелезешь, башку снесу.

Гера стал удаляться от двери.

Тогда Сергей крикнул:

– Спички зажал, козел опущенный! Заткни их себе в задницу, чмо!

– Че-е? Че ты там тявкнул?

Охранник быстро возвращался. Сергей приготовился. Дверь рывком отворилась. На пороге показался крупный бритоголовый парень.

Роенко отошел на лужайку. Сжался, имитируя испуг. Парень заорал:

– Это ты, сука, меня козлом назвал? – закрыв дверь, он двинулся на Сергея.

– Я только спички попросил…

– Щас я дам тебе спичек, петух гамбургский! Щас ты мне за базар ответишь, скотина!

– Да ладно тебе! – Сергей побежал.

Следом рванулся бритоголовый с бьющимся на боку автоматом. Роенко быстро дал себя догнать. Когда охранник уже дышал ему в затылок, он резко остановился и рухнул тому под ноги. Споткнувшись, бритоголовый перелетел через Сергея, а тот мгновенно прыгнул на охранника и нанес тому сильнейший удар в переносицу. Вырубив незадачливого преследователя и схватив его автомат, Роенко ворвался в здание. Ворвался стремительно. Охранники не успели даже ноги убрать со стола, который, опрокинутый, отлетел в сторону – вместе с картами, пивом и автоматами.

Так ничего и не сообразившие охранники мгновенно оказались обезоруженными и под прицелом «АКСа».

– У вас, козлов немытых, только спички попросили!

– Ты че? – ошарашенно спросил один из них.

– А тебя это теперь е…т? А ну встал! Быстро! – приказал Сергей тому, кто задал вопрос.

Охранник подчинился. Роенко приказал:

– Взял сумку пообъемней и собрал всю жратву. Не забудь сигареты и пойло. Вперед!

Тот метнулся по комнате, но шок от внезапного нападения еще не отпустил его – бритоголовый бесполезно шарахался от стены к стене.

– А ну стой! – вновь приказал Сергей. – Смотри на меня!

Охранник замер, глядя мутными глазами на Роенко.

– Успокойся и не дергайся! Посмотри вокруг! Сумка вон в углу, рядом с холодильником. Затаривай ее.

Тот наконец понял, что от него требуется, и стал перекладывать продукты из холодильника в спортивную сумку. Выполнив требование Сергея, поставил ее там, где недавно стоял стол.

– А теперь камуфляж давай.

Утепленный военный костюм лег рядом с сумкой. Сергей спросил:

– У тебя размер какой?

– Че?

– Бревно через плечо! Размер обуви, спрашиваю, какой?

– Сорок второй.

– А у тебя? – спросил Роенко у второго охранника.

– Сорок третий!

– Снимай «берцы»!

– А?

– Снимай, говорю, а то с трупа друг твой стягивать их будет.

Через минуту пара военных полевых ботинок перешла в собственность Сергея.

– Вот так! Теперь ты, – он обратился к первому охраннику, – сверни все аккуратно и перетяни веревкой.

И это требование было выполнено.

– Теперь выложили ваши мобильники!

– Он у нас один!

– Отвечаешь? Найду еще, всех захерачу!

– Да один, отвечаю, – сказал первый охранник.

– Давай сюда!

Бритоголовый протянул аппарат сотовой связи. Сергей бросил его на пол и раздавил кованым каблуком ботинка.

– Другая связь в доме имеется? – спросил Роенко.

– На втором этаже, городской. Но у нас от комнаты той ключа нет.

– Черт с ним!

Сергей поднял автоматы охраны, поочередно вытащил из них затворные рамы с затворами, забрал полные магазины и сунул в сверток белья. Бесполезное теперь оружие бросил под ноги бандитам.

– А «волыну» вашего Геры я забираю с собой, ясно?

– Не надо! Хозяин узнает – не сносить тебе головы.

– Срать я хотел на хозяина, у которого в бойцах такие чмыри ходят. Все! Я ухожу! Сунетесь следом – завалю!

Сергей вышел из дома. Посмотрел на провода, тянущиеся от столба к изолятору дома, поднял автомат и одной короткой очередью срезал их. Посыпались на землю искры и куски проводки.

Проходя мимо Геры, Сергей увидел, что тот, тряся головой, пытается встать на колени. Ударил его каблуком по затылку, впечатав разбитое лицо в липкую холодную грязь.

Уже обойдя озеро, Сергей зашел в свой домик.

Сумку с костюмом поставил в угол. Покурив трофейный «Кэмэл» и плотно поужинав, прилег на кровать. Спал он чутко.

А наутро следующего дня Гофмана ждала неприятность. С нее начал утренний доклад его помощник:

– Доброе утро, босс!

– Доброе! Что у нас там за прошедшие сутки?

– ЧП на даче у озера, Эдуард Генрихович!

– Какое же тогда утро доброе? Что случилось?

– Да как сказать. Вроде пустяк, но пустяк уж больно интересный.

– Виктор! Что за манера тянуть резину?

– На даче ночью на наших ребят напал бомж!

– Что значит бомж и что значит напал?

– Он дня три назад поселился в поселке, а вчера ночью перелез через забор, попросил спичек. Наши ребята, понятно, погнали его с территории, но бомж упертым оказался. Оскорбил Геру.

– Смелый, видно, бомж!

– Ну, Гера, сами понимаете, хотел проучить обидчика, но тот оказался резвее – вырубил Геру, причем надолго!

– Вырубил Геру? – Гофман был по-настоящему удивлен, Гера слыл у него в банде одним из сильнейших бойцов.

– Именно так!

– Что же это за бомж такой?

– Но это еще не все. Бомжара зашел в дом, где устроил настоящий погром на первом этаже.

– Наши же были вооружены, – еще больше удивился босс.

– Были! Но тот разоружил их! Заставил собрать весь провиант, что был у наряда, забрал один теплый камуфляж да еще ботинки с Чугуна снял. Из автоматов вытащил затворы и магазины с патронами. Автомат Геры забрал с собой. Предупредил: если будут его разыскивать, убьет! Разбил им сотовый и очередью перебил провода. Поэтому Кокс прикатил утром на тачке. Доложить обо всем!

– Да! Ну и охрана. А Гера-то? Не понимаю. Эти идиоты проследили хоть, куда направился этот так называемый бомж?

– Кокс говорит, что они знают, где он обитает.

– Вот это новость! До чего же мы дожили! Троих вооруженных, подготовленных бойцов спокойно «делает» какой-то бомж. А? Что же это за дела? Что это за охрана? И что это за бомж такой?

– Эдуард Генрихович, разрешите сделать предположение?

– Давай!

– Помните, недавно прошла информация о беглом офицере – том, который охранника в кабаке замочил и в Коротыша стрелял?

– Ну помню, и что? Ты думаешь, это тот самый капитан?

– Его же так и не взяли менты.

– Не взяли! Он еще к Гураму как-то наведывался?

– Да! Но скоро ушел. Дальше о нем ничего не известно.

– Хочешь сказать, что в дачном поселке нашел пристанище?

– А куда ему еще? Он ведь в розыске.

– А что? Возможно, ты и прав. Ведь налет на дачу он сделал, чтобы добыть пищу и теплую одежду. Может, готовится зиму зимовать здесь? Но почему не покидает город?

– Может, некуда! Насколько мне известно, кроме Галины, его супруги, у этого капитана никого больше не было.

Страницы книги >> Предыдущая | 1 2 3 4 5 6 7 8 | Следующая

Правообладателям!

Представленный фрагмент произведения размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО "ЛитРес" (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?


  • 3 Оценок: 1
Популярные книги за неделю

Рекомендации