Электронная библиотека » Алексей Гройсман » » онлайн чтение - страница 2


  • Текст добавлен: 24 августа 2015, 14:30


Автор книги: Алексей Гройсман


Жанр: Кинематограф и театр, Искусство


Возрастные ограничения: +16

сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 2 (всего у книги 10 страниц) [доступный отрывок для чтения: 4 страниц]

Шрифт:
- 100% +

Следует сказать и о негативном аспекте воздействия сценических эмоций. На этом важно остановиться потому, что «сценические эмоции» – достояние не только профессиональных актеров и людей искусства; многие «играют» в реальной жизни во вред себе и своему здоровью. Так, отрицательные эмоции были свойственны многим выдающимся артистам как результат наигрыша, а не поисков «правдоподобия чувств в предлагаемых обстоятельствах», не миновал этих страхов и К. С. Станиславский. Об этом пишет народный артист СССР А. Д. Попов: «Боязнь зрительного зала, психологический и физический зажим, играние чувств – все это признаки и страхи Станиславского в первые годы увлечения театром, и они не могли не сказаться на его системе… Чувство и волнение владели Станиславским, а не он ими в период любительства до организации Художественного театра» Пашенная, 1964, с. 23). Только ли актерам свойствен «наигрыш»? Практика психотерапии показывает: далеко нет, по-своему подтверждая истинность слов Шекспира: «Весь мир – театр…».

В связи с этим К. С. Станиславский поставил вопрос об установке на творческую деятельность, являющейся профилактикой «творческих зажимов». Необходимо, по Станиславскому, «воспитывать эту готовность к занятиям, это бодрое расположение духа… предрабочее состояние. С ним всегда надо приходить в театр» (Росляков, 1991, с. 15).

При создании образа «переживанием» или «воплощением» вовсе не обязательно «рвать страсти в клочья». Это влечет за собой пошлую манеру игры и выхолощенный натурализм, не устраивающий истинного зрителя. Кроме того, такой «актер-неврастеник», как называл его Станиславский (хотя диагностически это чаще может быть истерик), генерализует свои аффекты на все свое поведение и в жизни может «нажить истерию» (В. И. Немирович-Данченко). Происходит стирание граней между искусством и жизнью, а сценические эмоции ни в коей мере не должны быть житейскими, и наоборот. Ведь образно сказано о театре, что в игре на голову надо быть выше самого себя, ибо искусство не нуждается в признании его произведений за действительность, фальсификация правды и упадок творческой работоспособности появляются там, где на сцене играют «в чувства», а не подлинно выдают беспочвенную взволнованность за темперамент и вдохновение.

Профессиональная деятельность актера – поле приложения сил психотерапевтов со значимыми результатами для психопрофилактической работы в целом. Особенно это касается феномена вызываемой эмоциональной напряженности, который может как положительно, так и отрицательно воздействовать на психическое здоровье актера (и того, кто стремится «играть» в жизни). Следует сказать об известных «ножницах», существующих между теоретическими работами по проблемам психологии творчества и психологии искусства (Бруш-линский, 1969; Гройсман, 1992; Немчин, 1983; Перлз, 1995; Попов, 1960; Райх, 1992; Соколова, 1989 и др.) и прикладными исследованиями. Показано, что практическое внедрение методов психологической коррекции личности, в частности приемов психотерапии, – главное условие решения проблемы оптимизации эмоционально напряженного труда и творческой работоспособности актера, равно как и другой профессии.

Особо значимой здесь является личностно-ориентированная психотерапия (в русле работ по медицинской психологии В. Н. Мясищева, К. К. Платонова и др.). Что же касается психогигиены – важного элемента профессиональной деятельности, – то она в свою очередь достаточно хорошо описана в применении к неврологическим расстройствам (Александровский, 1976; Гройсман, 1986; Карвасарский, 1980), однако почти не изучалась в связи с личностными особенностями. Поэтому построение личностно– и профессионально-ориентированной системы психопрофилактики невротических расстройств при эмоционально напряженной деятельности актера было неполным.

Для более полного представления о целостной модели психопрофилактики невротических расстройств в условиях эмоционально-напряженной деятельности актера был осуществлен анализ системы психопрофилактики в театральном вузе на основе изучения специфики личностных особенностей в профессиональной деятельности студентов ГИТИСа. Индивидуальные характеристики, по данным стандартизированных методов исследования личности (СМИЛ) и 16-ФЛ О, каждого студента актерского и режиссерского факультетов варьировали в значительных пределах. Однако благодаря применению этих методик удалось выявить некоторую достаточно стабильную типологию так называемых «режиссерского» и «актерского» профилей. Наиболее часто среди режиссерской группы встречался комплекс личностных черт ригидного типа, у актеров – гипертимный и демонстративный, у театроведов имела место смешанная типология акцентуаций (Гройсман, 1988, 1998, 2000).

При обращении студентов за психопрофилактической помощью фоновые личностные профили по СМИЛ характеризовались преобладанием следующих шкал: «ипохондрия», «депрессия», «эмоциональная лабильность», «тревожность». С помощью СМИЛ, 16-ФЛО Кеттела и др. установлена взаимосвязь некоторых личностных особенностей студентов с рядом актеров «риска», таких, как психические перегрузки, микросоциальные конфликты, «вредные привычки», нарушения режима труда и отдыха. По данным СМИЛ, такими предис-понирующими (предрасполагающий) личностными особенностями являются все шкалы «невротической триады», а также шкалы «импульсивность» и «тревожность».

Влияние методов психотерапии на личностные особенности студентов неоднозначно. Так, после аутогенной тренировки (AT) происходили нормализация факторов, формирующих невротическую симптоматологию, снижение уровня фрустрации (Р4), тревожности (О), повышение показателей самоконтроля (рЗ), независимости (32) и воображения (М).

Усредненный профиль по 16-ФЛО принимал вид, свойственный лицам, обладающим психической надежностью, точностью, умением и навыками общения с людьми.

Психотерапевтическое воздействие метода AT (по СМИЛ) также сказалось прежде всего на снижении показателей «невротической триады». В усредненном профиле СМИЛ после применения AT обращает внимание общее сглаживание 1, 2,3 и 7-й шкал. Сам же характер личностного профиля практически оставался неизменным.

Влияние гипносуггестии (ГСГ) на показатели шкал личностного профиля студентов (по 16-ФЛО), как и аутогенной тренировки, общеседативное, но более выраженное, нейтрализующее невротическую симптоматику. Вместе с нормализацией показателей невротичности происходило снижение уровня тревожности ниже нормы, что не всегда адекватно психотерапевтическим задачам, ибо эйфория часто ведет к ослаблению мобилизационной готовности организма. Несколько повышается по сравнению с фоном «защита Я», отражающая, в частности, усиление компенсаторных возможностей личности.

В результате применения дидактической психотерапии (ДПТ) выраженные изменения наблюдались на шкале тревожности. На остальных шкалах левой и правой частей профиля изменений не наблюдалось либо они были статистически недостоверными, в пределах 1 Т-балла по шкалам эмоциональной лабильности, психопатии, ригидности аффекта, аутизма и социальной интроверсии.

Выраженное снижение по 7-й шкале тревожности объяснялось психогигиеническими сведениями дидактического характера («Знание – наполовину выздоровление»), оказавшими стабилизирующее действие на эмоциональный тонус в результате снятия информационного дефицита, который вызывает обычно у тревожно-мнительных лиц чувства нерешительности и навязчивого беспокойства. Это подтверждалось и данными 16-ФЛО: механизм влияния ДПТ совершенно иной, чем при AT, ГПТ (групповая психотерапия) и ГСГ в исследованных группах.

Факторы, составляющие базис невротичности, оставались неизменными, как и в фоновых исследованиях, лишь некоторые изменения касались E (снижение доминирования), С (повышение эмоционального тонуса). «Защита Я» происходит по типу рационализации, при этом наблюдается понижение самоконтроля (Q3).

Патогенетические методы психотерапии в отличие от симптоматических (AT, ГСГ) влияли на динамику личностных особенностей студентов. Так, под влиянием метода СПП (специальная поведенческая психотерапия) наблюдался выраженный симптоматический эффект, проявившийся в снижении показателей «невротической триады» в среднем на 6 Т-баллов (р<0,05). Наибольшее влияние в левой части профиля проявилось в снижении показателей шкалы эмоциональной лабильности (на 7 Т-баллов), наименьшее – отмечено по шкале ипохондрии (на 3 Т-балла). Достоверная нормализация профиля происходила и по 4-й шкале (психопатия), что сказалось на снижении показателей этой шкалы на 7 Т-баллов, шкалы ригидности (снижение на 6 Т-баллов) и шкалы аутизма (снижение на 8 Т-баллов). Остальные показатели правой части профиля оказались практически неизменными. Указанные выраженные изменения свидетельствуют о высокой личностной ориентированности метода, обладающего значительными личностно-корригирующими свойствами. Таким образом, вариант СПП с использованием техники эмоционально-стрессовых воздействий по своему реконструктивному влиянию на личность приближается к патогенетическим методам психотерапии (Гройсман, 1992; Пашенная, 1964; Рождественская, 1978).

Наиболее эффективным методом оказалась групповая психотерапия, под влиянием которой у 85,1 % испытуемых произошла редукция невротической симптоматики. Затем следуют СПП – 68,9 %, ГСГ-51,8 %, AT-41,2%.

Методы психотерапии косвенно, через оптимизацию психической работоспособности и системы отношений личности, влияли и на академическую успеваемость. Так, применение AT привело к повышению успеваемости: в 1,5 раза увеличился процент хорошо успевающих (66 %) и выявились студенты, учащиеся на «отлично» (18 %). Аналогичное воздействие оказало ГСГ: число отлично успевающих студентов возросло с 3,5 до 11 %, а учащихся на «хорошо» – с 42,4 до 58 %. Влияние СПП и ДПТ способствовало и уменьшению разброса успеваемости.

Самая высокая эффективность учебной деятельности отмечена в результате применения ГПТ удовлетворительная учебная деятельность наблюдалась лишь у 6 % студентов, основную массу составили учащиеся на «хорошо» – 75 % и «отлично» – 19 % (данные статистически достоверны).

При анализе применения ГПТ в качестве эффективного метода личностно-ориентированной психопрофилактики обнаружились изменения конативных, когнитивных и эмотивных, а позднее и мотивационно-поведенческих реакций личности. Качественная и количественная оценки наметившейся реконструкции нарушений системы отношений под влиянием личностно-ориентированной психопрофилактики отражали возрастание личностного опыта каждого из участников групп патогенетической психокоррекции. Отмечалось достижение ими большей гибкости, адаптивности во взаимодействиях с людьми, в частности, в принятии себя и других с осознанием отношений и новых связей личности. Вместе с этим наблюдалось увеличение эмпатического потенциала студентов-режиссеров, причем оценочная эмпатия (Карамуратова, 1985) проявлялась в росте профессиональных педагогических способностей режиссеров и умении «вчувствоваться» в проблемы актера в контексте его отношений к различным (особенно к конфликтным и взаимонеприемлемым) ситуациям. Недостаточная эмпатичность отрицательно сказывалась как на психическом здоровье участников этой диады, так и на процессе учебной и профессиональной деятельности. Моделирование поведения в сложных ситуациях, отрабатывавшихся в виде тех или иных форм ролевого поведения, и преодоление трудностей межличностных взаимоотношений облегчало ход обучения и тренировки новой системы продуктивных отношений. Результаты СТ закреплялись в виде некоторых устойчивых «паттернов» поведения и личностного реагирования, свободного от прежнего фрустрационного и негативно-эмотивного реагирования, связанного с бывшей деструктивной системой личностных отношений.

В процессе групповой психотерапии как основного личностно-ориентированного патогенетического метода психопрофилактики наблюдалась оптимизация психического здоровья (Гройсман, 1969), связанная с изменением системы отношений и появлением спокойно-выжидательного и активно-противодействующего отношения к невротическому состоянию.

У 156 студентов-актеров отмечена следующая эффективность ГПТ (положительный катамнез от года до пяти лет): практическое выздоровление с полным восстановлением работоспособности у 25 %, значительное улучшение работоспособности у 52,5 %, улучшение у 21,1 %, без эффекта – 1,4 %.

На примере изучения особенностей личности актеров профессиональных театров и студентов различных факультетов театрального института (актеров, режиссеров, театроведов), а также анализа невротических расстройств с учетом результатов контрольной группы сформулированы общие принципы и подструктуры системы психопрофилактики. На их основе должны создаваться организационно-методические формы психопрофилактической работы в вузе с ориентацией на его специфику и профиль.

Первый выделенный автором принцип, являющийся отражением основного системного подхода, – принцип личностно-ориентированной психопрофилактики. Второй принцип – профессиональная направленность системы психопрофилактики, определившаяся в связи с различием выявленных психических расстройств и личностных особенностей студентов театрального и физико-технического вузов.

Необходим различный подход и к выбору эффективных методов психотерапии: из-за большей эффективности рассудочно-разъяснительных методов у физиков и суггестивных – у актеров смещается и акцент в системе психопрофилактики; однако в любом случае систематизирующим фактором и ведущим методом психопрофилактики остается личностно-ориентированная групповая психотерапия, эффективная и у физиков, и у актеров. Реализация третьего принципа – комплексирования – возможна лишь при интегрировании личностно-ориентированных патогенетических методов (групповая психотерапия) с суггестивными симптоматическими методами психотерапии (аутогенная тренировка, гипносуггестия), а также методами, направленными преимущественно на психологические и нейрофизиологические процессы. Интегрирующей психофизиологические воздействия оказалась аутогенная тренировка, эффективно влияющая на высшие психические функции и характеризующаяся высокими рекреационно-физиологическими возможностями. Поэтому ее включение в систему психопрофилактики признано обязательным. Изучение эффективности применения тех или иных психотерапевтических методов позволило уточнить дифференцированные звенья и механизмы их лечебно-профилактической действенности для построения и реализации оптимальной системы интегральной психопрофилактики. Это позволяет учитывать избирательность действенности этих методов, формировать специфические для каждой профессии механизмы психотерапевтического влияния. Так, метод дидактической психотерапии оказался более эффективным на начальном этапе перестройки когнитивных процессов, оставаясь почти бездейственным в плане активации эмоционально-волевой сферы личности студентов-актеров: он существенно не влиял на активную перестройку нарушений системы отношений личности. В то же время метод специальной поведенческой психотерапии, в меньшей степени затрагивающий когнитивную сферу, показал значительные преимущества перед другими, позитивно воздействуя на эмоционально-волевую сферу и перестраивая нарушенную систему отношений личности.

Следовательно, снятие негативных последствий эмоционально напряженного труда у актеров, улучшение их психического здоровья реализуется через взаимодополнение обоих методов.

Применяемая здравоохранением психопрофилактика (в основном использование аутотренинга) малоээффективна, поскольку она проводится без учета системных представлений о деятельности и отношениях человека, его личностных и профессиональных особенностях, специфики творческого труда. Применение же только одного метода может привести к «потере» личности как субъекта эмоционально-напряженной и интенсивной деятельности. Описанные методы могут использоваться для психопрофилактики невротических расстройств не только у актеров, но и у представителей других профессий, связанных либо с избыточной информационной стимуляцией (работники сферы управления, студенты во время сессии), либо с недостаточной гипостимуляцией (операторы в условиях монотонной деятельности). На основе указанных материалов изданы учебные пособия и методические рекомендации, которые используются в лечебной работе и при проведении психолого-педагогического консультирования.

Глава 2
Общая характеристика наблюдений и методики исследования системных личностно-профессиональных качеств актеров

2.1. Системный анализ и методики исследований личностно-профессиональных качеств актеров

Понимая творческую личность как динамическую систему взаимосвязанных и диалектически взаимодополняющих друг друга биосоциальных подструктур и элементов (Платонов, 1982; Рождественская, 1995), обучение основам психологии в РАТИ-ГИТИС сочетается с преподаванием биологических дисциплин, таких, как основы анатомии и физиологии человека (Гройсман, 1987). полноценное обучение должно включать и так называемые «предельные нагрузки», тренирующие биологические и физиологические резервы организма, но было бы вульгарным биологизаторством строить программу обучения театральному искусству и актерскому мастерству лишь на знании анатомии и физиологии, не давая знаний и умений в области социальной педагогики и психологии, не развивая у становящейся личности учащегося творческую мотивацию и мировоззренческую направленность, поэтому целесообразно использовать весь арсенал психокоррекцион-ных средств, включая поощрение, убеждение, внушение и уважение к студентам на основе принципов «диалога» и «партнерства», что обогащает нравственно-психологические основы личности. Естественно, применяя «предельные нагрузки», нельзя забывать и о биофизиологических базисных свойствах личности и организма, сочетая их с развитием силы и выносливости психологического аппарата, индивидуализируя нагрузки и адаптируя организм и личность актеров к их выполнению. В соответствии с современными направлениями педагогической антропологии, рассматривая движущие силы личности системно, как взаимодействие внешних и внутренних факторов реализации человека, биологических программ с духовными и социальными, мы строим программу обучения актеров во взаимодействии биологических и социальных предметов.

В связи с этим мы попытались осуществить целостное исследование актеров, относясь к ним как к личностям с позиции системного подхода, в котором К. К. Платонов усматривает биосоциальное единство человеческой личности в аспекте четырех рядоположенных подструктур: социальной – направленность личности, социобио-логической – опыт личности, биосоциальной – индивидуальные психические свойства личности, биопсихической – базисные основы высшей нервной деятельности.

Учитывая эту функциональную динамическую системную концепцию К. К. Платонова, мы проводили комплексное исследование актеров в четырех следующих аспектах.

1. Социально-педагогический аспект рассмотрения актеров включает взаимодействие ученика и учителя в педагогическом процессе как средовые взаимовлияния, оптимизирующие обучение.

2. Персонологический (собственно личностный) аспект в парадигматике концепции К. К. Платонова – уровень высших психических функций актеров.

3. Психофизиологический аспект – уровень высшей нервной деятельности и нейровегетативной регуляции организма актеров.

4. Нейромышечный и психомоторный аспект рассмотрения «фактуры» анатомо-физиологических особенностей актеров.


Учет всех указанных уровней в единую интегральную систему исследования психомоторики предпринят А. А. Крыловым (Психология труда и инженерная психология, 1979) при составлении психомоторного профиля.

Система изучения психомоторики учитывает молярный и молекулярный уровни, причем молярный включает методики графических движений (типа линеограмм Мирра и Лопеса) и времени психомоторного компонента волевого усилия (измеряемого в секундах удержания мышечного усилия).

Молярные методики создают представление о координационных характеристиках актеров на личностном уровне. Учет же субъективного молярного уровня обеспечивается изучением реакции на движущийся объект и простой сенсомоторной реакции по методикам, широко известным в спортивной психофизиологии. Молекулярный уровень представлен теппинг-тестом, определяющим нейро-динамические субъективные характеристики актеров, а индивидный уровень измерялся сериальной динамометрией, обеспечивающей установление энергетических характеристик исполнителей (Аболин, 1989).

Координационные и скоростно-силовые характеристики актеров определялись с помощью общеизвестных тестов-реакций на движущийся объект и простой сенсомоторной реакции с измерением латентного времени простой зрительно-моторной реакции (ЛПЗМР).

Нейродинамические характеристики диагностировались тестами линеаграммы (тест Мирра и Лопеса) и пробой многоточия (теппинг-тест в варианте Гройсмана-Шогама; см.: Гройсман, 2002).

Проба многоточия может иметь существенное значение для функциональной диагностики психомоторики. Соотношение точек и запятых выявляет преобладание собственно корковой и подкорковой психомоторики. Снижение темпа с уменьшением общего числа движений отмечается при астенических состояниях, причем «выход» к активности и оптимизации психической работоспособности может быть диагностирован опять же с учетом снижения или повышения, а иногда и пересечения корковой психомоторики с подкорковой. Отсутствие «реакции финиша» может расцениваться как снижение энергетических показателей психомоторики.

Методика исследования условных гаптических рефлексов (А. Н. Шогам, А. Л. Гройсман).

При недостаточности коркового включения и динамогенных аппаратов, регулирующих психомоторику (ретикулярная формация мозга, гипоталамус, образование старой коры, гиппокампо-амигдалярная система, энторинальная кора), сказывается в преобладании тормозных ошибок («недожал»), а слабость механизмов коркового выключения динамогенеза в преобладании возбуждения («пережал»).

Подобные изменения выявляют функциональные расстройства нервной системы с патологическим преобладанием возбудительного или тормозного процессов.

Сериальная динамометрия (А. Н. Шогам, А. Л. Гройсман) По результатам 10-кратного сжатия составляется график по системе ординат: на абсциссе 10 пробных замеров, на ординате шкала в кг. Различают графики (Е. П. Ильин), отображающие особенности включения активирующих аппаратов двигательного анализатора, и достаточность мобилизации эрготрофотропной активации нервно-мышечного аппарата актера. При заторможенной и невыразительной психомоторике отмечается «кривая растормаживания»: наивысших показателей испытуемый достигает к 5–7 сжатиям, проба может свидетельствовать также о процессах утомления, о тренировке и подвижности нервных процессов и о типологических вариантах личностной психомоторики актера.


Страницы книги >> Предыдущая | 1 2 3 4 | Следующая

Правообладателям!

Данное произведение размещено по согласованию с ООО "ЛитРес" (20% исходного текста). Если размещение книги нарушает чьи-либо права, то сообщите об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?


  • 0 Оценок: 0
Популярные книги за неделю


Рекомендации