» » » онлайн чтение - страница 4


  • Текст добавлен: 16 мая 2017, 23:03


Автор книги: Алексей Кобелев


Жанр: История, Наука и Образование


Возрастные ограничения: +12

сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 4 (всего у книги 23 страниц) [доступный отрывок для чтения: 16 страниц]

Шрифт:
- 100% +

ШЛЕНЕВ Николай Алексеевич

– Главный начальник Алтайских горных заводов и томский гражданский губернатор (ноябрь 1835 года – декабрь 1837 года), генерал-майор и кавалер.

На самую высокую должность в Алтайском горном округе и Томской губернии он был назначен в 55 лет от роду. К тому времени был награжден орденами Св. Анны II степени с алмазными украшениями, Св. Владимира III степени, Св. Станислава I и II степеней, дважды награждался деньгами по 2500 рублей, имел знак беспорочной службы за XXXV лет.

«Николай Алексеев сын Шленев» родился в 1776 году, происходил из штаб-офицерских детей, родовым имением не владел, ибо «покойный родитель имел небольшой деревянный дом в Новгороде, который по его воле предоставлен в полное распоряжение брату и сестрам». Женат, вместе с супругой растили трех детей. Сибирские места ему были не в новинку, более того, хорошо знакомы, ибо в молодости больше десяти лет работал на Алтае.

По выпуску из Горного кадетского корпуса в мае 1796 года Николай Шленев был направлен на Колывано-Воскресенские заводы и назначен в Салаирский рудник к смотрению верховых работ. Затем был определен к смотрению Соймовской шахты со всеми работами, сортировкой руд, заведованием тамошней лабораторией и всей командой. В окрестностях занимался поисками ископаемых. Через семь лет в чине гиттенфервальтера (поручика) назначен управляющим Салаирским рудником, в феврале 1806 года определен управителем Сузунского медеплавильного завода и местного монетного двора. Чеканка монеты была давно отлажена, выпуск сибирской монеты был прекращен еще в 1781 году, мастеровые занимались производством монеты общероссийского образца, но из сибирской меди.

За время службы на Алтае Николай Алексеевич трижды отправлялся в столицу империи за препровождением караванов с серебром. Служил исправно, трижды ему объявлялось через Главного начальника заводов Высочайшее благоволение государя императора, не миновали и очередные чины – в мае 1805 года он уже стал бергмейстером VIII класса (майором).

В январе 1807 года командирован в удельный Департамент, в том же году окончил возложенное на него поручение. Вслед поехал выправить дело на Ропшинской бумажной фабрике, «за установление счетоводства по примеру казенных заводов» по Высочайшему повелению получил бриллиантовый перстень и произведен в обер-бергмейстеры (подполковники). Позже Николай Шленев занимался разработкой золотых приисков на Урале, исследовал месторождения золота в Уфимском округе, выполнял «особые поручения» при управляющем Кабинетом Его Императорского Величества. В декабре 1813 года по именному Высочайшему указу пожалован в берггауптманы VI класса (полковники) и определен начальником на Екатеринбургские заводы.

В связи с Отечественной войной 1812 года нужда в металлах крайне обострилась, и на Урал из столицы шли строжайшие предписания. Шленев принимал экстренные меры, в том числе было и назначение им на Первопавловскую рудотолчейную фабрику смотрителем по всему золотому производству мастерового Льва Брусницына, вместо горного офицера. И он не ошибся в выборе, он и в дальнейшем предпочитал мастерового гиттенфервальтеру (поручику).

Служил там восемь лет, а потом вышел в отставку по прошению в связи с ухудшением состояния здоровья, подтолкнули к тому, наверное, рабочие волнения на Березовских промыслах. Не у дел был без малого три года. В июне 1824 года именным Высочайшим указом Николай Алексеевич возвращен на службу, и определен в Министерство финансов империи для особых поручений. Через месяц же по велению императора Александра I пожалован обер-берггауптманом V класса и назначен директором Департамента горных и соляных дел.

Являлся членом комитета для устройства горных заводов, членом ученого комитета при Горном кадетском корпусе, старшим членом строительной комиссии по новому устройству Санкт-Петербургского литейного завода, членом комиссии для ревизии капиталов столичного монетного двора, членом комиссии «для приема металлов и монет Персидской реквизиции». В августе 1829 года произведен в обер-берггауптманы IV класса (в генерал-майоры). «С Высочайшего разрешения, по воле г. Министра Финансов» выезжал в горные заводы княгини Белосельской-Белозерской для исследования жалоб крестьян ее «по случаю возникшего на оных заводах возмущений».

Когда Е.П. Ковалевский оставил пост командира Горного кадетского корпуса в связи с отъездом в Сибирь, то в мае 1830 года престижное учебное заведение возглавил Николай Алексеевич Шленев, оставаясь до осени того же года управляющим Департаментом горных и соляных дел. Педагогической деятельностью занимался четыре года. А когда в начале 1834 года кадетский корпус был преобразован в Горный институт, то по Высочайшему повелению занял должность вице-директора Департамента горных и соляных дел. С той должности 29 ноября 1835 года и был назначен Главным начальником Алтайских горных заводов и томским гражданским губернатором с переименованием в генерал-майоры. Он опять шел на место Евграфа Петровича Ковалевского.

Вторично Шленев служил в Сибири менее полутора лет. Губернатор при ревизии присутственных мест нашел много упущений, успел утвердить «Положение об учебных заведениях Алтайских заводов», на основании его учреждались училища в каждом заводе или главном руднике, в том числе в городе Барнауле на 250 учеников. Тогда же Барнаульское горное училище было преобразовано в окружное, а заводская школа стала подготовительным отделением его. В Томске началось строительство здания присутственных мест. Других общественно значимых событий в губернии в бытность Н.А. Шленева не произошло, если не считать еще, что в 1837 году гражданским чиновникам было дозволено носить усы.

Оставил должность по прошению, и его можно понять – почти за 40 лет службы он имел лишь один отпуск на 28 дней, из которого явился в срок. Уехал в столицу, там получил должность вице-директора Петербургского монетного двора.

Был почетным членом Императорского Казанского университета и Вольного общества любителей словесности, наук и художеств.

Умер Николай Алексеевич Шленев 16 марта 1863 года на 87-м году жизни в Санкт-Петербурге, похоронен на Смоленском православном кладбище на Васильевском острове. Сохранилась до наших дней надгробная гранитная колонна, хотя имеется разлом на постаменте.

БЕГЕР Федор Федорович

– Главный начальник Алтайских горных заводов и томский гражданский губернатор (апрель 1838 года – декабрь 1840 года), генерал-майор и кавалер.

Родился в Иркутской губернии на Нерчинских заводах, его отец тоже Федор Федорович прибыл в Россию в 1779 году, служил по горному ведомству в Перми, на Нерчинских заводах, в Петербурге и снова в Перми. Имел чин обер-бергмейстера (подполковника).

Федор-младший в 1809 году окончил Горный кадетский корпус, за успехи в науках и похвальное поведение награжден двумя серебряными медалями и книгами. Выпущен практикантом и направлен на Богословские заводы Урала, служил смотрителем и помощником управителя Турьинских рудников. В 1819 году переведен в штат Пермского горного правления, через семь лет вырос до управляющего Пермскими заводами. Осенью 1827 года определен горным начальником Богословских заводов.

Служил «при усердии с пользою во многих делах». Рос в чинах – в начале 1830 года произведен в берггауптманы (полковники), в 1824 году удостоен ордена Св. Анны III степени, потом «в воздаяние ревностной службы и неутомимых трудов при открытии богатых золотоносных розсыпей в округе Богословских заводов» был пожалован орденом Св. Анны II степени.

Когда весной 1830 года Колывано-Воскресенские заводы были сданы в аренду Министерству финансов и Главным начальником их был назначен Е.П. Ковалевский, то горным начальником по Высочайшему указу, данному Правительствующему сенату, стал Федор Бегер. Они знали друг друга по кадетскому корпусу, ибо заканчивали его с разницей в один год, вместе более года работали в комиссии по Златоустовским заводам «для изследования действий тамошнего начальства». Но, наверное, не последнюю роль в перемещении Федора Федоровича сыграло то обстоятельство, что Алтай в то время охватила золотая лихорадка, а он имел опыт организации добычи россыпного золота.

И на Алтае Федор Федорович служил исправно. Спустя два года «за особо оказанные заслуги при открытии золотоносных розсыпей и серебросодержащего рудника» был пожалован орденом Св. Анны II степени, украшенный императорскою короною. Позже был удостоен ордена Св. Владимира III степени, своевременно получал знаки беспорочной службы за XX и XXV лет на георгиевской ленте.

Кстати, о знаках. Первый из них вручался за XV лет, потом они менялись. Прослужив, беспорочно очередные пять лет, чиновник получал право на знак за высшее число лет, но при этом прежний знак возвращался в Капитул орденов. Сколько бы лет ни служил чиновник, он имел один знак, за каждый из них уплачивались деньги в казну. В те времена знак стоил три рубля серебром, плюс три копейки взималось за перевод.

Федор Федорович имел и несколько благоволений императора Николая I, а в начале 1835 года получил благодарность «Его Сиятельства» главноуправляющего Корпусом горных инженеров. То была оценка его труда по сбору «с примерною тщательностью и знанием дела» образцов руд и пород с описанием их для музея Института горных инженеров.

Он дважды, в общей сложности около года, исправлял обязанности Главного начальника Алтайских горных заводов и томского гражданского губернатора, когда Е.П. Ковалевский находился по делам службы в столице. Однако, когда Евграф Петрович оставил службу в Сибири, то на его место был определен Н.А. Шленев. Наверное, это задело самолюбие Федора Федоровича, и он подал прошение об отставке. Отставка была принята в ноябре 1836 года.

Но миновало немногим более года, и его знания и опыт вновь оказались востребованными. По представлению главноуправляющего Корпусом горных инженеров его приняли на службу в прежнем чине – полковника, а спустя несколько дней – 8 апреля 1838 года – определили Главным начальником Алтайских горных заводов с одновременным исправлением должности томского гражданского губернатора. Другим именным указом Николай I в тот же день произвел его в генерал-майоры.

К месту службы Федор Федорович прибыл 8 июня и вступил в исправление давно знакомых обязанностей.

В 1838 году в Томске устроено каменное здание для уездного училища, открыта губернская мужская гимназия, при этом в первый класс гимназии взяты были 25 учеников из уездного училища. В рамках административных преобразований Семипалатинск и Усть-Каменогорск с казачьими станицами на Иртышской линии причислены к Бийскому округу Томской губернии. В Томске учреждена военно-судная комиссия для разбора дел по тайному приобретению и сбыту золота. В 1839 году открыты два приходских училища, в Каинске основаны больницы, а в Нарыме – богадельня. При Бегере был построен Томский тюремный замок и начал работу Томский губернский архив, стали считать деньги на серебро, а не на ассигнации, как было ранее.

Документы отмечают, что Бегер свободно владел немецким и французским языками, занимался переводами «сих языков на российский и обратно». Знал логику, риторику, всеобщую и российскую историю, мифологию, математику, само собой разумеется – геологию и горное дело. «Слабым в отправлении обязанностей службы замечен не был и неисправностей между подчиненными не допускал. В неприличном поведении изобличаем не был».

Был женат на Юлии Ермолаевне – сестре будущего начальника Алтайских горных заводов А.Е. Фрезе. Они вместе растили двух сыновей и четырех дочерей: Александра, Михаила, Евгению, Екатерину, Ольгу и Юлию.

В 1840 году Федор Федорович полгода председательствовал в совете Главного управления Западной Сибири по случаю отъезда генерал-губернатора. За труды и благоразумные распоряжения в той должности был пожалован орденом Св. Станислава I степени. В конце того же года Ф.Ф. Бегер сдал дела по заводам и губернии С.П. Татаринову, сам же отправился в столицу.

В 1843 году стал директором Департамента горных и соляных дел, на этом посту оставался до 1849 года, был произведен в генерал-лейтенанты. Он входил в совет Корпуса горных инженеров, был членом Горного аудиториата, членом мануфактурного совета.

Оставив должность директора Департамента, Бегер снова пожелал заняться золотопромышленностью. В уважение его опытности в этом деле и других заслуг, ему было разрешено заниматься поисками золота, не оставляя службы в Высшем горном управлении. Он делал розыски в северо-восточной части Повенецкого уезда Олонецкой губернии и в соседней части Кемского уезда Архангельской губернии, но поиски эти не увенчались успехом.

Он был автором нескольких статей в «Горном журнале». В 1859 году удостоен ордена Белого орла.

Умер Федор Федорович Бегер в Санкт-Петербурге, погребен на Лазоревском кладбище. Надпись на надгробии указывала, что родился он 15 ноября 1790 года, скончался 25 января 1861 года. Ныне захоронение утрачено.


ТАТАРИНОВ Степан Петрович

– Главный начальник Алтайских горных заводов и томский гражданский губернатор (декабрь 1840 года – январь 1847 года), генерал-майор и кавалер.

Степан Петрович Татаринов родился в 1782 году, из дворян, православного вероисповедания.

В феврале 1800 года окончил Горное училище (Горный кадетский корпус) – первое в России высшее техническое учебное заведение. В 18 лет стал шихтмейстером XIII класса Табели о рангах (прапорщиком). Четыре с лишним года работал в горных заводах Урала, занимая должности помощника управителя по Кувшинскому заводу и управителя на Серебрянском заводе.

А в августе1804 года, как перспективного специалиста, его направили «в иноземные земли для усовершенствования себя в горных науках и для обозрения производственного и заводского» хозяйства. Слушал во Фрейбурге в Горной академии у бергата Вейнера геогнозию (геологию), ориктогнозию (распознавание ископаемых по внешним признакам), горное искусство и науку о железном производстве, у профессора Лампадиуса – химию общую и аналитическую, а также техническую металлургию. Изучал горное производство в Саксонии, Богемии, Венгрии, во всех австрийских владениях, в Баварии и Гарце.

Из иноземных стран вернулся в мае 1809 года. Занимался отысканием и освидетельствованием серных руд в Санкт-Петербургской губернии и Ямбургском округе, осенью же отправлен на Урал. «Был занимаем разными поручениями по Воткинскому заводу», управлял Туринским и Серебрянским заводами, занимал должности горного начальника Илецкой конторы и управляющего Дедюхинским соляным промыслом.

В декабре 1821 года по указу Его Императорского Величества определен горным начальником Златоустовских заводов и директором оружейной фабрики. Три года спустя фабрику посетил император Александр I и нашел там «порядок и устройство», за то Степан Петрович был пожалован орденом Св. Анны II степени. Это был второй его орден, а первый – орден Св. Владимира IV степени получил «за отлично усердную и ревностною службу» год назад.

Почти пять лет он управлял заводами и оружейной фабрикой, затем работал в Пермском горном правлении. В октябре 1829 года Степан Татаринов отправился «во глубину Сибирских руд» – его назначили горным начальником Нерчинских заводов. До этого он там бывал – по предписанию Департамента горных и соляных дел, по просьбе генерал-губернатора Восточной Сибири В.С. Лавинского он проводил осмотры и ревизии заводов. С поручением с успехом справился, бывшие начальники подали в отставку, ссылаясь на плохое состояние здоровья. Кроме того, он сделал первое описание и определение границ Нерчинского ведомства. «За отличное усердие к службе и ревностные труды» был пожалован берггауптманом VI класса (полковником).

Нерчинский край – богатый край на недра и…каторжан. Туда были сосланы декабристы, за ними добровольно поехали их жены, там были места ссылок, хватало и тюрем. Новый начальник запрещал без всяких причин наказывать ссыльнокаторжных, требовал от надзирателей «с рабочими обходиться ласково, вразумлять их, удерживаться неприличного и воспрещенного, поощрять к работам, доброй жизни и трудолюбию». Он проявлял заботу о лазаретах, госпиталях и тюрьмах, следил за порядком во всех подведомственных заведениях. Лучшее тому подтверждение – приказ Нерчинской заводской конторе от 4 февраля 1835 года:

«Заметя по многим тюрьмам и казармам нечистоту, отвратительный воздух и неисправность или неровность полов и нар, я всегда подтверждал о исправлении всего того к сохранению здоровья людей и, в подтверждение сего, еще сим поставляю в строгую обязанность г. командующих, с тем, что если впредь таковые замеченные мною беспорядки еще окажутся, то будут строго взысканы с виновных и упустителей».

При Степане Татаринове согласно «Высочайшему Рескрипту» начались поиски золотоносных месторождений по всей территории Забайкалья, поиск вели подготовленные специалисты – выпускники Горного училища, и оно было найдено, хотя промышленное значение получило позже. При нем на Нерчинском заводе была построена метеостанция, переоборудована лаборатория, значительно пополнены коллекции минералогического кабинета, введены трейбофены для разделения серебра. В 1840 году во всех специальных школах горного округа училось 440 детей, из них детей нижних чинов 381, детей крестьян, приписанных к заводам – 24 человека. Наиболее способные ребята направлялись учиться в Санкт-Петербург. Под Татаринова началом служили неординарные, творческие люди: первый поэт Сибири Ф.И. Бальдауф, исследователь соляного озера Горбунка А.Х. фон Фитингоф, заведующий химической лабораторией и геофизической обсерваторией Е.Б. Пранг, члены Нерчинской горной экспедиции Е.Г. Чебаевский и П.М. Черниговиев.

В Забайкалье Степан Петрович служил 11 лет, а потом министр финансов граф Е.Ф. Канкрин прислал депешу:

«Милостивый Государь Степан Петрович!

Во внимание к долголетней, отлично усердной службе Вашей и замеченных в последнее время улучшений по Нерчинским заводам, я входил с докладом к Государю-Императору, о награде Вас чином генерал-майора, на что Его Величеству в 27 день сего декабря благоугодно было изъявить свое согласие и вместе с тем повелеть назначить Вас Главным начальником Алтайских заводов и Томским гражданским губернатором, и на место Ваше Горным начальником Нерчинских заводов определить служащего на Алтае подполковника Родственного.

О таковой Высочайшей воле уведомляя Ваше Превосходительство, предлагаю Вам, по прибытии в Нерчинск подполковника Родственного, ускорить по возможности здачу ему Нерчинских заводов и потом немедленно отправляться на Алтай для принятия Высочайше вверенных Вам должностей от генерал-майора Бегера, который будет ожидать прибытия Вашего».

Эта депеша была подписана в декабре 1840 года, а к новому месту службы Татаринов прибыл в июне следующего года. К тому времени «за отличное усердие к службе и ревностные труды», «за усердие к пользам казны, оказанное при открытии многих золотопесчаных рудников и увеличение добычи золота», «в воздаяние отлично усердной службы и особых трудов» Степан Петрович много раз поощрялся и награждался. Помимо двух орденов, полученных на Урале, он был награжден орденами Св. Владимира III степени и еще раз Св. Анны II степени, но украшенный Императорскою короною, медалью в память Отечественной войны 1812 года и знаком за XXXV лет беспорочной службы. В 1839 году Всемилостивейше награжден 10000 рублями – суммой, редкостной для чиновников такого уровня.

«Жалобам не подвергался. Слабым в отправлении обязанностей службы замечен не был, беспорядков и неисправностей между подчиненными не допускал. В неприличном поведении оглашаем и изобличен не был».

Новому начальнику Алтайских заводов, одновременно томскому губернатору шел 58-й год, переезд из захолустного и далекого Нерчинского края в шумный купеческий Томск и чопорный аристократический Барнаул радовал душу. Новоиспеченный генерал не нуждался в указаниях или руководстве – он сам был умудрен долговременной службой и практикой администратора.

Татаринов многое сделал для технического усовершенствования выплавки и горячей обработки черных металлов на Томском и Гурьевском заводах, чеканки монеты на Сузунском монетном дворе. Бывая на заводах, с большим знанием дела вникал во все производственные процессы. Внедрял достижения отечественной и зарубежной мысли, поддерживал новаторов производства и способных молодых людей, самых достойных из них направлял учиться на Уральские заводы и «в чужие земли».

Забегая вперед, можно сказать, что принявший дела П.П. Аносов после нежданной смерти Степана Петровича, нашел, что рудники и заводы содержались в исправном состоянии и требуемым положениям.

По вступлению в должность, Татаринов обратил внимание на горных казаков в городе Барнауле, исполнявших полицейские функции: и форма не та, и вооружение, и выправка… Практически сразу же он заказал на Златоустовской оружейной фабрике сабли, на Тульском оружейном заводе – пистолеты, у Оренбургского батальона № 8 – перевязи, портупеи, тамбурные ремни, погоны. А потом обратился к командиру Сибирского линейного казачьего войска с просьбой прислать одного урядника или казака в полном вооружении, с форменным седлом «для разъяснения подробностей казачьей формы и образования кавалерийской выправке». В мае 1842 года из Бийского 10-го казачьего полка прибыл урядник 2-го класса Бушуев. В Барнауле были собраны казаки со всех заводов и рудников для того, чтобы обучить настоящей казачьей стати и службе.

Нелишне подчеркнуть одну деталь, связанную с перепиской по обучению казаков. Степан Петрович обратился к командиру Сибирского линейного казачьего войска в Омске 6 апреля 1842 года. Тот докладывал просьбу генерал-губернатору Западной Сибири князю П.Д. Горчакову, потом команда спустилась командиру 5-й казачьей бригады, затем – командиру Бийского 10-го казачьего полка, а 15 мая урядник Бушуев уже был в Барнауле. На все и вся ушло 40 дней. И это при отсутствии поездов, автомашин, самолетов, радио и телефонов. Только лошадь! Зная, как ныне доставляются письма и газеты «реформированной» почтой, да если еще прибавить ряд согласований и принятие решений вертикалью власти, обоснованно возникает сомнение, что сегодня просьба Татаринова может быть выполнена в срок первой половины XIX века.

Вне службы Степан Татаринов был прост, гостеприимен, легко доступен, всегда чуткий к делам милосердия и искренне набожен. Наталья Волкова в историческом дамском романе «Горный город» так писала о нем:

«Степана Петровича за семь лет все очень полюбили. Его ласковое обхождение, всегдашняя готовность помогать ближнему, покорили сердца. Еще его любили за то, что не кичился умом, не докучал ни высшим, ни низшим «прожектами», умел не обременять подчиненных, а распорядиться так, чтобы малым усилием сделать большое дело. Дом его, истинно дворянское гнездо, был магнитом для всей Томской губернии. Радушный хозяин любил задавать обеды, балы, на которые съезжались до ста человек гостей. Пышно праздновал свадьбы своих дочерей. По-семейному делал карьеру зятьям. Жил в свое удовольствие и другим не мешал».

На Алтай Степан Петрович приехал вдовцом и отцом пятерых несовершеннолетних детей. Сыновья пошли по его стопам – старшие два сына Александр и Владимир уже учились в Горном институте. В столице рос и младший 13-летний сын Валериан. Чтоб определить его в институт к старшим братьям, в июле 1845 года Татаринов просил министра финансов графа Е.Ф. Канкрина принять «в число штатных воспитанников». Министр ответил скоро, но отказал из-за «неимения в настоящее время вакансии штатного воспитанника». Однако согласился поместить Валериана в институт пенсионером за счет Алтайских заводов с платой 285 рублей серебром.

Все сыновья потом начинали службу на Алтайских заводах. Александр дослужился до чиновника особых поручений по горной части при туркестанском генерал-губернаторе, имел чин действительного статского советника. Владимир тоже стал действительным статским советником, что соответствовало генерал-майору военного ведомства. Валериан управлял Сузунским заводом, имел чин статского советника.

В январе 1847 года С.П. Татаринов председательствовал в городе Омске в совете Главного управления Западной Сибири, в связи с отъездом генерал-губернатора в столицу. И вдруг «от приключившегося ему 17 числа сего генваря болезни, после четырехдневного страдания, в 20 число по полудни в 6 часу, умер».

Он служил 47 лет и ни разу не бывал в отпуске.

На одном из старинных зданий города Барнаула в 1980 году установлена мемориальная доска с именами десяти известных новаторов производства и ученых-исследователей, работавших на Алтае в дореволюционные годы. Есть в том ряду и имя Степана Петровича Татаринова.

Страницы книги >> Предыдущая | 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 | Следующая

Правообладателям!

Данное произведение размещено по согласованию с ООО "ЛитРес" (20% исходного текста). Если размещение книги нарушает чьи-либо права, то сообщите об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?


  • 0 Оценок: 0
Популярные книги за неделю

Рекомендации