Электронная библиотека » Алина Кускова » » онлайн чтение - страница 2

Текст книги "Сила мечты"


  • Текст добавлен: 14 апреля 2017, 23:30


Автор книги: Алина Кускова


Жанр: Книги для детей: прочее, Детские книги


Возрастные ограничения: +12

сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 2 (всего у книги 7 страниц) [доступный отрывок для чтения: 2 страниц]

Шрифт:
- 100% +

Сидевший позади Джек тронул Ворона за плечо и тихо сказал:

– Do you believe in love at first sight…[3]3
  Веришь в любовь с первого взгляда (англ.).


[Закрыть]

Ворон не дал ему договорить, резко передернул плечом и прошипел:

– Не твое дело!

– Васко! – тут же сделала ему замечание Марина Николаевна. – Говори не на родном языке!

А Лелька вдруг подумала: а какой язык у Ворона родной? Ей захотелось с ним поговорить! Но она продолжала сидеть и тупить самым наиглупейшим образом. Такая представилась возможность, а она ею не смогла воспользоваться.

– …Васко и Васильева получают по четверке, – подвела позже итог этой трогательной беседы Марина Николаевна. – И то исключительно благодаря Максиму. Оля, ты мало ему отвечала. Диалог в основном вел Максим.

А то она не знала! Уже сто раз пожалела, что сама бестолочь.

Лелька сидела грустная и на следующем уроке. Ворон от нее отсел, словно она сама его оттолкнула. А ей так хотелось, чтобы он остался! А потом бы они вместе пошли домой из школы, ведь он живет где-то рядом. Только вдвоем. И он рассказал бы еще что-то интересное. Почему еще? Да просто потому, что Лельке с ним и без слов интересно.

– Прикольно…

Из школы она шла с Ирой. Загребала свежий снег сапогом и думала о Вороне, который после уроков схватил свою сумку и скрылся в неизвестном направлении. Вот где он? Лелька всю окрестность просмотрела! Нет его.

– Прикольно, – сказала Ира. – Я не ожидала, что Максим знает английский и испанский.

– Это был испанский?

– Да, мне так Джек сказал.

– А он не перевел то, что сказал Ворон по-испански?

– Да я сама поняла, что что-то про помощь. Это же знакомое выражение «ayuda» – «помоги». Только он думал, что ты лучше его английский знаешь, потому и просил помочь. А оказалось, что сам неплохо им владеет. Странно, правда?

– Странно, – согласилась с подругой Лелька, уверенная в том, что помощь Ворон просил совсем по другому поводу.

Но трепаться с подругой на эту тему ей не хотелось.

Глава 3
День святого Валентина

Дальше опять скучно и нудно тянулся февраль. Лелька больше не общалась с Вороном. Марина Николаевна, узнав, что он неплохо владеет двумя языками, стала его сажать с другими ребятами. Даже Нельке Захаровой повезло! Та приложила максимум усилий, чтобы очаровать Ворона во время беседы тет-а-тет. Лелька весь тот урок английского отсидела как на иголках. Мало того, что получила тройку, так еще чуть не заработала косоглазие. Она наблюдала за тем, насколько равнодушен Ворон к Захаровой. Пыталась уловить хоть малейшее движение его рук, головы, взгляда в сторону Нельки. Зачем? Да чтобы разозлиться на него хорошенько и выбросить из головы! Если парень увлекся Захаровой, значит, это не ее парень. Это, как говорится, без комментариев. Только тупое создание может влюбиться в Захарову. А Лельке не нужен тупой парень. Пусть даже такой симпатичный, умный и гордый.

Но ничего крамольного не произошло. Ворон был равнодушен к Нельке! Лелька в который раз убедилась, что очаровать такого парня совсем не просто. «Ну и хорошо, – подумала она. – Пусть уж лучше никем не увлекается!» Ей бы очень хотелось узнать, о чем Захарова с Вороном говорили. Но они сидели далеко, и Лелька, сколько ни старалась, толком ничего и не услышала.

А потом он шел за подругами после школы. Медленно брел, потому что и Лелька еле плелась, чтобы продлить эту нечаянную прогулку. Ей пришлось сказать Ире, что она ногу подвернула. Та, охая и вздыхая, подхватила ее под руку и повела. Заметил ли ее уловку Ворон, Лелька не знала. Но очень хотела узнать, потому и обернулась. И сразу встретилась с ним взглядом! Словно он заранее ждал, что она обернется. И она обернулась по его желанию. Наваждение какое-то, испугалась Лелька.

В этот момент порыв ледяного ветра с колючим снегом обдал их с головы до ног. Лелька заметила, как зябко закутался Ворон в маленький воротник своей тонкой куртки. И волна жалости затопила ее сознание. Она ускорилась, стараясь быстрее дойти до дома, чтобы он тоже быстрее попал в тепло.

У Лелькиного подъезда расстались привычно. Ира пошла дальше, а Ворон прошел мимо, как будто не знал Лельку и не желал иметь с ней ничего общего. Но она чувствовала, что это напускная холодность и на самом деле она ему очень нравится. Девчонок трудно обмануть внешним безразличием, которое часто демонстрируют парни. Все равно их выдают какие-то мелочи. Что выдало Ворона? Лелька толком не могла определить. Она верила своим ощущениям.


Дома Лелька открыла шкаф и занялась поисками.

– Мам! У нас есть лишний теплый шарф?!

– Что значит лишний? – поинтересовалась мама. – Как ты собираешься его использовать?

– Подарю человеку, которому этой зимой очень холодно!

– У Иры нет шарфа? – забеспокоилась мама. – Подари мой белый, он очень элегантный.

– Нет, – замотала головой Лелька. – Этот человек не Ира.

– Ого, – прищурилась мама. – Кто же он?

– Наш новенький, – призналась Лелька. – Максим Васко.

– Понятно, – улыбнулась мама, – и как он? Симпатичный, умный, добрый? Вы подружились?

– Он хороший, – кивнула Лелька. – Нет, мы не дружим.

– Замечательно! – сказала мама. По какому поводу она обрадовалась, Лелька и не поняла. – Возьми папин новый мохеровый шарф, который я подарила ему на 23 февраля. Он постоянно ездит в машине, так что такая теплая вещь ему явно не нужна.

– Праздник, – пробормотала Лелька, – но до него еще больше недели!

– Действительно, – согласилась с ней мама, – не нужно ждать праздника, если человек мерзнет. Он приехал к нам с юга? Там совсем другой климат и мягкие зимы.

Лелька не стала рассказывать маме, откуда взялся Ворон, она и сама толком не знала. Поблагодарила за шарф, который спрятала в сумку. Он еле поместился туда, пришлось выложить учебник истории. Но это такая мелочь. Он же такой гордый, еще не примет подарок. И сляжет к концу зимы с простудой! Лелька решила, что эта мысль станет для нее хорошей мотивацией, чтобы не отступить в последний момент.

Случай представился на следующий день. После того как все побросали свои сумки в кабинете химии и вышли, чтобы преподаватель могла проветрить помещение, Лелька задержалась, подошла к последней парте, взяла сумку Ворона и осторожно сунула в нее теплый шарф.

– Вот и прекрасно, – подумала она вслух, – и ничего при этом говорить не надо! Если выложит, это будет его право. Я ничего не хочу ему навязывать. И навязываться не хочу.

Она все равно волновалась, как бы себя ни успокаивала, что ей будет все равно, даже если Ворону не понравится. Вот глупая, корила Лелька себя всю химию, еще бы варежки ему подсунула! А что, теплые варежки ему бы не помешали. И шапка. Она вспомнила, какие густые и кудрявые у него волосы, и решила, что без шапки Ворон прекрасно проживет. А вот без ее шарфа – вряд ли.

Когда закончился урок, все похватали сумки и пошли из класса. Лелька боялась посмотреть на Ворона, боялась встретить презрение и осуждение в его взгляде. Но больше всего ее бы убило его равнодушие!

Она могла бы не смотреть в его сторону вообще! Могла бы, но все равно повернулась. И снова он ждал ее взгляда. Словно передавал на телепатическом уровне: «Посмотри, обернись!» Она обернулась и посмотрела. Ворон стоял у своей последней парты, собираясь покинуть кабинет химии, с сумкой, из которой торчал ее шарф. Стоял и смотрел на Лельку. А потом одними губами сказал: «Спасибо!» Лелька развернулась и выскочила из кабинета.

В тот день она задержалась после уроков – готовила стенгазету к школьной встрече выпускников, которая должна была пройти в День святого Валентина. Когда Ворон вышел из класса, Лелька бросилась к окну. И увидела его через несколько минут. Он шел под порывами снежного ветра в своей тонкой куртке, широко расправив плечи. А его шея была укутана теплым Лелькиным шарфом.

– Наконец-то, – вздохнула подошедшая к Лельке Ира, – он утеплился.

– Ага, – довольно сказала Лелька.

– Ты ему еще и шапку подари, – посоветовала подруга.

– Как ты догадалась?! – поразилась Лелька.

Ей казалось, что никто ничего не заметил. Она так тщательно прятала шарф в своей сумке! И ему положила без свидетелей.

– Ну, откуда он еще у него мог взяться-то? У Захаровой для этого мозгов не хватит.

– Я ему и шапку подарю, – пробурчала Лелька.

– Он тебе хоть спасибо-то сказал?

– А тебе Джек часто это говорит? Ты с ним носишься как курица с яйцом.

У Иры действительно стали складываться отношения с англичанином. Правда, тот ровно относился ко всем девчонкам, даже к Захаровой. Так что девчонки в классе убедились в том, что чары красавицы явно преувеличены – парни не склонны, как пчелы, слетаться к ней на мед. У некоторых из них тоже есть мозги. Захарова опять вернулась к Игорю, они сидели вместе. Но она не оставляла попыток завоевать сердца новеньких парней. Кого конкретно, судя по всему, ей было все равно. Этим она хотела подтвердить свое право на первенство в выборе.

…Самой глупой затеей, которую проводили в гимназии 15 февраля, был сбор валентинок в один большой ящик. Его торжественно водружали утром на стол в коридоре перед учительской. И в течение двух перемен все желающие могли бросать туда свои послания. Только нужно было указывать класс, хотя бы намеком адресата и обязательно подписываться. Правда, подписываться тоже можно было намеком. Открыто мало кто кому в любви признавался даже в специально отведенный для этого день.

Ящик вскрывали на большой перемене, делили содержимое на классы, и там уже девчонки с мальчишками сами смотрели полученные записки. Конечно, в 10-м «А» классе большую часть валентинок получала Неля Захарова. Лелька даже не стремилась к ящику. Ничего никому не писала и ни от кого ничего не получала. Так уж сложилось. Хотелось бы ей получить валентинку? Наверное, да. Но если бы записка пришла от Игоря или еще кого-то, кроме Ворона, то точно – нет.

В тот день все было точно так же, как и во все остальные годы. 15 февраля поставили ящик, в который девчонки и мальчишки с видом заговорщиков бросали валентинки. Лелька с Ирой решили игнорировать этот процесс, занимаясь на переменах более важными делами. На большой перемене ящик вскрыли, разделили валентинки по классам. 10-му «А» досталось немного, но и этого хватило, чтобы там произошла «буря в стакане воды».

Пять валентинок, написанных разными почерками с неизменными ошибками, разумеется, адресовались Захаровой. Та, довольная и радостная, приняла их так, как королева принимает обычную корреспонденцию. Сухо поблагодарила написавших, спрятала валентинки в карман и принялась ждать еще чего-то.

Следующей валентинкой была записка от Джека! Он адресовал ее всем девчонкам класса, написав по-английски, какие они умницы и красавицы. Девчонки завизжали от восторга и кинулись его целовать! Джек важно подставлял им щеки и улыбался. Рядом с ним стояла надутая Ира… Лелька заметила, что подруга ревновала. Вот это новости! Она подтолкнула ее:

– Сделай ему чмоки! Ты чего? Он же и тебе писал эту валентинку.

– Думаешь? – прищурилась Ира. – А ты?

– Я его поцелую потом, если он захочет, – хмыкнула Лелька и посмотрела на Ворона, думая о том, как он отнесется к ее чмоку в щеку Джека.

Ворон сидел на своей последней парте и, казалось, отсутствовал в классе.

– Осталась последняя валентинка, – провозгласила Захарова, прерывая визг девчонок и довольное пыхтение Паттерсона. Она держала ее в руке, собираясь вскрыть. – Класс 10-й «А», адресована она N. Ну, понято же кому. – Нелька хищно улыбнулась.

– И что там пишут этой N?

– «If your heart was a prison, I would like to be sentenced for life», – прочитала Неля и тут же перевела: – «Если бы твое сердце было тюрьмой, я хотел бы быть приговоренным пожизненно».

– Кто это написал?! Кто написал такую банальщину?

– Совершенно не обязательно вам всем знать, – мстительно глядя на Лельку, произнесла Захарова.

– Нет, – вырывали девчонки записку, – нам интересно знать!

И вырвали. Обнародовали подпись, состоящую из двух букв: «МВ».

– Это неправда, – покачала головой Лелька.

– Отчего же? – хмыкнула довольная Нелька. – Смотри, валентинка написана им!

– Кем? Кем? – опять посыпались вопросы.

– А то непонятно, – усмехнулась Неля и едва кивнула в сторону Ворона.

– Офигеть…

Лелька была готова расплакаться! Ну, нисколечко она не верила Захаровой, которая скорее всего сама написала себе эту записку! На что она надеялась, действуя такими явными намеками?! На то, что молчаливый Ворон все это проглотит или не обратит внимания? Но как доказать, что Захарова сама написала это? Лелька не знала. Она повернулась и посмотрела на него, прося помощи отчаянным взглядом. Неужели это так?! После всего того, чего у них не было?! А могло быть!

Ворон тяжело вздохнул, поднялся и вышел из-за парты. Медленно подошел к Захаровой… Все замерли, всем было интересно, что же он сделает дальше. А он взял у девчонок валентинку и порвал ее, бросив кусочки бумаги на пол.

– Я бы написал «Te quiero»[4]4
  Я люблю тебя (исп.).


[Закрыть]
, – все так же медленно, но четко сказал он Захаровой. – И эти слова я бы написал не тебе.

Он не посмотрел на Лельку, но ей этого уже было и не нужно! Лучше бы никто не смотрел на нее в эту секунду, потому что по ее щеке скатилась предательская слеза. Она знала перевод этих слов! Лелька стала учить испанский, сначала взялась за туристический справочник. И там, как ни странно, эта фраза была одной из первых. Словно влюбиться она могла только в пылкого испанца! И только от него услышать эти слова.

Ворон ушел с уроков. Взял свою сумку и ушел, ничего никому не сказав. Он редко так делал, но делал. Классная сначала его ругала, грозила поговорить с родителями, потом вспомнила, что у Ворона из родных только младший брат и тетка, и умолкла.

Лелька еле отсидела до окончания занятий.

Но дома ее ждал тот еще сюрприз!

– Знакомься, Оля, – сказала мама, представляя ей старую толстую тетку, восседавшую в кресле в гостиной. – Это Анжелика Аркадьевна. Она будет заниматься с тобой английским языком по вторникам и субботам.

Тетка пожевала толстыми губами и улыбнулась:

– Время определи сама, детка. Мне удобно, как тебе удобно, я на пенсии.

– Ма! Зачем? – протянула Лелька. – Я же хотела изучать китайский!

– Китайский? – оживилась тетка. – Детка, а ты знаешь, сколько в этом языке иероглифов? Несколько тысяч. Их физически запомнить невозможно.

– Но китайцы же запоминают, – возразила Лелька, которую просто бесило обращение «детка».

– Далеко не все среди них грамотные.

– Значит, в изучении китайского языка есть какая-то система, – не сдавалась Лелька.

– Оля, – одернула ее мама, – не пререкайся с нами. Тебе нужно обязательно подтянуть английский! Поговорите с ней, Анжелика Аркадьевна. Оля умная и хорошая девочка. Это сначала она все воспринимает в штыки…

Мама еще что-то говорила, а Лелька думала, что такой толстой тетке никак не подходит имя Анжелика. Это насмешка судьбы – жить с такой внешностью и откликаться на такое имя. Когда мама ушла, Лелька спросила репетиторшу:

– Анжелика Аркадьевна, а вы были в Лондоне?

– Нет, детка, не была.

– А давайте туда смотаемся по-быстренькому?

– В каком это смысле?

– В смысле дополнительного образования. Поговорим с носителями языка. Они же его лучше нас знают, эти носители.

– Детка, у тебя, как я вижу, слишком большие запросы.

– А вы были в Испании?

– В какой ее части?

– В любой!

– Нет, не была. И не нужно мне предлагать туда ехать. Если не хочешь со мной заниматься, то хоть не дерзи.

Лельке стало совестно, и она призналась:

– Я хочу выучить испанский язык.

– Я могу подтянуть тебя, детка, только по английскому. Ну, разве что еще немецким немного позаниматься…

– Только испанский. Скажу вам по секрету от родителей, я хочу уехать в Испанию.

– Зачем?!

– Влюбилась. В эту страну.

– Ты там была?

– Нет. Но обязательно поеду. Я чувствую, что мне там понравится.

– А мне не нравится твое настроение, детка. Понимаешь, должен быть настрой заниматься и покорять языковые вершины.

– Я настроена на испанский. Можете мне помочь?

– Нет. То китайский, то испанский, ты бы определилась. Когда определишься, тогда меня и приглашайте.

– Анжелика Аркадьевна, – вздохнула Лелька, – только без обид! Вы здесь совершенно ни при чем.

– Не поймешь вас, молодежь, то одно им подавай, то другое. Сами не знаете, чего хотите.

Она грузно поднялась и пошла на выход.

– Уже договорились? – обрадовалась мама, решившая ее проводить.

– Договорились, – буркнула репетиторша.

– О чем же? – не унималась мама.

– Об испанском языке, – сказала та, – только без меня.

– Ольга! – прокричала мама, когда закрыла дверь за толстой Анжеликой. – Сейчас же говори, почему ты отказалась заниматься?!

– Сейчас начнутся санкции, – хмыкнула Лелька, плюхаясь на освободившееся кресло. – Мам, понимаешь, я буду учить испанский! Это серьезно.

– Серьезно? Так же как китайский? И как ты его выучишь за полтора года?!

– Я буду заниматься с его носителем, – прошептала Лелька, совершенно в этом не уверенная. – Te quiero, – произнесла она. – Видишь, я уже начала.

Глава 4
Гнездо Ворона

Снова потянулись однообразные дни, в которых не было Ворона.

Праздник 23 февраля отметили тем, что раздали мальчишкам новые авторучки и пригласительные билеты в кино. Джеку Паттерсону досталась целая куча подарков от одноклассниц с трогательными надписями «На память». Ира снова ревновала, говорила, что все равно он все эти безделушки оставит здесь. Не повезет же их с собой в Манчестер. На самом деле Джек с родителями и старшей сестрой жил неподалеку от этого города. Тем не менее он был рад стольким знакам внимания. И девчонки радовались, что смогли зацепить внимание англичанина, который чаще всего общался с Ириной Смирновой.

Конечно, девчонки втайне надеялись, что мальчишки ответят им подобным – подарят сертификаты в косметические магазины. А Лелька хотела бы получить цветы. Зачем ей косметика? Она только чуть подкрашивала реснички тушью и то забывала это делать, когда очень спешила на занятия. Волосы у нее были рыжие, а вот ресницы – длинные и темные, совсем как у Ворона. Она все чаще думала о нем.

А он не ходил в школу.

Лелька попыталась узнать через приятельниц, что с ним случилось, но ничего не узнала. Не ходит и не ходит, от такого молчуна можно чего угодно ожидать. Лишь бы не пропускал контрольные! На контрольные работы Ворон приходил. Усаживался за свою последнюю парту, что-то писал, решал, сдавал, а потом снова исчезал на несколько дней.

– Марина Николаевна, – как-то Лелька не выдержала и поинтересовалась у классной, – а куда делся Максим?

– Заболел, – бросила та, – видишь, в журнале у него одни пропуски по болезни.

– Заболел?! – искренне расстроилась Лелька.

Значит, ее теплый шарф ему не помог. Ворон все-таки простудился!

– Не он заболел, – сказала, пожалев ее, Марина Николаевна. – Его младший брат болеет. А Максим сидит с ним дома.

– Почему Максим? Ведь у них есть тетя?

– Полагаю, – нахмурилась классная, – тетя должна зарабатывать деньги им на жизнь, а не сидеть на больничном. Не на всяком предприятии это приветствуют. Тем более что она официально оформлена у них опекуном. Знаешь, Оля, а сходи-ка ты к ним в гости. И проведай Максима. Скажи, что пришла от меня. Позвони ему предварительно. У тебя есть его номер теле– фона?

– Нет.

Действительно, как же так оказалось, что у нее нет его номера телефона? Ведь она столько времени зря потеряла, а могла бы услышать его голос.

Марина Николаевна написала ей на листке номер его мобильного телефона. Лелька положила его в карман, как настоящую драгоценность. И решила дождаться вечера, чтобы позвонить из дома в спокойной обстановке. Хотя руки сами лезли в карман, теребили этот листок, а глаза сверлили телефон. Только мозг стоял на страже Лелькиных интересов – звонить нужно тогда, когда никто не помешает.

– Ты чего такая хмурая? – заметила Ира, сидевшая по-прежнему с Джеком позади Лельки.

– У Ворона брат заболел. Марина дала мне его номер телефона. Хочу позвонить, но…

– Позвонить? – скептически произнесла подруга и огляделась вокруг. – Столько лишних! Но ты же можешь послать ему эсэмэску.

– Точно, – обрадовалась Лелька. – Совсем у меня голова не варит. Элементарные вещи забываю.

– А знаешь, Лель, я сказала маме, что не буду больше носить серый сарафан!

– Почему?

– Потому что такой уже есть у тебя.

На Ирином лице была написана такая решительность, что Лелька поразилась. Откуда что взялось?

– Это бунт, – рассмеялась она.

– Еще какой, – согласилась подруга. – Джек сказал, – она наклонилась ближе, чтобы он не услышал, – что я яркая индивидуальность!

– Да он ни за что ни выговорит такое слово, – не поверила Лелька.

– Представляешь, выговорил! С моей помощью.

– Ир, я за тебя рада.

– Спасибо, Лель. Я тоже думаю, что у тебя все получится с твоим Вороном.

– Эх, разве ж он мой…

Но эсэмэску она послала. Написала немного, всего два слова «Как дела?». Глупее фразу придумать не смогла. Вариантов было множество, благо историк самозабвенно рассказывал новый материал и не сверлил глазами тех, кто его не слушал. Но из этого множества вариантов Лелька почему-то выбрала такой куцый и ни к чему не обязывающий вопрос. Даже если Ворон ей не ответит, то она не примет это близко к сердцу. Кого она обманывала? Себя!

Ворон ответил почти сразу. Написал: «Привет. Хорошо».

Лелька настучала: «Чем занимаешься?»

Ворон: «Варю морс. А ты?»

Лелька: «А я слушаю про Каталонию, которая мечтает отделиться от Испании. Ты был там?»

Ворон: «Нет, не был. Но очень хочу».

Потом, пока Лелька набирала ответ, написал еще: «У меня там отец». И тут Лелька действительно сглупила: «Поедешь к нему на летних каникулах?»

Ворон ответил: «Нет. Он не знает о моем существовании».

Лелька тут же настучала ему: «Извини». Но Ворон больше не ответил.

– Я все испортила, – сказала она Ире по дороге домой. – Он мне написал про отца, а я подумала, что его родители в разводе и… – Она махнула рукой.

– Кто в разводе? У него же одна тетка. Лель, временами я начинаю думать, что ты витаешь в каком-то другом мире. Фантастики начиталась?

– Мне нужно ему позвонить.

– Позвони и сходи к нему. Потом мне расскажешь, как он живет. Твой Ворон такой закрытый парень, никто о нем толком ничего не знает.

Позвонить ему оказалось гораздо труднее, чем настучать эсэмэску. Мало того, что пальцы начали внезапно дрожать и Лелька попадала не на те кнопки, так еще, когда пошли гудки, ее голос куда-то исчез. Пришлось откашливаться и возвращать потерю на место. Слова получились сиплыми и скукоженными, словно перед этим Лелька специально морозила горло.

Но ей показалось, что Ворон обрадовался звонку.

– Конечно, приходи! Никитос уже выздоровел. Только…

– Только что? – заволновалась Лелька.

– Только у него была ветрянка. Это такая детская болезнь, когда покрываешься красными пятнами, которые чешутся.

Разве могли остановить Лельку какие-то чесучие красные пятна?! Вот еще.

– Никитосу апельсины можно?

– Можно, – ответил Ворон, – но не нужно. Сама приходи.

И он продиктовал адрес.


Ворон жил совсем рядом с ней. Окрыленная, Лелька быстро оделась и отправилась почти бегом проведывать братьев. Но ее радость омрачила старуха, с которой она столкнулась возле двери в подъезде Ворона. Лелька уже тянула руку к звонку, когда та скрипучим голосом вдруг сказала:

– Теперь еще и девки бегают! Началось в колхозе утро! Говорила я Верке: зря вешаешь себе на шею такое ярмо, не потянешь, не кобыла. Не послушалась меня. И вот от нее один мужик сбежал, второй копытами двинул в обратную сторону, а теперь к пацанам девки начали бегать…

Лелька застопорилась. Кто ярмо? Она? Или старуха так сказала про Ворона с его братом? Испортила ей настроение. Лелька тряхнула рыжими волосами, стараясь избавиться от той, как от мрачного наваждения. Не бывает так, чтобы дети были ярмом! Или бывает?

Ворон открыл ей дверь. На причитающую старуху даже не взглянул. Помог снять пальто, повесил его и провел Лельку в комнату. Она сразу отметила скромную обстановку. Они уже сто лет назад сменили похожую стенку, аркой расширили дверное пространство, вместо побеленных у них были натяжные потолки со множеством лампочек. А здесь все так, как было в прошлом веке, да еще такая люстра доисторическая…

Ворон встал напротив нее, улыбнулся, чуть пожал ее пальчики.

– Холодные, – сказал он, согревая их теплыми ладонями.

– Где брат? – растерялась Лелька, решившая, что они вдруг сейчас начнут целоваться. – Где Никитос?

– Я здесь, – в комнату вошел с яблоком в руке низенький светловолосый мальчишка, его лицо и шея были в пятнах от зеленки. – Не боишься?

– Кого? – улыбнулась ему Лелька.

– Не кого, а что. Ветрянку подхватить не боишься? Я еще заразный буду почти весь месяц.

– Нет, этого не боюсь.

– Не этого нужно бояться в жизни, Никитос! – Ворон подхватил брата, как пушинку, и посадил на диван. – Я тебе сейчас мультики включу.

– А с ней что будешь делать?

– Какой любопытный братик, – усмехнулась Лелька и призналась: – Я совсем не умею общаться с малышней.

– Я не малышня, – надулся тот.

Ворон включил ему старенький телевизор…

Лелька подумала, что у них дома и у ее подруг в квартирах давно уже стоят плазменные… Действительно, воронятам не хватает средств, чтобы обновить все это. Но для некоторых бывает совершенно не важен быт. Главное, какие отношения в доме между людьми, а не какая модель телевизора. Лелька вот свой мало когда смотрит.

Ворон провел ее в другую комнату, судя по всему, это была комната братьев. Ничего лишнего: шкаф, спальные места, стулья, стол, заваленный учебниками и тетрадями, полки с книгами.

– Вот так и живем. – Он развел руками, слегка наклонив голову.

– Замечательно живете, если дружно, – сказала Лелька.

– Пока дружно, – согласился с ней Ворон. – Только от тетки второй хмырь ноги сделает, когда про нас с Никитосом узнает. Вот она. – Он взял фотографию со стола и показал ее Лельке.

На нем была изображена красивая молодая женщина. Светловолосая, с русой косой, совсем как у Смирновой, и большими синими глазами.

– Ей тридцать два. Три года с нами валандается, сразу взяла после того, как мать умерла. Ничего, что я с тобой так откровенно?

– Ничего, – вздохнула Лелька. – Мне о тебе все хочется знать.

– Зачем тебе это? – Ворон прищурился.

– Не знаю, – тихо сказала Лелька. Она была не готова ему сейчас признаваться.

– Ладно, – догадался он, сел напротив нее, – тогда расскажи, что там в школе делается.

– Тебе действительно про школу интересно? – удивилась Лелька.

– Действительно неинтересно, – признался Ворон. – Но мне нравится тебя слушать. У тебя голос приятный.

Лелька не стала с ним спорить, рассказала вкратце, что там происходит. Впрочем, без него ничего не происходило. Болото болотом, а не школьная жизнь.

– Я скоро приду на занятия, – кивнул Ворон ей ободряюще. – Чаю хочешь?

Лелька замотала головой:

– Нет. Наверное, мне пора.

Ворон остановил ее в коридоре.

– Когда я окончу школу, пойду работать. И заработаю на всю эту гламурную фигню.

– Тебе учиться нужно! Ты два языка знаешь.

– Я и учиться буду. Только позже, когда… – Он не договорил. – Никитоса тетя думает в Суворовское училище отдать.

– Это плохо? – испугалась Лелька.

– Плохо, когда мамка умирает, а ты сделать ничего не можешь. Все остальное как-то можно пережить.

У Лельки защемило сердце, и на глаза навернулись слезы. Она спрятала свое лицо у него на груди. Ворон сам притянул ее к себе и обнял.

– Ты хорошая девчонка, Лелька, – прошептал он горячим дыханием ей в затылок.

– Ты тоже, Ворон, – тихо ответила Лелька, – очень хороший…

А потом она сбежала по лестнице, не дожидаясь лифта. Бежала, словно боялась, что он догонит ее, а она расплачется и покажет свою слабость. Рядом с Вороном Лельке очень хотелось быть сильной.


– И что у вас было? – поинтересовалась Ира, позвонив ей вечером.

– Не знаю, – призналась Лелька. – Свидание – не свидание, встреча одноклассников – тоже нет.

– Я тут с мамой поговорила, она его тетю знает. Ей всего-то чуть больше тридцати…

– Я видела ее фотографию, Ворон показал.

– Так вот, она взяла племянников, когда ее сестра умерла. И все ее жалеют, потому что мальчишки… Лель, это не мои слова! Это так мама сказала. Мальчишки – «оторви и выбрось!».

– Это как понять?

– Хулиганье. Ворон дерется лучше всех парней в округе, ходит на занятия по вольной борьбе. Есть у нас в подвале клуб такой полулегальный. А его младшего брата чуть не поставили на учет в детскую комнату полиции, он спер шоколадку в магазине.

– За шоколадку в полицию?!

– Ну да. Только не поставили, пожалели тетку. Та сказала, что будет его в Суворовское училище устраивать, а там анкета чистая нужна, без приводов в полицию. Прикинь, что с ним дальше будет?

– Это мамины слова, не твои.

– Мамины, – вздохнула Ира. – Честно говоря, я думаю, глупости все это. Ворон нормальный парень! Но я должна была тебе рассказать о том, что взрослые о них думают. Кстати, фамилии у братьев разные.

– Ну и что? Не все женятся раз и на всю жизнь.

– А у Ворона в свидетельстве о рождении вообще нет никакой записи про отца! Прочерк.

– Тоже мама сказала? – уныло поинтересовалась Лелька.

– Нет, здесь я подслушала ее разговор с твоей мамой.

– С моей мамой?! Что она еще ей наговорила?!

– Думаю, ничего хорошего. Что-то еще про плохую компанию. Лелька, не бери в голову, слушай свое сердце.

– Спасибо, Иришка! Замечательная ты подруга. Наговорила кучу гадостей и посоветовала слушать свое сердце.

– Может, я и не замечательная подруга, – обиделась та. – Зато честная!

– Ладно, – вздохнула Лелька. – Пойду к предкам, посмотрю, как они реагируют на сплетни.

– Это не сплетни, а факты. Иди. Потом мне расскажешь.


Лелька пошла на кухню, где мама накидывала на стол ужин, а папа сидел и читал газету. Вернее, пытался это сделать, потому что мама мешала ему своим разговором.

– Родители, – говорила мама, – решили скинуться по триста рублей на новые жалюзи. Старые уже пришли в негодность.

– Мы сдали деньги? – спросил папа. – А почему по триста? В прошлом году скидывались по сотне.

– В этом году цены выросли, и некоторые заплатить не смогли. К тому же у нас в классе, – мама посмотрела на присевшую Лельку, – новенькие. Один иностранец по обмену, не с опекунов же его брать. А второй… – она сделала паузу.

– Что второй? – зло прищурилась Лелька.

– Второй мальчик из неблагополучной семьи, – сказала мама. – Они там с хлеба на воду перебиваются.

– Неправда! – воскликнула Лелька. – Ничего они не перебиваются. У них яблок полно!

– А ты откуда знаешь? – отложил газету папа.

– Я проведывала Ворона, у него брат заболел, – прошептала Лелька, не привыкшая врать родителям.

– Ворона? Какого Ворона?

– Мам, это у него фамилия такая, – начала объяснять Лелька. – Васко – по-испански означает Ворон.

– Он испанец? – удивился папа.

Внимание! Это не конец книги.

Если начало книги вам понравилось, то полную версию можно приобрести у нашего партнёра - распространителя легального контента. Поддержите автора!

Страницы книги >> Предыдущая | 1 2

Правообладателям!

Данное произведение размещено по согласованию с ООО "ЛитРес" (20% исходного текста). Если размещение книги нарушает чьи-либо права, то сообщите об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?


  • 0 Оценок: 0
Популярные книги за неделю


Рекомендации