Электронная библиотека » Алла Демченко » » онлайн чтение - страница 3


  • Текст добавлен: 20 сентября 2016, 19:20


Автор книги: Алла Демченко


Жанр: Современные детективы, Детективы


Возрастные ограничения: +16

сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 3 (всего у книги 14 страниц) [доступный отрывок для чтения: 5 страниц]

Шрифт:
- 100% +

Глава 7

Людмила никак не могла начать разговор, пока молодая женщина, сидящая за соседним столиком, не покинула кафе.

– Мила, что случилось на этот раз?

– Погоди. Мне кажется, что за мной следят. Понимаешь?

– Кто?

– Посмотри на соседний столик. Видишь, девушка сидит?

– Ну, сидит и что? Она ехала за тобой от дома и зашла в след за тобой?

Людмила силилась вспомнить, как добралась до кафе. Ничего не обычного в дороге не было. И девушка точно сидела за столиком, когда она зашла в кафе. Значит, никак не могла знать, что она выберет именно это кафе, а, к примеру, не напротив.

– Извини, сказала глупость. – Людмила с нежностью посмотрела на Антона. – Просто голова идет кругом. Когда все окончится? Я не могу так больше.

– Потерпи. Осталось совсем не много. Хочешь, поедем ко мне?

– Нет, только не к тебе. Я сняла номер в гостинице.

Антон посмотрел на часы. Времени катастрофически не хватало.

Спустя два часа Антон Игоревич Задонский гостиницу, как всегда, покинул первым. Всеми фибрами души, он не терпел ни гостиниц, ни заезжих дворов, но спорить с Людмилой бесполезно. Если б только она знала, как он устал от нее, от ее капризов, ревности, подозрительности и пресности в постели. Он каждый раз кривил душой, повторяя, что в постели она богиня. Если это бревно богиня, то что делают в постели не богини? А этот бред выслушать. Следят за ней. Да кому ты нужна, что бы деньги зря тратить на слежку.

Задонский машинально посмотрел на часы. Два часа бездарно потерянного времени. Да и вообще, сколько он времени на нее потратил. Нет, нет – так нельзя! Нельзя себя накручивать. Так можно нечаянно и сорваться. Ведь случись что – он будет готов ей ноги целовать. От нее и только от нее зависит его, Задонского светлое будущее. А потом он покажет, кто есть кто. Он представил хлопающий ничего не понимающий взгляд Людмилы и даже улыбнулся от удовольствия. Ведь эта курица сразу и не поймет, что он ее бросил. От мстительной мысли Задонский злорадно улыбнулся.

А тогда, всего лишь два года тому, Людмила была пределом всех его мечтаний!

На празднование юбилея Старышева, которого он в жизни не видел, и знал о нем только с Интернета, еле достал приглашение. Спасибо Фортуна не подвела.

Ах, как он любил такие мероприятия! В многочисленной толпе гостей мало кто знал друг – друга. Да и как знать, если вокруг тебя толпиться человек триста. Он еле дождался окончания первой части торжества, когда родственники, близкие, коллеги, друзья и недруги произнесли теплые, искренние и не совсем речи, пожелали, как годиться здоровья, процветания, любви к жене и не только, начали плавно перемещаться и рассаживаться за банкетным столом.

Чету Савицких он приметил сразу. Иван Андреевич ничем особым не выделялся среди гостей. Мужчины, как один, одетые в дорогущие темные костюмы, отличались, скорее всего, только марками машин и суммами кредитных карточек. Машины остались на улице, кредитки спрятанные в кармане. Остались одни темные костюмы.

Задонский, слегка прикасаясь к бокалу, внимательно следил за Савицким. Иван Андреевич, судя по количеству рукопожатий, был знакомым со многими гостями и использовал вечер в своих деловых интересах. Живо беседовал, хлопал кого – то по плечу, одобряюще кивал головой. Вот уж кому не приходилось скучать!

За внешностью следит. Интересно, сам или жена? Занимается спортом. Скорее всего, бегает по утрам. Подтянутый, стройный, но без тех мышечных контуров, которые появляются от занятий в спортзале. Готов прожить лет до ста.

Антону даже захотелось провести рукой по своей выбритой голове, так аккуратно были уложены волосы в Ивана Андреевича. Если б не профессорская бородка, Савицкий выглядел бы моложе, но этот факт, видать не волновал последнего.

А женщины…Вот кто по – истине радовал глаз разнообразием нарядов и украшений. Все как одна не работающие, накопившие сил и бриллиантов, приехали на вечеринку только с одной целью – презентовать своих стилистов, массажистов, косметологов и наряды от кутюр.

Черные вечерние платья были в этот вечер на многих женщинах, только на Людмиле платье, как говориться, лежало, подчеркивая стройность фигуры и красивую упругую грудь. В огнях эстрады лицо выглядело бледным, что еще больше подчеркивало ее блестящие глаза.

Он собрался подойти к женщине, но в этот момент его плеча коснулась рука.

Юлиана Старишева, дочь виновника торжества, собственной персоной. Как он мог о ней забыть и потратить столько сил, что бы попасть на этот прием…

Антон Игоревич Задонский, еще раз посмотрел на часы, прервавшись от нахлынувших воспоминаний.

Если б не капризы Людмилы, а иначе как назвать все надуманные тревоги, он бы провел очередную встречу с потенциальным клиентом, а так только время потерял. И этот номер в гостинице. Видишь ли, ей кажется, что муж о чем – то догадывается. Ну, о чем может догадаться Савицкий?

Хорошо, что успел с утра съездить в центр. Задонскому действительно сегодня везло с самого утра: нотариус явилась вовремя и отличное настроение не покидало его с того момента, как за нотариусом закрылась дверь палаты.

Не прошло и двух месяцев, а Вероника Ивановна сделала все, что и требовалось. Через полгода, можно продавать квартиру.

С первой пациенткой ему пришлось изрядно повозиться. Капризную Васильцову Антон запомнил навсегда. Это вначале женщина казалась божьим одуванчиком, а потом такие концерты устраивала в больнице, что он до сих пор вспоминает с содроганием. Особенно он испугался, когда Васильцова стала угрожать милицией. Пришлось срочным образом ускорять лечение. Да, что теперь вспоминать. В копеечку обошлась она Задонскому. Но как говориться – первый блин комом. Антон Игоревич получил хоть и горький, но хороший опыт.

В будущем он очень тщательно отбирал клиентов. Лично знакомился, что называется, заводил дружбу, узнавал привычки будущих пациентов, чем жили, с кем дружили. Выбирал только интеллигентных одиноких женщин. Перед его обаянием никто еще не устоял.

Занятная штука психология одинокого старого человека. Женщины – особенная категория.

Свою работу эту настоящую, а не ту, которой занимался в компании, Антон Задонский любил и не просто любил, а не мог уже жить без нее. Он терпеливо выжидал случая. Потом, найдя подходящий объект, долго все обдумывал и тщательно взвешивал все риски. От этой подготовительной работы адреналин поступал в кровь и Задонский получал истинное наслаждение. Не надо тебе ни допинга, ни экстрима. Все бурлило в крови!

И только, когда план по пунктам созревал в голове, он трезво принимался за дело.

Расходы растут, незначительно, но растут, – размышлял Антон Игоревич, слушая музыку. Не бойтесь много тратить, бойтесь мало зарабатывать. Антон силился вспомнить, кто сказал такие замечательные слова, но так и не вспомнил.

Нотариусу пришлось увеличить процент. Как ни крути, а восьмая сделка. Конечно, Райская обо всем догадывается, но пока получает приличную надбавку к зарплате, будет молчать. Портфель с крокодильей кожи. Купила б она этот портфель, заверяя пенсионерам справки. И тряслась бы в общественном транспорте до пенсии. Елене тоже надо выплатить премиальные. Даже странно, что сегодня преминула случай, и не напомнила о «небольшой, так сказать, премии». Не будь этого хлебного места, так и жила б на свою жалкую пенсию. Ведь даже в женскую консультацию, в пятьдесят три года, никто б не взял. Зато ее досрочная пенсия по выслуге лет – смех один. При тех деньгах, что плачу, могла б жертвовать бездомным. Да как же, пожертвует, дождетесь – усмехнулся про себя Антон.

Смертность в центре ее видите ли пугает. Тоже придумала – обхаживать стариков бесплатно, что бы ей, видите ли, спокойнее было. Заплатила б хотя бы копейку со своего кармана – все страхи б вмиг прошли. Надо было б сказать о премии, когда заходил, – запоздало подумал Антон.

Больше всех Задонского волновал Круглов. Антону казалось, что тот о чем – то догадывается. А может, только, кажется. Не может он ни о чем догадываться.

Задонский снова вспомнил с чего начал «свое» дело, как было трудно вначале одному решать все вопросы. Ничего – все получилось. Даже лучше, чем он поначалу думал.

Антон вспомнил тот день, когда шутя, предложит Круглову продать ему часть их совместного бизнеса и какими глазами тогда на него посмотрел Олег. Больше к этому вопросу они не возвращались.

С этими мыслями Антон Игоревич Задонский подъехал к офису. Еще бы – он сегодня провернул дело с прибылью, по самым скромным подсчетам, около миллиона долларов, не считая картин, книг и прочих безделушек, которые стоили тоже неплохих денег. Жаль, что покупатель торопит с квартирой. «Значит надо поторопиться» – решил Антон Игоревич и открыл дверь приемной.

Он так стремительно появился в приемной, а самое главное – так неожиданно, что Эвелина, пятая по счету секретарша, не успела спрятать гламурный журнал, который с упоением читала в свободное время.

Свободного времени в секретарши не было. Вот только в отсутствие шефа и удавалось посплетничать с подружками за счет компании да журнал почитать. С утра доклад о запланированных делах на день, коррективы, неотложные встречи. Потом кофе, который Эвелина варила отменный, за что ее и терпел Задонский. Потом письма, если таковы были и ответы на них. Часов с десяти начинался сущий ад: звонили клиенты и их родственники, и всевозможные службы, подкармливаемые Задонским. После звонков следовали визиты: все те же лица, только в другой последовательности. Больше всего Эвелину раздражали посетительницы, норовящие во что бы – то не стало без предварительной записи попасть к Задонскому. Дамы, могли часами просиживать в приемной в ожидании Антона Игоревича, выпив не одну чашку кофе. А как томно вздыхали и закатывали глаз при появлении Антона Игоревича! Что они в нем находити, Эвелина, как и четыре предыдущие секретарши, не могла понять. С виду неказистый, среднего роста, с выбритой до синевы головой, далеко не Ален Делон. Вечные джинсы и яркие кричащие водолазки желтого, зеленого цвета, а летом – аляповатые на выпуск рубашки, с пальмами, морем, солнцем.

Эвелине, как и четырем предыдущим секретаршам больше нравился второй соучредитель компании – Круглов. Все в нем было как – то умеренно. Даже еле заметная полнота была тому на руку – придавала импозантность. Короткая модная стрижка и деловой костюм сочетался с умными глазами. И разговаривал он всегда таким вежливым тоном, что все приказы звучали как просьбы. Единственное, что роднило этих совершенно разных людей – общий бизнес. На этом общность соучредителей компании «Рука помощи» оканчивалась.

Если Задонский старался решать вопросы с клиентами в неформальной обстановке за пределами офиса, то Круглов предпочитал работать заниматься рутинной бумажной работой в кабинете.

Правда, с того времени, как компания утвердилась и заняла довольно прочную позицию на рынке медицинских услуг, Круглов постепенно отходил от дел, с головой окунувшись в науку. Говорят, его докторская диссертация даже имела резонанс. Единственное чего не было в Круглове – это обаяния и той бешенной энергетики, доставшейся с лихвой Задонскому.

Задонский умел располагать к себе людей так, что им начинало казаться, что не явись в их жизни Задонского, мир потерпел бы крушение.

Женщины, особенно в возрасте, словно с уходящего поезда, смотрели на Антона с надеждой. Рельефные мышцы под пестрой рубахой и сильное тело будили воображение. Задонский старался все дела решать с женщинами, зная производимое впечатление. Улыбка и ненавязчивое ухаживание Задонского, давали женщинам такое необходимое чувство уверенности в своей неотразимости и привлекательности. И они, позабыв о морщинах и домашних неурядицах, начинали кокетничать с Антоном. Умелая игра на контрастах приносила Антону Игоревичу свои дивиденды. Мужчины с интеллектуальными мускулами доставались Круглову.

Пятая по счету секретарша, как и все предыдущие, не знала, что на природной смекалке и умению слушать людей, Задонский построил свой бизнес и сколотил немалое состояние, необлагаемое ни каким налогом. Как порой важно не столько говорить, сколько слушать. Эту простецкую аксиому Задонский вынес еще с института. Только внимательно слушая и наблюдая за человеком, можно предвидеть его действие на ход вперед. В потоке слов, внимательному слушателю, открываются гораздо больше сказанного: все страхи и тревоги, надежды и даже планы, о которых прямым текстом и не говорилось.

Ни одна секретарша не знала, что благодаря легкому характеру и сговорчивости Задонскому удавалось быстро решать массу проблем связанных с аккредитацией, налоговой, пожарниками и прочими службами. Вовремя положенный конверт и продуманное поведение не только экономило время и силы, но дало возможность прочно занять свою нишу в секторе растущего бизнеса.

Ни одна секретарша не знала, что, Задонский, такой открытый и несуразный на первый взгляд человек, имел свою тайну и, пусть маленькую, но власть над человеческими душами. В некотором роде Антон Задонский ощущал себя вершителем человеческих судеб.

Но стоило ему открыть дверь офиса, как в глубине души появилась смутная тревога.

– У вас Олег Николаевич. Кофе, чай?

Задонский не стал отвечать на вопрос.

Последнее время, встречи с партнером тревожили и напрягали Антона. Олег был единственным человеком, с мнением которого, до недавнего времени, он считался, к мнению которого раньше прислушивался, но только не теперь.

Олег, бросив на стол пиджак, сидел в кресле Антона, просматривая месячный отчет. Цифры, прыгающие на экране компьютера, радовали. Прибыль заметно росла. И если б не утренняя газета, можно было б спокойно лететь Олегу Николаевичу Круглову на конференцию в Германию. Но улететь, не выяснив главного для себя вопроса, Круглов не мог. Он еще раз не спеша просмотрел всю документацию за последние два месяца. Порядок в отчетности и длительное отсутствие партнера немного разрядили обстановку и уменьшили пыл Круглова. Если б удалось застать Антона в кабинете – скандала б не избежать.

– Ба, какие люди! Каким ветром? – балагуря, Антон крепко пожал руку партнера и опустился в кресло, предназначенное для посетителей. – Я думал, уже Европу просвещаешь! А, ты еще в нашем скромном офисе.

Спич не тронул хмурого Круглова. Не реагируя на тираду, он молча развернул газету и так же молча подвинул Антону. Задонский прекратил обычный треп, глазами пробежав страницу, на ходу уловил то, ради чего заехал Круглов.

– Ну и? Не понял, в чем прикол? Заказная статья. Скрытая реклама медицинского центра. Обычное дело в наше время. Мы каким боком? Ты приехал из – за этого? – отложив газету, с наигранным непониманием, спросил Антон, чувствуя, что неприятность в виде Круглова уже неизбежна.

– Нет, ты не понял, – Круглов настойчиво подвинул газету Антону, – прочитай внимательно и потрудись объяснить мне о каком сотрудничестве идет речь? Каким «пожилым людям…» мы «…оплачиваем пребывание в частном медицинском центре»? С каких это пор у нас, есть «фонд помощи одиноким людям» – процитировал корреспондента, Круглов.

Тяжелый вопросительный взгляд остановился на Задонском. Олегу Игоревичу никакое вразумительное объяснение не приходило в голову. От напряжения лицо покрылось пятнами и руки, лежащие на столе, Антон непроизвольно сжал в кулак. Он впервые растерялся и не знал, как правильно себя повести: толи продолжать балагурить, толи признать свое поражение и выложить все как на духу. Столкнувшись с испытывающим взглядом Круглова, Задонский выбрал третий вариант.

– Подожди, какой фонд «Рука помощи»? Впервые слышу. Чушь. Может просто человек ошибся и сказал, что первое пришло на ум. – Антон еще раз пробежал по статье, оттягивая время – Ну, вот смотри, интервью дает представительница по связям с общественностью. Какая – то безмозглая курица, скорее всего любовница хозяина. Ей что рука, что нога помощи. Да, я согласен, не приятно, что кто то ссылается на нашу компанию без нашего ведома. Если тебя это так действительно напрягает, я до твоего возвращения дам опровержение в газете. Даже могу в суд подать за использование нашего бренда. Суд выиграем. Враг будет побежден и выплатит нам моральную компенсацию Лады?

Олег, ничего не говоря, устало потер лоб. Это был хороший знак. Круглов никогда не мог долго наступать. В словесной дуэли он всегда проигрывал. Речь – не его конек.

Так сложилось изначально. В их коммерческом тендеме было четкое распределение ролей. Будь иначе, компании, с растущим из года в год оборотом капитала, не было б и в помине. Они оба это понимали. Каждый играл только на своем поле. Не забегал, как в футболе, на чужое, не путался под ногами, не ставил подножку. Четкие правила игры давали хорошую прибыль.

Вальяжный, немного флегматичный Круглов, был, как говорят, мозговым центром компании. Если Антон генерировал идеи, то аналитический ум Круглова отметал на корню девяносто пять процентов этих идей. Оставшийся мизер был не просто гениальными, а сверх гениальным. Этот мизер делал прибыль. Но его надо было рассмотреть, просчитать, проанализировать. Это удел Круглова. Говорил он мало, сбивчиво, запутанно, порой упуская самое главное. Возможно, поэтому он успешно продвигал науку в лаборатории, где требовалась усидчивость, расчет и предвидение результатов, но никак не словесное сотрясение воздуха. И лекции он читал студентам нехотя, скучно и неинтересно.

Но стоило Антону только уловить суть проблемы и ситуация разрешалась, мгновенно направлялась в нужное русло. Хитроумные заключения становились доступны и понятны собеседнику. И можно заключать выгодный договор, если б не дотошный Круглов. Подвохи, незаметны для Антона, у выкладке Круглова, становились настолько очевидными, что ни о каком проекте, договоре или совместной работе уже не могло быть и речи.

Так они работали больше десяти лет – каждый на своем поле, но за одну команду. Ни одного договора не подписал, ни одной сделки не заключил Антон Игоревич без согласия Круглова. Кроме одного…

– Антон, мне очень хочется верить, что эта статья нас не касается. И твои авантюрные способности здесь ни причем.

Если б не тихий тон и не такое серьезное лицо говорящего, его речь можно было б принять за комплимент способностям Задонского.

– Я не готов с тобой спорить по поводу интеллекта той, как ты говоришь, курицы – таким же тихим голосом продолжил Круглов. – Возможно, она ошиблась, но я все проверю сам. Вернусь и проверю. А там посмотрим. Если, не дай бог, ты слышишь меня, окажется, что фонд «Рука помощи» хоть каким – то образом имеет к нам отношения, сам понимаешь, я это так не оставлю.

Они еще посидели некоторое время, молча думая о своем.

– Ты не опоздаешь на самолет? – буднично спросил Задонский, которому не терпелось по – быстрее спровадить Круглова. И уловив нетерпение в голосе Задонского, тот не спеша поднялся, забрал брошенный пиджак и, не прощаясь, покинул кабинет.

Антон взял газету и внимательно прочитал статью, после чего круто выругался, не стесняясь выражений. Он сидел, молча уперев взгляд в стену. Если б он сейчас спустился вниз, то мог бы догнать Круглова и все рассказать. И покайся сейчас, Олег простил бы – это точно. Но прощение стоило б развала его, Задонского плана. Круглов бы разделал в два счета всю подпольную деятельность, но репутацию компании, да и саму, можно сказать жизнь, Задонскому спас бы. На то он и был мозговым, компьютерным, расчетным центром компании и всего их совместного бизнеса.

Никуда Задонский не побежал. У него была своя голова на плечах и свое отдельное игровое поле…

Круглов давно уехал, а Антон все сидел в кресле для посетителей. Он мог еще догнать Олега в аэропорту и попытаться объяснить, что бес попутал или кто – то другой. Но ничего не стал делать. Просто пересел в свое кресло директора компании «Рука помощи».

Да кто ты без меня, чистюля, «ботаник» лабораторный? Так один «пшик», – дал волю накопившейся злобе Задонский. – Что ты можешь без меня? Видите ли, его задела статья! – Антон со злостью сгреб газету и скомкав бросил на стол. Газета развернулась и на Задонского смотрело безобразно смятое лицо Людмилы.

Немного остыв, Антон задумался. Ситуация была больше чем серьезной. Ситуация была катастрофическая. Круглов докопается до истины. Встретится с журналистом, съездит в реабилитационный центр. Проведет внутреннее расследование. И ведь не остановиться, пока все не выяснит. А то, что Круглов не остановиться, Задонский не сомневался. Как все некстати. Начало черной полосы, что ли, – размышлял Задонский.

От хорошего приподнятого настроения не осталось и следа. На решение проблемы оставалась ровно две недели до возвращения Круглова…

На настойчивые звонки Людмилы он умышленно не отвечал, боялся, что сорвется. А этого делать никак нельзя. Людмила со своим центром, а то, что в скором будущем она станет хозяйкой центра, он не сомневался нисколько, была той сказочной курицей несущей золотые яйца. Антон Игоревич не сдержал улыбки, столь удачным было сравнение. Остальное не важно…


Страницы книги >> Предыдущая | 1 2 3 4 5 | Следующая

Правообладателям!

Данное произведение размещено по согласованию с ООО "ЛитРес" (20% исходного текста). Если размещение книги нарушает чьи-либо права, то сообщите об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?


  • 0 Оценок: 0
Популярные книги за неделю


Рекомендации