Электронная библиотека » Алла Демченко » » онлайн чтение - страница 4


  • Текст добавлен: 20 сентября 2016, 19:20


Автор книги: Алла Демченко


Жанр: Современные детективы, Детективы


Возрастные ограничения: +16

сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 4 (всего у книги 14 страниц) [доступный отрывок для чтения: 5 страниц]

Шрифт:
- 100% +

Глава 8

Ресторан «Феллини», который находился под одной крышей с кинотеатром, внутри и сам был чем – то похож на кинотеатр: большой зал первого этажа пестрел фотографиями и картинами современной живописи. В приглушенном свете стиралась грань реальности. Кино.

И цены были фантастические, как в кино. Вначале, она пыталась перевести гривны в рубли, потом в доллары, но, как не крути, получалось заоблачно дорого. Пара таких обедов и вся ее месячная зарплата осталась бы в этом заведении. Из этого можно сделать очевидный вывод – Иван Андреевич далеко не бедный человек.

Они просидели в ресторане часа три, говоря обо всем и ни о чем. Иван Андреевич понимал, что пустые разговоры начинают тяготить никоим образом не зависимую от него дочь. Он даже подумал, что если не скажет сейчас что – то важное, Александра подымится и уйдет. Но слова никак не приходили на ум.

Встреча все больше начинала походить на деловой ужин с партнером, когда тебя не интересует сам собеседник, а все твои мысли заняты только одним вопросом – заключится контракт, а если заключится, то насколько будет выгодным именно тебе.

– Уже поздно, – посмотрев на часы, подвела итог встречи Александра.

– Я отвезу тебя в гостиницу. А завтра, мы завтра встретимся.

Иван Андреевич обвел взглядом зал. Вышколенный официант мгновенно появился возле столика, театрально положив бардовую коробочку. Савицкий привычным жестом открыл бархатное чудо и, отсчитав несколько купюр, включая щедрые чаевые, рассчитался за ужин.

Саша вышла на улицу первой и сразу же заметила подъезжающую машину.

– Как мать? Давно видела?

Савицкий, опередив водителя, галантно открыл дверцу машины. Вопрос повис в воздухе. Говорить в присутствии водителя Саше не хотелось. Да, собственно, говорить было не о чем. Ее жизнь Ивана Андреевича, скорее всего не волновала вовсе. И о матери спросил буднично и безразлично.

Она вдруг поймала себя на мысли, что не знает, как бы сама поступила, если б вопрос касался б Стрельникова. Как говорить о нем? Любила ли мать Савицкого? Она никогда, сколько Саша помнит, о нем не вспоминала, словно Савицкого в ее жизни и не было, и Саша появилась сама по себе. А может просто не хотела ворошить прошлое? Да и что ворошить? Столько лет прошло. В матери давно другая жизнь и она в той другой жизни вполне счастлива. У нее могли даже дети быть в новом браке.

Представить мать с детьми никак не удавалось, как она не старалась. Институт, лабораторные мыши, чьи крохотные жизни приносились каждый день на алтарь науки – это легко всплывало в памяти. Есть ли в отца дети? Скорее есть и уже взрослые. Мужчина может не хотеть детей, не зависимо от количества браков. Женщина наоборот. Ей без разницы, сколько детей в ее избранника. Женщина хочет иметь своего собственного ребенка. Непобедимый закон природы.

– Мать давно видела? Как она?

Савицкий задал тот же вопрос и в той же последовательности.

– Давно. Защитила докторскую. Работает. Читает периодически лекции за рубежом.

– В этом она вся. Представляешь, она даже мышей домой приносила. Беспрерывность эксперимента или что – то в этом роде.

Белые мыши с длинными облезлыми хвостами, действительно, какое – то время, жили на балконе. Стеклянная емкость, похожая на маленький аквариум, в целях конспирации, пряталась в самодельном шкафу, вместе со старым тряпьем. И болели они какой – то загадочной хантавирусной болезнью.

От мимолетного воспоминания вдруг засаднило в горле. Говорить о мышах в салоне дорогой машины было неуместно. Иван Андреевич замолчал.

О том, какой разразился скандал из – за тех мышей, Савицкий то же не стал говорить дочери. Роза Акимовна грозилась выбросить мышиное прибежище с балкона. И выбросила б, если б не подоспела Светлана…

Вечерний Киев мелькал за окном. Город, как любая столица в мире, преобразилась к вечеру. Яркие зазывающие огни бутиков и магазинов создавали ощущение нереальности. Начиналась шумная, дорогая ночная жизнь. Довольно быстро, миновав старый центр города, машина спустились на Набережное шоссе. Саша только приятно удивилась, что в Киеве нет московских пробок, как на средине моста Патона зависли в пробке. Не застряли в пробке, не стали в пробке, а именно – зависли. Поток машин, стремившийся как можно быстрее попасть на левый берег Днепра, замер на перевернутой дуге светящегося огнями моста. Но стоило выехать на Броварской проспект, как сказочная грань нереальности стерлась. Все было как в Москве – поток машин, грязь, летящая из под колес, и огни высоток.

Глава 9

– … Может это старость? – Вера Васильевна отставила чашку и вопросительно посмотрела на сестру. – Себя – то со стороны не видно. А сегодня посмотрела на Ивана – не тот Иван. Осунулся, сдал.

– Ну, ты придумала! Какая старость! Для мужчины шестьдесят, это я тебе скажу… – Инесса Васильевна, маленькая, юркая, с короткой мальчишеской стрижкой, с критическим умозаключением сестры не согласилась. И тут же, оседлав любимого конька, прочитала, чуть ли не научный доклад, с которым недавно выступала.

– Старость, если на то пошло, не зависит от возраста. Старость – это состояние души. Состариться можно и в двадцать, – подвела итог Инесса Васильевна.

– Инна, скажи, мозги вот так набекрень могут съехать в один день, – Вере удалось прервать монолог сестры.

– В один день точно не могут, а вот… – дальше последовала лекция.

– Слушай, а ты бы могла проконсультировать Ивана? Может, ты права – это усталость, а я накручиваю себя.

– Конечно, смогу, только надо выбрать день, что бы ни консультаций, ни лекций, ни студентов.

Такого дня в плотном графике Инессы Васильевны естественно не оказалось.

– Как появится «окно» я сразу тебе позвоню и подъеду. А, что его беспокоит?

– Его, может и ничего. А вот меня беспокоит.

Вера Васильевна подумала, как правильно сформулировать свои ощущения, чтобы не попасть снова на лекцию.

– Скажи, может нормальный человек взять и забыть о приеме в мэрии? Притом, заметь, за два часа до встречи?

Инна Васильевна, задумавшись, закурила прямо на кухне.

– Это Иван забыл?

– Да. Вспомнил, когда с мэрии сами позвонили. Секретарша вся в слезах, говорит, что специально утром звонила ему на мобильный, напоминала.

– Ой, Вера, эти секретарши, как лаборанты. Ты ему сто раз скажи, а они все равно чего – то не поймут или забудут, или напутают. Порой думаешь, лучше б ты забыл, чем сделал. Потом переделывай за него.

– Нет, ничего Ира не напутала.

– И?

– Звонила ему Ира ровно за два часа до встречи. Она мне лично показывала свои исходящие звонки. Вот и скажи мне, что это такое – старость или болезнь?

– А когда ты заметила, ну… эти странности?

Вера Васильевна прикрыла глаза и задумалась. Ерунда какая – то…

– Это к делу, конечно, не относиться. Ты же сама знаешь Ивана: сдержан, суховат, грубоват. А потом вдруг впал в какую – то эйфорию. Помнишь, я говорила, он открыл медицинский центр. Там своя, семейная история. Я особо не вникала. А потом вдруг, все завертелось вокруг этого центра, с нашим – то профилем работы. Очистительные системы и медицина…

– Ну и что странного? Может это в него такая форма борьбы со стрессами?

– Где – то год или около того, меня Иван познакомил с одним предпринимателем. Занимал тот какой – то сектор в медицинском бизнесе. Знаешь, мне было все едино, чем кто занимается. Но Иван попросил просчитать, что мы будем иметь в итоге, сотрудничая с этой фирмой.

Вера Васильевна силилась вспомнить название компании или ее владельца, но так и не вспомнила. В памяти всплыло только лицо молодого человека.

Когда она зашла в кабинет Савицкого, в нем уже стоял запах дорогих сигарет, коньяка и лимона. «Что – то новенькое, – удивленно отметила тогда Вера Васильевна. Иван Андреевич принципиально никогда не курил. И что бы вот так, среди белого дня, пить коньяк – Вера тоже не припоминала. Трезвенником Иван Андреевич, конечно, не был. Толк в хорошей выпивке знал, но, что бы пить в рабочее время да еще в кабинете – такого раньше никогда не было.

Посетитель, молодой, на вид тридцатилетний мужчина, виновник беспорядка, сидел за гостевым столиком в одном из неудобных кресел, которые Вера Васильевна не любила. Сядешь в такое и ни спину тебе выпрямить, юбка норовит задраться, коленки до подбородка. Но модная жуть основательно прижилась в кабинете Савицкого.

Молодой человек, спортивного типа, как ни странно, мастерски умостился в кресле, чем просто удивил Веру. Но эта уверенная, вальяжная поза, и нарушенный порядок сразу насторожили Веру Васильевну. Было что – то скользкое, липкое и в белозубой улыбке, и в радушном веселом тоне. Фальшивость Вера Васильевна почувствовала сразу, как чувствует фальшивый доллар опытный кассир.

Мужчина быстро сориентировался, что коммерческий директор для Ивана Андреевича не последнее лицо и ловко поднялся с кресла, чем снова удивил Веру Васильевну. Никто не мог вынырнуть с кресла, не сдвинув его в сторону, скрипя паркетом. Представился он тоже, старомодно, наклонив голову.

Антон Задонский был соучредителем компании «Рука помощи». Со слов Задонского, на рынке медицинских услуг, его компания прочно заняла свою нишу. Чем занимались компания, Вера Васильевна толком и не вникала. Предложение, с которым прибыл Задонский к Ивану Андреевичу, показалось ей тогда слегка наивным. А уж то, что Савицкий стал занимается таким не серьезным вопросом, просто удивило Дмитриеву. Но расчеты пришлось провести.

– Представь, – продолжала Вера Васильевна, – выгоды никакой. Вообще никакого интереса в этом деле. Наши очистительные системы и медицинские услуги это все равно, что…, – Вера попыталась найти противоречивое сравнение. – Но Иван, как с цепи сорвался. Разговоры только о проектах Задонского. Потом, правда, переключился на работу. Но мне кажется, – Вера Васильевна, задумалась, сопоставляя факты. – Да, вот с того времени, и начались какие– то странности.

– Хорошо, посмотрю я твоего Ивана. Может и ничего страшного – хроническая усталость. Давно отдыхал? Представь на днях подходит ко мне…

Немного успокоенная, домой Вера Васильевна добралась около полуночи. В гостиной спал супруг. Вера Васильевна принесла плед, укрыла мужа, выключила телевизор, сложила упавшие на пол газеты, немного посидела возле него, нежно поцеловала в висок и пошла на кухню. Сна не было…

Пришлось накапать растительную настойку, приготовленную заботливой сестрой. Какие травы смешивала Инна, Вера не знала, но при бессоннице помогали, и то хорошо.

Старею, – в который раз за день подумала Вера Васильевна. Раньше, чем позже ложилась, тем быстрее засыпала, а теперь уже полночь, а сна ни в одном глазу.

Вера Васильевна подошла к окну. На улице опять вырывался мокрый снег. Мысль, застрявшая в мозгу, что с Савицким, что – то случилось, не давала покоя.

И Люда, которая за жизнь кроме спа – салона ничем не интересовалась, вдруг засела в том центре, будь он не ладный. Дался мне этот центр, – оборвала себя на полуслове Вера Васильевна и залпом выпила терпкую настойку. В этот полуночный час не спалось не только Вере Васильевне…

Глава 10

На обратном пути от гостиницы, Иван Андреевич отпустил водителя возле метро «Арсенальная», сам пересев за руль. Он не признавал никакого «личного водителя» ровно, как и «личного охранника». Охранник такой же человек, со всеми вытекающими инстинктами, направленными на сохранение, в первую очередь, своей жизни. Это в кино красиво показывают, как охранник грудью закрывает своего босса, оставаясь при этом почти невредимым. В жизни иначе. Да и предотвратить заказное убийство ни одному охраннику еще не удалось.

Водителя у Савицкого не было по той причине, что сам безумно любил машины. Так обычно любят домашних животных. Машины Иван Андреевич любил с той далекой юности, когда впервые сел за руль старого отцовского «Жигуленка». Со временем он поменял много машин – всех и не упомнишь. Невзирая на возраст, любил быструю лихую езду, которая, по его мнению, и была той профилактикой от стресса. Часто самые важные решения Иван Андреевич принимал за рулем. Так что водителя не было б точно, если б не случай…

Новое производство монолитных плавательных бассейнов из стекловолокна, которыми занимался холдинг, принесло не только большие деньги, но и новую головную боль. Правда, головная боль была приятной. Требовался новый большой офис. А пока сотрудникам приходилось ютиться в старом здании на Подоле. Хотя щедрая надбавка к зарплате с лихвой компенсировала временные неудобства, но они – то были, и назревший вопрос требовал быстрого решения.

Но все бизнес центры, предлагавшие в аренду площади, не отвечали запросам Савицкого. По сути, запросы у него были самые обычные: офис должен располагаться если не в центре, то хотя бы не далеко от него и с обязательным подземным паркингом и хорошими подъездами для клиентов. Ближе к весне Иван Андреевич нашел устраивающий вариант.

В тот вечер, Иван Андреевич планировал не только выпить бокал шампанского, в честь открытия нового офиса, но и провести ряд деловых встреч, одна из которых – с новым инвестором. Что бы сократить расстояние до бизнес – центра «Евразия», Савицкий поехал старыми улочками и перед спуском на Жулянскую попал на «красный» свет. Ругнувшись в душе на промах, он плавно затормозил на перекрестке. Впереди замер новый «Опель». В положенное время мигнул «зеленый» и поток машин рушил с места. В какой – то момент он услышал тревожные гудки проезжавших машин. Иван Андреевич с интересом посмотрел в след старой колымаге. Какую же скорость надо выжать, что бы обогнать его. Он внимательно посмотрел на спидометр и…вынырнул с небытия и с ужасом осознал – ему только казалось, что он едет. Еще не полностью придя в себя, нажал на газ и рванул вперед, оставив позади образовавшуюся пробку. Иван Андреевич заехал в тихий переулок и… испугался. Он с ужасом посмотрел на свои трясущиеся руки, после чего такси.

В новом офисе Савицкий оказался вовремя. Кроме Веры Васильевны, никто не заметил, что Иван Андреевич бледный, немногословный и слегка рассеянный. А если и заметили, то списали на волнение, усталость…Бизнес есть бизнес.

На следующий день Иван Андреевич, предварительно созвонившись, поехал в институт к Инне Васильевне. Пройдя, как ему казалось, унизительные обследования и ответив на все вопросы невропатолога, а потом и психиатра – получил утвердительный вердикт – синдром хронической усталости.

Пол – года, до сегодняшнего вечера, Иван Андреевич не садился за руль машины.

Савицкий посигналил у ворот. Охранник не спеша нажал пульт. Ажурные ворота с коваными под старину щитами, разъехались в сторону, впуская машину во двор. «Что ж ты так медленно? Спишь, что ли, на ходу? – возмущался в полголоса Иван Андреевич, въезжая во двор. Настроение испортилось окончательно. Последнее время его раздражали все, вплоть до охранника Поставив машину на отведенное место, Савицкий устало посмотрел на светящиеся окна третьего этажа. Судя по синим бликам, вспыхивающим в окнах спальни, Людмила переключала телевизор с канала на канал.

Иван Андреевич сидел в машине, в который раз поймав себя на мысли, что к вечеру его беспокоит не только постоянная усталость и эта, будь она не ладна, раздражительность, с которой нет сил бороться, как еще и не желание возвращаться домой.

Тревога, немного отступившая в ресторане, постепенно нарастала, голову привычно сдавливал невидимый обруч. Через час наступит спасительное безразличие и захочется спать. Надо пережить только этот кошмарный час. Дрогнула штора на первом этаже. Консьержка, обеспокоенная долгим отсутствием приехавшего жильца или с праздного любопытства, посмотрела во двор. Иван Андреевич собрался с силами и вышел с машины.

Свою уютную квартиру в таком благодатном районе с видом на Андреевскую церковь он любил, как любят живое и родное, полностью разделяя выражение «мой дом – моя крепость». Так оно и было до определенного момента…

Много лет назад, заработав первые приличные деньги, он купил эту квартиру возле Андреевского спуска, особо не задумываясь над районом и сулящими неудобствами раннего закрытия проезда. Просто подвернулся случай…

Дом встретил Ивана Андреевича тишиной. В спальне Людмилы работал телевизор. Не включая свет в коридоре, на ощупь, направился в свою комнату, снял костюм, принял душ, и только после этого зашел к жене. Людмила смотрела очередное реалити – шоу. Как может человек, имея хотя бы малость мозгов, смотреть такую муть? Но, задавать столь философский вопрос не стал.

Людмила сидела в кресле в привычной для себя позе – поджав длинные ноги. В свете бликов экрана, она была похожа на девушку – подростка. Эта женская незащищенность, так раньше волновавшая Ивана Андреевича, опять вызывала раздраженье.

– Глаза портишь.

Замечание прозвучало по – старчески, словно он выговаривал внучку, а никак не жену. Не дождавшись ответа, вдохнув знакомый аромат духов, он поцеловал Людмилу в висок.

– Привет! Как дела на работе? Ужинать будешь? – на одном дыхании спросила Людмила и, не отрываясь от экрана, отстранилась от мужа.

– Спасибо, я поужинал в ресторане. Что – то устал. Пойду спать.

Он еще раз наклонился и поцеловал сухими губами жену в то же висок.

– Да, милый, ложись. Я тоже скоро буду ложиться.

В спальне на прикроватной тумбе стояла большая чашка уже давно остывшего чая. Иван Андреевич даже сам не заметил, как стал регулярно пить приготовленный Людмилой чай, на каких – то, толи грузинских, то ли китайских травах.

Обруч, сдавливающий голову, немного слабел. Дышать стало легче и сердце не колотило в груди. Он устало закрыл глаза, пытаясь таким образом обмануть бессонницу. Сон не шел. В голове крутилась сегодняшняя встреча, оставившая в душе осадок недосказанности.

Разговора с дочерью не получилось. Спасибо ей, что не задала ни одного не удобного вопроса, и ему не пришлось ни оправдываться, ни извиняться, перед взрослой дочерью. Спроси она, например, вспоминал ли ее, и если да, то почему за столько лет даже не написал письма, не поздравил ни с одним праздником. Не спросила. Даже о его единственном сумбурном письме напомнила только вскользь.

И он хорош был. Ивану Андреевичу вдруг стало стыдно за эту встречу и свой никчемный разговор все о себе, да о себе. Не так и не о том надо было говорить с дочерью.

За окном снова полетел снег. Иван Андреевич провалился в сон. Ему снилась маленькая Саша такой, какой он ее помнил. Он носил дочку на руках и подбрасывал вверх. Девочка звонко смеялась и все норовила уцепиться пухлыми ручонками за его шевелюру…

Глава 11

Саша проснулась от того, что холод забрался под одеяло. С того момента, как она оказалась на перроне Киевского вокзала, борьба с холодом стала привычным делом. Казалось, чужой город хотел по – быстрее избавиться от нежданной гостьи. Пришлось рывком вскочить с кровати, схватить теплый халат, оставленный в кресле, и положить поверх одеяла. Стало теплее.

В том мире, и в той Москве, которую она скоро сменит на тихий германский Целле, осталась часть ее жизни, ее любовь. Она хотела забраться куда – то, что бы быть как можно дальше от Стрельникова и от самой себя. Но эта поездка ни от чего не спасла, ничего не решила. И только вспомнив о забронированном биллете до Москвы, она стала думать о своем доме.

В гостиничном номере не спалось. Саша вдруг ощутила, как соскучилась за работой, отделением, своими больными и их родственниками, от которых всегда хотела отдохнуть. Так, как сейчас, на работу хотелось обычно только в конце отпуска.

Завтра в пять утра она будет в Москве. Не дожидаясь, когда начнет работать метро, возьмет такси и через час будет дома в своей квартире, примет душ и ляжет спать в свою постель. От этих мыслей стало теплее в номере. Даже горечь от вчерашней встречи с отцом стала похожей на оскомину.

А на что я надеялась, что он придет в умиление от встречи? Права была Лиза – нечего было ехать. Хорошо, что о письме вспомнил, а то и вовсе получилось, что сама свалилась, как снег на голову. Господи, ну как меня угораздило приехать сюда.

Мобильный телефон, лежащий на тумбочке возле шкафа, зазвонил, невзирая на душевные страдания хозяйки. Саша без малейшего сожаления вылезла с теплой постели, набросила халат, лежащий поверх одеяла, и на ходу приложила телефон к уху. Голос Ивана Андреевича, раздавшийся в трубке, прогнал остатки сна. Еще одна встреча с отцом, совсем не входила в ее планы. Саша обреченно посмотрела на часы. Пришлось срочно принимать еле теплый гостиничный душ, приводить себя в порядок и собирать сумку.

Позавтракав в ресторане, в оговоренное время, она появилась в холле. Савицкий опаздывал. До отправления «скорого» Киев – Москва оставалось еще полдня.

В это утро Иван Андреевич, нарушил привычный распорядок: после ванны, не заходя на кухню, направился прямо в гардеробную. Не беспокоясь, что потревожит утренний сон жены, он громко открывал дверцы шкафов, всматриваясь в их содержимое. Костюм со всем подбором, приготовленный Людмилой с вечера, одевать не хотелось. Он достал темные синие джинсы, футболку, перебрал стопку свитеров, и, раздражаясь беспомощностью при выборе одежды, натянул на себя новый серый шерстяной пуловер.

И только полностью собравшись к выходу, Иван Андреевич прошел на кухню. Среди сияющей чистоты лишь чашка на столе смотрелась не к месту. Надо отдать должное, Людмила всегда была отменной хозяйкой, единственное чему не пришлось Ивану обучать молодую жену. Аккуратностью Людмила была в мать. Тещу Иван не любил. Она была единственным человеком не приветствующим раннего брака дочери.

Иван Андреевич подержал в руках чашку с холодным ароматным чаем, который последнее время Людмила заваривала с каких – то мудреных трав, привезенных, как она говорила, с экологически чистых районов. Конечно, в целебность чая Иван Андреевич не верил, ровно, как и не верил в чистоту экологии, считая, что все эти горные травы собраны под Киевом. Но чай вошел в привычку.

Сегодня это все было не важным. Иван Андреевич вылил в раковину чай, ополоснул чашку и поставил обратно на стол.

Он зачем то вспомнил, как лет десять, а то и больше, гордясь собой, положил на этот стол две путевки на отдых. Людмила увидела путевки, когда проснулась и сразу ему позвонила. Жена радовалась, как девочка, щебеча в телефонную трубку. Он не преминул случая и подчеркнул, что ей просто повезло в жизни.

Выйди она замуж за кого – то другого, что мог дать ей молодой и бедный муж? Жила б от зарплаты до зарплаты, состарилась бы раньше срока. А так, красавица. Все его друзья до сих пор засматриваются.

Он любил рассуждать на тему состоятельности и бедности, и что надо делать, что бы быть состоятельным, наводя многочисленные примеры с жизни своих друзей, на месте которых он сделал бы все по – другому, и оказался б у выигрыше. Только при этом он забывал одну простую истину – чужие ошибки исправлять очень легко, ибо они видны как на ладони.

Свои ошибки исправляются труднее, а чаще и вовсе не возможно. Может, прояви он тогда характер и все было б по – другому. Была бы та – прошлая семья. Маленькая дочь и любимая женщина. И спали б вместе и…

Давно забытая ревность ожила и кольнула между лопатками. Людмила молодая, привлекательная женщина. Похорошела за последнее время. Может, в нее кто – то есть, – рассеяно подумал Иван Андреевич. – Даже спит отдельно.

То, что жена спит отдельно Ивана Андреевича не задевало, и проговорил он просто так, для годясь. Он сам был рад, что жена перебралась в гостевую комнату и не надо каждый раз мучительно переживать мужские проблемы. Как ей объяснить, что к вечеру накатывалась такая усталость, словно целый день разгружал, как в студенческие годы, вагоны. Да, были такие годы. А на полученные деньги он приглашал Светлану в кино.

Иван Андреевич тяжело вздохнул и позвонил водителю, после чего направился к выходу.

Холодный воздух действовал освежающе. И уже сидя в машине, Иван Андреевич вдруг вспомнил свой давний внутренний спор. Может, прав был кто – то из ученых, излагая свою теорию одномоментного исчезновения инков и ацтеков, говоря, что инопланетяне через пятьсот лет после того, как покинули Землю, взорвали заложенный бомбы, что бы погубить свое творенье.

Он никогда не соглашался с прочитанной чужой теорией. Она казалась ему не состоятельной хотя бы по– той причине, что шла в разрез с его взглядами на любое действие. Если решил что – то делать, то делай сразу, не откладывай и не тяни время. Но он что – то важное упускал из вида, оттого и теория ученого казалась не состоятельной.

Творцов – инопланетян провожали в безвозвратный полет их земные жены, дети и внуки. И еще они хорошо знали, что через пятьсот лет сотрутся гены, раствориться в поколениях их кровь и навсегда утратится родство. Чужих уже не так жаль, а может, и вовсе не жаль. Вот вам и теория отдаленного уничтожения. От этой мысли, в Ивана Андреевича засаднило в горле. Он даже не заметил, как подъехали к гостинице.

Вторично Иван Андреевич женился быстро, как бы между делом, без надлежащей помпезности и торжественной суеты. И так же быстро съехал на предварительно снятую квартиру, махнув рукой на все материнские причитания. В душе он боялся повторения прошлого сценария семейной жизни. И правильно сделал. Вряд ли смогла б долго выдержать совсем юная восемнадцатилетняя жена опеку свекрови.

Больше всего он боялся за себя. Боялся не справиться, как не справился прошлый раз, когда молча уходил в свою комнату, плотно закрыв дверь, что бы не слышать очередных разборок Светланы с матерью на кухне. Вначале он метался между женщинами, пытаясь быть одновременно образцовым сыном и образцовым мужем. А потом стал все позже, и позже приходить с работы. Частые командировки, от которых отказывались всеми правдами и не правдами сослуживцы, были только на руку Савицкому.

Последняя надежда сохранить семью возлагалась на рождение ребенка. Маленький внук, продолжатель рода, обязательно смягчит сердце матери, а жена станет терпимее. Но ничего не вышло. Маленькая Александра стала дополнительным камнем преткновения.

Две сильные женщины под одной крышей, каждая из которых пыталась предъявить безоговорочные права на Ивана, развили в нем только комплекс своей несостоятельности. От этого чувства Иван Андреевич невыносимо страдал. Повторно пройти все круги домашнего ада у него не было никаких сил. От того он так стремительно и покинул родительский дом.

Среди множества претенденток на руку и сердце он выбрал именно Людмилу, с которой был почти шапочно знаком. Но ее юный возраст, мягкий, покладистый характер, как нельзя лучше подходил для собственноручного создания придуманного женского идеала.

Маргарита Акимовна была только рада такому, на ее взгляд, правильному выбору сына. В робкой и застенчивой Людочке, будущая свекровь видела безмолвную «девочку для битья». Даже когда Иван съехал на чужую квартиру, Роза Акимовна некоторое время еще пыталась и там установить свои порядки. Это длилось до тех пор, пока она не наткнулась на запертую дверь. И когда на настойчивые звонки, невестка и в следующий раз не открыла дверь, визиты без предупреждения Роза Акимовна прекратила.

Воспитать жену Ивану удалось. Толи задатки у него такие были, толи Людмила оказалась хорошей ученицей с рождения. Но как бы там ни было, а жена получилась на зависть всем друзьям и недругам. С годами Людмила, с угловатой девочки – подростка, превратилась в красивую молодую женщину… и домохозяйку.

Хотела Людмила детей или нет – он особо не задумывался. Сам он точно в начале семейной жизни детей не хотел. А потом начался бизнес – стало вообще не до детей. Людмила могла б не справиться с ребенком, и пришлось бы обращаться за помощью к матери. А это не исключало повторение пройденного этапа.

С возрастом, когда все устоялось в семейной жизни, он боялся, что главное место в жизни Людмилы займет не он, а ребенок. Потом несколько лет он прожил за рубежом, спасая не столько бизнес, сколько свою жизнь. О ребенке и думать было нечего. Когда бизнес и жизнь в целом стабилизировались – дети не получались. Людмила лечилась в лучших европейских клиниках, но безрезультатно.

Иван Андреевич заметил Александру сразу, как вошел в гостиничный холл. Сидящая в кресле женщина, мало чем напоминала ту вчерашнюю. Он вспомнил холодную, как ледышка ее руку, чем – то расстроенное лицо. Это ж надо, как он ее узнал вчера. Иван Андреевич улыбнулся. Какая– то невидимая сила направила от ресторана в сторону остановки, в суетливую толпу, в которой стояла, не по погоде одетая, его дочь.

Он заворожено смотрел на Сашу. Сейчас она была похожа на Светлану. Черты лица пусть не такие выразительные, как у бывшей жены, зато мягче. В глазах, на пол – лица, как у Светланы, больше тепла и открытости. В дочери чувствовалась внутреннее спокойствие, что делает женщину от природы мудрой.

Саша почувствовала, как кто – то рассматривает ее. Всего лишь на долю секунды, как на невидимом экране мелькнуло лицо отца. Легким едва уловимым жестом заправила непослушную прядь за ухо и повернула голову. Этот жест был как у Ивана Андреевича. Он делал так всегда когда надо принять ответственное решение. Проведя рукой от виска к затылку, отстранялся от суеты и погружался в размышление. «Хоть, что – то от меня, – с грустью подумал Иван Андреевич».

Савицкий с утра выглядел лучше. Усталости, которая накатывает под вечер, еще не было. Темные круги под глазами уменьшились, глаза не застилала тревога, от этого лицо выглядело моложе и здоровее. Но самое главное, мозг работал, как говориться, без помех и он мог здраво рассуждать.

– Мы с тобой сейчас по – завтракаем, – тоном не допускающим никаких возражений, произнес Иван Андреевич и первым направился в сторону лобби – бара. – Я не успел. А потом поедем по нашим делам.

Какие дела у них Саша не успела спросить, настолько быстро Иван Андреевич направился в сторону бара. Ей ничего не оставалось, как последовать за ним.

От завтрака Саша отказалась. Пришлось повторно заказать кофе. Она знала этот рецепт. Надо смешать несколько сортов кофе, соблюдая пропорцию, и снять с огня за секунду до кипения.

Иван Андреевич ел быстро и с удовольствием. Многолетняя привычка беречь время, не расслабляться в утренние, самые продуктивные для работы часы, и здесь дала знать о себе.

Саша с интересом наблюдала за сидящим напротив человеком. Иван Андреевич казался ей немного странным и противоречивым. В том бессвязном письме, которое она получила полгода назад, ей виделся старый беспомощный человек. Вчера она встретилась с самовлюбленным богатым мужчиной утомленным жизнью, с присутствующим цинизмом и претензией на значимость. Ей показалось, что встреча ему в тягость. Лишь усилием воли она заставила вчера остаться в ресторане до конца ужина.


Страницы книги >> Предыдущая | 1 2 3 4 5 | Следующая

Правообладателям!

Данное произведение размещено по согласованию с ООО "ЛитРес" (20% исходного текста). Если размещение книги нарушает чьи-либо права, то сообщите об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?


  • 0 Оценок: 0
Популярные книги за неделю


Рекомендации