Электронная библиотека » Андрей Вейнберг » » онлайн чтение - страница 1

Текст книги "Стихотворения"


  • Текст добавлен: 29 августа 2016, 21:56


Автор книги: Андрей Вейнберг


Жанр: Литература 20 века, Классика


сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 1 (всего у книги 1 страниц)

Шрифт:
- 100% +

Андрей Вейнберг
Стихотворения

Жалоба министра

 
Когда в порыве слишком быстром,
Не посмотрев, куда иду,
Я согласился быть министром, –
В какую я попал беду!
Куда ни кинешься, всё скверно,
Куда ни глянь, везде скандал,
И каждый час, смотри, наверно,
Уж кто-нибудь забастовал.
 
 
Бастует лекарь и разносчик,
Девицы, конки, кучера,
Студент, швейцар, актер, извозчик,
Et caetera, et caetera…[1]1
  И так далее, и так далее (франц.). – Ред.


[Закрыть]

Да вот пример: телеграфистам
(Их дух союзов обуял)
Я пригрозил: «Что собрались там?»
А телеграф – забастовал.
 
 
Я вышел к ним с сердитым ликом,
Осанку грозную храня,
Вдруг демократ, в экстазе диком,
Кричит: «Долой!» Кого ж? Меня!
Я на него взглянул сурово –
Еще наглей кричит нахал.
И я позвал городового.
Городовой забастовал!
 
 
Распались звенья цепи древней,
Бунтует жид, бунтует лях,
Встает деревня за деревней
«В экономических целях».
Любя помещика как брата,
Едва на помощь он позвал,
Я выслал экстренно солдата, –
Но и солдат забастовал.
 
 
Упала рента, нет доходов,
Грозит взысканьем кредитор,
Средь казначейских тайных сводов
Лишь пустоту встречает взор.
Трещит кредит, идет банкротство,
И я в Берлин гонцов послал:
«Воззри на горькое сиротство!»
Но Мендельсон забастовал.
 
 
Матросы обратились в банду,
Кто был сапер – стал хулиган,
Мятежный Шмидт берет команду,
Бежит блаженный Иоанн.
Видала Турция ль, Европа ль
Такой безумный карнавал?
Кронштадт сожжен, взят Севастополь,
И целый флот забастовал.
 
 
Ну, стал народ с какой закваской!
Чего им нужно, не поймешь!
Ни мерой строгости, ни лаской
Не образумишь, не уймешь.
Стреляешь, режешь, рубишь, колешь –
И(м всё равно, им наплевать,
И остается мне одно лишь –
Хоть самому забастовать!
 
Ноябрь 1905

Частушка
(На московский мотив)

 
Если хочешь носить кольца,
Полюби ты добровольца.
 
 
«Дам те кольца, серьги дам те,
Как засяду я в почтамте.
Золотую брошку милке
Разыщу я хоть в посылке.
Куплю шляпки привозные,
Как обшарю заказные.
Заведу коней, кареты,
Как поразберу пакеты…»
Добровольцы наши ловки,
Поживились в забастовке.
Ах и надо б того высечь,
Кто стащил тринадцать тысяч.
А, кажись бы, всё вельможи,
На воров и не похожи…
 
Ноябрь или декабрь 1905

Тучковский гимн

 
Чья то песня разливается
Над рекою над Москвой?
То Гучков воспеть старается
Суд военно-полевой.
 
 
«Суд – отечества спасение,
Суд – опора всех реформ,
Суд – крамоле устрашение,
Верный якорь в бурный шторм.
 
 
Что врагов укоры дерзкие?
Мы сильнее во сто крат.
Против нас – писаки мерзкие,
А за нас – премерзкий[2]2
  Не премьерский ли? – Примеч. корректора.


[Закрыть]
брат.
 
 
Пусть печать болтает гадости.
Что Шипов и Трубецкой?
Запою один я в радости
Над Москвою над рекой:
 
 
Славься, суд скорорешительный,
Суд мгновенно-роковой,
Суд неждущий, суд стремительный,
Суд военно-полевой!»
 
‹14 сентября 1906›

Дубинушка

 
Много песен в великой отчизне моей
Распевают от края до края,
Но одна раздается всех громче, сильней,
Эта песня – «Дубина» родная.
Эй, дубинушка, ухнем!
Эй, зеленая, сама пойдет!
Подернем, подернем, да ухнем!
 
 
Наш премьер в октябре чересчур поспешил,
Без закона Россию оставил,
Но чиновник нашелся и вмиг сочинил
Свыше тысячи временных правил.
Эй, чиновнички, ухнем!
Бюрократия, сама пойдет!
Подернем, подернем, да ухнем!
 
 
Много есть на Руси превосходных газет,
Начиная с «Кремля» – до папаши.
Но из этих газет, без сомнения, нет
Превосходнее Гурьевской каши.
Эй, Тряпичкины, ухнем!
Бутербродщики, сама пойдет!
Подернем, подернем, да ухнем!
 
 
Злонамеренный слух по России идет,
Что положен конец произволу.
Что ж ты медлишь, жандарм? Знать, бунтует народ,
Так дави же скорее крамолу!
Эй, охранщики, ухнем!
Усмирители, сама пойдет!
Подернем, подернем, да ухнем!
 
 
Лезет в Думу поляк, армянин и еврей,
Так ужели допустим его мы?
На работу вставай, патриот, поскорей,
Принимайся опять за погромы!
Эй, погромщики, ухнем!
Крушеванщики, сама пойдет!
Подернем, подернем, да ухнем!
 
 
Был отважен «союз», и «порядок» был лих
В агитации жаркой и бурной.
Почему же теперь так печален и тих
Он стоит перед выборной урной?
Эй, кадетушки, ухнем!
Избиратели, сама пойдет!
Подернем, подернем, да ухнем!
 
 
Тих мужик, но он в Думе стряхнет с себя сон,
Разогнет богатырскую спину.
«Раздобыть бы землицы», – подумает он
И затянет родную «Дубину».
Эй, дубинушка, ухнем!
Эй, аграрная, сама пойдет!
Подернем, подернем, да ухнем!
 
 
Много песен веселых поэт написал,
Обличал бюрократию пылко.
Но свободу печати, увы, испытал:
Приютила его «предварилка».
Эй, сатирики, ухнем!
Юмористика, в тюрьму пойдет!
Подернем, подернем, да ухнем!
 
1906

И скучно…

 
И скучно, и грустно, и некого в блок залучить
В минуты партийной тревоги.
Бродить? Но что пользы напрасно и долго бродить –
То Выборг, то Зимний… Умаялись ноги.
 
 
Податься ли влево? Но страшно в темнице немой.
Иль вправо? Погромы чинить неохота.
Проехаться ль в Лондон? Пожалуй, не пустят домой.
А дома Гамзей да Четвертая рота.
 
 
Пугает безумье. А Дума – лишь новый испуг.
Что скажет страна? Сунься к выборам, ну-тка.
И наши триумфы, как глянешь уныло вокруг,
Такая пустая и глупая шутка…
 
Май или июнь 1907

Страницы книги >> 1

Правообладателям!

Это произведение, предположительно, находится в статусе 'public domain'. Если это не так и размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.


  • 0 Оценок: 0
Популярные книги за неделю


Рекомендации