Электронная библиотека » Арсений Миронов » » онлайн чтение - страница 16

Текст книги "Тупик Гуманизма"


  • Текст добавлен: 3 октября 2013, 20:47


Автор книги: Арсений Миронов


Жанр: Юмористическая фантастика, Фантастика


сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 16 (всего у книги 25 страниц)

Шрифт:
- 100% +

KOHKУРC НАЧИНАЕТСЯ

В гостевом вестибюле было очень просторно, очень прохладно и пусто. Интерьер был оформлен в классическом древневавилонском стиле: огромные светильники в виде львиных лап, удерживающих в когтях горшки с пылающими углями, красноватые каменные плиты с крылатыми быками на стенах, холод и полумрак – ни души. Это был настоящий портал с доброй полусотней одинаковых дверей, темневших в стенах гексагональной залы. Порфирий порадовался, что надел компьютерные очки: спросить дорогу было не у кого. А белая стрелочка услужливо указала Литоту на одну из дверей:

«За этой дверью находится галерея имени сэра Гамильтона, ведущая в южную секцию. Вам лучше поспешить, до назначенного времени остается 10 минут».

Дверь бесшумно раздвинулась, тяжкие створки въехали в пазы с удивительной легкостью. Галерея сэра Гамильтона представляла собой длинную анфиладу одинаковых комнат. На стенах поблескивали витрины с древними манускриптами, а в центре каждой комнаты возвышалось почерневшее от времени кресло с очень высокой спинкой, в которую была вмонтирована тусклая старинная лампа для чтения.

«Это читальный зал имени Вольтера. Это читальный зал имени Руссо. Это читальный зал имени Радищева…» – мигали в очках пояснительные надписи. Порфирий шел быстро, нигде не задерживаясь: он уже увидел яркий электрический свет в конце анфилады. Так и есть, это лифты.

Его шаги гулко защелкали под сводчатым потолком лифтового зала. Сразу пять или шесть кабин приветственно распахнули черно-красные бархатные пасти. Литот шагнул в ближайшую – встал у зеркала и, глубоко вздохнув, задержал дыхание. Нельзя так волноваться, это недопустимо для чиновника, достигшего 28-го градуса Гильдии Гнева. Он должен, он обязан сохранять полнейшее самообладание. Как древний эллин перед лицом персидской конницы. Как самурай за штурвалом истребителя, падающего на русский эсминец.

Двери раскрылись на совсем новом уровне, и Порфирий едва не задохнулся от яркого света, музыки, тугой волны восхитительных запахов… Голова пошла кругом от блеска бриллиантов в женских волосах, от золотой рези в глазах, от блистания снежных улыбок, обнаженных дамских плеч и загорелых впалых животиков – бал, настоящий великосветский бал! Лифт раскрылся прямо в сад – все было зелено от листьев, усеянных алмазными каплями благоуханной росы, от сочного сплетения толстых лиан, по которым скользили перламутровые улитки и маленькие бирюзовые змейки – а между листьями, между цветами – кавалеры в оранжевых смокингах, дамы в роскошных джинсах и строгих купальных костюмах, живые музыканты и стюарды с каскадом золотых бокалов на бликующих подносах! Литот машинально вышагнул из лифта, будто окунулся в озера света, и звуков, и запахов – что это, куда он попал?

«Это зал торжественных приемов имени Максимилиана Робеспьера», – настойчиво мигала надпись в очках, он насилу заметил ее. – «Вам направо и далее по коридору, десятая дверь по левую руку».

Восхищенно оглядываясь на мелькавшие среди растений фигуры праздных граждан, Порфирий не без сожаления двинулся направо – в заросли искусственных пальм, где на него немедленно набросились ряженные купидонами официанты с кушаньями на подносах. С трудом пробившись сквозь золотистую толпу хохочущей прислуги, Порфирий очутился в темном и тесном коридоре, казавшемся весьма мрачным по контрасту с тем, что происходило в зале имени Робеспьера. Вот и десятая дверь по левую руку… Над дверью – небольшой экранчик с надписью: «ИДЕТ АУДИЕНЦИЯ».

Пожав плечами, Литот отважно приблизился – дверь почувствовала его и распахнулась, пропуская в ярко освещенную комнату, оформленную удивительно непримечательно – совершенно так же, как миллионы других, самых обычных ведомственных приемных: дежурные фрейдистские панно на стенах, непременная статуя ведомственного божка с двумя-тремя кровавыми кусками жертвенного мяса на мини-алтаре, скучнейший триллер на экране для ожидающих своего часа посетителей и сохнущие мутогруши на блюде.

Литот прощелкал каблуками по блистательному поющему паркету, обогнул низенький столик со свежими номерами «Ленивых картинок» и приблизился к раскидистому гостевому креслу, черневшему меж двух аквариумов с радиоуправляемыми морскими коньками. Только собрался присесть, как в дальней стене открылась дверь и в приемную вышел замечательно высокий рыцарь в черно-белом плаще с шумящей кровавой подкладкой, в парадных кавалерийских латах модели «Паладин» жемчужно-кремового оттенка. На голове у него был небольшой, аспидно-черный, очень модный и весьма изящный шлем, закрывавший верхнюю часть головы на манер венецианской полумаски. Нижняя часть лица была покрыта ровным загаром, гладко выбрита и украшена вежливой улыбкой мужественных губ, слегка обветренных и немного ироничных.

– Радуйся, профессор Литот, – рыцарь блеснул превосходными зубами, с лету накрывая Порфирия облаком дорогого парфюма, шумящим блеском крылатого плаща. – Вы опоздали на две минуты! Это недопустимо, ха-ха.

«Это сэр Радиант младший, рыцарь-адъютант», – сообщила надпись в очках, вежливо коснувшись рыцаря белой стрелкой.

– Скорее, скорее! Маэстро прибывает с минуты на минуту! – Увлекая за собой Порфирия, адъютант грациозно ринулся обратно, к той двери, откуда возник. – Вы очень серьезно рискуете, профессор Литот. Опоздание на аудиенции столь высокого уровня – настоящее преступление, ха-ха! Маэстро ведь не станет ждать!

– Но… я пришел… здесь никого не было, – забормотал было Порфирий. Рыцарь оборвал его прохладной улыбкой:

– Не нужно слов. Отдайте ваше оружие и усилители.

Он протянул руку в бронированных перчатках туда, где на рукаве Порфирия мигало электронное запястье.

– Но я хотел… записать на диктофон то, что скажет Маэстро…

– Это запрещено. Сдайте. Телеоко тоже. Теперь следуйте за мной.

Лишившись электронных очков, Порфирий растерянно заморгал: естественное освещение было более грубым, чем модифицированный свет, проникавший сквозь линзы.

Они очутились в тесном персональном лифте. Рыцарь весело расхохотался:

– Волнуетесь?! Это правильно, ха-ха. Молитесь своей железораменной Минерве, чтобы помогла вам понравиться нашему великому Маэстро. А иначе – хоп-ля! – Рыцарь сделал забавный жест, будто перерезал себе горло. Навалился на Порфирия бронированной грудью, затрясся от смеха: – Ха-ха, шутка! Невинная шутка для снятия напряжения!

– Спасибо, я не нуждаюсь в этом, – твердо сказал Литот. Он заставил себя возразить блистательному адъютанту сугубо из протокольных соображений: все-таки надо было вести себя так, как приличествует чиновнику, достигшему 28-го градуса Гильдии Гнева.

Рыцарь кивнул:

– Слушаюсь и повинуюсь, центурион. Я, скромный адъютант Великого Маэстро, полностью в вашей власти, ха-ха.

И вдруг, резко охладив тон, сказал:

– Когда прибудет Маэстро, вы подойдете к нему для краткого бесконтактного приветствия, потом вместе войдете в лифт. Лифт будет спускаться около 30 секунд. За это время вы успеете выслушать и тщательно запомнить все, что пожелает сказать Маэстро. Когда лифт прекратит движение, Маэстро попрощается с вами и выйдет из кабины, а вы останетесь в ней и подниметесь обратно на нулевой этаж, где ждет ваш транспорт. Таким образом, аудиенция продлится полминуты. Вопросов не задавать. Всю дополнительную информацию вы получите у меня сразу по завершении аудиенции.

– Но я думал…

– А стоило ли? – холодно улыбнулся адъютант. – Стоило ли пытаться думать, если все очень давно придумано? Да и что есть ваше мышление? Что, если вас… вообще не существует в реальности, уважаемый центурион?

– То есть… что вы имеете в виду?

– Отчего вы уверены в том, что ваше существование подлинно? Может быть, центурион Порфирий Литот – это всего лишь коллективная галлюцинация? Иллюзия в голубеньком пончо?

Порфирий издал глотательный звук, чувствуя, как узел галстука вдавливается в горло.

– Спросите об этом у Великого Маэстро, – ласково произнес рыцарь Радиант. В ту же секунду двери лифта распахнулись, и Порфирий зажмурился от солнечного света, вломившегося в кабинку.

Они сделали шаг наружу – и оказались на Центральной аллее Орденских висячих садов. Свежий благоухающий ветер налетел, закружил голову страстным, разнузданным запахом настоящих цветов. Порфирий покачнулся: последний раз он обонял живые цветы лет десять назад, когда его послали в Нью-Йорк на Конференцию молодых детективов…

Здесь, на высоте двух сотен этажей, было даже прохладно. Среди деревьев, осыпанных бело-розовой пеной позднего цветения, прогуливались редкие фигуры рыцарей в черно-белых плащах с красиво развевающимися подолами. Несколько бесцветных старичков в чистеньких костюмах сидели на железной лавочке возле фонтана. Удивительно тихо, подумал центурион, только плеск воды в фонтанах, да скрип непогашенных фонарей в стальных решетках, да приятный шорох округлого красноватого гравия под ногами. И самое главное: здесь не было песчаного ветра. Небо над деревьями было ослепительно синим, как в кино. Настолько ясным, что Литот сразу заметил над горизонтом темную точку, которая приближалась.

Уже через несколько секунд можно было без труда определить марку истребителя, идущего на посадку. Это был «Фенимор» – редкая в наших краях атлантическая модель морского стратосферного интерцептора со спиральным взлетом. Истребитель покачал крыльями, выравниваясь над альпийской лужайкой, и, выпустив когти, упал на траву.

В ту же секунду Литот краем глаза уловил какое-то оранжевое движение – сбоку, за рядом цветущих деревьев. Какая встреча! Подобная сгустку оживленной плазмы, легкая и прекрасная в своем оранжевом сари, пылая разметавшейся рдеющей прической и энергично размахивая сумочкой – сбоку, по диагональной тропинке к присевшему серо-коричневому истребителю бежала… она. Капитан, а точнее, уже семиквестор Присцилла Харибда, главная полицейская ведьма столицы.

И что бы вы думали? С противоположной стороны, красиво блестя вздувшимися мышцами под черной кожей изящного мундира, похожий одновременно на карнавального бэтмена и грозного демона Справедливости, гудя и поскрипывая шарнирами, спешил, сопровождаемый сразу двумя орденскими адъютантами, неподражаемый, волшебный, гениальный… черный дексацентурион Когицио Эрго.

И бедный Порфирий погрустнел. Маэстро Гилльома вызвал всех троих сразу. «Ой не к добру это», – подумал Литот, наблюдая, как подъезжает к заиндевевшему истребителю лесенка на колесиках, как вылезает из пилотской кабины удивительный летчик в темно-сереньком полосатом пиджачке и огромном серебристом шлеме.

Что тут началось! Отовсюду налетели, набежали оруженосцы в белых туниках с шахматным орнаментом по подолу, какие-то старцы в серых хламидах, восточные дервиши, музыканты с артистическими локонами – в черных фраках, круглых шляпах и с тросточками, даже костюмированные девицы с ворохами подкрашенных орхидей – будто не чиновник, а кинозвезда первой величины спускалась по узкому трапу, на ходу стаскивая с лысеющей головы неказистый пилотский шлем…

Однако буквально через несколько секунд рыцари, льдистыми глыбами белеющие в пестрой толпе, образовали вокруг прибывшего пиджачного человечка подвижное полукольцо… Вежливо улыбаясь, пожимая руки девицам, и похлопывая дервишей по плечам, оттеснили пестрый сброд встречающих. Спешащий человечек в костюме, оживленно блестя очками и лысиной, прыгающей походкой направлялся по тщательно подстриженной лужайке туда, где навстречу ему торжественно двигались, стараясь не обмениваться неприязненными взглядами, три высокопоставленных полицейских чина – главный силовик, главный параэнергетик, и – главный специалист по нетипичным преступлениям.

Вот он подходит. Очки в толстой оправе, аккуратная лысина, седовато-черные волосы над ушами слегка курчавятся. Литот жадно вглядывался в лицо Маэстро Гилльома, будто старался расшифровать некий многозначительный код в сочетании узкого, хищного носа – и мягкой, этикетной улыбки, скошенного бледно-желтого лба – и немного смазанного, иронически подрагивающего подбородка. Что-то ускользающее, очень типическое и потому сложно запоминаемое было в этом лице, похожем на тысячи других подобных физиономий, мелькающих в коридорах старой, весьма благополучной и тяжеловесной, медлительной и мелочно-щепетильной европейской политики.

Это было лицо классического европейского просветителя – из тех, что целуют ручки секретаршам, дремлют на всемирных конференциях, рассеянно улыбаются в камеры и подписывают приказы о начале хирургических бомбардировок с выражением гуманистической жалости и сострадания к бомбардируемым.

Один из оруженосцев что-то поспешно говорил ему на ходу, склонившись и кивая черным шлемом. Маэстро быстро вскинул очки на Черного Эрго, перевел на Харибду, почти не глянул на Литота, – и замахал ручкой куда-то в сторону – Порфирий только теперь заметил, что возле фонтана, скрытое от глаз цветущей яблоневой пеной, таилось небольшое пирамидальное строение из белого камня и черного стекла.

– За ним, скорее! – прозвучал над ухом визгливый шепот одного из рыцарей сопровождения. Больно толкнувшись плечом о бронированный локоть адъютанта, Литот поспешил вслед за Маэстро к павильону. Рядом, часто дыша и жадно затягивая воздух дрожащими ноздрями, бежала Медиа Харибда – острый уголок сумочки пару раз царапнул Порфирия по бедру.

Дверцы павильона растаяли, пропуская уставшего Маэстро и его будущих собеседников в просторную, чуть затемненную комнату с полукруглым кожаным диваном в центре. Под потолком на цепях висели кадки с растениями, дивные хвосты лиан свешивались так низко, что вошедшие поневоле склонили головы.

– Ох, как хорошо, как здесь приятно! – заквохтал человек в старомодном сером пиджаке, на бегу стягивая невзрачный галстук и отбрасывая его в кучу адъютантов. – И еще более приятно видеть вас, таких молодых, таких энергичных. Давно хотелось встретиться вот именно с вами троими, душевно поговорить, заглянуть, так сказать, друг другу в глаза…

Маэстро сразу пробежал куда-то в дальний угол, на ходу сбрасывая пиджак. Подскочил к письменному столу в темном углу павильона, повернулся горбатой узенькой спиной в белой помятой рубашке – и принялся стаскивать с маленьких ног запыленные ботинки, потом носки.

– Вы очень красивые молодые люди, очень талантливые. Немножко не хватает опыта, но это поправимо, – не оборачиваясь, Маэстро жестом подозвал адъютанта, принял у него пару чистых носков. В этот миг пол под ногами едва заметно качнулся, и Порфирий понял, что весь павильон – это не просто комната отдыха. Это кабина лифта.

Они начали спуск по гигантской шахте, с самого верхнего уровня – вниз, в подземную часть небоскреба.

– Так вот, господа гуманисты и защитники демократии, мы тут подвергли ваши московские правоохранительные структуры небольшой проверке, – Маэстро закончил шнуровать ботинки и радостно обернулся к публике, потирая хрупкие белые ручки. – Так вот: много неладного нашли! Департаменты действуют вразнобой, существует нездоровая конкуренция различных спецслужб. Так нельзя! Мы будем создавать, как говорится, новое руководство. Централизованное. Вся полицейская власть в городе будет сосредоточена в руках одного чиновника.

Порфирий едва не икнул от неожиданности. Это что же… протекторат решили ввести? В Москве?!

Он невольно поглядел на Медию Харибду и увидел вытаращенные желтые глаза. Только Черный Эрго сохранял незыблемое спокойствие: даже лампочки, казалось, перестали помигивать на виске.

Между тем, воспользовавшись паузой, к Маэстро подскочил оруженосец. «Срочно нужно ваше решение, телеканалы ждут», – вполголоса пояснил он. Вежливо пригибаясь, передал записку на пластиковой карточке. «Это что? Число жертв вчерашней авиакатастрофы? – негромко и быстро спросил Маэстро, потом почесал нос и добавил: – Увеличить до пятисот».

В темном углу два раза пробили старинные часы.

– Итак, Орден предложил столичной Претуре объединить все правоохранительные структуры города в единый кулак, – продолжал Маэстро, вновь оборачиваясь к полицейским чинам. – Руководить будет один человек. Остальные – у него в подчинении.

При этих словах даже Черный Эрго не выдержал, чуть качнулся вперед, скрипнув тугой кожей мундира. «Протекторат, ну в чистом виде протекторат!» – в ужасе думал Порфирий. Он боялся даже предположить, с какой стати в Москве решено ввести чрезвычайное положение. Неужели что-то серьезное угрожает любимому городу? Но что?

– Пропал мальчик, как говорится, подросток, – будто отвечая на его мысленный вопрос, не спеша и как-то раздумчиво произнес Маэстро Гилльома; он прилаживал бриллиантовые запонки к мятым рукавам рубашки. – Обычный ученик колледжа, ничем не примечательный будущий гражданин. Поехал на юг к родственнику и – пропал без вести, так сказать. Тот, кто найдет мальчика, станет Протектором города.

Эрго чуть пошатнулся, рыжая Харибда прикрыла веки – видимо, у ведьмы закружилась голова от приступа амбициозной мечтательности. А Литоту показалось, что в воздухе запахло острым и жареным. «Да ведь эти двое больше всего на свете хотят получить статус Протектора всей огромной Москвы! Они же мне теперь… глотку перегрызут, лишь бы я под ногами не путался», – отчетливо осознал он.

– Да-да, скажите понтифику, что батальон инфильтруперов и четыреста танкеров с жидким азотом уже ждут своего часа в порту Касабланки, – бросил Маэстро адъютанту, вновь подскочившему с каким-то срочным документом. Начальник бегло прочитал текст на гербовом бланке, потом закрепил свое согласие отпечатком пальца, – и вернул документ оруженосцу, который немедленно откланялся.

– Итак, – продолжал Маэстро, – поиск мальчика станет для вас, как говорится, конкурсным заданием. Нашедший мальчика возглавит новую, усиленную правоохранительную систему московского протектората, а двое других станут его подчиненными, каждый по своей специализации.

Сказав сие, Маэстро сделал шаг и коснулся рукой черного мускулистого плеча дексацентуриона Когицио Эрго:

– У вас, конечно, самые серьезные шансы на победу, сэр Когицио, – ласково сказал он, снизу вверх заглядывая в лицо черного рыцаря, замершего, как древняя статуя в Парке героев. – Однако помните: это не простой мальчик. Скорее всего понадобятся нестандартные полицейские мероприятия.

Нежно потрепав Эрго по ледяной щеке, Маэстро приблизился к рыжей ведьме.

– Мы найдем его, обязательно спасем этого несчастного мальчугана! – вдруг затараторила Харибда, стискивая в побелевших пальцах сумочку. – Вы можете не сомневаться, мы оправдаем доверие, которое…

– Вам не слишком идет такой голос, – тихо улыбнулся Маэстро, и ведьма осеклась. – Закажите новый, более мягкий тембр. Послушайтесь моего совета, я ведь старый, опытный… А что касается мальчика… дерзайте. Я вижу, очаровательная семиквестор Харибда, у вас выдающийся параэнергетический потенциал. Вы просто обязаны реализовать его на благо, как говорится, общества. Тем более что прогнозы аналитиков Ордена предсказывают вам блестящее, весьма необычное будущее.

Он отошел от ведьмы, та сразу обмякла, просела на стальных каблучках, едва сумочку не выронила.

– Очень жаль, профессор Литот, что у вас так слабо развита личность, – покачивая головой и ласково улыбаясь, Маэстро не спеша тронулся в сторону Порфирия. – Второй градус Независимости – это непозволительно мало для центуриона! Между тем… – Гилльома заглянул черными буравчиками прямо в голову Порфирия, и тот окаменел от липкого ужаса. – Из вас мог бы получиться неплохой рыцарь Ордена… Думаю, вашу персону тоже не стоит сбрасывать со счетов.

Наконец, Маэстро отвел жгучие глаза, сверлившие Порфирия сквозь лупы старомодных очков.

– Резюмирую сказанное. Нашедший мальчика получает повышение до ранга Протектора. Остальные понижаются в звании до квесторов и становятся рядовыми заместителями. Каждый из вас получит все необходимое для расследования этого дела. Средства, доступы, пароли. И самое главное. Текст личного дневника похищенного мальчика, в котором, возможно, содержится ключ к разгадке тайны его исчезновения.

Лицо Маэстро вдруг сделалось невыразимо скучным. Он рассеянно обвел троих офицеров стеклянным очковым взглядом и подытожил:

– Ступайте и найдите, так сказать, мальчика. Или его голову, это неважно.

Двери лифтового павильона раскрылись, и Маэстро Гилльома вышел на самом нижнем, засекреченном этаже в подземной части многоэтажной штаб-квартиры Ордена. Как утверждали пронырливые газетчики, здесь находилась то ли станция правительственного турбосабвея, то ли точная копия соломонова Храма, то ли библиотека Иоанна Грозного – никто не смел утверждать наверное.


Страницы книги >> Предыдущая | 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 | Следующая

Правообладателям!

Это произведение, предположительно, находится в статусе 'public domain'. Если это не так и размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.


  • 0 Оценок: 0
Популярные книги за неделю


Рекомендации