Электронная библиотека » Арсений Миронов » » онлайн чтение - страница 1

Текст книги "Тупик Гуманизма"


  • Текст добавлен: 3 октября 2013, 20:47


Автор книги: Арсений Миронов


Жанр: Юмористическая фантастика, Фантастика


сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 1 (всего у книги 25 страниц)

Шрифт:
- 100% +

Арсений МИРОНОВ

ТУПИК ГУМАНИЗМА

УВЕРТЮРА

Лучше быть рабом человеков, чем рабом страстей.

Гораций

2000 году во время празднования Биллениума в Париже в праздничной толпе было задавлено 156 человек, еще 25 зарезаны уличными грабителями, 14 убиты петардами и 8 скончались от резкого запаха мочи, стоявшего над центром города в течение последующей недели.

В 2001 году впервые в истории женщина зачала ребенка с целью использования его органов в качестве материала для пересадки другому человеку – и реализовала свое намерение.

В ноябре 2002 года в столичном ГУМе появилось первое рекламное панно с изображением 7-летней девочки в ажурном бюстгальтере.

В декабре 2002 года на свет появился первый клон человека.

В марте 2005 года Правительство России приняло программу «Толерантность для всех».

В июне 2016 года Европарламент официально легализовал «мини-список» легких наркотиков.

В июле 2021 года канадские фермеры полностью перешли на схему выращивания генетически модифицированного зерна.

В сентябре 2024 года Конституция США официально изменена с учетом прав нового тендерного слоя: бисеков или гермафродитов.

В августовские иды 2037 года калифорниец Кевин Глевин получил Нобелевскую премию за разработку «цифро-биотического переходника», позволяющего преобразовывать нервные импульсы человека в компьютерный код и обратно.

В сентябрьские календы 2042 года Европарламент разрешил разработку и продажу «улучшенных органов» для людей.

В декабрьские календы 2048 года Президентом США впервые стал «улучшенный» гражданин – 25-летняя темнокожая поп-звезда Пукси Лерой.

В сентябрьские иды 2050 года Верховный суд в Страсбурге оправдал 12-летнюю Цецилию Инверсию Кондемнату, отравившую родителей за то, что ее заставляли возвращаться с прогулки до 23.00.

В новогоднюю ночь с 2063 на 2064 год Джон Леннон официально беатифицирован как полубог Гильдии Солнца.

В осеннее равноденствие 2077 года конституционно закреплено право граждан на свободное сексуальное поведение в публичных местах при условии отказа от биологического деторождения.

В канун олимпиад 2079 года принята 49 945 поправка к Конституции, согласно которой во избежание ущемления прав детей малолетние граждане должны воспитываться отдельно от родителей на федеральной жилплощади и выделением специальной государственной пенсии.

В канун сатурналий 2086 года на экраны вышел мультсериал для самых маленьких «Камасутрик, Тантреныш и Каджурашка».

В январские иды 2091 года биологическое гетеросексуальное деторождение официально запрещено как устаревший и биологически опасный способ размножения.

В пять часов утра 4 генваря 2099 года у изголовья социальной пенсионерки Полины Даниловны Жмых заныл, мигая розовым огоньком, зуммер сигнализации. Полина Даниловна, дрожа от любопытства, прислушалась. Кто-то пытался проникнуть в ее крошечную шестикомнатную квартирку на одиннадцатом этаже древнего монолитного дома по адресу Тупик Гуманизма, 400.

Полина Даниловна помнила: нужно немедля сообщить в полицию – точнее, в Преторианскую службу вразумления, как ее теперь называли. Однако 107-летней социальной пенсионерке, почетному члену Клуба лояльных пожилых дам микрорайона Филадельфиево-Северное страшно хотелось посмаковать забытое чувство опасности. И она решилась. Спустила тощие ножки с высокого ложа, нащупала довольно модные тапочки из меха клонированных брюссельских гепардов – поспешила, зашаркала в зеркальные сени тихонечко поглядеть в экран скрытого наблюдения, кто же там безобразничает на лестничной клетке.

Нападение было нешуточным: дверь отбивалась от взломщиков всеми доступными средствами. Надсадно гудели электродвигатели, блокируя дверную коробку полуметровыми титановыми штырями, а сухой треск электрических разрядов свидетельствовал о том, что уже включилась система превентивного воздействия.

Старушка, щуря усталые глаза в контактных линзах, вгляделась в экранчик на стене и поняла, что снаружи… никого нет. «Умная» входная дверь, начиненная компьютерным интеллектом более мощным, нежели орбитальные станции прошлого века, испускала в сырую пустоту лестничной клетки голубые молнийки разрядов, прыскала в невидимого противника струйками едкого дыма, пыталась пометить брызгами несмываемой краски и даже вонзить в него крошечный дротик с радиомаячком. Но – это был редкий случай, когда техника срабатывает вхолостую.

Разочарованная старушка отключила систему обороны жилища. Дверь перестала вибрировать, впрочем, в ее металлических внутренностях продолжались тайные процессы: что-то булькало и переключалось. П. Д. Жмых, покачивая головой, прошаркала в столовую, опустилась на один из холодных стеклянных стульев. Стул прогнулся и собрался было порадовать хозяйку милой старинной песенкой из классического таганского мюзикла «Выпусти ей кишки в честь Нового, 2015 года», но П. Д. Жмых хлопнула загорелой иссохшей ладошкой по сиденью, и звуки угасли. Услужливый канделябр на стене включился было – но бабушка раздраженно махнула рукой: вот еще, только энергию тратить… Достаточно того, что система голографического театра так и сияет лампочками, хоть газету читай.

Сна как не бывало. Старушка стянула с журнального столика ворох разноцветных листочков. Ох-хо-хо, это счета за воздух. «Корпорация „Воздушный замок“ уведомляет вас о том, что ежемесячный минимум-лимит будет исчерпан Домашним администратором вашего жилища через четыре дня…» Опять плати, за вздохи плати. Подышать не дадут на старости лет, басурмане.

Кто такие басурмане, Полина Даниловна не имела ни малейшего представления, но слово это любила за таинственную емкость. Отложив пестрые счета на нервно-пружинящий, начиненный сенсорами и чуткий к любой прихоти хозяйки журнальный столик, старушка вяло проглядела рекламные пленки, полученные по почте: «Экспертный бизнес-прогноз для вашего предприятия. Медиум-центр Фонда эффективного спиритизма. Круглосуточные бесплатные консультации на горячем сетевом канале»… Ага, вот ярко-желтая визитка фирмы по депортации домашних насекомых. «Не пытайтесь самостоятельно уничтожать ваших тараканов, – советовали эксперты фирмы. – Это жестоко и негуманно. Бюро высокотехнологичной защиты от вредителей поможет изгнать насекомых, не подвергая риску вашу психику и жизнь животных».

Странная фирма, поморщилась старушка, опуская визитку в жадно задышавшую пасть коллектора вторичных ресурсов. Эти крысоловы явились чуть не в масках, поминутно озирались и разговаривали шепотом, будто намеревались продать старушке урановую бомбу или запрещенную книжку древнего писателя Гога Оля. А принесли-то всего лишь серебристую коробочку, которую установили у Полины Даниловны в аэроклозете.

Очевидно, коробочка излучала какие-то вредные волны, ибо животных-спутников, как их теперь называют, стало меньше. Зато теперь Полина Даниловна со страхом заходила в клозет, всякий раз ожидая увидеть рядом с коробочкой труп очередной крысы или россыпь дохлых тараканов.

Она вернулась в спальню, прилегла. В голову лезли странные мысли: а что, если дверь забила тревогу не случайно? Может быть, Полина Даниловна напрасно отключила систему сдерживания? Может быть… она просто не заметила злоумышленников?

От мыслей стало как-то горячо. Старушка высунула тощие ступни из-под одеяла. Душно, как в микроволновой сауне! Подумать только… сигнализация сработала, а на площадке никого не видать! Гм, недавно в модном телешоу «Потрошители утробищ» показывали призраков. Они якобы атакуют дома законопослушных граждан. Оказывается, наука доказала, что таких призраков нельзя увидеть невооруженным глазом! А Полина Даниловна и не додумалась включить лучевизор… Что, если, взломав беззащитную дверь, призраки уже крадутся по коридору к ее маленькой спаленке?

Ах, теперь вот в холод кинуло, придется подогнуть коленки. Что за наваждение, прямо мороз по коже! Призраки выпивают кровь и расхищают имущество. Надо ж было так разволноваться, холодный пот прошибает, вон капля защекотала переносицу… Придется, видимо, накрыться дополнительным одеялом.

Старушка приподняла голову с гелевой подушки и – похолодела. Прохладный голубоватый свет заливал ее комнатку так ровно, так сильно, что уже можно различить рисунок на обоях… Над самой кроватью окно было прикрыто противорадиационными жалюзи, и узкие лезвия мертвенной синевы располосовали полумрак, задрожали на черном постельном белье…

Полине Даниловне снова стало жарко.

Потому что она услышала голос из коридора. Глухой, рокочущий голос из коридора.

– Осторожно… подвесить за ноги и… вскрыть черепную коробку, – различила она страшные слова. Тут же заскрипел другой, торопливый и жадный:

– Чтобы мозги вынуть! Вынуть мозги!

Бежать! С хриплым криком старушка скатилась с дивана – какие там тапочки! Упала, ударилась коленкой – схватилась за тумбочку, вмиг повалила ее: что-то зазвенело, рассыпались скляночки… Пол в голубых полосах качнулся, тошнотворно загибаясь кверху.

Последнее, что увидела Полина Даниловна прежде, чем угасло сознание, было страшно. Пол… дымился. А милый, такой привычный рисунок на знакомом с детства пластиковом полу вдруг поплыл, заколебался – розетки орнамента потемнели, стали совсем коричневыми… Лепестки начали загибаться, превращая почерневшие цветы в подобие древней свастики.

Падая, она ударилась затылком о край компьютерного столика. Зеркало в углу комнаты печально прозвенело. Ровный голубой свет становился все сильнее, заливая комнату. Голоса в коридоре звучали громче.

КНИГА 1

ПИТОМЦЫ И СПУТНИКИ

Исследователь элит-категорий Департамента социально опасных и нетипичных преступлений квестор Порфирий Литот преспокойно извлек правую ногу в черном блистающем ботинке из-под подола длинного формального пончо и легонько пнул торопливого рикшу в спину. Взмыленный извозчик радостно сбавил скорость, паркуясь к стеклянному забору-шуморезу, сплошь залепленному рекламными фонариками.

Квестор Порфирий Литот выплюнул изо рта спиральную трубочку и со вздохом полез из уютного сиденья во внешний мир, в скрипучий вонючий песок, немедля утопая в этой гадости по самую щиколотку, а стало быть, неминуемо пачкая белоснежные носки. Пришлось, кроме прочего, поспешно раскрывать серый чиновничий зонт с тремя квесторскими звездами: дождь, проклятый песчаный дождь уже хлестнул по гладко выбритому затылку.

Эль Никита продолжался четвертые сутки, гадкая сезонная буря, превращавшая Большую Электросталь в подобие ацтекского царства; проезжая по городу, квестор видел все эти ужасы воочию: наполовину засыпанный Тверской бульвар, знаменитые красные кактусы на улице Спилберга, бывшей Большой Дмитровке, занесенные с головой, только иглы торчат из песчаного сугроба. Видел, как лопатами откапывают длиннотелые лимузины народных трибунов на Моховой, как гуляют песчаные ураганчики по опустевшим аллеям Диснейленда в Нескучном саду… А здесь, на юго-западной окраине, в трущобах между Ленинским и Филадельфийским проспектами, и вовсе настоящие барханы на тротуарах, просто пустыня Гоби…

Рикша явно перегрелся, оно и понятно: пробегись-ка по колено в песке из Алтуфьева до Ново-Филадельфиева, расталкивая других не менее бешеных извозчиков… Порфирию Литоту пришлось приложить ладонь в желтой замшевой перчатке прямо к горячему лбу таксиста:

– Э-э, коллега, да у вас жар…

– Благодарим за возможность выполнить ваш заказ, досточтимый квестор! – От касания офицерской руки моторикша мгновенно пришел в себя. – Рады сообщить, что вы освобождаетесь от оплаты проезда, стоимость коего будет компенсирована транспортной компании из средств федерального бюджета. Счастливого пути и доброй ночи, великолепный квестор!

– Проваливай, – буркнул квестор, который с каждой секундой чувствовал себя все менее великолепным под ударами песчаного ливня. И зонт не спасает! В такую погоду впору в штурмовом скафандре ходить, а не в шелковом квесторском пончо поверх белой гипюровой кольчужки…

Порфирий Литот уныло поднял очки кверху, к фонарям, проводам и тучам. Сквозь золотистую чехарду искрящихся песчинок он с трудом разглядел над собой хитросплетенья висячих галерей, перекинувшихся меж корпусами и почти закрывавших от взора белесое ночное небо в розово-голубых искрах аэротрафика. Несмотря на ранний час, большинство окон уже освещены – бедным обитателям московского захолустья не спится даже в семь часов вечера!

«Вот он, Тупик Гуманизма», – угрюмо пробормотал квестор и обратил очки туда, где между каменных скал едва прослеживалась муторная перспектива: чахлые пальмочки в оплеванных ящиках вдоль тротуара, две-три сутулые дамские фигуры с крупными, поперек себя гаже, собачками, два-три перевернутых автомобиля с полусонными нищими внутри. Квестор знал, что в самом конце улицы, за углом, находится объект его нынешней миссии – древний, грязный, мрачный объект о двух подъездах и 25 этажах.

А именно – таинственный дом-убийца по адресу Тупик Гуманизма, 400.

Просто замечательно. Одиннадцать жертв за один день, все нападения – в одном доме, но в разных квартирах. И – ни одной улики, ни одного подозреваемого.

Как можно одновременно атаковать одиннадцать человек, находящихся на разных этажах, не вскрывая входных дверей, не нарушая контурной защиты на окнах и санитарных люках, не попадая в поле зрения коридорных видеокамер слежения, не оставляя образцов для биометрической экспертизы – ни одного волоска, ни единого отпечатка пальца, ни пылинки перхоти на полу?

Что могло напасть на дюжего двухметрового парня-студента в его собственной десятикомнатной квартире, запертой на четыре электромагнитных и два гидравлических засова, свалить детину с ног, избить до полусмерти – и уже через полминуты наброситься на его миловидную 60-летнюю соседку, проживающую этажом выше, нанести ей удар тупым предметом в лицо, в клочья разорвать одежду? В тот же миг налететь на гражданина из квартиры напротив, тоже весьма неслабого мужчину, к тому же спортсмена, чемпиона округа по эйчбриккетту – да так, что тот как был в утреннем оранжевом смокинге, так и остался в нем лежать на ковре, с расплывшимся багровым пятном на манишке? Одним-единственным ударом свалить с ног тридцатилетнего бизнесмена из квартиры в пентхаусе, наброситься на 107-летнюю старушку, мирно грезившую в теплой постели, придушить 20-летнюю школьницу в ее собственном гардеробе, сломав ей при этом три ребра – и так далее, еще дюжина дерзких, немыслимых, необъяснимых нападений! Что это было, что за безумие?

Как после этого не поверить, что в этом доме, построенном на месте древнего некрополя, и впрямь водятся призраки?

Приближаясь к зданию номер 400, квестор все больше убеждался в том, что он – далеко не первый сыщик на этом объекте. Здесь уже вовсю отрабатывали горе-профи из Московской Преторианской службы общественного вразумления. Квестор приглядывался к деталям: очевидно, дом был блокирован уже несколько часов, однако осаду еще не начинали.

Поразительно. На этот раз тупым вразумителям удалось избежать лишнего шума: журналисты до сих пор не пронюхали. Небывалая удача. Полиция работала на редкость чисто, видимо, прислали неплохого центуриона: взгляду случайного прохожего не представлялось ничего необычного в этом мрачном уголке московских трущоб. Порфирий Литот случайным прохожим не был, он-то понял, что улица перекрыта намертво.

Перегородив половину проезжей части, у тротуара стоял помигивающий аварийными маячками трехвагонный грузовоз с милой надписью «Колобок онлайн. Срочная доставка детских игрушек». На противоположной стороне под фонарем в решетчатой люльке болтались двое ремонтников в ярко-лиловых пульсирующих жилетах. Наспех сооруженный киоск, очевидно, таил скрытую под мерцающей вывеской «Сувениры» долговременную огневую точку. («Идиоты», – квестор не удержался от брезгливой улыбки. Какие сувениры могут быть здесь, в одном из беднейших районов столицы?)

Картину довершал гигантского роста «нищий» в тщательно оборванном балахоне, осанисто сидевший на ступеньках и едва удерживавший на цепи маленькую собачку. Квестор без труда опознал щенка: служебный робот формата К9, старая добрая модель «Shriek-220-ZXZ», предназначенная для поддержания режима в исправительных лагерях, а также эффективно используемая для прорыва проволочных заграждений.

Чувствуя, что в текущий момент на него любуются как минимум в десяток прицелов, квестор направился к нищему.

– Приветствую вас, капрал, – начал он, весьма поспешно, но очень плавно поднимая правую руку для приветствия и самоидентификации. – Подождите! Я из квестуры. Миссия независимого расследования.

Успел. Бледный лучик сканера скользнул по лицу раньше, чем нищий спустил курок.

– Радуйся, квестор Порфирий Литот, – нищий опустил ствол «швейной машинки» [1], спрятанной в рукаве. – Квартальчик перекрыли мы. Предъявите ваши идентификаты и ордер на расследование.

– Вот ордер, – квестор покрутил перед лицом нищего маленьким кулаком, затянутым в перчатку. – Где начальство-то?

– Вторая дверь по правой стороне. Магазин «Питомцы и спутники».

Подмигнув красноглазой собачке на цепи, квестор так же неспешно двинулся к стеклянной витрине с чучелами кошек и варанов. Под ухом нестерпимо пылал крошечный сенсор-имплант, уведомлявший квестора о том, что его организм в текущий момент просвечивается самыми разнообразными видами излучения. А что просвечивать-то? Вот он, квесторский короткоствольный «сундук» [2] в правом кармане брюк. Ничего сверх этой маленькой мудрой пушечки нам, яйцеголовым интеллектуалам, и не положено… Считается, что сыщик уровня квестора достаточно квалифицирован, чтобы обходиться вовсе без оружия. «Интеллект, эрудиция, интуиция» – выбито черными буквами на оранжево-бирюзовом гербе Департамента социально опасных и нетипичных преступлений. Голова и чутье – вот главное оружие Порфирия Литота.

На этот раз в голове было пусто. Обстоятельства дела могли сбить с толку любого сыщика, даже легендарного Вилтера Фавста [3]. С трудом пробираясь по песчаным сугробам, квестор вновь и вновь припоминал сухие формулы из отчета вразумителей об осмотре места преступления. Один из жильцов обнаружен механическим уборщиком в 4 часа вечера без сознания на пороге собственной спальни. Физика повреждения лобных долей черепа – короткий удар тупым предметом. Электронная память входной двери свидетельствовала, что никаких посетителей у потерпевшего не было. Вернувшись с работы, жилец запер дверь на электронный замок около 10 часов утра, без малого в 11 часов закончил ужинать. Далее, в 12.30, судя по записям в бортжурнале домашнего компьютера, он включил подогрев постели, затем в 12.45 активировал утюг… И все – с тех пор никакой жизнедеятельности. Электрический засов входной двери за ночь ни разу не размыкался… Кто ударил его по голове – да так сильно, что несчастный до сих пор не пришел в сознание, несмотря на все усилия медиков? Призраки, ну точно ведь призраки…

Квестор кратко махнул рукой, приказывая стеклянному шлюзу магазина «Питомцы» впустить его усталое пропесоченное тело. Не скрывая отвращения, перешагнул через ракетный ранец, валявшийся прямо у порога: эмм, проклятье! Испачкал край ботинка какой-то рыжей пылью, насевшей на сопла.

Стряхивая шуршащие потоки с серого зонта, вошел. Так и есть. Вразумители успели превратить магазин в свой грязный бивак. На полках рядом с завтраками для собак и анаконд повсюду громоздились их ужасные агрегаты. Вы только полюбуйтесь: даже станковый счетверенный деци-беллер приволокли! Они что, весь квартал намерены залечить?

Красота. На прозрачных крышках морозильных камер во множестве разбросаны трехмерные эскизы фоторобота, диски с томами законодательства, картриджи с газовыми патронами… В углу на фоне мерцающей рекламы генетически измененных марсельских кальмаров «Hara-qui-rit» (с инстинктивной функцией самообезглавливания) поблескивали сломанные носилки на воздушной подушке; на носилках лежал кто-то очевидно неживой в униформе преторианского штурмовика.

Квестор сделал несколько шагов вдоль стеклянных пирамид с товарами – и вздрогнул: в боковом проходе лежало тело маленького человечка с раздавленной головой. Ах, это всего лишь робохоббит, популярная модель искусственной няни для ухода за больными детьми. Видать, свалился с полки и попал под колесо грузового электрокара. Да-да, вот и другие роббиты выставлены на продажу: забавные монстрики, механические любовницы в поблескивающих праздничных коробках, андроиды известных политических деятелей для битья и пыток.

– Радуйся, квестор! – донесся мелодичный голос. Литот быстро обернулся: старушка-преторианка в маскировочном костюме публичной женщины приветствовала его сдержанным реверансом, с трудом удерживаясь на резиновых каблуках.

– Мне приказано проводить вас к начальству.

Он послушно последовал за старушкой, углубляясь в лабиринт витрин и стеллажей с мигающими рекламными транспарантами. «Краска для кошек», «Парфюм для собак», «Корма для пираний» – надписи призывно потрескивали, обдавая разноцветными бликами черный и блестящий каучуковый панцырь старушки, спешившей впереди квестора.

Послышались оживленные голоса, смех. В отделе мороженых тканей для регенерации органов была наспех оборудована казарма штурмовиков: здесь стояли раскладушки, мурлыкали мобильные телевизоры, воняло прокисшими комбинезонами. Штурмовики, пять или шесть маленьких и подвижных головорезов с антеннами, торчавшими из бритых затылков на манер индейских перьев, пили безалкоголь, громко ругались и были полностью поглощены игрой в нарды, а посему не обратили на квестора внимания.

– Рады встретить вас, великолепный квестор! – прозвучал дамский голос откуда-то сверху. – Я зде-есь, наверху. Поднимайтесь к нам на балюстраду.

Свесившись поверх перил второго этажа, квестору помахивала ручкой симпатичная рыженькая офицер лет восьмидесяти.

– У нас как раз консилиум начался. Планируем осаду здания.

Терпеливо улыбаясь огромным оранжевым ртом и блестяще скрывая неприязненную нервную дрожь в тщедушном тельце, эскорт-капитан службы вразумителения подождала, пока музыкальная лестница поднимала квестора на второй этаж. Квестор ехал, держался за перила, столь же акцентированно улыбался и думал о том, как же эти бедняги-преторианцы ненавидят их, вольных сыщиков из Департамента социально опасных и нетипичных преступлений… Как боятся они, что вот сейчас этот тощий очкастый чистюля в белых носках, ни разу в жизни не изведавший на собственном горбу тяжести штурмового комбимеха, начнет вынюхивать, блестеть линзами, задавать неожиданные вопросы – и потом выкрадет, из-под самого носа похитит у них, простых тружеников правопорядка, долгожданную разгадку хитрого дела – разгадку, за которую не одну тысячу ДД навалят на персональный счет…

– Не рано ли осаждать? – Квестор колко блеснул стеклами, отвечая на рукопожатие офицерши. – Как мне сообщили, в некоторых квартирах остаются жильцы…

– В доме два подъезда, в каждом по двадцать пять этажных уровней, на этаже по две квартиры, – полицейская дама сбросила апельсиновую улыбку и теперь отвечала сухо, строго по форме. – Это ровно 100 многокомнатных индивидуальных ячеек. Из ста квартир около тридцати пустуют, еще столько же разрушены и примерно 20 ячеек используются под склады и офисы. Жилых помещений – 22 ячейки, в каждой, разумеется, по одному жильцу.

– То есть в здании было двадцать два человека?

– Никак нет, великолепный квестор. Семеро жильцов в отъезде. В доме сейчас находятся пятнадцать квартиро-владельцев, из них подверглись нападениям 11 и не пострадали, во всяком случае, до сих пор, четверо.

– Почему не удалось эвакуировать этих четверых? – перебил квестор. – Их что, удерживают в качестве заложников?

– К сожалению, мы до сих пор не знаем, что происходит с четырьмя жильцами, блокированными в здании, – эскорт-капитан пропустила квестора вперед по коридору. – Прошу вас, здесь налево. Осторожно, влажный пол. Штатная система видеонаблюдения во многих квартирах выведена из строя. Глобальная система позиционирования граждан также работает с существенными помехами, видимо, эти помехи создаются искусственно. На основании данных спутникового биомониторинга известно лишь, что эти четверо по-прежнему живы и здоровы, находятся внутри своих квартир. Возможно, они даже не знают о том, что произошло с их соседями…

– А остальные одиннадцать человек, стало быть, так и валяются там, в собственных квартирах – и медленно умирают, не приходя в сознание?

– Мы не можем их эвакуировать. Каждые пять минут мы получаем данные из Глобальной Системы Общественной Совести о состоянии здоровья пострадавших жильцов, удерживаемых в здании, – торопливо отвечала эскорт-капитан, вытягивая из-под мышки пленку с отчетом. – Вот, можете ознакомиться. Эти данные получены с орбитальной станции «Монитор» по состоянию на 19.15. Квестор окунулся очками в файл:

№ кв

№ социальной карты

Имя жильца

Возраст

Диагноз

Статус-кво


2 ' "1

709845724000 087544

Хари Камбио Эрцгерц

22

Норма

Заложник

8

000003515453 534667

Кир Вилор Урбан

98

Норма

Заложник

10

000079347209 458740

Ким Демократия Янг

88

Обморожение

Без сознания

21

258245429581 743982

Тундра Толерантность Эскэйп

60

Удар тупым предметом

Без сознания

28

345409873457 987433

Зульфия Автономия Рахмон

40

Ожог

Без сознания

44

309875429584 529487

Беби Комета Тефлон

49

Электрошок

Без сознания

50

574384720398 457345

Цезий Иниций Доуджонс

30

Удар в голову, перелом конечности

Без сознания

54

432847324872 085732

Квинт Эволюции Секунд

40

Удар в корпус

Без сознания

55

599847534875 230485

Луций Светоний Прогресс

28

Множественные удары в корпус

Без сознания

56

25878570984 5740329

Друзилла Челленджер Лукум

60

Удар тупым предметом

Без сознания

60

258973487453 445198

Линда Гейа Целеста

67

Норма

Заложник

65

754874305985 704854

Каролина Гендерность Ом

20

Удушье, переломы ребер

Без сознания

70

000000043468 974502

Паулине Даниил Жмых

107

Удар в голову

Без сознания

76

325870542857 043857

Рее Титаник Грифон

54

Удушье

Без сознания

100

754873857320 584744

Ева Дока Певц

98

Норма

Заложник

Изучая данные в правом столбце, Порфирий поморщился. Все чаще приходилось сталкиваться с этим: люди теряют сознание от малейшей травмы. Причем коматозное состояние может длиться в течение нескольких суток; порой приходится ждать два или три дня, чтобы допросить свидетеля! Раньше такого не было. Более пожилые детективы рассказывали, что еще лет тридцать назад в обморок падали только чувствительные дамы – да и те приходили в себя спустя несколько минут. А теперь – поголовные обмороки, особенно среди очевидцев, не говоря уже о раненых… Непонятно, как это сочетается с общеизвестными данными о порядковом улучшении общественного здоровья в последние десятилетия…

Пока Порфирий Литот изучал пленку, полицейская дама продолжала свой доклад:

– Первый сигнал о нападении поступил в 16.00 от Домового компьютера квартиры номер 54 во втором этаже второго подъезда. Домовой сообщил, что его хозяин уже десять минут неподвижно лежит в коридоре лицом вниз и не откликается на запросы. Спутниковая система зарегистрировала травму…

– Квинт Эволюции? Чемпион округа по академическому эйчбриккетту?

– Точно так. Травма класса ББ-104. Мы пытались эвакуировать его при помощи механического ретривера. Не удалось. Связь с ретривером утрачена через две минуты после того, как мы запустили его в здание через подземные коммуникации.

– Понятно. Дальше?

– Дальше – больше. С 16.00 до 17.40 получено еще 5 сигналов от домовых компьютеров, которые сообщали, что с закрепленными жильцами происходит нечто экстремальное. Мы срочно проверили дом и выяснили, что его компьютерная начинка выжжена на 90 процентов, более половины домовых физически выведены из строя. Камеры не работают, лифты движутся самопроизвольно, окна и двери раскрываются и закрываются сами собой. В четырех квартирах очаги возгорания, но автопожарные не реагируют ни на дым, ни на повышение температуры. Здесь опять налево, бирюзовая дверь сразу за кабиной для курения.

– Вы не пытались установить связь с теми, кто не пострадал и пока находится в сознании? – осторожно поинтересовался квестор.

– В доме отказали все системы связи. Поэтому наше руководство приняло решение запустить группу разведчиков, чтобы оценить обстановку и просчитать схему эвакуации пострадавших.

– Значит… уже штурмовали? – Квестор резко обернулся.

– Разведка – это ведь еще не штурм, – офицер искривила губы в краткой улыбке. – Авангруппа численностью шесть бойцов проникла через боковые транзитные грузо-галереи из соседних зданий…

– Гениально! Кто-нибудь из них выжил? – Порфирий Литот нежно улыбнулся прямо в оранжевые глаза собеседницы.

– Группа разведчиков стартовала по маршруту в 18.15, в 18.20 мы получили первое нападение на штурмовика в квартире номер 38, причем в результате столкновения наш боец уничтожен. Затем атакованы и выведены из строя еще трое – один в квартире 54 и двое в квартире 55. Пятый боец получил травму позвоночника на общем балконе восьмого этажа.

– Оружие? Вам известно, что использовали против ваших разведчиков?

– Мы работаем над этим, великолепный квестор. Пока неясно. Мы смогли эвакуировать только двоих сотрудников, остальные до сих пор находятся в доме.

– Что рассказали раненые? Кто нападал?

– Эвакуированные штурмовики без сознания. Допрашивать пока некого.

Литот раздраженно толкнул розово-бирюзовую дверь с надписью «Директор магазина» и – почти зажмурился от яркого света, жуткой смеси казарменных запахов и одновременного визга дюжины портативных раций.

Белые нервные лица офицеров-вразумителей разом обернулись и уставились на вошедшего десятью парами разноцветных контактных линз. Вот они, простые труженики правопорядка: собрались себе на консилиум за овальным столом, уже сплошь залитым кофе и залепленным жевательными резинками… Уфф-ф, ну почему наших вразумителей повсюду сопровождает этот мерзкий запах горелого пластика?

Порфирий Литот воздержался от чихания и, остановившись на пороге, бегло оглядел конкурентов. Гм-м, да здесь лучшие кадры собрались, весь цвет юго-западной Претории. Слева – энергичный мускулистый карлик в желтых очках с искусственным носом – это легендарный замоскворецкий центурион Тот Экшн Капут, гроза сектантов и нищих. Двухметровый и тощий со встроенной в третий глаз видеокамерой – тоже известная личность, лучший хакеродав в электростальской гиперсетке Баст Руфиний Дебагг. Жирный старик с черными косичками и злыми глазами – бывший эдил Подольска, а ныне выдающийся практик техногенных допросов Клод Озирис Интерцепт.

Еще кто-то вскочил с места, бледный такой интеллектуал, с дополнительной металлической рукой, торчащей из-за спины… робот, что ли? Ах нет, это еще одна восходящая звезда уголовного розыска: Хонс Юстиции Мицар, талантливый следователь, выдающийся мастер облав и скрытого мониторинга.


Страницы книги >> 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 | Следующая

Правообладателям!

Это произведение, предположительно, находится в статусе 'public domain'. Если это не так и размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.


  • 0 Оценок: 0
Популярные книги за неделю


Рекомендации