Электронная библиотека » Арсений Миронов » » онлайн чтение - страница 8

Текст книги "Тупик Гуманизма"


  • Текст добавлен: 3 октября 2013, 20:47


Автор книги: Арсений Миронов


Жанр: Юмористическая фантастика, Фантастика


сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 8 (всего у книги 25 страниц) [доступный отрывок для чтения: 9 страниц]

Шрифт:
- 100% +

– Будто я не вижу, что это песок, – пробормотал квестор, прохаживаясь дальше, к следующей картине.

– Это тоже алхимик?

– Нет, это… бывший актер.

– Гм, это интересно. Голливудский? Или одесский?

– Нет, древнеримский. Жил много веков назад. Его зовут Порфирий.

Сыщик удивился, но ничего не сказал. Он считал свое имя большой редкостью и впервые услышал о тезке. Странное дело. Ему понравилось лицо древнего актера, он смотрел с картины внимательно и словно ждал, что квестор вот-вот сделает что-то важное.

Квестор поспешно отвернулся: надо спешить, сейчас будет штурм. У него еще есть слабый шанс выхватить разгадку преступления прямо из-под носа у штурмовиков. Азарт конкуренции пересиливал даже страх, который он испытывал к загадочной старухе. Разгадка где-то рядом, он чувствовал это сыщическим нутром, селезенкой и печенью. Стол и шкатулка – там должно быть нечто важное.

– Не надо опираться на стол, – вдруг твердо сказала старуха.

– Что?

– Не надо опираться на стол.

Квестор явственно ощутил в этом голосе кое-что серьезное: даже не угрозу, а просто… спокойную решимость. И он понял: не стоит провоцировать старуху. Если ее разозлить, штурмовики не успеют прийти на помощь.

Он остановился в метре от стола, разглядывая хитрую резьбу на шкатулке: странные какие-то животные, он и в зоопарке-то таких не видел. Одно было похоже на кошку, только с гривой как у медведя; другое напоминало лошадь, но имело рога и оголенный хвост как у грицеротамуса. Третье животное было как бы помесью человека и лебедя, а четвертое…

Четвертое он разглядеть не успел, так как услышал детский плач.

Он рывком обернулся к старухе, глаза его блеснули:

– Надеюсь, мне показалось. Надеюсь, вы не дерзнули…

Тут он увидел, что у бабки затряслись руки.

– Что? Что?! Вы что… удерживаете у себя ребенка?!

– Я не удерживаю его насильно! – Старуха с размаху бросилась ему в ноги, какой кошмар! Она повалилась на колени, завопила, заламывая руки: – Смилуйтесь! Не погубите нас! Он просил о помощи, я подхватила его, он больной, он весь израненный!

– Где? – холодея, спросил квестор. Вот оно, средоточие преступления. Она украла ребенка для своих магических обрядов. Ну все, это будет громкое публичное дело, пресса будет обсасывать тему несколько недель… Его имя снова попадет на полосы газет, а он получит следующий градус…

Все эти мысли пронеслись в голове квестора, как эскадрилья стратосферных истребителей. Вот теперь, похоже, триумф. Старая ведьма как-то сразу сдалась, она была раздавлена, она валялась в ногах, подметая паркет подолом шерстяной юбки и пытаясь поймать грязными пальцами краешек черного чиновничьего пончо.

– Это казнь, казнь без следствия, – холодно сказал квестор, отступая на шаг. Если вы незаконно удерживаете у себя ребенка, я имею право пристрелить вас прямо на месте.

– Я услышала крики на лестнице! Я выглянула, а он выбежал из квартиры внизу, он так кричал! За ним кто-то гнался, его хотели убить! Убить, понимаете!

– А вы, стало быть, пришли ребенку на помощь? Вместо того чтобы вызвать вразумителей, вы похитили его и удерживаете в своей гадкой ведьминской квартире? Да оставьте вы в покое мою одежду!

– Простите, простите меня! Я схватила его и побежала наверх, за нами кто-то гнался… Я успела запереть дверь, они потом ломились в нее, сломали ступеньку…

– Кто они?

– Не знаю, я убежала, я не оглядывалась, я только прошу вас не думать, что я могу сделать что-то плохое…

– Где ребенок?

– В спальне, в моей комнате… Не пугайте его, ну пожалуйста, он спит…

– Он плачет, – строго сказал квестор. – Он перепуган до смерти. Вы арестованы. Ребенок подлежит реквизиции и защите как свидетель по уголовному делу. Ведите меня к нему.

– Ну погодите же! Он уснуть не мог всю ночь, он только недавно забылся, он ведь в шоке был! Его рвало, и сознание терял столько раз!

– Вы давали ему нелицензированные магические снадобья собственного изготовления?

– Да какие снадобья, что вы! Меду ему дала, немножко вина подогретого, ванночку седативную с пустырником, с мятой…

– Все ясно. Вы измывались над ним. Вы – страшное существо, но вы будете наказаны, ибо правосудие неотвратимо.

– Да хорошо, хорошо, только не будите его сейчас, ну подождите полчаса!

– Я сказал: ведите меня к нему. Ребенку нужна помощь. Каждая секунда на счету.

Старуха, шмыгая носом, поднялась с колен, поплелась в угол комнаты, обреченно ткнула кулаком стену – часть стены двинулась вглубь, открывая проход в тайник. Точнее, это была целая комнатка – небольшая, не больше, чем стандартный шкаф-купе. Здесь помещалась только низенькая кровать, застеленная старинным пуховым одеялом. На кровати лежала девочка лет пяти – очень худая, некрасивая и весьма заразная на вид.

– Душечка, разбудили мы тебя, – зашептала старуха, бросаясь к ребенку прежде квестора: кинулась поправлять подушечки, щупать девочке лобик и застегивать пуговичку на рубашечке.

Разглядывая несовершеннолетнюю, квестор содрогнулся. Ручки какие-то уродливые, подломленные внутрь, личико худое, кожа тонкая и желтушная, под глазами желто-фиолетовые пятна, лицо рябое… Из-под одеяла торчала крошечная пятка с желтоватыми мозолями на подошве.

– Это они босиком ходят все. Они в девяносто девятой квартире ночуют, их там много собирается, иногда по десять, а то по двенадцать деток, – старуха тараторила без умолку, мешая квестору сосредоточиться. – Беспризорные детишки, голодные вечно. Я им иногда похлебку приносила – боятся ужасно, дверь не открывают. На пороге поставлю, поплачу – и к себе иду. А они потом дверь открывают и кушают.

Квестору надоело слушать этот бред. Он отстранил надоедливую старуху и склонился над больным ребенком.

– Дорогая гражданка ребенок, – сказал он, широко улыбаясь. – Меня зовут Порфирий Литот. Я – добрый сыщик. Я пришел тебя спасти. Скорее пойдем прочь отсюда. Я отведу тебя в безопасное место, в детский приют.

Какая же она все-таки некрасивая, подумалось сыщику. Сопли под носом засохли, гадость какая. Впрочем, было видно, что ребенка недавно вымыли: жидкие, невнятного цвета волосенки пушились вкруг головы. Сыщик обратил внимание и на то, что ногти на пальчиках крошечной ноги, торчавшей из-под перины, также аккуратно подстрижены.

– Ничего не бойся, милое дитя, – сказал квестор, охватывая плечико девочки добрыми пальцами в замшевой перчатке. – Поднимайся, мы уходим отсюда.

Девочка вытаращила глаза, уродливо искривила губы, лицо ее налилось краской – она заплакала беззвучно, давясь слезами от страха, тупо тараща на квестора стеклянные от животного ужаса глаза.

– Поднимайся, глупая девочка! – Квестор раздраженно дернул тощее плечико. – Прекрати плакать, ты радоваться должна, что тебя спасли от этой ведьмы!

– Не трясите ее, она сознание потеряет! – завизжала старуха, вцепляясь сыщику в рукав. – Ребенок такое пережил, а вы ее тащите! Немедленно оставьте в покое, слышите!

Порфирий разжал пальцы, отступил на шаг. Терпение, великолепный квестор, здесь нужно терпение. Дети – отсталые неразвитые существа, их нужно допрашивать по специальной методике. Жаль только, что времени совсем немного остается.

Он снова начал улыбаться, развел полы пончо, присел на корточки перед постелькой.

– Милый ребенок, расскажи, кто на тебя напал? Кто это был?

Девочка, давясь слезами, перевела панический взгляд на старуху. Та немедля кинулась навстречу – обнимать, прижимать и тискать ребенка. Сыщик поморщился.

– Кто на тебя бросился? – терпеливо продолжал сыщик. – Успокойся, не хнычь, тебя никто не тронет. Дядя или тетя? Их было много?

– Она не скажет вам, – сказала бабка, не поворачивая головы от ребенка. – Она говорить не умеет.

– Это еще почему? – квестор недоверчиво сощурился.

– Беспризорные не разговаривают, они как зверята, – вздохнула старуха. – Так, отдельные слова знают: «дай», «мое», ругательства всякие. Пищат, плачут, смеются – а речи у них нету почти. Эта девочка еще смышленая, она знает слово «мама»…

– Мама! – сдавленно пискнула несовершеннолетняя пленница, судорожно цепляясь за старухин платок.

– Она мне сказала, кто за ней гнался, – внезапно молвила бабка.

– Вам?

– За ней гнался… эльф.

– Эльф? – Квестор едва не расхохотался. – А Дед Мороз на нее не охотился случайно? Или Красная Шапочка?

– Эльф! – вдруг вякнуло чадо. – Бяка-бяка, эльф. У-у-у, бяка.

– Бяка эльф, – ласково повторила старуха. – Укусить хотел тебя?

– У-у-у, кусь-кусь. Укусь-кусь.

Квестор хотел спросить кое-что про приметы эльфа, но не успел. С мягким протяжным писком включилось цифровое запястье, замигало и запело на все лады, настраиваясь на тысячи волн, каналов и частот. В тот же миг в кармане брюк щелкнул и кратко прожужжал оживший «сундук».

Квестор облегченно выдохнул, расправил плечи, строже глянул на серую спину старухи, по-прежнему склонившуюся над пленным ребенком. Вынул из кармана оружие, неторопливо переключил с позиции 05 (металлическая сеть) на позицию 09 (капсула с ядом).

– Уважаемая гражданка… – Он покосился на экран запястья, которое уже вовсю сканировало персональные данные старухи. – Гражданка Ева Дока Певц, я должен сообщить вам, что согласно статье 590 Патернального кодекса «беспризорные несовершеннолетние подлежат немедленной изоляции от общества в целях защиты от возможного нарушения их естественных прав, изолируются в специальных гигиенических боксах, где проходят курс психологической реабилитации с подключением к развлекательным каналам анимационных фильмов, предоставлением бонусного питания и других мер укрепления жизненных сил и духовного здоровья».

Старуха не отвечала, она поймала ребенка за пятку и пыталась натянуть на эту пятку грубый шерстяной носок совершенно дикой расцветки.

Порфирий Литот не стал дожидаться ответной реакции госпожи Евы Доки Певц.

– Также имею сообщить вам, гражданка Певц, что согласно статье 103 Патернального кодекса в целях предотвращения нарушения прав детей со стороны их генетических родителей и социальных попечителей несовершеннолетние будущие граждане должны содержаться в отдельных квартирах, где уход за ними осуществляют роботы и другие механизмы, специально созданные для заботы о детях.

Старуха молчала, поглощенная вытиранием засохших соплей под детским носом.

– И наконец, последнее. Согласно статье 758 Уголовного кодекса лицо, незаконно удерживающее несовершеннолетнего будущего гражданина общества в качестве заложника, подлежит немедленной экстерминации без проведения следственных процедур силами оперативных работников органов охраны правопорядка и уголовного дознания. Спасибо за внимание.

Сказал – и надавил курок.

На этот раз «сундук» не дал осечки.

Капсула вошла старухе в спину между лопаток. Ведьма содрогнулась, отчетливо сказала: «Господи, ай!» и повалилась на бок. Дернулась раза три – ребенок снова зашелся в беззвучной судороге плача – и вязко, как бы томно старая карга перевернулась на спину. Платок сполз с ее лица, и квестор с некоторым удивлением разглядел, что это лицо молоденькой барышни – очень белокожее, очень румяное, овальное и крупное, с ярко-красными детскими губами, высокими, властно расчерченными бровями и темными ресницами, которые теперь трепетали от боли, корчившей тело девушки.

Румянец удивительно быстро выцвел, голубые глаза закатились, девушка вытянулась и затихла. Квестор удивленно покосился на экран цифровой десницы, еще раз перечитал персональные данные госпожи Евы Доки Певц, 98-летней уроженки города Курска, социальной пенсионерки. Ну точно ведьма: очевидно, именно магия помогала столетней старухе выглядеть так свежо.

«Ну вот, старуха больше не помеха следствию», – удовлетворенно помыслил квестор Литот. Перевел взгляд на помиравшего от страха ребенка – девчонка так дергала ножками, что снова потеряла носок.

– Милое дитя, – нежным голосом сказал квестор, в очередной раз присаживаясь на корточки. – Давай играть в занимательную игру. Я буду показывать тебе картиночки, а ты выберешь из них ту, на которую был похож злой бяка эльф. Ладно?

Он развернул цифровую десницу так, чтобы девочке был виден цветной экран. Добавил яркости и запустил программу, которая выбрала из Единой базы данных «Эшелон-2100» личные дела преступников, в тексте которых содержалось слово «эльф».

Первой на экране высветилась фотография порнозвезды по имени Невинность, которая в 2019 году снялась в нашумевшем фильме «Эльфийский секс», а после завершения съемок отравила таллием всех коллег по съемочной группе, включая великого режиссера Карло Падло Мозоллини. Девочка вытаращилась на фотографию порнозвезды так, словно это была ощеренная пасть тиранозавра.

– Ну ладно, не плачь, девочка, – ободрил ее квестор. – Посмотри-ка, вот другая картинка.

Теперь на экране появилась физиономия конвейерного маньяка Грегга Бомбея Комбизона по кличке Ночной эльф, который специализировался на том, что убивал нищих, но при этом вырезал своим жертвам четко определенный фрагмент двенадцатиперстной кишки. Когда его взяли, в коллекции Ночного эльфа было сто девять засушенных фрагментов нищенских внутренностей. Три года назад его выпустили на свободу, и он переключился на банкирские селезенки.

Увидев лицо Грегга Комбизона, девочка чуть не задохнулась от ужара.

– Не похож? Не этот за тобой гнался? – мягко спрашивал квестор, перелистывая досье преступных эльфов на экране запястья. Один за другим мелькали впечатляющие физиономии насильников, наркодельцов, растлителей и коррупционеров, страшные маски боевиков «Повстанческой армии Средиземья», фотоснимки лидеров наркокартеля «Серебристая гавань», ушастые зеленоватые лица сектантов, последователей Ника Пера Умова, заказывавших себе пластические операции «под эльфов», и многих, многих других…

Девочка перестала плакать, зато начала икать от страха. К сожалению, великолепному квестору не удалось пролистать коллекцию фотографий до конца. В соседней комнате что-то оглушительно грохнуло, зазвенели осколки стекла – Порфирий Литот понял, что начался штурм.

ШТУРМ В МАЙСКУЮ НОЧЬ

Ребенок был слишком тяжел, к тому же квестор чувствовал, что может подхватить какую-нибудь опасную инфекцию, поэтому, когда отовсюду загрохотало, забрызгало стеклом и жаром, он схватил девочку под мышки, рывком поднял на ноги, крикнул: «Беги, беги за мной, ну что же ты?!», потом бросился к окну, к шкафу, опять обернулся: «Беги скорее, тебя здесь убьют!» – девочка едва стояла на дрожащих ножках, ухватившись рукой за косяк, и тупо таращилась на квестора, потом ножки подломились, и она осела на тряпки рядом с телом девушки-старухи – Литот подскочил, яростно потянул за шиворот, за сине-зеленую вязаную кофточку – ребенок немедля побагровел, зашелся в беззвучном плаче: квестор махнул рукой, оскользаясь на блестящем паркете, закрывая лицо от колючих осколков, бросился к выходу. Он вызовет вразумителей, они эвакуируют ребенка, решил он, на бегу ухватил пальцами электронное запястье, нащупывая канал связи, – но слишком поздно: в дымящуюся оранжерею с тонким свистом влетело что-то маленькое и серебристое, тут же грохотнуло, полыхнуло оранжево-синей молнией электромагнитного импульса: все здание содрогнулось и провалилось во мрак: полицейская электробомба средней мощности вмиг выжгла, вырубила все электрическое в радиусе ста метров – все аккумуляторы, сенсоры, обмотки и инфракрасные порты; цифровое запястье квестора, не успев пискнуть, умерло и повисло холодным грузом – в тотальной черноте, рискуя разбить лицо об углы и косяки, сыщик вывалился в какой-то предбанник, посыпались какие-то жестянки, обрушилась кастрюля с горячим и липким, заливая колени – вот уже видно коридор в отсветах рыжего пламени, бушующего в оранжерее; снова тошнотворный свист – и льдистый взрыв разлетевшегося стекла, а через миг восхитительный фонтан разноцветных искр, желто-сине-зеленый и пышный, расцвел в черном квадрате неба: квестор все понял и судорожно швырнул свое тело прочь, к выходу, но – уже, уже окатило сухим дождем скользкого шуршащего бисера: это шариковая бомба разорвалась под крышей, обдавая все вокруг шипящим душем крошечных гелевых бусинок: многоцветная шариковая начинка плеснула по стенам, миллионы капелек застывающего геля шумящими волнами покатились по полу, настигая квестора – он успел прыгнуть за угол, но все же поскользнулся (несколько икринок уже очутились между подошвой и полом, его ударило о простенок плечом), потом успел заметить впереди тусклое пятнышко масляно-желтого света, успел удивиться, что лампочка не погасла от электромагнитного импульса, и даже успел еще раз прыгнуть вперед, к входной двери – но…

Страшный удар в переносицу проломил ему череп. Боль, будто белый фонарь, вспыхнула в голове сыщика, и он повалился на коврик у порога.

Пришел в себя от боли: что-то холодное жестоко ударило по зубам, в щеку – это унтер-офицер штурмовой бригады «Прогресс» по имени Паченга, на собственных плечах выносивший бессознательное тело квестора из проклятого здания, немного не рассчитал шаг, ступил в лужу гальваквы, разлившейся из чрева убитого робота-швейцара, чуть поскользнулся и неловко задел эвакуируемого квестора головой о почтовый ящик в подъезде дома номер 400.

Порфирий Литот издал бесчувственным горлом хрип и разлепил веки: перед глазами мелькнула зеленоватая стена парадного подъезда, потом резанул по ушам истошный скрежет раскрываемых дверей, и тело квестора окунулось в вонючее тепло с улицы: штурмовик вынес его наружу.

Колючие песчинки покусывают лицо, в носу защекотало от мусорного дыма… Сыщик, болтаясь на спине резво шагающего штурмовика Паченги, попытался приподнять голову и оглядеться. Ухитрился опознать в свете голубоватых прожекторов характерный силуэт микроволновой пушки, замаскированной под пожарную карету, а также нескольких «пожарных» в мигающих касках, красных комбинезонах и с электрокарабинами наперевес. Рядом яростно-рыжим пятном пылал ритуальный костер, вокруг которого мелькали горбатые тени камлающих полицейских ведьм в золотисто бликующей униформе. Квестор возвел глаза выше, чтобы поглядеть, не мотаются ли в вечернем воздухе гренадеры с ракетными ранцами, но почувствовал резкую, властную боль в переносице и уронил голову на бронированный загривок Паченги.

Квестор был счастлив остаться в живых. Содрогаясь и болтаясь на спине Паченги, он боролся с приступами тошноты и одновременно старался прислушаться. Свиста в воздухе и отдаленных разрывов внутри дома теперь не слышно – следовательно, вразумители уже обработали заколдованную башню элекромагнитными, графитовыми, гелевыми и масляными бомбами, заклеили магнитной сетью, залепили пенистым клеем. В большинстве случаев этого оказывается достаточно для того, чтобы сломить оборону окопавшихся в здании преступников. Лишенные своих электронных устройств, барахтающиеся в потоке скользких шариков или наглухо влипшие в липкую пену, преступники прекращают сопротивление – им остается покорно ждать, когда в здание войдут штурмовики и арестуют.

Раз уж началась эвакуация людей из дома, значит, подготовительные мероприятия проведены в полном объеме. Квестор знал, что полиция строго придерживается так называемой «вашингтонской формулы»: сначала запусти все имеющиеся ракеты, и только потом – первого солдата.

– Штурмовик Ямайка, приказ НО1, – рокотнуло над ухом, и квестор почувствовал, как сильные механические руки Паченги берут его под мышки, приподнимают… Медленно и бережно железный унтер-офицер опустил измученное, усталое тело Порфирия Литота на надувную платформу эвакуатора под гроздья мощных кварцевых ламп.

– Ждите, через минуту прибудет ремонтник, – прорычала добрая пасть штурмовика. Паченга подмигнул верхним глазом и, визгнув суставами, размеренной рысью побежал обратно к зданию.

Квестор живенько приподнялся на локте: рядом с ним на широкой раздувшейся платформе среди медицинских дюаров и скляночек лежал еще один пострадавший. Небольшая пожелтевшая старушка в черной ночной рубашке и розовом пушистом колпаке недвижно покоилась, запрокинув гипсовое личико в кислородной маске. Множество бледно-зеленых трубок, опутавших дряхлое тельце, делали его похожим на крупного зеленоватого осьминога. Рядом сдержанно гудела механическая медсестра, качавшая старухе обогащенный воздух. Литот покосился на небольшую табличку, торчащую у изголовья пожилой дамы:

Паолине Даниил Жмых,

социальная пенсионерка

Общественный контракт №: 000000043468974502

Удар в голову, кома; диагноз №089-9745

Программа: автоматическое жизнеобеспечение до отправки в госпиталь

Вот и волшебно, хоть одного жильца благополучно эвакуировали. Когда гражданка Жмых придет в сознание (то есть суток через трое), ее можно будет допросить… Впрочем, – Порфирий усмехнулся, – допрашивать будут коллеги из Службы вразумления, а его, квестора Порфирия Литота, скорее всего и вовсе отстранят от следствия. Да и… кто такой Порфирий Литот? Существует ли вообще в природе? Может быть, его теперь до самой смерти будут принимать за штурмовика по прозвищу Ямайка?

Порфирий с горьким любопытством обернулся и нашел глазами табличку с собственным диагнозом. Ну так и есть:

Цифробиотический штурмовик Ямайка

Технический механизм без гуманитарных прав

Идентификационная частота:

Удар в голову, диагноз № 189-9715

Программа: ожидание ремонта

Это просто пытка! Сначала полицейские словно по команде сходят с ума и начинают опознавать его исключительно как Ямайку, потом уже и родной «сундук» отказывается признавать в нем законного владельца, а затем, для пущей неразберихи, электронный портье в квартире Гейи Целесты и вовсе приветствует в лице Порфирия сразу двоих – и штурмовика Ямайку, и квестора Литота. Теперь вот квестор опять куда-то исчез, осталась одна Ямайка, которую вытащили из осажденного дома и с минуты на минуту начнут ремонтировать. Гм, кстати… ведь это заманчивая перспектива! Ремонт андроида любой модификации начинается, как известно, с демонтажа головного элемента и вскрытия черепной коробки.

Буххх… Внутри здания негромко, но басовито грохотнуло, небольшое дымное облако расцвело на уровне пятого-шестого этажей: очевидно, в одной из квартир взорвался домашний кинотеатр. Это значит, что штурмовики в эти секунды основательно «прочищают» апартаменты. Сейчас тела пострадавших понесут из башни одно за другим – если повезет, вынесут живыми и тех, кто избежал встречи с террористами и благополучно пережил захват здания в своей квартире: красавицу Хари Эрцгерц, старого игромана Урбана, томную учительницу экологии и парализованное тело старой ведьмы с девическим лицом. А также – малолетнюю заложницу, которую Литот так и не успел толком допросить… Вот бы пообщаться с девчушкой спокойно, без помех – узнать, что за эльф гонялся за ней по этажам.

У главного входа в башню еще быстрее забегали роботы оцепления, сквозь толпу металлических охранников замигали кисло-желтые «пожарные» жилеты штурмовиков – через секунду квестор разглядел пару бойцов, оттаскивавших прочь от здания неподвижное тело крупного мужчины в апельсиновом смокинге. Плечистые штурмовики спортивным галопом мчались через двор – прямо сюда, к медицинской платформе. Навстречу кинулась свободная медсестра, на ходу разматывая пучки зеленоватых трубок, проводов и зондов.

Штурмовые андроиды подлетели, как ретивые кони в древних фильмах про рыцарей Дикого Запада – рослая негритянка впереди, маленький квадратный азиат с лицом бенгальского стрелка сзади. Закусив сизую губу, взмыленная негритянка, фыркая и потряхивая бритой головой с крошечной антенной в затылке, переложила оранжевого господина на мягкую платформу реанимационного комплекса. Квестор увидел кроваво-красное пятно на манишке коматозящего джентльмена и горестно вздохнул. Ведь это не кто иной, как Квинт Эволюции Секунд по кличке Двенадцатиметровый Джо – неподражаемый чемпион округа по эйчбриккету, легендарный форвард команды «Битцевские носороги»… даже спортивную звезду не пощадили неведомые злодеи.

Ага-ага, вот пошел в атаку еще один полуюнит штурмовиков – квестор приметил, как замелькала быстрая черно-желтая рябь в боковых галереях, ведущих в здание со стороны котельной и базы солнечных батарей. Тут же заурчала микроволновая пушка, наставившая стволы на окна квартир, примыкающих к галереям, – и поплыли пластиковые окна, расплавились, потекли мутными соплями вниз по старинной кирпичной облицовке стен. Вот так и поджаривают террористов – квартира постепенно превращается в микроволновую печь… Грамотно работает черный рыцарь Эрго. Тихо работает, чтобы не привлечь внимания прессы: минимум шума, даже децибеллеры пока не использует, чтобы не было визга на весь квартал. Со стороны поглядеть, так ничего достойного внимания СМИ не происходит: рядовое пожаротушение в глухом столичном тупичке.

Тут квестор притих: из-за шумной толпы правоохранительных ведьм, бряцавших погремушками вкруг пылающих чучел воображаемого противника, вырулило нечто колченогое и уродливое цвета хаки с красными полосами на плечах и бедрах, с громоздкими аккумуляторами на горбу, с гроздью блистающих сверл на левой конечности. Несмотря на колченогость и обилие торчащих в стороны манипуляторов, гадкое создание неожиданно юрко пробиралось сквозь ораву сумасшедших роботов орудийной прислуги, ловко огибая треноги децибеллеров и серебрящиеся мачты боевых сканеров. Это был обычный полицейский ремонтник, и двигался он в сторону надувной платформы, на которой под вывеской «Штурмовик Ямайка» возлежал усталый квестор Порфирий Литот.

Когда расстояние между ними сократилось до двадцати шагов, ремонтник приветливо ухмыльнулся квестору и красивым самурайским жестом выдернул из-за спины лазерную монтировку. Порфирий Литот похолодел желудком, отрывисто хекнул, с неожиданной резвостью выполнил кувырок назад и свалился с платформы. В тот же миг монтировка свистнула у него над головой, а перед глазами возникло правое колено юркого ремонтника, прыгнувшего наперерез.

Известно, что определенные виды мозговых травм вызывают у дигибиотических штурмовиков приступы неуправляемого поведения. Поэтому в штатный набор техсредств робота-ремонтника входят такие устройства блиц-фиксации, как магнитная сеть, клещи-зажимы и липкая лента. Очевидно, ремонтнику не впервой было ловить сбрендивших подранков: он без труда настиг уползавшего квестора – поддел за ногу, нежно придавил металлическим коленом и деловито загудел, нависая над дергающимся телом Порфирия, ощупывая лучиками сенсоров, раскрывая веерный козырек со свисающими на шнурах инструментами.

Теряя рассудок от страха и боли в придавленной голени, Порфирий инстинктивно рванул из лопнувшего кармана «сундук». Выстрела не произошло (оружие опять обозналось, принимая сыщика за чужака) – однако голубое острие лазерной монтировки, уже подрагивавшее у квесторского виска, почему-то замерло. Ремонтник щелочно икнул, отвел жуткий инструмент – обескураженно заморгал ноздрями, будто принюхиваясь, радостное лицо его погрустнело, приобрело вопросительное выражение. Теперь он глядел куда-то вбок и, кажется, изучал грязный асфальт в полуметре от квесторского бедра. Почувствовав, что давление металлического колена ослабло, Порфирий со стоном высвободил окровавленную голень и начал тяжко отползать, стараясь на всякий случай удерживать ремонтника на мушке.

Ему понадобилось минуты две, чтобы отползти на несколько шагов, оторвать штанину и перевязать кровоточащую голень. Все это время ремонтник вел себя крайне необычно: согнувшись и вытянув ушастую голову к асфальту, он медленно кружился на месте, приседая и покачиваясь, будто танцуя – искал что-то на земле, непрестанно сканируя песок и мусор у себя под ногами. Несколько раз он даже вздрагивал было, точно нашел искомое, начинал радостно гудеть и снова выдвигать из гнезд свои жуткие инструменты – но через миг активность ослабевала, и на механическом лице снова появлялось тупое выражение сосредоточенного поиска.

Квестор невольно поглядел туда, где щупали асфальт лучики сканеров: что-то блеснуло из песка. Порфирий улыбнулся: ремонтник танцевал вокруг серебряной визитницы, выпавшей из лопнувшего квесторского кармана. Литот радостно мотнул очумелой головой: неужели снова технический сбой идентификации?! Глупый мех перестал «видеть» самого квестора, но почему-то нацелился на визитницу… Что за глюки, в конце-то концов, творятся в этом распроклятом Тупике Гуманизма?

Мимо, грохоча подошвами, пронесся штурмовик, замаскированный под брандмейстера в традиционном блистающем шлеме – чуть не врубился в валявшегося на асфальте квестора: кованая подошва прогудела у самого лица. Потом – эй, осторожнее! – еще один боец, атлетического вида блондинка, едва удерживавшая на плечах безвольное тело молодого парня в разорванной ночной рубахе. Литот проводил ее взглядом до медицинской платформы, которая раздулась уже втрое больше прежнего, принимая все новые тела пострадавших. Пока квестор отвлекался на ухаживания робота-ремонтника, из дома вынесли еще двоих пострадавших – но, к сожалению, знакомых лиц Порфирий не видел. Девочка-заложница и другие жильцы, с которыми успел пообщаться квестор, до сих пор находились внутри здания.

«Надеюсь, эти неповоротливые горе-штурмовики успеют спасти несчастную беспризорницу прежде, чем до нее доберутся террористы, – озабоченно насупился Литот. – Иначе мы потеряем самого ценного свидетеля».

Кстати, о террористах. Он снова поглядел на окна верхних этажей древнего серого здания, казавшегося ослепительно белым в подвижном свете полицейских прожекторов. Узнать бы, что там творится… Неужели преступники позволят полиции эвакуировать всех жильцов? Неужели злодеи сдались, сопротивления больше не будет, а это означает, что…

Домыслить Порфирий, как водится, не успел. Почему? Да потому что рядовой стрелок штурмовой бригады «Развитие» по кличке Фанданго уже выбил спиной оконную раму в квартире номер 96 на двадцать четвертом этаже, уже успел вылететь из этого окна в черное вечернее небо, нажать на курок «винтореза», засаживая в неведомого противника двойной заряд разрушительной энергии, успел даже крикнуть в наушник тревожный позывной – и полетел, тяжко кувыркаясь и дергая железными ногами, вниз, на головы выходящих из подъезда коллег-штурмовиков из дружественной бригады «Прогресс».

В миг, когда звук выбитого окна достиг ушей квестора, штурмовик Фанданго успел снизиться до уровня четвертого этажа. Уже в полете несчастный Фанданго, предчувствуя, что его черепная коробка будет совершенно расплющена в результате скорого удара об асфальт, успел по экстренному каналу связи передать в штаб, на персональный адрес дексацентуриона Когицио Эрго цифровой код видеозаписи, сделанной камерой, встроенной в голову Фанданго повыше левого виска. Камера успела запечатлеть два красных глаза, мерцавших в темноте квартиры номер 96 – и что-то черное, быстрое, бросившееся из полумрака под ноги.


Страницы книги >> Предыдущая | 1 2 3 4 5 6 7 8 9 | Следующая

Правообладателям!

Данное произведение размещено по согласованию с ООО "ЛитРес" (20% исходного текста). Если размещение книги нарушает чьи-либо права, то сообщите об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?


  • 0 Оценок: 0
Популярные книги за неделю


Рекомендации