Электронная библиотека » Аурелия Хогарт » » онлайн чтение - страница 1


  • Текст добавлен: 9 ноября 2013, 23:36


Автор книги: Аурелия Хогарт


Жанр: Короткие любовные романы, Любовные романы


сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 1 (всего у книги 9 страниц) [доступный отрывок для чтения: 2 страниц]

Шрифт:
- 100% +

Аурелия Хогарт

От любви не скроешься

1

Войдя в окутанную сумерками спальню и никого не увидев, Дэн Макгрегор прислушался. Ему показалось, что со стороны ванной доносится шум воды. Направившись туда, он приложил ухо к двери. Так и есть! Кто-то принимает душ.

Дэн скрипнул зубами. Все ясно, плещутся, голубчики, после возни в постели! Придется подождать, рано или поздно они выйдут.

Ждать довелось недолго. Вскоре шум воды стих, спустя минуту-другую дверь отворилась и на пороге появилась Сэнди – в махровом халате, с рассыпанными по плечам влажными спутанными волосами. Увидев Дэна, она испуганно вскрикнула, что конечно же подтверждало ее виновность. Подобная реакция могла быть только у человека с нечистой совестью.

На самом деле Сэнди лишь ахнула и не от испуга, а от неожиданности, но Дэн сейчас был не в том состоянии, чтобы вникать в нюансы. Его душила ярость. Он задыхался от бешенства, гнева, прочих малоприятных эмоций… и тем не менее обратил внимание на то, как красива Сэнди. Как свежа… Будто ее обошли стороной те без малого восемь лет, минувшие с момента разлуки.

Но эта мысль промчалась в мозгу со скоростью экспресса, не оставив после себя и следа. Свирепость Дэна не только не улеглась, но, наоборот, разбушевалась еще больше. Как будто красота являлась фактором, усугублявшим вину Сэнди.

Впрочем, для Дэна дела именно так и обстояли.

Сделав над собой усилие, он оторвал взгляд от изумленного – испуганного! – лица Сэнди и заглянул в ванную. К его удивлению, там никого не оказалось. Судя по всему, Сэнди плескалась под душем в одиночестве.

– Где он? – прохрипел Дэн, вновь в упор уставившись на Сэнди. – Признавайся!

Она моргнула раз, другой, потом разинула рот, но не проронила ни звука.

Дэн переменился в лице.

– Решила отмолчаться?! Думаешь меня перехитрить?! Не надейся, золотце, ничего у тебя не выйдет. Все равно найду! От меня не скроется… Не забыла, что я здесь все знаю как свои пять пальцев? Я принадлежу этому месту точно так же, как оно принадлежит мне. Понятно? Мне, а не тебе или тем более твоему ублюдку!


Вообще Дэн не собирался ехать в родительский дом, где не был почти восемь лет, с того дня, когда в должности разнорабочего взошел на борт сухогруза «Св. Патрик», отправлявшегося на другой конец света – вдоль западного побережья Африки, к мысу Доброй Надежды, в Кейптаун. Несмотря на долгое отсутствие в Бристоле, Дэна не тянуло пройтись по памятным местам юности, и он всячески отодвигал время посещения дома, в котором родился и вырос. В юности ему было там неплохо, но покинул он родное гнездо со скандалом, после которого на душе остался горький осадок, как ни странно задержавшийся и поныне.

Возможно, Дэн еще нескоро показался бы в окрестностях небольшого поместья «Вересковый лог», уютно расположившегося между двух пологих холмов – один назывался Хитер-хилл, другой Сейдж-маунд, – если бы не фраза, случайно оброненная всего час назад адвокатом Кевином Кроссом.

– М-да, миссис Макгрегор не позавидуешь… – протянул тот, глядя через окно на Сэнди, которая только что, сухо попрощавшись с ним и Дэном, покинула кабинет, а затем и офис.

Сейчас она шагала по тротуару, с гордо поднятой головой, направляясь к своей небольшой малолитражной «вива-воксхолл» нежно-розового цвета. Дэн еще подумал, что у Сэнди на удивление недорогой автомобиль, мог быть и более шикарным, как вдруг осознал суть того, что только что произнес Кевин Кросс.

Миссис Макгрегор…

Дэна будто кто в сердце кольнул. Ох, дьявол, а ведь у Сэнди сейчас та самая фамилия, которую он сам когда-то мечтал дать ей – свою собственную, Макгрегор! То есть окружающие называют Сэнди точно так, как если бы она была его, Дэна, женой: миссис Макгрегор. Но по иронии судьбы эту фамилию Сэнди получила от другого человека, пусть даже и имеющего к Дэну самое непосредственное отношение.

Вернее, имевшего, ведь Брэд Макгрегор, отец Дэна, отошел в мир иной.

Дэну до сих пор не верилось в это. Но еще больше – что Сэнди была женой его собственного отца. Та самая Сэнди, которую он когда-то боготворил! Каким-то образом она умудрилась до такой степени охмурить Брэда, что тот вступил с ней в законный брак.

Миссис Макгрегор, миссис Макгрегор, вертелось в мозгу Дэна, пока он провожал взглядом Сэнди. Это не требовало усилий, так как офис адвоката Кевина Кросса находился на первом этаже и улица прекрасно просматривалась из больших окон, в отличие от которых сам кабинет выглядел анахронизмом. Он будто был не рабочим помещением, а декорацией к фильму, среди персонажей которого числился какой-нибудь стряпчий или поверенный в делах, а события происходили в начале позапрошлого века. Подобное впечатление создавалось благодаря дубовым шпалерам и обилию уставленных книгами полок, занимавших все пространство двух противоположных стен – от пола до потолка.

Когда Сэнди села в автомобиль и укатила, Дэн повернулся к Кевину Кроссу.

– Согласен с вами, миссис Макгрегор сейчас в таком положении, что лично я не хотел бы оказаться на ее месте, но для меня это еще не повод отказываться от своих интересов.

Кевин Кросс опустил взгляд на разложенные на столе бумаги.

– Да-да, конечно… Я бы и сам не советовал вам отказываться от своих интересов, но только…

Дэн нахмурился.

– Что?

Посмотрев на него, Кевин Кросс едва заметно пожал плечами.

– Видите ли, с юридической точки зрения выдвинутые вами к миссис Макгрегор требования излишне категоричны. Если она обратится в суд, ей позволят провести в поместье Вересковый Лог по меньшей мере месяц. И только по истечении этого срока она обязана будет освободить дом.

Выслушав все это, Дэн уклончиво усмехнулся.

– Я понимаю, что Сэнди – или миссис Макгрегор, если угодно, – ваша клиентка и вы просто обязаны запугивать всех ее явных и воображаемых соперников…

– Что вы! – воскликнул Кевин Кросс. – У меня и в мыслях не было запугивать вас!

Дэн нетерпеливо махнул рукой.

– Наверное, я неправильно выбрал слово… Не запугивать, а, скорее, убеждать. Неважно. Сути это не меняет. Я лишь хотел подчеркнуть, что понимаю, чем вы руководствуетесь, излагая мне свою точку зрения.

– В каком-то смысле вы правы, – вздохнул Кевин Кросс. – Я пока еще обязан защищать интересы миссис Макгрегор. Тем не менее мне не хотелось бы, чтобы у вас возникло неправильное мнение насчет данной ситуации. Уверяю вас, у меня нет какого-то особенного расположения к миссис Макгрегор. Я отношусь к ней точно так, как к прочим своим клиентам. Считайте, что мне просто хотелось предостеречь вас от принятия поспешных решений.

Дэн слегка прищурился.

– Проще говоря, фразу «Выметайся из моего дома» вы считаете излишне эмоциональной, верно?

– Я… – начал было Кевин Кросс, однако Дэн поднял ладонь, жестом призывая его помолчать.

– Вы ошибаетесь, эмоции здесь ни при чем. Я всего лишь действую, как привык. К тому же я не юрист, поэтому в некотором смысле мне проще жить. Я поступаю, как считаю нужным, а не как предписывают неизвестно кем выдуманные правила. Вот и в данном случае я руководствуюсь единственно соображениями целесообразности, причем в моем собственном понимании этого слова. Так что мне нет нужды придерживаться предусмотренных законом сроков. И если я говорю «выметайся», значит, Сэнди должна подчиниться моему требованию, иначе ей придется туго.

Кевин Кросс выслушал Дэна с непроницаемым выражением лица, затем сдержанно произнес:

– Осторожнее, мистер Макгрегор. Вам бы следовало тщательнее выбирать слова.

– Вот как? – усмехнулся Дэн. – Что же такого вы в них усмотрели?

– В вашем заявлении присутствует угроза, – спокойно пояснил Кевин Кросс. – Хорошо, что здесь сейчас нет ни самой миссис Макгрегор, ни других свидетелей, иначе вам, возможно, еще пришлось бы вспомнить опрометчиво произнесенные фразы. Наверняка вы знаете, что некоторые люди в ходе общения с состоятельным человеком нарочно ищут повод, позволяющий к чему-нибудь придраться, а затем через суд добиваются выплаты компенсации за якобы причиненный моральный ущерб. Я сам вел два подобных дела, поэтому и беру на себя смелость советовать вам. По-моему, незачем накликать неприятности на свою голову.

Дэн сунул руки в карманы светлых полотняных брюк.

– Благодарю за совет, но я почти уверен, что Сэнди, то есть миссис Макгрегор, не станет обращаться в суд. Ей же дороже обойдется. По себе знаю, судебные тяжбы обходятся недешево.

– Вы недавно судились? – с плохо скрытым любопытством взглянул на него Кевин Кросс.

Дэн уклончиво усмехнулся.

– Пришлось доказывать необоснованность некоторых инсинуаций.

– Направленных в ваш адрес?

– Ну да… Иначе я ни за что не стал бы затевать судебную возню.

Кевин Кросс хоть и едва заметно, но явно сочувственно улыбнулся.

– Понимаю. Кхм… Что же касается дела миссис Макгрегор, то обстоятельства тут таковы, что не могут быть не учтены.

Несколько мгновений Дэн безуспешно пытался понять, что скрывается под последней услышанной фразой, потом в упор взглянул на Кевина Кросса.

– Послушайте, я понимаю, что по роду своей деятельности вы привыкли ко всякого рода словесным выкрутасам, но нельзя ли сделать для меня исключение?

На сей раз, похоже, сути не уловил Кевин Кросс.

– Да? – несколько неуверенно произнес он.

– Выражайтесь яснее, вот все, о чем я вас прошу!

– А! Хорошо. Собственно, я лишь хотел сказать, что вам не стоит обращаться с миссис Макгрегор так… э-э… жестоко.

– Так – это как? – нахмурился Дэн. – Жизнь вообще жестока, так сказать, сама по себе, а я, знаете ли, приехал сюда не благотворительностью заниматься!

– Да, но… обстоятельства…

Дэн метнул в Кевина Кросса гневный взгляд.

– Снова вы за свое! Я не признаю никаких обстоятельств!

– Э-э… вряд ли это возможно, сэр. Обсто… кхм… в общем, они таковы, что отмахнуться от них не удалось бы никому. Ну или почти никому. Дело в том, что… скорее всего, вы не знаете… и, наверное, мне следовало сообщить вам… Но миссис Макгрегор моя клиентка, поэтому так или иначе я должен стоять на страже ее частной жизни…

Дэн скрипнул зубами. В эту минуту он готов был поклясться, что никогда не встречал человека нуднее адвоката Кевина Кросса.

– Послушайте, если вам действительно есть что сказать, то выкладывайте. Я весь внимание.

Кевин Кросс вздохнул.

– Хорошо, в двух словах. Миссис Макгрегор проживает в поместье Вересковый лог не одна.

Недоуменно вскинув бровь, Дэн несколько мгновений в упор смотрел на Кевина Кросса, пытаясь сообразить, на что тот намекает. Не одна, вертелось в его мозгу, не одна… Значит, с кем-то.

С кем может жить молодая красивая женщина? Ответ напрашивается сам собой – с любовником. С кем же еще?

Не успел Дэн подумать об этом, как в глубине его души зашевелилось какое-то тяжелое мрачное чувство. Не ревность, нет, что-то другое. Он пока не мог найти определение. Впрочем, не особенно и искал.

– Не одна? – Голос Дэна странным образом переменился, зазвучал, как у больного ангиной, со скрежетом и хрипотцой. – Очень интересно… Кто же ее компаньон?

На этот раз Кевин Кросс не стал тянуть с ответом.

– Джилл. Позволю себе заметить, что сейчас, когда прояснились некоторые обстоятельства, миссис Макгрегор станет гораздо труднее содержать своего, как вы выразились, компаньона, и…

Содержать?!

Дэна перекосило от злости. Сэнди Джонсон, в которую он когда-то был без памяти влюблен и которая, выйдя замуж за его отца, стала называться миссис Макгрегор, лишилась средств, позволявших содержать хахаля! Ну и замечательно!

Тебе-то какое до этого дело? – прокатился в мозгу Дэна насмешливый внутренний голос, однако он проигнорировал его. Взамен спросил ледяным тоном, но испепеляя Кевина Кросса взглядом:

– Это и есть обстоятельства, которые вы советовали мне учитывать?

Тот развел руками.

– Естественно. Куда же от подобных обстоятельств денешься…

Он собирался добавить что-то еще, однако Дэн не стал слушать. У него потемнело в глазах от внезапного приступа ярости, в ушах зашумела кровь, и, оглушенный и почти ослепленный, он бросился из кабинета прочь.

2

Кевин Кросс успел что-то сказать вдогонку, но старания его были напрасны: Дэн, если бы даже захотел, все равно ничего не понял бы. В его висках будто стучали молотки, дыхание рвалось из груди толчками, в горле пересохло, во рту появился подозрительно напоминавший кровь привкус, как у какого-нибудь хищника, предвкушающего момент, когда он вопьется в теплую глотку жертвы – косули или архара – по имени Джилл…

Дэн на минутку остановился на крыльце, провел ладонью по лицу. В голову лезла всякая чушь, и виной этому была Сэнди.

Ярость бурлила в душе Дэна, переливаясь через край. При этом он понимал, что в настоящий момент не имеет к Сэнди никакого отношения, пусть даже по странной прихоти судьбы та и носит его фамилию. Понимал, но ничего не мог с собой поделать. Внезапная вспышка бешенства поглотила его целиком.

Только недавно похоронили Брэда, а эта негодяйка уже поселила в поместье своего хахаля! В доме, который Брэд возвел, когда дела основанной им строительной компании пошли в гору. В том самом доме, куда Брэд затем привел жену и где прошла вся его жизнь.

И где родился и вырос я! – промелькнуло в мозгу Дэна, после чего он сбежал по ступенькам и повернул налево, двинувшись в том же направлении, куда не так давно проследовала Сэнди.

Пусть мне пришлось покинуть «Вересковый лог» в неудачное время и не лучшим образом, эмоциональная связь с родительским домом ослабела, но все равно он мой, принадлежит мне по праву, я не никому не позволю превращать его в притон! – лихорадочно думал Дэн, мчась вдоль шеренги вязов с одинаковыми шарообразными кронами к арендованному «вольво», который был припаркован за углом, на некотором расстоянии от конторы Кевина Кросса.

Когда через несколько минут, распахнув дверцу, он плюхнулся в водительское кресло, в голове его по-прежнему жужжало одно и то же: Джилл… Джилл… Джилл…

Вот как зовут прохвоста, на которого Сэнди собиралась истратить деньги, оставшиеся после смерти Брэда!

– Ошибаешься, голубушка, – процедил Дэн сквозь зубы, поворачивая ключ зажигания. – Ничего тебе не удастся!

Тут Дэн был прав: Сэнди действительно не могла истратить причитающееся ей наследство Брэда и прекрасно об этом знала. Но ей была известна лишь одна причина, которая не позволяла растранжирить деньги, о второй она пока даже не догадывалась. Зато Дэн знал все, в первую очередь то, что его гнев лишен всякого смысла – хотя бы потому, что Сэнди в любом случае не сможет в дальнейшем содержать любовника. Независимо от того, вмешается Дэн в ситуацию или нет.

Он намеревался вмешаться!


Гнев плохой помощник в любых начинаниях, а в данном случае и вовсе сыграл с Дэном дурную шутку: вырвавшись на машине за пределы города, он вдруг понял, что движется почти в противоположном от поместья «Вересковый лог» направлении. Вероятно, на одном из разъездов он свернул на дорогу, которая вскоре влилась в кольцевую трассу. Там, будучи дезориентированным из-за застилавшего глаза гнева, Дэн, скорее всего, совершил очередной неправильный поворот. А может, просто забыл за долгие годы отсутствия, куда ведут здешние дороги.

Сообразив, что едет не туда, Дэн притормозил у обочины и некоторое время сидел, тупо глядя прямо перед собой. Его окружала местность, которую он знал с юности, но в данный момент его настроение было далеко от лирического. Он продолжал думать о том, что Сэнди живет под одной крышей с каким-то мужчиной, который ложится с ней спать, целует, ласкает, мнет ее молодое стройное тело… Словом, делает все то, что когда-то было позволено одному Дэну.

– Проклятье! – слетело с его губ.

Выждав момент, когда трасса опустела, он резко развернул «вольво» и погнал его в обратном направлении.

Минут через сорок впереди справа показалась частная дорога, которая вела в «Вересковый лог», поместье, где прошли детство и юность Дэна. И где сейчас жила женщина, в которую он когда-то был без памяти влюблен, а сейчас безгранично презирал.

Дэн свернул направо. Когда проехал через смешанный лиственно-хвойный лесок, его безмолвно приветствовали два старых знакомых: справа холм Хитер-хилл, слева Сейдж-маунд. Между ними располагалась усадьба, начинавшаяся с высокого – несмотря на то что в нем было всего два этажа – белокаменного дома с увитым плющом крыльцом и красной черепитчатой крышей.

Дэну было семь лет, когда умерла его мать, но он запомнил ее слова о том, что здесь, в «Вересковом логе», просто рай земной и она ни за что не согласится жить в городе. Впрочем, не запомнить этого утверждения было сложно, потому что мать повторяла его порой несколько раз в день, независимо от времени года и от того, шел ли дождь, падал снежок или светило солнце. В «Вересковом логе» она с готовностью принимала любую погоду.

Подобное отношение матери Дэна к поместью и являлось основной причиной того, что отец не стал покупать городскую квартиру, хотя, разумеется, мог себе это позволить. Просто не в его стиле было делать то, в чем нет смысла – например, обзаводиться квартирой, в которой никто не собирается жить. Поэтому поместье так и осталось единственным жильем немногочисленного семейства Макгрегоров. И когда спустя много лет Брэд женился на Сэнди Джонсон, бывшей подружке Дэна, наверное самым естественным для него было привести ее сюда, в «Вересковый лог».

А ведь Дэн сам мечтал о чем-то подобном.

Давно.

В прошлой жизни.

Скрипнув зубами, он остановил «вольво» напротив добротных кованых ворот, нижняя часть которых была сплошной, а верхняя представляла собой красивую решетку. К ней и подошел Дэн, покинув автомобиль.

На территории поместья не было заметно какого-либо движения, но Дэн и не ожидал кого-то увидеть. В это время суток ни слуг, ни работников – если таковые имелись в поместье – уже не было. Близился вечер, а нанятый персонал, как правило, покидал поместье после полудня. Во всяком случае, при Дэне были именно такие порядки.

Но даже никого не видя, он не сомневался, что Сэнди и ее любовник находятся сейчас здесь, в доме. Наверное, сидят в гостиной на диване как голубки и горюют по поводу того, что сытая и беззаботная жизнь кончилась.

Но они еще не знают всего!

Ничего, сейчас вы у меня все узнаете! – мысленно воскликнул Дэн, вглядываясь в окна родного дома.

Он толкнул ворота, однако те оказались запертыми.

Ну да, конечно, мелькнуло в голове Дэна, и его губы изогнулись в ядовитой усмешке.

Ясно, что Сэнди не хочет, чтобы ее беспокоили в минуты сладостного тет-а-тет с ее приятелем. Тем более что скоро подобное общение может прекратиться: ведь только богатой вдове под силу содержать парня, единственная задача которого ублажать ее в постели.

И все-таки, уж простите, я нарушу ваше уединение! – мрачно усмехнулся Дэн.

Затем просунул руку сквозь решетку и на ощупь отпер замок с внутренней стороны. О если бы Сэнди знала, сколько раз он делал это в юности! Тогда бы она лучше позаботилась о неприкосновенности своей частной жизни.

Последнюю мысль Дэн додумывал, взлетая по ступенькам крыльца, путь до которого преодолел по мощенной декоративной плиткой дорожке в считанные секунды. Перед входной дверью он остановился и впервые задумался о том, как попадет в дом. Если бы даже у него был ключ (когда восемь лет назад Дэн покидал поместье, тот лежал у него в кармане, но позже потерялся), он вряд ли смог бы им воспользоваться. Замок наверняка сменен. Возможно, вместо механического установлен электронный, и тогда без специального чипа не обойтись. А это значит, что придется изобретать какой-нибудь другой способ проникновения в собственное жилище. Главное, не поднимать шума, ведь Дэн хотел застать Сэнди и ее любовника врасплох. Вот если бы где-нибудь на первом этаже было открыто окно…

Не успел Дэн подумать об этом, как ноги, будто сами собой, понесли его сначала с крыльца на дорожку, затем вокруг дома, местами прямо по клумбам.

К сожалению, положительных результатов обход не принес. Дэн вернулся на крыльцо не солоно хлебавши. Все окна были закупорены, будто нынешние обитатели дома ежеминутно ожидали газовой атаки.

– Дьявол! – с чувством произнес Дэн. При этом он так смотрел на дверь, будто надеялся прожечь ее взглядом.

Но никакими сверхъестественными способностями Дэн не обладал, поэтому дверь осталась цела. А сам он словно застрял на родном крыльце.

Позвонить, что ли? – промелькнуло в его голове.

Он перевел взгляд на расположенную вверху справа, на уровне человеческого роста, кнопку. Если нажать на нее, раздастся звонок и дверь рано или поздно откроют. Но тогда эффект неожиданности окажется потерянным. А Дэну так хотелось ворваться к сладкой парочке внезапно, не давая опомниться…

Подобное вторжение деморализовало бы этих двоих, а самому Дэну обеспечило бы вожделенное чувство удовлетворения. Но, видно, придется все-таки позвонить, иначе в дом не попасть. Разве что только…

Разве что только через наружную дверь кабинета отца!

– Как я мог забыть! – думал Дэн, вновь быстро огибая дом. Как я мог забыть…

Пока он шел, тени старых груш и яблонь скользили по его стройному сильному телу. Отсюда, со стороны сада, на второй этаж дома вела деревянная лестница с перилами. По ней можно было попасть в комнату, которую Брэд, отец Дэна, некогда использовал в качестве кабинета. Удобство дополнительного выхода в сад заключалось в том, что не нужно было спускаться со второго этажа к парадному крыльцу, а затем идти вокруг дома. Достаточно прямо из кабинета спуститься по лестнице – и можешь отдыхать на скамейке в тени деревьев под мелодичное журчание маленького фонтана, представлявшего собой лежавший на камнях кувшин, из которого текла вода. Вокруг была разбита небольшая клумба.

Она и сейчас пестрела цветами, но Дэн лишь скользнул по ним взглядом и сразу направился к лестнице. Перепрыгивая через ступеньку, он взлетел на верхнюю площадку, взялся за ручку, повернул, нажал… и произошло нечто неожиданное: дверь отъехала в сторону! То есть проделала, что ей и положено – при условии, если она не заперта. Видимо, ради экономии пространства Брэд распорядился сделать в кабинете не открывающуюся, а раздвижную дверь.

В первое мгновение Дэн не поверил собственной удаче. За последние несколько минут он успел привыкнуть к мысли, что просто так проникнуть в дом не удастся, и вдруг такое везение! Возможно, здесь кроется некий знак, подтверждающий правильность его намерений.

Воодушевленный этой мыслью, Дэн перешагнул порог комнаты и закрыл за собой дверь. Очень кстати для него. Похоже, кто-то недавно пользовался этим входом и забыл или не счел нужным запереть дверь на замок. Скорее всего, в сад спускалась Сэнди, кто же еще? Слуги пользуются черным ходом, так что остается одна она.

Хотя почему одна? У нее есть этот… как его… Джилл. С ним она и прохлаждается по вечерам на садовой скамейке возле фонтана среди витающих в воздухе цветочных ароматов!

Дэн скрипнул зубами. Разумеется, Сэнди без зазрения совести пользуется всеми благами, которыми располагает как поместье вообще, так и дом в частности. Ну да ничего, недолго ей осталось тешиться…

С этой мыслью Дэн двинулся вперед.

Почему-то он был уверен, что Сэнди и Джилл находятся в гостиной. Оба так и виделись ему сидящими в обнимку на диване – даже несмотря на то, что он понятия не имел, как выглядит приятель Сэнди. Данный факт не играл особой роли. Дэну было вполне достаточно и того, что он прекрасно знал Сэнди. Причем много лет. И вдобавок сегодня достаточно насмотрелся на нее в офисе адвоката Кевина Кросса.

Не только на нее, но и на спектакль, который она устроила, подумал Дэн, спускаясь по лестнице в коридор, откуда ему, знающему дом как свои пять пальцев, не составило бы никакого труда попасть в гостиную даже глухой ночью или с завязанными глазами.

Перед дверью гостиной он на минуту остановился, прислушался…

Тихо.

С другой стороны, что же им кричать? Наверное, сидят, вздыхают, беседуют вполголоса, как и положено тем, кто пребывает в подавленном настроении.

Ну сейчас вы у меня попляшете! – усмехнулся Дэн.

Затем, плотно сжав губы, рывком распахнул дверь…

Вообще-то он ожидал услышать пронзительный визг Сэнди. Возможно, также встревоженный или даже испуганный возглас ее хахаля. Или любую другую комбинацию звуков. Только не тишину.

Но именно это его и ждало. Слушать оказалось нечего, потому что гостиная была пуста. Вернее, картины, ковры, шторы, стулья и прочие предметы обстановки – в числе которых был и столь живо нарисованный воображением Дэна диван – находились на положенных местах. Но обитатели дома отсутствовали.

Дэн испытал укол разочарования. Задуманный сценарий не удался.

Где-то же они сидят! – с досадой подумал он.

Он не сомневался, что Сэнди здесь, потому что, ища способ попасть в дом, заметил возле видневшегося за деревьями гаража что-то розовое. Нетрудно было догадаться, что это та самая «вива-воксхолл», на которой Сэнди укатила от офиса Кевина Кросса.

В доме еще была малая гостиная, в которой Брэд, когда еще был жив, принимал деловых партнеров и прочих посетителей. Недолго думая, Дэн направился туда.

Однако и на этот раз его надежды не оправдались. Очевидно, влюбленная парочка нашла более укромный уголок.

Вернувшись в коридор, Дэн немного постоял, вертя головой по сторонам, и тут его внезапно осенило. Спальня! Вот где их следует искать!

Какой же я кретин! – подумал он, проводя ладонью по лицу. Ведь спальню первым делом и нужно было проверить! Сэнди наверняка валяется с приятелем в постели.

Выругавшись вполголоса – что, учитывая его настроение, являлось большим достижением, – Дэн направился к лестнице, ведущей на второй этаж. Спустя минуты две он уже шел по верхнему коридору.

Теперь нужно было решить, в какой именно спальне могут находиться эти двое. Логика подсказывала, что в супружеской, той самой, которую Сэнди еще совсем недавно делила с Брэдом. Когда тот умер, вторая половина кровати опустела, и разве не естественно для Сэнди определить на освободившееся место своего нынешнего любовника?

От этой мысли Дэн вновь вскипел гневом.

Мерзавка! Не успели остыть простыни после Брэда, как она уложила на них другого мужика!

Дэн решительно направился к единственной в доме супружеской спальне. У него не было ни малейших сомнений в том, что он сделает с хахалем Сэнди… Да и с ней самой тоже, чем она лучше? Ей бы следовало проявить хотя бы показное уважение к памяти Брэда, а не заводить у всех на виду шашни с каким-то неизвестным Джиллом!

Нет, у меня есть все основания вышвырнуть эту парочку из дома! – сердито думал Дэн. Не говоря уже о правах. Дом принадлежит мне, значит, я могу делать в нем все, что захочу. Например, могу освободить его от присутствия людей, которых не желаю видеть!

Через минуту, даже не дав себе труда постучать, он вошел в некогда принадлежавшую родителям спальню. В его дерзких действиях присутствовал оттенок святотатства: ворваться в эту комнату подобным образом было немыслимо. Раз и навсегда заведенные в доме порядки запрещали Дэну без особой необходимости – и тем более без стука – появляться на территории, которую родители закрепили за собой.

В спальне было сумрачно и… пусто. Та же картина, что и в обеих гостиных – удивительным образом сохранившаяся обстановка: мебель, шторы, кисея на окнах, покрывало на широкой супружеской кровати, множество украшенных ручной вышивкой подушечек, – и ни души.

Однако в отличие от помещений первого этажа здесь чье-то присутствие все-таки ощущалось. Во-первых, в воздухе витали несвойственные этому дому запахи – чьи-то чужие парфюмерные ароматы. Правда, среди них Дэн различил духи Сэнди, а узнал запах потому, что он окружал ее сегодня в офисе Кевина Кросса. Во-вторых, в ванной шумела вода. Похоже, там кто-то принимал душ.

Ха! Кто-то… Известно кто – Сэнди и этот ее Джилл.

Дэн стиснул зубы. Все понятно, парочка плещется после кувыркания в кровати. Хотя постель выглядит нетронутой – аккуратно застелена, не смята. Даже странно.

Впрочем, мало ли что, возможно Сэнди и Джилл сплелись в объятиях прямо на этом толстом персидском ковре, который Брэду когда-то доставили по специальному заказу из самого Ирана.

Какая разница, зло подумал Дэн. Главное, эти двое здесь. Придется подождать, рано или поздно они выйдут из ванной – и тогда я побеседую с ними по-своему….


Страницы книги >> 1 2 | Следующая

Правообладателям!

Данное произведение размещено по согласованию с ООО "ЛитРес" (20% исходного текста). Если размещение книги нарушает чьи-либо права, то сообщите об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?


  • 0 Оценок: 0
Популярные книги за неделю


Рекомендации