Электронная библиотека » Барбара Делински » » онлайн чтение - страница 1

Текст книги "Близкая женщина"


  • Текст добавлен: 3 октября 2013, 20:54


Автор книги: Барбара Делински


Жанр: Современные любовные романы, Любовные романы


сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 1 (всего у книги 24 страниц)

Шрифт:
- 100% +

Барбара Делински

Близкая женщина

Глава 1

Еще минуту назад перед ним клубился лишь густой туман, но внезапно плотная дымка рассеялась, и, словно из воздуха, возник женский силуэт. Майкл Бьюкенен замер на месте. В это ненастное время года встретить кого-нибудь на пляже было большой редкостью, а молоденькую женщину и подавно.

Она материализовалась перед ним, словно олицетворение одиночества. Мартовский ветер трепал ее локоны и длинную юбку. В просторной куртке, она неподвижно стояла, засунув руки в карманы.

Он сделал еще несколько шагов вперед и снова остановился. Она по-прежнему не замечала его. Это была прелестная женщина. Чудесная, словно светящаяся, кожа и точеный профиль. Не слишком молоденькая, но и не старая. И очень стройная. Светлые волосы и кожу необычайной белизны оттенял накинутый на голову темно-зеленый капюшон.

В ее одиночестве было нечто величественное. По крайней мере, так ему показалось в первый момент. Как будто она несла на своих плечах бремя всех мировых скорбей. И в то же время была как бы не от мира сего. И удивительно – вокруг нее даже туман рассеялся.

Величественная… сильная… смелая… Эти эпитеты первыми пришли ему на ум, когда он ее увидел. Но потом Майкл ощутил ее беззащитность. Ее стройную фигурку пронизывал ветер, и женщина дрожала от холода. Между тем она не спешила найти место потеплее и даже не делала попытки отступить от надвигающегося на нее грозного морского прибоя.

Она словно решила принести себя в жертву морю и от этого стала ему еще ближе. Кто она, эта одинокая женщина? Такая сильная и такая беззащитная. Майклом двигало не только мужское любопытство. Подняв воротник повыше, он медленно двинулся к ней.

Она смотрела на океан и не сразу заметила его. Майкл помедлил еще немного, недоумевая, какие мысли могли так неотступно ее занимать. Потом не выдержал и подошел еще ближе. Когда Майкл находился от нее всего в нескольких шагах, Даника быстро обернулась и, прижав ладонь к сердцу, невольно отступила назад.

– Как вы меня напугали!

Рев прибоя почти заглушил ее напряженный голос.

Таких необыкновенных темно-фиолетовых глаз, как у нее, Майклу не доводилось видеть ни разу в жизни. Он смущенно перевел дыхание и на несколько секунд утратил дар речи.

– Простите, – наконец пробормотал он. – Я не хотел вас напугать. Вы показались мне такой одинокой…

Он подумал, что она вот-вот расплачется. Она широко распахнула глаза, и в них блеснули слезы. Впрочем, уже через мгновение она совладала с собой. Бог знает что было у нее на душе! От слез и тревожных мыслей не осталось и следа. Можно было подумать, что ему все это почудилось.

– Я сама виновата, – дрожащим голосом проговорила она. – Просто задумалась…

Словно извиняясь, она одарила его улыбкой, от которой у него на душе стало светлее.

– Вы, наверное, любовались морской экзотикой? – поинтересовался Майкл.

– Экзотикой? Я бы не сказала.

– Не скучали, во всяком случае…

Она пытливо взглянула на него, а потом энергично помотала головой, будто сетуя, что дала втянуть себя в этот разговор.

– Не беспокойтесь, – попытался отшутиться он, – все ваши секреты умрут вместе со мной. Раз уж вы снова спустились на землю…

– Пожалуй, так оно и было, – прошептала она и смущенно добавила: – Я даже не поняла, что случилось. Только что была здесь, а потом как будто унеслась в другое измерение.

– Океан способен проделывать с людьми подобные фокусы. Вы и не заметите, как вас унесет Бог знает куда, – сказал он, глядя на бушующие волны. – В самом деле, море ужасно коварно. Сначала вас подкупает свобода открытого пространства, соленый морской воздух, но уже скоро ваш пульс подчиняется ритму прибоя… – Майкл взглянул на нее и поразился тому, как внимательно она его слушала. – Некоторые называют это гипнотизмом. Вроде того, когда вы смотрите на мерцающее пламя, – прокашлявшись, проговорил он. – Но мне кажется, что тут есть что-то еще. Вы словно попадаете в ловушку. Все, что скрыто глубоко в душе, поднимается на поверхность. В здешних местах природа сурова. Особенно по отношению к тем, кто решился нарушить ее владения… – Он понизил голос и жадно вглядывался в ее прекрасные черты. – О таких жертвах моря говорят, что у них обнажена душа… Временами это очень болезненно.

С минуту они просто смотрели друг другу в глаза. Потом она сказала:

– Никогда не подозревала ни о чем подобном.

– Я тоже. До тех пор, пока сам много раз это не испытал.

– И что, вам было больно? Вы страдали? – с удивлением спросила она.

– Да, и не однажды. А почему бы и нет?

– Не знаю. Вы кажетесь таким сильным.

– Мне и самому нравится так думать. Но это не значит, что я никогда не страдал. Мне даже кажется, что человек может стать сильным, только пережив боль. Или ты закаляешься, или разрушаешься. Боль – это часть человеческой жизни.

Она сдвинула брови и очень серьезно начала:

– Иногда меня удивляет, что… – Но вдруг умолкла и отвела взгляд.

– Продолжайте, – подбодрил он.

Секунду поколебавшись, с ноткой отчаяния в голосе она произнесла:

– Мне кажется, что есть люди совершенно нечувствительные к боли.

– Нечувствительные к боли? – удивился он. – Вот уж сомневаюсь. Наверное, они просто это отрицают. Есть такие, которых никогда нельзя застать врасплох. И уж, конечно, на берегу моря… – Он усмехнулся. – Такое под силу только настоящим храбрецам.

– Или просто бесчувственным. – Она осторожно покосилась на него. – А вы знаете, что происходит, когда оголяется душа?

– Да ничего. Вы идете домой и плачете. Вот и все.

– Нет, я серьезно. Разве океан не подсказывает ответы на мучающие вас вопросы?

– Такое случается. Однажды я стоял на берегу и горевал, как вдруг прибой выбросил к моим ногам бутылку, в которой находилось послание. В нем и были все ответы… – Она судорожно вздохнула, и он обеспокоено взглянул на нее: – Что-то не так?

– Я хотела вас отругать, но даже не знаю, как вас зовут, – проговорила она и словно про себя добавила: – Разве это не странно?

Майкл понял, что она имела в виду. Ему и самому казалось, что между ним и этой женщиной существует какая-то необыкновенная внутренняя близость. Если бы он верил в переселение душ, то, наверное, подумал, что они были знакомы в какой-то прошлой жизни.

– Майкл Бьюкенен… – протянув ей руку, он повернулся и кивнул в том направлении, откуда пришел. – Я живу там, на берегу. А вы?

Немного помявшись, она тоже протянула ему руку.

– Даника. Даника Линдсей… – так же, как и он, она кивнула, но только в противоположную сторону. – Мой дом вон там!

Невольно он сжал ее руку в своих ладонях. Она бросила на него удивленный взгляд. Да, он и сам удивился.

– Вы совершенно замерзли, – проговорил он, чтобы загладить возникшую неловкость.

Майкл потер ладонями ее руку, согревая тонкие и податливые пальцы.

Она вспыхнула.

– Не ожидала, что здесь все еще так холодно, – проговорила она. – Дома климат гораздо мягче.

– Где это – дома?

– В Бостоне.

– Ну да, Бостон, – кивнул он. – Колыбель независимости.

– По крайней мере так говорят.

– Похоже, вам не очень-то в это верится?

Она лишь пожала плечами и, высвободив свою руку, быстро засунула ее обратно в карман. Она снова взглянула на океан.

«Насчет океана он был совершенно прав», – подумала она. Теперь ей и впрямь стали понятны вещи, на которые она прежде не обращала внимания. Прав он был и еще кое в чем. Некоторые люди только делают вид, что им незнакомо чувство боли. Может быть, именно поэтому она сегодня оказалась здесь. Чувствовала ли она себя свободной? Разве что в самом общем смысле.

– Независимость – вещь относительная, – заметила она и прежде, чем Майкл успел что-то ответить или спросить, продолжила: – Так, значит, мы соседи. Миссис Силвестер предупреждала, что здесь живут очень важные персоны.

Она окинула его пристальным взглядом. На нем была куртка-дубленка, спортивные брюки и туристские ботинки без шнурков. Он был довольно высокого роста, по крайней мере выше, чем она. Он только-только начал зарастать бородой, но его небрежная небритость не делала его мрачным: столько во всем его облике было доброты. Его волосы тоже были светлыми, но другого, чем у нее, оттенка. В детстве из-за бежеватого, песочного цвета волос ее дразнили Грязнулей-блондинкой, хотя она мыла голову каждый вечер…

– Что-то вы не похожи на очень важную персону, – пошутила она.

– А как, по-вашему, должна выглядеть важная персона?

– Ну, у такого человека должен быть костюм-тройка и остроносые туфли из мягкой кожи…

– Это на пляже-то?

– Нет, конечно… На пляже – фланелевые брюки, мягкий свитер, дорогие мокасины и плащ. Кроме того, он всегда чисто выбрит… – насмешливо продолжала она. – И прическа у него – волосок к волоску.

– На таком-то ветру? – усмехнулся Майкл. – Не иначе как ваша важная персона пользуется лаком для волос.

– Ему виднее, – улыбнулась Даника.

– Увы, я не вписываюсь в этот замечательный образ, – пробурчал он. – Вы, я вижу, прекрасно разбираетесь в этом. Что же, по вашему, я не стою внимания?

– Ах, нет! Вы такой необычный и, конечно, стоите того…

Никогда еще она не была так правдива. В этот момент она была по горло сыта тщательно выбритыми важными персонами в костюмах-тройках и лакированных туфлях.

– О-о, – облегченно вздохнул он. – Рад это слышать… Вы упомянули о миссис Силвестер, – продолжал он после небольшого размышления. – Это ведь Джуди, агент по недвижимости? – Когда Даника утвердительно кивнула, он обрадовался: —Значит, вы побывали у Дунканов, и они решили продать дом? – Она снова кивнула. – Стало быть, вы его купили?.. Это просто замечательно!

– Теперь я в этом не уверена. Целый месяц у нас идет ремонт. Мне начинает казаться, что рабочие его никогда не закончат…

– Расскажите мне об этом, – попросил он, вспомнив хлопоты с ремонтом собственного дома. – Наверное, нужно перекрывать крышу, менять систему отопления, радиаторы…

– Вообще все трубы! Не говоря уж о внутренней отделке дома! – пожаловалась она. – Вообще-то дом мне ужасно нравится. Когда все будет готово, он станет настоящим шедевром. – Ее взгляд скользнул по поверхности океана. Туман постепенно рассеивался. – Когда перед глазами такой вид, разве можно грустить, правда?

– Пожалуй, разве что при наличии других причин, – с улыбкой заметил Майкл.

Даника еще плотнее закуталась в куртку. Было очень холодно, но домой возвращаться не хотелось. Как странно, еще совсем недавно ей хотелось одиночества, но теперь она была рада компании.

– Вы давно здесь живете? – спросила она.

– Почти десять лет.

– Ого!

– Ничего удивительного. Люди всегда тянулись в Кеннебанкпорт. Их не отпугивает даже летнее столпотворение.

– Что вы говорите? А Джуди утверждала, что здесь спокойное место. Люди здесь обычно живут очень замкнуто. Вот видите, вы тоже ничего не знали о том, что Дунканы решили съехать…

– Понятия не имел – я был в отъезде.

– Как я не сообразила! – поморщилась Даника. – Конечно же, у вас есть другой дом…

– Нет-нет, – покачал головой Майкл. – Этот дом у меня единственный. Просто с ноября меня здесь не было. Я вернулся лишь на прошлой неделе. К тому же я никогда не был особенно близок с Дунканами. Мы вращаемся в разных кругах.

Если честно, то Дунканы вряд ли потерпели бы в своем доме присутствие Майкла Бьюкенена. Но об этом он, Майкл, предпочел умолчать. Ведь ему даже неизвестно, кто такая эта женщина. Ее имя ничего ему не говорило, хотя, судя по всему, она принадлежала к высшему обществу. Он хорошо понимал, что за один этот дом ей пришлось выложить весьма круглую сумму. Что, если ее семья навела соответствующие справки о соседях? Сильные мира сего (или, выражаясь ее языком, «важные персоны») всегда опасаются назойливости со стороны плебеев, а он как раз принадлежал к среднему классу.

– Я знал, что рано или поздно они продадут дом, – сказал Майкл, имея в виду Дунканов. – Впрочем, я не думал, что это случится так скоро.

– Увы, это случилось, – констатировала Даника.

Ей несказанно повезло, что этот дом ей попался. Данике так хотелось, чтобы дом стал для нее надежным убежищем от жизненных передряг.

Она вздрогнула, когда его теплые руки коснулись ее щеки. Он поправил прядь волос, которая прилипла к ее губам. Даника бросила на него изумленный взгляд.

– У вас обветрятся щеки, – словно извиняясь, проговорил Майкл. Ему ужасно хотелось коснуться ее губ.

Он пытливо всматривался в ее глаза, надеясь рассмотреть в них хоть малейший признак расположения, но ее взгляд выражал лишь удивление. Ее глаза округлились, а длинные черные ресницы вздрогнули. Косметика была почти незаметна на ее лице. Во всяком случае она пользовалась ею весьма умело. Его взгляд снова остановился на ее губах. Она тут же отвернулась, и он беспокойно поежился. Вот она уже готова ускользнуть от него! Но он не желал отпускать ее так скоро, ведь он ее только что нашел…

– Ну и холод! – продолжил он, поеживаясь. – Как насчет того, чтобы выпить у меня чего-нибудь согревающего?

«Например, горячего шоколада», – подумала она. У него глаза такого же шоколадного оттенка. И вообще он очень привлекателен…

– Благодарю вас, – она покачала головой, – но, боюсь, не смогу. Через два часа я уезжаю домой, а мне еще надо кое за чем проследить…

– А когда вы вернетесь?

– Через месяц.

– Не раньше? – вырвалось у него.

В его торопливом восклицании было столько мальчишеского огорчения, что она невольно рассмеялась.

– Боюсь, что нет.

– Что за важные дела ждут вас в Бостоне? – поинтересовался он.

– Так, всего понемногу…

– Вы работаете?

– Не в общепринятом смысле этого слова.

– А в каком смысле?

Даника на мгновение задумалась. Как объяснить ему все? А главное, как произвести впечатление на мужчину, который ей понравился? Ей и самой было удивительно, что никогда прежде перед ней не вставало подобной задачи. Ей никогда не приходилось что-то утаивать, но сейчас ей хотелось наврать ему. Она бы с удовольствием представилась врачом или юристом, лишь бы его заинтриговать.

Но Майкл ждал от нее правды. Его серьезный доброжелательный взгляд, казалось, не оставлял ей возможности уйти от ответа.

– Так вы спрашиваете, что я делаю? – наконец проговорила она, решив применить другую тактику. – Кстати, а чем занимаетесь вы?

Его губы тронула улыбка.

– Я писатель, – ответил он.

– Боже мой!

– Да-да. В этом нет ничего ужасного. Я пишу о далеком прошлом. Меня называют историком…

– А сами вы себя кем считаете?

Он пожал плечами и, прищурившись, сказал:

– Просто писателем.

– Почему же не историком?

– В этом определении слишком много претензии. К тому же я вовсе не историк. А что вас так во мне заинтересовало?

– Ваши уши, – усмехнулась она. – Они покраснели от холода.

– Да уж, – кивнул Майкл. – Ну уж если у меня красные уши, то у вас синие губы. Хороша парочка! Пойдемте, чем-нибудь согреемся!

Она снова улыбнулась.

– Не могу. Честное слово.

– У меня затоплен камин. Я вас отогрею. А у вас дома сейчас, наверное, как в сарае…

– Что-то вроде этого, зато у меня в машине отличное отопление. Я должна приехать в Бостон засветло.

– Но в машине будет ужасная духота, – не сдавался он.

– Это точно.

– Тогда, пожалуй, вам лучше поскорее отправиться в дорогу. Не то застрянете где-нибудь на шоссе… – Майкл переминался с ноги на ногу. – Ну что ж, – сказал он, покашляв в кулак, – надеюсь, увидимся через месяц, когда вы вернетесь…

– А вы здесь будете?

– Куда же я денусь.

– Может быть, к тому времени потеплеет, – удовлетворенно кивнула она.

– В апреле на побережье лучше всего.

– Не сомневаюсь, Майкл. Всего вам доброго.

– И вам тоже, Даника. – Он поднял руку и в шутку отсалютовал. – Дай вам Бог всяческого счастья.

Словно рассердившись на него за это ребячество, она сурово покачала головой, но на самом деле ей это очень понравилось. Он весело подмигнул, и это пришлось Данике по душе. Но нужно было прощаться, и Даника медленно двинулась прочь.

Майкл поглядел ей вслед, а потом, увязая в песке, сделал несколько шагов за ней. Она обернулась и, широко улыбнувшись, помахала ему рукой. В эту секунду он подумал, что любовь с первого взгляда действительно существует. Потом налетел ветер, поднял тучу песчаной пыли, и Даника, вытащив из кармана руку, поправила капюшон. И в это короткое мгновение Майкл успел заметить, что у нее на левой руке блеснуло широкое обручальное кольцо. Через мгновение она снова исчезла в тумане.

Глава 2

– Может, я могу помочь? – спросила Даника мужа, хотя заранее знала, какой последует ответ.

Каждый раз одно и то же. До тридцати пяти лет Блейк был холостяком. Обычно, собираясь в дорогу, он сам паковал свои вещи или, в крайнем случае, доверял это миссис Хэнне, служанке. Вообще-то, Даника должна быть ему благодарна. Блейк ее холил и лелеял. Он требовал от нее исполнения супружеского долга лишь в самом узком смысле. Любая другая женщина согласилась бы отдать многое, лишь бы оказаться на ее месте. Однако Даника почему-то не чувствовала этой заботы. Напротив, ее не покидало чувство, что она лишняя в собственном доме.

– Да я уж собрался… – даже не взглянув на жену, сидевшую на огромном супружеском ложе, буркнул Блейк.

Он был занят тем, что запихивал в правый угол чемодана остроносые выходные туфли.

– Ты едешь вместе с Харленом?

В корпорации Блейка Харлен Мэгнуссон возглавлял компьютерный отдел в «Истбридж Электроникс». Это блестящий молодой специалист, притом весьма напористый. Он всегда сопровождал Блейка в деловых поездках. Насколько Данике было известно, в деловом отношении дуэт Блейк – Харлен считался чрезвычайно удачным и многообещающим.

– Да, – кивнул Блейк.

– Ты надолго уезжаешь?

– Не больше чем на три дня. Я вернусь к пятнице. Ведь мы приглашены на вечеринку.

– Ну и славно. Дональдсоны никогда не простят нам, если мы ее пропустим…

Даника рассеянно провела рукой по крышке чемодана. Они купили этот чемодан в начале своего супружества, около четырех лет назад, когда ездили в Италию. Она с улыбкой вспоминала эту поездку. Во Флоренции у Блейка было какое-то дело, но зато потом они отдохнули на славу: несколько дней провели в Милане, а затем сняли роскошную виллу на озере Комо. Как много воды утекло с тех пор! Честно говоря, ничего подобного больше в ее жизни не произошло.

Даника вздохнула, разглядывая чемодан. Несмотря на то, что Блейк частенько брал его с собой в командировки, вид у чемодана был вполне приличный. Куда более изношенным казался их брак.

– Жаль, что тебе нужно уезжать, – вырвалось у Даники.

Достав из шкафа носки и нижнее белье, Блейк повернулся к жене.

– Само собой, – сказал он.

Данике хотелось, чтобы он произнес эти слова с бо<$Esize 8 up 20 back 30 prime>льшим чувством, но последнее время на это было трудно рассчитывать. Она не понимала Блейка. Да и вряд ли когда-нибудь понимала. Просто обманывала себя.

– Ты столько времени находишься в разъездах, – посетовала она. – Я пытаюсь внушить себе, что иначе нельзя, но это мало помогает… Может, ты передумаешь и все-таки возьмешь меня с собой?

– В этот раз никак не получится, Даника. Честное слово. Все три дня у меня будет полно работы. Смогу расслабиться только завтра за ужином…

– Понимаю. Но когда тебя нет, здесь так тоскливо…

Между тем Данику пугала не скука, а одиночество. Она чувствовала себя вдовой при живом муже. А ведь ей всего двадцать восемь лет!

Блейк медленно свернул и уложил в чемодан пару кожаных ремней. Взглянув на мужа, Даника в который раз поймала себя на том, что продолжает восхищаться им. Он был очень красив. Впервые Блейк очаровал ее, когда ей было девятнадцать, она тогда только начала помогать отцу вести дела. Уже тогда Блейк Линдсей был впечатляющим мужчиной: рослый брюнет с безукоризненными манерами. За прошедшие девять лет его обаяние нисколько не померкло. Ему уже исполнилось сорок три года, но он был так же красив и крепок. Он предпочитал здоровый образ жизни: регулярно бегал, играл в теннис и следил за своим весом. Даника сразу поняла, что он гордится своей внешностью. К сожалению, работа и спорт отбирали очень много времени. На Данику его практически не оставалось.

– Надеюсь, ты найдешь, чем заняться? – спросил Блейк и направился к шкафу, чтобы достать несколько галстуков.

– Ну, конечно, – торопливо ответила Даника. – Завтра заседание попечительского совета в больнице, а в четверг нужно зайти в типографию, отпечатать пригласительные билеты.

– Надеюсь, приготовления к вечеринке идут нормально? – рассеянно поинтересовался Блейк.

Его внимание было поглощено выбором галстуков. Он сравнивал между собой два серо-голубых галстука: один – с узкими полосками, другой – с широкими. Даника искренне не понимала, над чем тут было столько раздумывать.

– Уже все заказано, – ответила она. – В том числе и цветы. К тому же приглашен камерный ансамбль. Прежде чем отпечатать пригласительные, пришлось изрядно потрудиться… Ты уже решил, приглашать ли людей из «Спэнтека»?

Наконец Блейк сделал выбор. Один из галстуков он повесил обратно в шкаф, а другой аккуратно положил в чемодан.

– Из «Спэнтека»? – пробормотал он. – Пожалуй, нет.

Он задумчиво потер виски, а затем направился в ванную. Вернувшись, он принес несессер с бритвенными принадлежностями, которым тоже нашлось соответствующее место в чемодане. Потом он подошел к платяному шкафу.

– Ничего страшного, Блейк, если мы пригласим еще несколько человек, – продолжала Даника. – При такой уйме гостей это даже не будет заметно. Нужно лишь своевременно предупредить распорядителя… Если ты считаешь, что их все-таки нужно пригласить, для меня это лишних хлопот не составит…

Она знала, что Блейк уже давно ведет переговоры о партнерстве со «Спэнтеком»: их успехи в области микроэлектроники во многом могли быть полезны фирме мужа.

Блейк широко улыбнулся, а затем серьезно сказал:

– Если не возражаешь, я над этим еще поразмыслю.

Она кивнула. Возникла неловкая пауза, которую она поспешила нарушить:

– Я говорила тебе, что звонила Рэгги Никольс?

– А разве она в городе?

– Кажется, у нее свидание.

– Она участвует в чемпионате?

Вот уже лет десять Рэгги Никольс занимала верхние позиции в теннисных чемпионатах. Даника и Рэгги были подругами еще с тех давних пор, когда только начали заниматься теннисом. У них даже был один тренер.

– Конечно, – кивнула Даника. – Правда, мне кажется, ей не мешает немного передохнуть. Насколько я поняла из телефонного разговора, дела у нее неважные. Каждый год приходит сильная молодежь. Наверное, она начинает сдавать… Боже мой, Блейк, ты берешь с собой шесть рубашек? – вдруг воскликнула она.

Одну за другой он тщательно уложил рубашки в чемодан, и она не утерпела, чтобы не подразнить его.

– Ты уверен, что этого будет достаточно? – поинтересовалась Даника.

– На всякий случай я взял еще несколько штук, – совершенно серьезно ответил он. – Я уже уложил их.

Даника недоумевала, для чего Блейку столько рубашек. Ведь он никогда не потел и был предельно аккуратен.

– Кстати, – с улыбкой сказала она, – в субботу я с Рэгги завтракаю. Впрочем, если ты возражаешь, я отменю встречу.

– Нет-нет, – поспешно откликнулся он. – В субботу я как раз собирался в клуб.

И вот так всегда: либо работа, либо что-нибудь в этом роде. За свидание с Рэгги нечего было и беспокоиться. А ведь еще совсем недавно она не находила себе места, дожидаясь, когда муж придет домой. Может быть, ее чувства немного поостыли? По крайней мере, именно ей пришло в голову приобрести дом в Кеннебанкпорте. Она надеялась свить там уединенное гнездышко для двоих. Осталось как-то заманить туда самого Блейка… Но как?.. Даника вспомнила, что на прошлой неделе он твердо обещал поехать с ней взглянуть на ее приобретение, но вдруг у него нашлись какие-то экстренные дела, и он не поехал. У Даники в голове не укладывалось, почему человек, владеющий собственной компанией, не может переложить работу на подчиненных.

– Все в порядке, милая? – с нежностью поинтересовался он.

– Как тебе сказать…

Он принялся застегивать ремни на чемодане.

– Кажется, ты сердишься?

Она и правда была раздражена, но решила, что не стоит превращаться в сварливую жену, и, успокоившись, сказала:

– Все в порядке. Просто я думала о нашем бунгало в Мэне.

– Что же слышно от нашего дизайнера?

– Вчера днем она звонила и сообщила, что мебель готова к отправке.

Даника заказала мебель из белого дуба. Она влюбилась в нее с первого взгляда, и все следующие дни прошли в напряженной работе: нужно было подобрать под цвет все остальное. Менять придется все… Однако Блейк не возражал и оставил это на усмотрение жены.

– Когда я была там на прошлой неделе, – продолжала Даника, – кухня была еще не готова…

Блейк положил на кровать дорожную сумку и застегнул на ней «молнию».

Даника вздохнула и осторожно промолвила:

– Когда привезут гарнитур, нужно будет установить батарею и печку… Тогда, по крайней мере, там можно будет что-то приготовить поесть… В общем, дом будет полностью готов не раньше мая или даже июня. Но в следующем месяце я все-таки хочу съездить туда, проверить, как идут дела. Ты поедешь со мной?

– Если смогу.

– Мне бы очень хотелось, чтобы ты взглянул, как там все сделано. Вдруг тебе что-то не понравится…

Блейк застегнул ремни на дорожной сумке.

– У тебя прекрасный вкус, и я вполне тебе доверяю. Конечно, мне все понравится.

– Но мне хочется, чтобы ты посмотрел, Блейк. Ведь это для нас обоих. Там мы будем жить вдвоем.

Блейк последний раз оглядел комнату.

– Всему свое время. Когда все будет готово, я с удовольствием отправлюсь туда вместе с тобой. А пока там, наверное, настоящий бедлам. Кстати, что сказала дизайнер о кухонном гарнитуре, который ты выбрала?

Даника открыла рот, чтобы ответить, но потом плотно сжала губы. Он все равно не слушал. Теперь его мысли унеслись уже далеко.

– Мебель привезут на следующей неделе… – только и промолвила она, а потом добавила: – Я пришлю Маркуса за вещами, – и направилась к лестнице.

Но Блейк догнал ее и, слегка приобняв за талию, двинулся вместе с ней. Им, однако, никогда не удавалось идти в ногу.

– И вот еще что, – сказал он, – ты не забудешь пригласить Хэгендорвов?

Он словно расставлял галочки в воображаемом списке. Причем собственная жена была в нем явно не на первом месте.

– Уже пригласила, – тихо ответила она.

Воистину у нее было ангельское терпение.

– А как насчет благотворительного бала в институте?

– Они нас ждут.

– Хорошо. Можешь позвонить Фино и спросить, готов ли мой костюм. Если да, пусть Маркус его заберет.

Они стали спускаться по лестнице. Блейк убрал руку с ее талии. Ладонь Даники заскользила по перилам из красного дерева.

– А Берт Хэммер ничего не говорил насчет твоего участия в художественном совете? – поинтересовался он.

– Это в институте?

– Ну да. Им ведь нужны новые люди. Тебе это интересно?

– Конечно. Я люблю искусство, ты же знаешь.

– Боюсь, искусством там и не пахнет. – Блейк снисходительно покашлял в кулак. – Сплошные заседания. Нужно отбирать самых достойных жителей Бостона… Если ты вращаешься в высших кругах, все то и дело спрашивают твоего совета.

По лицу Даники пробежала легкая улыбка.

– Я не возражаю, – сказала она. – Так замечательно ощущать, что ты кому-то нужна. Я знаю по крайней мере трех женщин, которые готовы отдать все что угодно, лишь бы войти в состав этого совета. Две из них вполне достойные кандидатуры.

– А третья?

– Мэрион Уайт?

– Ну да, – кивнул он и закашлялся, стараясь скрыть усмешку, – конечно, ты права.

Они спустились на первый этаж. Там их дожидался Маркус.

– Вещи лежат в спальне. Когда все будет готово, дайте мне знать, – распорядился Блейк. – Я буду в библиотеке.

Маркус кивнул и поднялся наверх. Блейк торопливо направился в библиотеку, и Даника осталась в одиночестве перед входной дверью. Поколебавшись секунду, она было двинулась за мужем, но, услышав, что Блейк разговаривает по телефону, передумала и отправилась к себе.

Ей было больно оттого, что он звонил в офис, хотя не прошло и двух часов, как он уже созванивался с ними. И это вместо того, чтобы побыть с женой перед расставанием. Он уезжает на целых три дня и, конечно, будет звонить ей. Может, раз. Может, два… В офис же он будет названивать гораздо чаще. Ей было бы гораздо легче, если бы она могла убедить себя в том, что он «горит» на работе. Но Блейк был здоров, как бык, и не был похож на человека, сжигающего себя в трудах праведных. Напротив, он был абсолютно спокоен и доволен жизнью. Если у него дел по горло, то это потому, что он сам так хотел… Может быть, именно это было для нее больнее всего. Он сам так захотел.

Услышав шум в холле, Даника выглянула туда и увидела, что Маркус с вещами вышел на улицу, и направилась к автомобилю. В ту же минуту из библиотеки показался Блейк. Поставив на пол «дипломат», он открыл стенной шкаф и надел плащ, потом повернулся к подошедшей Данике.

– Веди себя хорошо, – улыбаясь, сказал он жене, наклонился и чмокнул ее в щеку.

В эту секунду ей захотелось броситься к нему на шею, удержать его дома… Увы, это было бесполезно. Так же, как и ее отец, Блейк был напрочь лишен какой бы то ни было сентиментальности. Они были очень похожи друг на друга – эти два мужчины.

– Я буду вести себя хорошо, – серьезно пообещала она. – Во всяком случае, постараюсь.

Она проводила Блейка до дверей. Он прошагал по мощеной дорожке и уселся на заднее сиденье «Мерседеса». Все происходящее было так хорошо ей знакомо. Впрочем, с годами ее чувства несколько изменились. Она грустила вовсе не потому, что Блейк уезжал: его часто не бывало дома, и причина была совершенно в другом. Быть может, она тосковала оттого, что привыкла к счастью, привыкла к любви и воспринимала эти чудесные дары жизни как обыденность.

Маркус обогнул автомобиль сзади, а Блейк еще раз взглянул на нее и улыбнулся. Она помахала мужу рукой, но тот уже отвернулся от нее. «Наверное, уже открыл свой «дипломат», – с тоской подумала она.

Как только машина тронется, Блейк и думать о ней забудет. Она знала, что не ошибается.


– А, миссис Линдсей! Миссис Маршалл уже здесь. Прошу вас сюда…

– Спасибо, Джулз, – едва слышно произнесла Даника и, сбросив длинную шубу из чернобурки, направилась следом за метрдотелем.

Когда они подошли к угловому столику, который в «Ритце» всегда оставляли за ней, Даника воскликнула:

– Мама! – Взгляд женщины, сидевшей за столиком, вспыхнул, и Даника прижалась щекой к ее щеке. – Прости, что заставила тебя ждать.

– Ничего, дорогая, я сама пришла пару минут назад. Как поживаешь? Выглядишь ты замечательно. У тебя порозовели щеки! – Миссис Маршалл нахмурилась. – Ты что, пришла сюда пешком?

– Конечно. Напрямик через городской парк. Не брать же для этого машину! Кроме того, я обожаю ходить пешком.

Элинор Маршалл неодобрительно покачала головой.


Страницы книги >> 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 | Следующая

Правообладателям!

Это произведение, предположительно, находится в статусе 'public domain'. Если это не так и размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.


  • 0 Оценок: 0
Популярные книги за неделю


Рекомендации