» » » онлайн чтение - страница 10

Текст книги "Вспомни меня, любовь"

Правообладателям!

Это произведение, предположительно, находится в статусе 'public domain'. Если это не так и размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

  • Текст добавлен: 3 октября 2013, 19:01


Автор книги: Бертрис Смолл


Жанр: Зарубежные любовные романы, Любовные романы


Возрастные ограничения: +16

сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 10 (всего у книги 29 страниц)

Шрифт:
- 100% +

– Я не выйду замуж за этого человека! – вскричала Нисса. – Я не люблю его! Я вообще его не знаю! Я выйду замуж только по любви!

– Ты знала его достаточно хорошо, чтобы залезть к нему в постель! – огрызнулся король. – Проклятие! Черт возьми, кто же, кроме де Винтера, по-твоему, согласится жениться на тебе после этого скандала? А история эта завтра же станет известна всем и каждому, уверяю тебя. Здесь и стены имеют уши, можешь не сомневаться. Девочка, твоя песенка спета. Я дал твоей матери слово, что под моим покровительством ты будешь в безопасности, но ты, милочка, сама выбрала свой путь. Что посеешь, то и пожнешь! У вас уже нет выбора, леди Уиндхем! Вы выйдете замуж за Вариана де Винтера, потому что я, ваш король, приказываю вам сделать это. Ослушаться меня – значит совершить преступление. Ваша мать всегда была самой послушной и преданной из моих слуг, и я ожидаю того же от вас, Нисса Уиндхем. – Король вздохнул. – По крайней мере этот человек равен вам по рождению. Могу только надеяться, что вы останетесь довольны своим выбором. Через час вас обвенчают, – закончил Генрих Тюдор и вышел из спальни вместе с герцогом Норфолком.

Несколько долгих секунд в комнате царило тяжелое молчание. Затем Нисса обратилась к лежащему рядом с ней мужчине:

– Как я оказалась здесь, милорд?

– Не сейчас, Нисса, – твердо ответил граф.

– Я имею право знать! – Она не смотрела на него, но ее голос звенел от возбуждения. – Я легла спать в комнате фрейлин. А проснувшись, прочему-то обнаружила себя здесь, в центре грандиозного скандала.

– Обещаю, что расскажу вам все, но не сейчас, – настаивал граф. – Я понимаю, что в данных обстоятельствах не имею права просить об этом, но, пожалуйста, Нисса, поверьте мне. Вам не причинят никакого зла.

Повернувшись, она впервые взглянула прямо ему в глаза.

– Поверить вам, милорд? Почему это я должна вам верить? О вас идет дурная слава, а то, что случилось нынче ночью, только лишний раз подтверждает ее. О нет! Я не могу доверять вам. Скорее я могу вас возненавидеть за ту роль, что вы сыграли в этом спектакле. Родители всегда обещали мне, что я сама выберу себе мужа. А теперь оказалось, что за меня уже все решил неизвестно кто. Я должна узнать, почему так случилось. Вы обязаны сказать мне.

– Непременно, – согласился он, – но сейчас еще рано говорить об этом. Вам придется смириться и проявить терпение.

– Смирение и терпение отнюдь не входят в число моих достоинств, милорд, – предупредила Нисса. – Вам предстоит еще многое узнать обо мне.

– Сколько вам лет? – спросил он.

– В прошлом декабре исполнилось семнадцать, – ответила девушка. – А вам, милорд? Вы намного старше?

– В конце этого месяца мне стукнет тридцать, – улыбаясь, ответил Вариан. Да, ему нужно еще очень многое узнать о Ниссе Уиндхем.

«А у него приятная улыбка, – решила Нисса. – Пожалуй, он мог бы мне понравиться. Пожалуй…»

– Где вы живете, когда покидаете двор? – задала она следующий вопрос.

– Мое поместье находится на другом берегу реки Уай, как раз напротив вашего дома в Риверсайде, – сообщил он. – До недавнего времени участок земли у самой реки не принадлежал мне, но теперь он мой. Дом стоит на холме примерно в миле от берега. Поместье называется Винтерхейвен. Оно граничит с землями вашего дяди, лорда Кингсли.

– Почему же мы ни разу не встречались с вами до того, как я приехала сюда? – поинтересовалась Нисса, сама удивляясь своему спокойствию.

– Потому что с шести лет я жил в доме герцога Норфолка. Мой отец Генри де Винтер, предыдущий граф, умер, когда вы были совсем маленькой девочкой. Я приезжаю в Винтерхейвен каждое лето всего на несколько недель, чтобы отдохнуть от двора и побыть одному, поэтому я никогда не общался с тамошними соседями. Надеюсь, что не слишком огорчу вас, если признаюсь, что предпочел бы покинуть двор и жить в деревне. Конечно, я понимаю, Нисса, что молодой девушке придворная жизнь может казаться восхитительной, но я уже устал от всего этого.

– Я собиралась вернуться домой после того, как закончится все это дело с браком короля. Перестав быть королевой, моя госпожа уже не будет нуждаться во мне, – пояснила Нисса. – Я вовсе не огорчусь, если уеду отсюда.

Нет, то, что она чувствует, это не спокойствие. Это какой-то холод. Нисса вдруг поняла, что дрожит. Что это? Наверное, она просто ошеломлена тем, что произошло.

Раздался стук в дверь, но прежде чем граф успел сказать «Войдите», в комнату ворвалась Блисс Фицхаг. При виде полуобнаженной племянницы, лежащей в постели рядом с графом Марчем, ее синие глаза распахнулись широко-широко.

– Ох, Нисса, – запричитала она, – что ты наделала, дитя мое? Только что я получила жуткий нагоняй от самого короля. Он говорит, что вы должны немедленно пожениться. – Блисс перевела взгляд на Вариана де Винтера. – Нужно быть последним негодяем, милорд, чтобы обесчестить невинную девушку! Но на этот раз вам не удастся увильнуть, как уже удалось однажды!

– Поскольку нам предстоит породниться, мадам, – произнес Вариан де Винтер со всей учтивостью, на которую может быть способен раздетый мужчина, – я пропущу ваши замечания мимо ушей. Эта великая сплетница, Адела Марлоу, ввела вас в заблуждение. Когда мы познакомимся поближе, я расскажу вам всю правду об этом деле. Надеюсь, леди Фицхаг, вы сумеете отличить истину от лжи.

Блисс разинула рот от изумления, а у Ниссы вырвался коротенький смешок. Уж очень редко случалось, чтобы кто-нибудь так ловко и уверенно сумел дать отпор ее тетушке.

– Ах, ты еще смеешься, бессовестная? – вышла из себя Блисс. – Ты разобьешь сердце своих родителей, когда они узнают о твоем поведении! Сейчас же вылезай из этой постели, Нисса Уиндхем! Тебе вот-вот надо идти под венец, а я не знаю, что ты можешь надеть при таких-то обстоятельствах. – Блисс схватила шелковую сорочку Ниссы и швырнула ее девушке. – Что до вас, наглец, то извольте и вы сию секунду одеться, если не собираетесь венчаться с моей племянницей в чем мать родила!

Граф Марч, тщательно обернув покрывало вокруг бедер, слез с кровати и неторопливо прошел в гардеробную. Нисса быстро натянула сорочку и спрыгнула на пол.

– Ну ладно, – вздохнула Блисс, – он хорош собой, ничего не скажешь. И кровь у него по крайней мере благородная. Одно слово – Говард! Ты поймала в свои сети крупную рыбу, Нисса Уиндхем!

– Да я и не думала его ловить! – раздраженно ответила Нисса.

Блисс не обратила внимания на слова племянницы.

– Что же тебе надеть? О Господи! Король сказал, чтобы мы немедленно шли в часовню. Как же нам быть? Не можешь же ты стоять перед архиепископом в рубашке! – Синие глаза Блисс вдруг оживились. – Придумала! Ты можешь набросить поверх сорочки мой плащ. Он отделан мехом, а розовый бархат тебе к лицу. Волосы необходимо причесать, Нисса. Милорд! – позвала она графа. – Мне нужна щетка, чтобы причесать вашу невесту.

Блисс засуетилась вокруг племянницы. Она набросила на плечи Ниссы свой отделанный горностаем плащ, застегнула золотые пряжки и, выхватив из рук графа щетку, быстро привела в порядок спутавшиеся волосы девушки. Вдруг графиня опять начала причитать:

– Ох, твоя мать никогда не простит, что я за тобой не усмотрела! И того, что она не присутствовала на твоей свадьбе! А Тони просто разъярится! Ты ведь знаешь, детка, как он к тебе относится. Он вообще не хотел, чтобы ты ехала во дворец.

Нисса сочла за лучшее промолчать. Не вступая в пререкания с теткой, поскольку остановить Блисс все равно невозможно, девушка предалась своим мыслям. «Всю жизнь я только и делала, что пыталась вообразить свою свадьбу, но я и представить себе не могла ничего подобного тому, с чем мне пришлось сегодня столкнуться. Может быть, я все-таки сплю? – Она ущипнула себя. – Нет, это не сон. Все это происходит на самом деле». Возмущенный голос тетки вернул Ниссу к действительности.

– Милорд де Винтер! – На красивом лице Блисс появилось выражение ужаса. – Надеюсь, вы не собираетесь идти венчаться в таком виде? Эта история и без того достаточно скандальна!

– Я не могу себе позволить одеться лучше, чем моя невеста, – безмятежно отвечал граф. – Это было бы непростительно. Если только Нисса не станет возражать, я останусь в таком виде. Что скажете вы, леди Уиндхем?

Впервые с того момента как на Ниссу обрушились эти неприятные события, она почувствовала симпатию к Вариану де Винтеру. Каким бы он ни был, но чувства юмора у него не отнять. Он стоял рядом с ней, облаченный в белую ночную рубашку из мягкого шелка, поверх которой набросил темно-зеленый бархатный плащ, отделанный соболиным мехом. Его ноги, как и ее, были босыми.

Нисса усмехнулась, главным образом для того, чтобы подразнить тетку.

– Я согласна с вашим выбором, сэр. Ваш наряд кажется весьма подходящим к данному случаю.

Она сделала ему реверанс, а он поклонился в ответ.

Блисс трагически вздохнула.

– Значит, так тому и быть, – сказала она. – Но если мы заставим короля прождать нас еще хоть минуту, наши головы слетят с плеч. Пойдемте скорее. Ох, Нисса, Нисса! Что же скажут твои бедные родители? Поторопитесь! Твой дядя ждет за дверью. Он не захотел входить из опасения сконфузить тебя, но, как я вижу, ты отнюдь не выглядишь пристыженной. Я совершенно не могу тебя понять! – закончила Блисс и торопливо бросилась к двери, взметнув юбками.

– Неужели все в вашей семье такие же, как эта леди? – поинтересовался Вариан.

– Вскоре вы сможете сами составить мнение на их счет, – ответила Нисса. – Насколько я понимаю, нас обоих против воли втянули в этот брак. Я с нетерпением жду ваших объяснений, как и почему это произошло.

Глава 6

– Прежде чем начать обряд, я исповедую леди Уиндхем, – спокойно, но твердо заявил архиепископ Кентерберийский. – А вы, епископ Гардинер, побеседуете с лордом де Винтером.

– Нельзя ли поскорей покончить со всем этим? – проворчал король. В королевской часовне было ужасно холодно, и у него сильно разболелась нога.

– Надеюсь, ваше величество, вы не допускаете, что я позволю этим молодым людям вступить в брак без соблюдения всех необходимых процедур? – спросил Томас Кранмер с легким оттенком порицания в голосе. – Особенно учитывая все обстоятельства, которые привели нас сюда посреди ночи. Я и без того вынужден обойтись без оглашения.

– Ну хорошо, хорошо! – уступил король. – Но только не затягивайте! – Он взглянул на Ниссу. – Не забудьте, мадам, что за вами числятся грешки посерьезнее тех, в которых обычно признаются фрейлины. Не вздумайте умолчать о них. И поторопитесь с этим.

Блисс нервно уцепилась за руку мужа. Ах, почему она не послушалась своего зятя и мать! Ведь это она настояла на том, чтобы Ниссу определили ко двору. Семья, особенно ее муж, не забудут ей этого. Отныне стоит только ее мнению разойтись с мнением мужа, он не преминет напомнить ей об этом случае. Блисс испытующе взглянула на Оуэна, пытаясь угадать, о чем он думает, но его красивое лицо не выражало никаких эмоций. Самодовольный дурак!

Граф Марвуд не мог не заметить беспокойства жены, ерзавшей рядом с ним. Он с трудом подавил улыбку. Вот уж будет ей хорошая наука! Блисс всегда хотела во всех вопросах настоять на своем. Вот и допрыгалась. Теперь по крайней мере несколько недель будет тише воды ниже травы, пока не забудет, какую роль сыграла в этой истории. Да и сам он не был бы и вполовину так спокоен, если бы в последние недели тайно не навел кое-какие справки о графе Марче. Интерес молодого человека к Ниссе не ускользнул от внимания Оуэна.

Сведения, собранные им о Вариане де Винтере, оказались неоднозначными. Оуэн Фицхаг убедился, что в прошлом молодого человека случилась только одна некрасивая история. В остальном о нем отзывались благоприятно: Вариан считался любимцем деда, могущественного герцога Норфолка, он вовремя платил долги, круг любовниц ограничен женщинами, известными своей склонностью к любовным интригам. Придворные утверждали, что Вариан де Винтер давно женился бы, но дамы не забывали о грехе его юности.

Оуэн Фицхаг понимал, что во всей этой истории скандального обнаружения его племянницы в постели графа что-то не так. Как ему удалось заманить Ниссу? Она не из тех легкомысленных кокеток, кого можно легко уложить в постель. И откуда король знал, что ее надо искать в спальне Вариана де Винтера? Оуэн не думал, что сама Нисса участвовала в заговоре.

Архиепископ отвел невесту в маленькую исповедальню рядом с часовней. Нисса опустилась перед ним на колени. Взяв ее маленькие холодные ручки в свои, большие и теплые, архиепископ сказал:

– Сейчас, дитя мое, ты защищена тайной исповеди. Никто никогда не узнает ни слова из того, что ты мне скажешь, но ради спасения твоей души, Нисса Уиндхем, заклинаю сказать правду. Почему и как ты оказалась сегодня ночью в постели графа Марча? – Его серые глаза требовательно смотрели на нее.

– Господин архиепископ, – отвечала Нисса, не отводя глаз, – клянусь вам, не знаю, как я там очутилась. Я легла спать как обычно в мою кровать в спальне фрейлин. Но когда проснулась, увидела, что нахожусь в его постели, а он склонился надо мной. Клянусь, я говорю правду. Клянусь именем моего покойного отца!

– Готова ли ты поклясться бессмертием своей души, дитя мое? – мягко спросил Томас Кранмер. Когда она с готовностью кивнула в ответ, он предложил: – Расскажи мне еще раз во всех подробностях о вчерашнем вечере.

– Мы вечером сидели вместе: Кэт, Бесси, Кейт и я; болтали и играли в карты, – рассказывала Нисса. – Потом пришла леди Рочфорд с подносом. Она сказала, что хочет нас угостить. Но мы должны молчать об этом, если не хотим, чтобы у нее возникли из-за нас неприятности. Мы согласились, и она налила каждой из нас по стаканчику сладкого вишневого ликера. Леди Рочфорд отказалась налить нам еще, сказав, что ликер очень крепкий и сама она уже опьянела от него. Бесси просила добавки, но она не дала. Тогда я, улучив момент, когда леди Рочфорд не смотрела на нас, отдала Бесси остатки своей порции, потому что на мой вкус ликер чересчур сладкий. Потом мы все разделись и улеглись спать. Это все, что я помню.

– Больше ничего, дитя мое? – ободряюще улыбнулся архиепископ.

– Пожалуй, вот еще что, – сказала Нисса, – мне смутно припоминается ощущение, будто я куда-то плыву. Когда я открыла глаза, то увидела красные бархатные занавески вокруг кровати. У нас в спальне кровати без занавесей. Потом увидела прямо над собой лицо мужчины. Я спросила его, не снится ли он мне. Он сказал, что нет, а потом воскликнул: «Прости меня, Нисса!» – и поцеловал. Это было как раз в тот момент, когда вошел король и все вы, – закончила Нисса. – Больше мне нечего сказать, но клянусь вам, господин архиепископ, я не какая-нибудь распутница, чтобы лезть в постель незнакомого мужчины! Вы должны мне поверить!

– Я верю тебе, дитя мое, – ответил он, и это была правда.

Леди Джейн Рочфорд. Граф Марч. Здесь должно быть связующее звено, и оно есть – Томас Норфолк. Какое еще злое дело задумал герцог, и почему ему потребовалось губить репутацию невинной девушки? Здесь какая-то загадка. «Мне нужно время, чтобы разгадать ее, – решил архиепископ, – но рано или поздно я узнаю правду».

– На колени, Нисса Уиндхем, я отпущу тебе твои грехи, – приказал Томас Кранмер. «Бедное дитя, – подумал он, благословляя ее, – во что же тебя впутали?»

Архиепископ препроводил невесту обратно в часовню, где с помощью епископа Гардинера быстро обвенчал ее с Варианом де Винтером. Посаженым отцом был дядя, граф Марвуд. Тетя, графиня Марвуд, обливалась слезами. Герцог Норфолк, казалось, был вполне доволен происходящим, хотя король по-прежнему выглядел сердитым.

Когда с обрядом покончили, король угрюмо распорядился:

– С завтрашнего дня вы не фрейлина, мадам. Ваше замужество, как вам должно быть известно, делает это невозможным.

– Конечно, ваше величество, – подтвердила Нисса. – Но я умоляю вас позволить мне продолжить служить королеве. Она нуждается во мне сейчас.

«А девчонка не дура, – подумал Генрих Тюдор, – но, с другой стороны, и мать ее была неглупа. Нисса, конечно же, знает о том, какое будущее ждет Анну Клевскую, но хочет остаться со своей госпожой до конца». Король не мог не оценить ее преданности. Его голос слегка смягчился, когда он ответил:

– Хорошо, мадам. Завтра вы сообщите королеве о своем замужестве и можете сказать ей, что вам разрешено покамест остаться у нее на службе.

– Вы очень добры, ваше величество, – сказала Нисса, приседая.

– Да, – отозвался король, – я добр по отношению к вам, хотя и зря, наверное. Своим бесстыдным поведением вы не заслужили моей доброты. Однако ради вашей милой матушки я решил проявить милосердие. Будьте такой же хорошей женой, какой всегда была ваша мать. Этим вы угодите мне, Нисса.

Король протянул руку, и Нисса поцеловала ее, а затем сделала еще один глубокий реверанс. Сухо улыбнувшись, король повернулся к графу Марчу:

– Не забудьте, утром я жду доказательств того, что этот брак осуществился, милорд, – сурово напомнил он. – Если у меня возникнут хоть малейшие сомнения, доктор Батс обследует вашу жену.

Резко повернувшись, король покинул часовню. Вслед за ним вышли оба священнослужителя.

– Даже не знаю, что тебе сказать, – призналась Блисс.

– Спокойной ночи, тетя, – ответила Нисса. – Спокойной ночи, дядя.

Оуэн Фицхаг быстро подхватил жену за локоть и вывел из церкви, прежде чем она успела открыть рот.

В королевской часовне остались три человека.

– Отлично сработано, Вариан, – поздравил внука герцог Норфолк.

Затем, вытянув руку, он двумя пальцами сжал подбородок Ниссы. Его холодные темные глаза встретились с ее сине-фиолетовыми. Он удивился, что девушка не отвела взгляда. Короткая холодная усмешка мелькнула на его губах.

– Она действительно красива, мой мальчик, и, как ты говорил, у нее есть характер. У тебя родятся от нее хорошие сыновья.

Сердито дернув головой, Нисса вырвалась из рук герцога.

– Так это вы, милорд, устроили представление?! – гневно произнесла она. – В таком случае, мне кажется, я имею право потребовать у вас объяснений!

– Отведи свою жену в постель, Вариан, и сделай ее женщиной, – ледяным тоном промолвил герцог и вышел из часовни.

– Господи, до чего он высокомерен! – воскликнула Нисса.

– Да, пожалуй, – согласился ее муж, – но все-таки он выдающийся человек и безмерно предан своей семье. – Он взял ее за руку. – А теперь пойдем, милая. Ведь мы же не хотим, чтобы кто-нибудь увидел, как мы в ночных одеяниях разгуливаем по дворцу. Наша женитьба и без того вызовет достаточно пересудов. Пойдем, дорогая, я знаю короткий путь.

– Путь куда? – спросила Нисса, когда они торопливо шли по коридору, держась за руки.

– В покои моего деда, где находится наша спальня, – спокойно ответил граф. – У меня есть хорошее вино, и мы сами поднимем тост за наш союз, раз уж никто не побеспокоился сделать это для нас.

Нисса вдруг почувствовала, что ее ноги вконец заледенели. Быстро шагая рядом с Варианом, она подумала, что и у него, должно быть, тоже замерзли ноги. Итак, она замужем. Она – новобрачная. Как же это случилось? Она должна знать!

Не успели они войти в спальню и закрыть за собой дверь, Нисса набросилась на мужа:

– Скажите мне наконец, милорд! Скажите, почему и как оказалась я здесь сегодня ночью? До тех пор, пока я не узнаю этого, между нами ничего не будет.

– Я никогда не буду лгать вам, Нисса, – серьезно ответил граф. – В ликер, который леди Рочфорд принесла вчера в спальню фрейлин, подсыпали снотворное. Дело в том, что кое-кто счел опасным то внимание, которое оказывал вам король. А поскольку союз с королевой Анной будет расторгнут, король скоро сможет опять жениться. Возникли опасения, что его выбор падет на вас.

– У кого возникли? У герцога Норфолка? – требовательно спросила она. – Все мои мечты и надежды растоптаны, и я хочу знать, кто это сделал.

– Вы не ошиблись, назвав имя моего деда, – признал граф. – По его мнению, другая женщина – более подходящая жена для короля. – Вариан де Винтер тяжело вздохнул. – Томас Говард очень честолюбивый и амбициозный человек. Амбициозный не только в отношении себя, но и своей семьи. Я не всегда бываю согласен с ним, Нисса, но я должен хранить ему верность и люблю его, несмотря на все его недостатки. Моя мать – его внебрачная дочь, и, несмотря на это, он вырастил ее и позаботился о том, чтобы найти ей хорошего мужа. Она умерла вскоре после моего рождения, однако дед не забыл обо мне. Каждый год он приезжал в Винтерхейвен повидать меня. Всегда посылал мне подарки ко дню рождения и на Новый год. А когда мне исполнилось шесть лет, взял меня к себе. Да, он не всегда бывает добр, а порой – даже жесток. Но я люблю его, так же как и он любит меня. Вы можете понять это, дорогая?

– Значит, это из-за честолюбия Говардов, – со злостью произнесла Нисса, – у меня украли мои мечты! Всю жизнь я мечтала о человеке, которого полюблю, за которого выйду замуж, о том, как мы будем праздновать нашу свадьбу в кругу наших счастливых семей. Я мечтала о белом платье, расшитом серебром и жемчугом, о красивых цветах, которыми украшу волосы. О том, как папа поведет меня к алтарю в той самой церкви, где венчались мои отец с матерью… – Из глаз Ниссы брызнули слезы. – А потом должно было быть празднество на лужайке возле Риверс-Эджа, – продолжала она. – Там собрались бы все мои родные: дедушка и бабушки, дядя и тетя; моя кузина Мэри-Роуз была бы подружкой невесты. Мы бы танцевали, а Вайолет, моя старая кормилица, плакала бы от счастья. А моим женихом, милорд, должен был стать человек, который знает и любит меня. Человек, которого бы любила я. Человек, которого могла бы уважать моя семья. А теперь у меня ничего нет и не будет только потому, что ваш дедушка возомнил, будто король влюблен в меня. У Томаса Говарда нашлась более подходящая кандидатка, чтобы разделить с Генрихом Тюдором ложе и трон. Мою репутацию в глазах короля погубили в угоду амбициям Говардов. Бог накажет вас за это, Вариан де Винтер! И Бог накажет вашего деда, будь он проклят! – разрыдалась Нисса. Вариан потянулся, чтобы обнять ее, но Нисса отпрыгнула с ловкостью дикой кошки. – Не смейте прикасаться ко мне! Я вас ненавижу! Вы и ваши родственники с их чрезмерными претензиями разрушили мою жизнь! – Тыльной стороной ладони Нисса смахнула с лица слезы.

– Разрушил вашу жизнь? Я? – переспросил он. – Тем, что женился на вас? Да кто еще, интересно, согласился бы взять вас в жены при этих-то обстоятельствах, мадам? – Все шло совсем не так, как он рассчитывал.

– Эти обстоятельства, – ледяным тоном ответила Нисса, – были созданы не мной. Как легко вы забыли об этом!

Помолчав, Вариан де Винтер глубоко вздохнул и сказал:

– С того самого дня, как вы появились в Ричмонде, я влюбился в вас.

Нисса задохнулась от изумления, но быстро пришла в себя.

– Как вы смеете говорить мне такие вещи! Мужчина, влюбленный в женщину, не станет губить ее репутацию, как вы погубили мою.

– Я люблю вас достаточно сильно, Нисса, вот почему и позволил деду использовать меня в этом диком заговоре, иначе кому-то другому приказали бы вас обесчестить, только и всего, – терпеливо объяснил Вариан. – Неужели вы думаете, что великого герцога Норфолка хоть на йоту волнует ваша судьба? Его это просто не интересует. Когда он посвятил меня в свой план, я попробовал его отговорить. Мне это не удалось, и я согласился стать его орудием, когда он пригрозил, что обратится к кому-то другому. Его замысел по многим причинам не нравился мне, но что, если б он приказал обесчестить вас человеку низкого звания? Тогда от вашего доброго имени действительно ничего бы не осталось. Никто никогда не женился бы на вас, несмотря на ваше приданое. Теперь же, наоборот, наша скоропалительная женитьба не вызовет ничего, кроме обычных сплетен, которые вскоре прекратятся сами собой, особенно если мы, как я предполагаю, покинем двор. Если нас здесь не будет, сплетники тут же переключатся на что-нибудь другое.

Ну вот! Кажется, он объяснил ей все так, чтобы она смогла понять, и наконец признался в любви. Он протянул к ней руку, но Нисса оттолкнула ее.

– Теперь мне ясна суть дела, – уничтожающим тоном начала она. – Вашему деду удалось убить сразу двух зайцев: осуществить свой план и заодно найти вам богатую невесту. Меня вовсе не удивляет, милорд, что вы согласились стать послушным орудием в его руках. Кто еще мог бы жениться на мне, говорите вы? А кто, скажите, готов был пойти за вас, спрошу я? У вас настолько скверная репутация, милорд, что ни одна уважаемая семья не согласилась бы доверить вам свою дочь после того, как вы погубили и предали вашу любовницу. Только обманом вы смогли получить в жены порядочную девушку, сэр! – Нисса бросила на мужа яростный взгляд.

Ох, не так представляла она себе свою брачную ночь и свадьбу!

К чести графа, он сохранил выдержку, хотя в какой-то момент готов был взорваться. Да, многое из того, что говорила Нисса, было справедливо.

– Я уже говорил, что не хочу обманывать вас, Нисса. То, что я собираюсь рассказать вам, – правда, но она должна оставаться в тайне. Так это было и так будет. Обещаете ли вы, мадам, сохранить в тайне то, что я сообщу вам?

Нисса медленно кивнула. Ее заинтересовало, что же такое он собирается открыть. После того как она высказала ему все, что хотела, Нисса почувствовала, что гнев ее быстро улетучивается. Нисса была практичной девушкой. Что сделано, то сделано. И ничего уже не изменишь.

– Я сохраню ваш секрет, милорд, если, конечно, речь не идет о государственной измене. В противном случае вам лучше ничего не говорить мне.

– Измена здесь совершенно ни при чем, – заверил Ниссу граф и вновь предложил ей руку. – Идите сюда, мадам, давайте сядем здесь у огня и продолжим нашу беседу. Я начал замерзать, да и вы, наверное, тоже.

Нисса кивнула. Ее пальчики скользнули в предложенную ей руку, которая тут же твердо сомкнулась вокруг ее запястья. Подведя девушку к камину, граф опустился в большое, обитое тканью кресло и, одним движением заключив Ниссу в объятия, усадил ее к себе на колени. Испуганная Нисса попыталась было вскочить и вырваться.

– Нет, мадам, – удержал ее граф, – я хочу рассказать вам историю, но буду рассказывать ее на свой лад и хочу, чтобы вы сидели здесь, у меня на руках, пока я буду говорить. Так что прекратите свои попытки вырваться, иначе, – мягко пригрозил он, – я прибегну к строгим мерам.

– К каким именно? – спросила Нисса.

– Нашлепаю вас, – последовал спокойный ответ.

Нисса задохнулась от возмущения.

– Не посмеете!

– Лучше не доводите меня до этого, мадам, – предупредил он.

– Вы просто чудовище! – ответила она, но присмирела и уже не пыталась освободиться. – Нашлепать меня, подумать только! Я не ребенок!

Вариан де Винтер с трудом удержался от улыбки. «О нет, ты не ребенок, Нисса. Ты самая обворожительная женщина, которую я когда-либо держал в объятиях, и я жажду обладать тобой», – подумал он.

– Итак, сэр? – Ее голос вернул его к действительности.

– Моя история, – начал он, слегка покраснев, как будто она могла прочитать его мысли, – моя история очень проста. Когда моему дяде Генри Говарду исполнилось пятнадцать лет, у него появилась прелестная любовница. Она не была у него первой, прошу заметить. Я сам однажды поймал его в кустах с молочницей, когда ему было лет двенадцать. Но эта девушка забеременела. Когда ее семья заметила это, они попытались выяснить, кто же отец ребенка. Но девушка сказала, что ее любовник принадлежит к герцогскому роду. Она тайком встретилась с Генри и умоляла его о помощи, но он испугался гнева отца и прогнал девушку. Отчаявшись, бедняжка покончила с собой. Возмущенная семья явилась к герцогу требовать справедливости, и тогда я взял вину на себя. Я не хотел обременять душу мальчика такой ношей. Ведь он был еще совсем юнец.

– Не такой уж он младенец, – колко заметила Нисса.

– Конечно, я должен был предоставить Генри самому расплачиваться за свои грехи, – продолжал Вариан де Винтер. – Мне тогда и в голову не приходило, что последствия этого скандала отразятся на мне через много лет.

Нисса сама не знала, поверила ему или нет. Неужели в наши дни еще встречаются такие благородные мужчины? Нет, скорее всего он просто придумал эту историю, чтобы завоевать ее симпатию. Или она боится поверить ему?

– Как же ваш дед допустил, чтобы вы приняли на себя вину его сына? – задала вопрос Нисса. – Это очень некрасиво с его стороны. Ваш дядя был еще мальчиком. Ему наверняка все простили бы, а вам, взрослому мужчине, не могли простить. Ведь то, что вы приписали себе, мог совершить только истинный негодяй. Меня нисколько не удивляет, что после этого ни одна порядочная семья не позволяла дочерям поддерживать с вами знакомство.

– Моего деда, – тихо сказал граф Марч, – интересует только его семья и ее процветание. Он уверен, что все, что он делает, идет ей на благо. При всех его недостатках, это истинный англичанин.

– А кто эта другая женщина? – вдруг спросила она, резко переменив тему. – Кого герцог хочет сделать королевой? Кто та женщина, ради которой я принесена в жертву?

– Моя кузина Кэт, – ответил Вариан де Винтер.

– Ох, бедная Кэт! – искренне вздохнула Нисса, и глаза ее наполнились слезами.

Ласковым движением он откинул прядь темных волос с ее лица.

– Конечно, бедная маленькая глупышка. Но очень ли вы удивитесь, если я скажу, что она сама хочет этого? А она хочет.

Нисса покачала головой. Его заботливое прикосновение удивило ее.

– Нет, – сказала она, – меня это не удивляет. У нее тоже честолюбие Говардов. Хотя, может быть, она сумеет сделать короля счастливым.

– Ты все еще сердишься на меня? – прошептал граф.

Нисса повернулась, чтобы увидеть его лицо, и вдруг смутилась оттого, что его губы оказались так близко.

– Не уверена, что еще сержусь на вас, милорд, – честно созналась она. – Думаю, мы оба стали жертвами честолюбия Говардов. Когда закончится моя служба у королевы Анны, мы сможем уехать и покончить с этим. Пусть ваша мать и Говард, но вы, милорд, – де Винтер. Настало время вам радеть об интересах де Винтеров, а не Говардов.

Вот чего ему недоставало всю жизнь! Женщины, не просто женщины, а такой, которая превыше всего ставила бы его интересы, интересы его семьи. Он никогда не задумывался на эту тему до того, как она так спокойно и строго заговорила с ним об этом. Всю жизнь ради деда он старался быть Говардом, но ведь он не Говард. Он Вариан де Винтер, пятый граф Марч.

Улыбаясь, он сказал:

– Мой дед соединил нас ради своей выгоды, Нисса, но тем самым он сделал мне величайшее добро, даже не подозревая об этом. – Взгляд его темно-зеленых глаз вдруг стал таким теплым.

– Какое же добро сделал вам герцог? – спросила Нисса, беспокойно зашевелившись в его объятиях. Она не могла отвести от него взгляд.

Страницы книги >> Предыдущая | 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 | Следующая

Правообладателям!

Это произведение, предположительно, находится в статусе 'public domain'. Если это не так и размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.


  • 2 Оценок: 4
Популярные книги за неделю

Рекомендации