» » » онлайн чтение - страница 22

Текст книги "Вспомни меня, любовь"

Правообладателям!

Это произведение, предположительно, находится в статусе 'public domain'. Если это не так и размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

  • Текст добавлен: 3 октября 2013, 19:01


Автор книги: Бертрис Смолл


Жанр: Зарубежные любовные романы, Любовные романы


Возрастные ограничения: +16

сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 22 (всего у книги 29 страниц)

Шрифт:
- 100% +

Он погладил ее по волосам. Они были мягкими, шелковистыми и чудно пахли. До Ниссы он не любил ни одной женщины и знал, что никогда не полюбит никого, кроме нее.

– Мы ничем не можем помочь им, – прошептал он.

В его голосе сквозила такая печаль, что Нисса испуганно подняла голову:

– Что с тобой, Вариан?

– Ты жалеешь короля и Кэт, а я думаю про своего деда. Можно только догадываться, как сложилась бы его жизнь, не будь он столь жаден до власти. Почему ему всегда было мало его земель, богатств, семьи? У него множество должностей и обязанностей, но он всегда готов добиваться новых. Чего ему не хватает для счастья?

– Он великий человек, – неохотно признала Нисса, – а великие люди совсем не такие, как ты и я, мой любимый. – Она поцеловала мужа.

От прикосновения ее губ у него закружилась голова. Обняв, Вариан привлек Ниссу к себе.

– Обожаю тебя, – шептал он ей на ухо.

Поглядев на него снизу вверх, она дразняще улыбнулась:

– Ты хочешь меня. – Она провела рукой по его щеке.

– Да, это так, – признал Вариан, улыбаясь в ответ. – Надеюсь, мы окажемся достаточно разумными и воспользуемся этой передышкой, любовь моя.

Рука мужа легла на грудь Ниссы, и тотчас же сосок начал твердеть под его пальцами.

– Какая пылкая и нетерпеливая девочка! – ласково усмехнулся Вариан, поглаживая упругий холмик.

Наклонившись, он прильнул губами к ее коже, чуть-чуть солоноватой на вкус, но для него бесконечно сладостной. Повернувшись, Нисса всем телом прижалась к мужу. Его губы сомкнулись вокруг упругого соска. Нисса глубоко вздохнула. Вариан слегка покусывал нежный бугорок. Потом его губы переместились повыше, к шее. Жгучие поцелуи заставили ее обезуметь от желания.

– О-о, мой дорогой, – прошептала Нисса. – Как я люблю тебя! Я уже не представляю жизни без тебя, без того, чтобы быть твоей женой и возлюбленной!

Вариан почти стыдился своей страстной, неутолимой тяги к ней, но и ее стремление к нему было ничуть не меньше. Нисса застонала, едва он вошел в нее, содрогаясь от невероятного блаженства, которое ей давал Вариан. Не может быть ничего сильнее этого! Ниссе казалось, что еще немного, и она лишится чувств, не выдержав этого головокружительного экстаза.

А потом она лежала, умиротворенная, в его объятиях, зная, что и он испытывает то же, что и она. Чуть позже их снова с неудержимой силой повлечет друг к другу, только во второй раз они будут предаваться любви гораздо дольше. Так это всегда у них бывает: вначале неудержимая, исступленная жажда, а затем долгая, томительная сладость. Каждый раз, когда они соединялись, Нисса думала: а не зачали ли они сегодня новую жизнь?

Она стремилась иметь много детей и знала – Вариан хочет того же.

Тилли разбудила их еще до рассвета, однако из-за стен палатки уже доносился шум. Слуги помогли Ниссе и Вариану потеплее одеться: за ночь погода изменилась к худшему. Тоби принес завтрак: горячие лепешки, ветчина, сыр, свежий хлеб. Зная, что следующая трапеза будет не скоро, они съели все до последней крошки.

– Я приготовил для вас, милорд, каравай хлеба, сыр и яблоки, – сказал Тоби, – и уложил в вашу седельную сумку. В вашей сумке тоже есть пакет с едой, миледи. Королевские конюхи говорят, что королю не терпится очутиться дома. Теперь он поскачет без остановок.

– Надеюсь, вы захватили что-нибудь и для себя, – кивнул граф. – Эта поездка была нелегкой для всех нас.

– Когда же мы вернемся домой, миледи? – осмелилась спросить Тилли.

– Мы надеемся получить разрешение короля расстаться с ним в Эмфилле, – ответила Нисса. – Он обещал отпустить нас до Рождества. Мы тоже очень хотим поскорее вернуться в Винтерхейвен, Тилли.

Лето давно кончилось, миновали и последние теплые деньки, которые они захватили в Гулле. Наступил октябрь. Было холодно, низко над землей нависли тяжелые серые тучи. Моросил дождь. Унылый пейзаж лишь изредка оживлялся группой стоящих в осеннем наряде деревьев. Ни о какой охоте уже не было и речи. Всем хотелось поскорее вернуться домой и за каменными стенами укрыться от пронизывающего ветра.

От холода и сырости у короля опять начала болеть нога. Угрюмый, терзаемый болью, он упорно скакал под дождем впереди всех на одном из тех громадных коней, что подарила ему принцесса Анна. Никто, кроме королевы и любимого шута Уилла Саммерса, не осмеливался приблизиться к нему. Граф Марч потерял надежду, что они смогут осуществить свой план – они не имели права уехать без разрешения короля.

– Придется подождать, пока доберемся до Виндзора, – сказал он жене. – Сейчас неподходящий момент, чтобы обращаться к нему.

Нисса расстроилась, но ей ничего не оставалось делать, кроме как запастись терпением.

Во время одной из остановок королева с воодушевлением поделилась своими планами на Рождество:

– Мы будем праздновать Рождество в Хэмптон-Корте. Я так люблю Хэмптон-Корт! – сообщила она своим дамам. – Нисса, пойдем поиграем в карты. Я хочу отыграть свой последний проигрыш. – Она хихикнула. – Генрих говорит, что я не могу успокоиться, пока не выиграю хотя бы один раз.

«Мне надо было что-нибудь сказать, когда она упомянула Хэмптон-Корт и рождественские праздники», – подумала Нисса, но потом решила, что если она сейчас заговорит об их немедленном отъезде, королева воспротивится и тогда уже нельзя будет обратиться к королю. Лучше не раздражать ее лишний раз. «Я должна быть очень терпеливой», – уговаривала себя Нисса. Она тщательно обдумывала каждый ход, дав Кэтрин возможность не только вернуть свой проигрыш, но и выиграть кое-что сверх того.

– Вам следует научиться столь же искусно играть в другие игры, леди де Винтер, – обронила леди Рочфорд, провожая Ниссу к выходу из павильона.

Нисса внимательно посмотрела на эту даму. Ее темные глаза оставались непроницаемыми, лицо ничего не выражало.

– Я не понимаю, на что вы намекаете, мадам, – сказала Нисса. – Вы говорите загадками, а я плохо умею отгадывать.

Укутавшись в плащ, она прошла мимо леди Рочфорд и вышла в темноту. Поскольку на всех стоянках лагерь разбивали по одному и тому же плану, Нисса хорошо знала дорогу и не нуждалась в провожатых. Факелы, горевшие у входа в каждую палатку, в достаточной мере освещали ее путь. Быстро идя по тропинке, Нисса вдруг услышала позади себя шаги. Она оглянулась, но в тот же миг рядом с ней выросли две закутанные в плащи фигуры, подхватили ее под руки, заставили свернуть с тропинки и потащили куда-то в темноту за палатками.

– Не вздумайте кричать, мадам, иначе я тут же перережу вам горло, – предупредил мужской голос.

Кричать? Если бы она могла! От ужаса у Ниссы сдавило горло. Кто эти люди и чего они хотят? На ней совсем немного драгоценностей. До чего же дерзки эти разбойники, если решились напасть на нее в самом центре королевского лагеря!

В эту ночь лагерь разместился возле старого полуразрушенного монастыря. Похитители Ниссы втащили ее в укромное местечко под стеной. Показавшаяся на мгновение луна осветила их лица, и Нисса узнала Тома Калпепера и Цинрика Во. При этом открытии ее страх почти улетучился, и она смогла перевести дыхание.

Вырвавшись из их рук, она прошипела:

– Что означает ваше поведение, господа? Как вы посмели напасть на меня и напугать до полусмерти?!

Повернувшись, Нисса сделала шаг по направлению к лагерю, но сильные пальцы сомкнулись вокруг ее руки и грубо потащили назад.

– Нет, мадам, вначале мы с вами должны кое о чем договориться! – рыкнул прямо в лицо Ниссе Калпепер. – Вы вмешались в дело, которое вас совершенно не касается. Вы смутили и очень огорчили одну даму, нашу общую знакомую. Вы должны прекратить такие выходки! Я сам прослежу за этим. – Его рот растянулся в улыбке, но глаза оставались холодными.

– Это вы впутались кое во что, что может стоить вам жизни! – отрезала Нисса. – Если бы вы действительно беспокоились об этой даме, то не позволили бы себе этого! Однако, боюсь, вы всего лишь самовлюбленный негодяй, Том Калпепер! Неужели вы чувствуете себя в безопасности? Леди Рочфорд, бездумно поощряющая вас обоих, владеет вашей тайной. С каждым днем растет опасность, с каждым днем становится все вероятнее, что король узнает о вашем преступлении!

– Ты не скажешь ему! – взревел Калпепер.

– Я? Да вы с ума сошли! Я никогда не предам Кэт, к тому же я не так глупа, чтобы разрушать любовную идиллию короля. О нет, я не скажу ему! Это все, чего вы от меня добивались? Вы думали, что я сообщу ему о вашей вероломной измене? – Нисса издевательски засмеялась. – Вы просто дурак, господин Калпепер!

– Я не верю вам, – угрюмо проворчал Том. – Если бы король не женился на Кэт, то, вполне возможно, его женой стали бы вы. Кэт рассказывала мне, что это ее дядя, герцог Томас, устроил вашу скоропалительную свадьбу с его внуком, потому что боялся, как бы король не предпочел вас Кэт. А теперь, если вы донесете на мою милую, король опять вернется к вам.

Нисса покачала головой. Именно этого она и опасалась.

– Выслушайте меня, Том Калпепер, и постарайтесь понять. Я никогда не хотела стать женой короля. Никогда! Меня принудили к замужеству, но я полюбила Вариана де Винтера, и я люблю детей, которых ему родила. Может быть, я уже вновь от него беременна, – солгала она. – Но я считаю поведение Кэт порочным и бесчестным, так же как и ваше. Однако я не стану разоблачать вас, потому что моя семья в этом случае тоже может пострадать. Ради нее я иду на эту сделку со своей совестью, тем более что о вашей совести, похоже, нет и речи. А теперь дайте мне уйти! Мой муж будет беспокоиться, почему меня так долго нет, а вы вряд ли хотите, чтобы он начал меня искать.

– Может быть, вы говорите искренне, – задумчиво произнес Калпепер, – а может, и нет. Возможно, вы придумали все это только для того, чтобы я отпустил вас, Нисса де Винтер. Я отпущу вас, но вначале преподам вам небольшой урок, чтобы вы имели представление о том, что вас ждет, если вы предадите мою возлюбленную и меня.

Быстро зайдя ей за спину, он схватил ее за руки и взвалил Ниссу себе на спину. Ее ноги не доставали до земли, она лишилась возможности двигаться.

– Она в твоем распоряжении, Циник, – усмехнулся он. – Вы ведь знаете, мадам, что Циник без ума от ваших прелестей?

– Я буду кричать, – предупредила Нисса.

– Попробуйте только, и мы заявим, что это вы пытались нас соблазнить, – откликнулся Калпепер. – Заткни ей рот, Циник, только не перестарайся.

Цинрик Во шагнул вперед и в одно мгновение завязал рот Ниссе шелковым платком. Он не причинил ей боли, но в его глазах была жестокость. Бережно и умело он расстегнул и отложил в сторону ее плащ, потом занялся застежкой платья и распахнул лиф, стянув сорочку, обнажил ее грудь. Руки Циника мяли и терзали нежное трепещущее тело Ниссы. Она попыталась сопротивляться, однако Том Калпепер надежно удерживал ее. Нисса пробовала звать на помощь, но платок заглушал крики. Ее мучитель, издевательски улыбнувшись, наклонился и с силой втянул в себя сосок, в то время как его пальцы сжимали другой. Когда эта забава наскучила ему, он с силой впился в ее грудь зубами. По лицу Ниссы потекли слезы, она почти обезумела от боли, страха и ярости. Тщетно пыталась она вырваться из рук этих диких зверей. Циник больно укусил второй сосок, и тело Ниссы изогнулось дугой.

Подняв голову, он заглянул ей в лицо. Его глаза сверкали похотью.

– Позволь мне взять ее, Том? – прохрипел Циник. – Я помню, что обещал тебе подождать, но позволь мне взять ее здесь и сейчас! Господи, она так и воспламеняет меня!

– Не смей, ты, глупец! – рассердился Том Калпепер. – Кэт не простит мне, если ты ее изнасилуешь.

– Тогда еще чуть-чуть, и можешь отпускать ее, – смирился Циник.

Одной рукой задрав юбки Ниссы, другой он сдернул с нее, разорвав в клочья, шелковое белье. Плюхнувшись на колени, он нетерпеливо потянулся к ней, высунув язык. Его алчные пальцы уже шарили у нее между ног.

Нисса не знала, как ей это удалось, но она не могла допустить этого последнего надругательства над собой. Поджав ноги, она повисла на спине у Калпепера и, когда тот стал выпрямляться, чтобы поставить ее на землю, с силой выбросила вперед одно колено. Звук, раздавшийся, когда ее нога пришла в соприкосновение с подбородком Цинрика Во, очень обнадежил Ниссу. Замычав, Циник повалился на землю у ее ног. Услышав непонятный шум, Калпепер выпустил Ниссу и повернулся посмотреть, что происходит. Судорожным движением одернув юбку, Нисса сорвала с лица платок и вдохнула свежий воздух.

Калпепер склонился над своим поверженным другом. Похоже, что Циник был без сознания.

– Что ты сделала с ним, сука? – прошептал Том.

Нисса не снизошла до объяснений, отчеканив вместо этого:

– Если вы еще хоть раз осмелитесь приблизиться ко мне, Том Калпепер, вы или это мерзкое животное, которое валяется тут в грязи, то я обо всем расскажу своему мужу. Нет, – продолжала она, отвечая на его невысказанный вопрос, – пока что я не стану огорчать его. Он придет в ярость и непременно убьет вас. А как же мы сможем это объяснить, не выдав при этом тайну Кэт? Я даже не стану говорить Кэт, потому что она вообразила себя влюбленной в вас и не поверит мне. Но берегитесь! Держитесь подальше от меня, иначе пожалеете!

– У вас есть дети, мадам. Подумайте о них, прежде чем решитесь на какие-нибудь необдуманные поступки! – в свою очередь, пригрозил Калпепер.

– Попробуй только тронуть моих детей, – огрызнулась Нисса, испепеляя его ненавидящим взглядом, – и я убью тебя собственными руками! Если ты так боишься меня, то позаботься, чтобы Кэт не препятствовала нашему отъезду домой!

Не дожидаясь ответа, она ушла, предоставив ему возможность заняться своим поверженным приятелем.

Нисса торопливо шагала в сторону освещенного факелами лагеря. Дрожащими пальцами она поспешно застегивала платье. А плащ? О Господи! Она оставила его там, но нет, она не станет возвращаться. Только Тилли узнает об этой пропаже. К тому же когда Тилли станет раздевать ее, то неминуемо увидит разорванное белье. Значит, придется объяснить ей, в чем дело, и предупредить ее насчет Тома Калпепера и Цинрика Во на случай, если в следующий раз те попытаются добраться до Ниссы через слуг. Святые угодники! Да имеет ли Кэт хоть малейшее понятие о том, что представляет собой Калпепер? Вряд ли. Все, что Кэт способна разглядеть, – это очаровательного молодого любовника с детскими голубыми глазами.


Упорно продвигаясь на юг, двадцать шестого октября путешественники достигли Виндзора.

Строительство Виндзорского замка было начато на развалинах древнего саксонского кургана еще при Вильгельме Завоевателе. Первоначально он был призван служить сторожевой крепостью в долине Темзы. С течением времени английские короли все чаще избирали Виндзор своей резиденцией благодаря красивым окрестностям и прекрасной охоте. При Генрихе II деревянные укрепления заменили на каменные. Генрих III закончил строительство каменных стен и пристроил к ним башни. Эдуард III превратил замок из крепости в величественное сооружение. Именно здесь был утвержден орден Подвязки, воплощающий идеалы рыцарей Круглого стола.

Построенная одновременно с замком древняя церковь была разрушена во времена Эдуарда IV. Он начал строительство новой на ее месте, но закончена она была лишь при Генрихе VII, и только его сын Генрих VIII пристроил к ней хоры. Там, в Виндзорском соборе, покоился прах возлюбленной жены короля Джейн Сеймур. Когда-нибудь и Генрих намеревался заснуть рядом с ней вечным сном. Король с детства любил Виндзор. Много воды утекло с тех пор, когда красивый юный принц приезжал сюда, чтобы совершенствоваться во всех видах физических упражнений.

Здесь, в Виндзоре, невзирая на все тяготы долгого путешествия, король вновь почувствовал себя молодым. Многие придворные с изумлением взирали, как вносят в замок огромную, не менее одиннадцати квадратных футов, кровать короля. Однако Генрих был уже не в состоянии самостоятельно взбираться по лестнице, и ему приходилось пользоваться специальными тросами.

На второй вечер пребывания в Виндзоре во время ужина графу Марчу удалось наконец изложить королю просьбу об отъезде.

Король, размякший и расчувствовавшийся от хорошего вина, ответил:

– Я помню, что обещал Ниссе отпустить вас до Рождества, но прошу вас, милорд, останьтесь с нами до Двенадцатой ночи. Ваша жена, как и ее матушка, любит проводить Рождество в своем обожаемом Риверс-Эдже, но, как мне кажется, если я разрешу вам уехать, вы уже никогда не вернетесь ко двору. Нисса – такая же деревенская мышка, какой была Блейз. Похоже, что и вы, Вариан де Винтер, тоже деревенский домосед. Я заметил это во время нашей поездки. Вы гораздо больше интересовались овцами и коровами, мимо которых мы проезжали, чем дичью, на которую мы охотились, – ухмыльнулся Генрих. – Я не стану настаивать, чтобы вы когда-нибудь вернулись, однако прошу вас остаться до Двенадцатой ночи. – Повернувшись к жене, король уточнил: – Тебя ведь устроит это, моя прелесть?

– Да, милорд, – охотно согласилась королева. – Пожалуйста, останьтесь, кузен, и уговорите Ниссу не дуться на меня – просто я хочу побыть с ней как можно дольше. – Кэтрин Говард радостно улыбалась Вариану, и он начал догадываться, как ей удается так легко вертеть королем. Она была прелестной, обаятельной и казалась такой любящей и преданной женой.

– Остается только молить Бога, чтобы ее не поймали до нашего отъезда, – вздохнула Нисса, узнав о беседе мужа с монаршей четой.

Она понимала – бессмысленно доказывать Вариану, что король нарушил данное ей слово. Ясно одно: Кэт ничего не знает о нападении ее любовника на Ниссу. Если бы королеве было об этом известно, она не стала бы удерживать Ниссу при дворе. Калпепер и Цинрик Во, насколько это было возможно, после той ночи старались держаться подальше от графини Марч.

Несколько дней король и его свита охотились в Новом лесу. Генрих опять оказался в своей стихии. Больше всего на свете он любил, сидя в седле, гнаться за оленем. Каждую ночь в пиршественном зале царило веселье: король и придворные ели, пили, танцевали. Из Ричмонда приехала леди Анна. Хотя ей очень хотелось сопровождать короля в поездке по стране, она предпочла остаться дома, дабы не раздражать королеву, которой, конечно, хотелось одной находиться в центре внимания.

Принцесса Анна с радостью приветствовала Ниссу, бросившись обнимать ее:

– Конечно, это было чудесное путешествие? Ах, как я вам завидую!

– Я бы с удовольствием оставалась дома, в Винтерхейвене, а вы приехали бы навестить меня, дорогая мадам, – сказала Нисса своей бывшей госпоже. – Как я скучаю по своим детям! Когда мы уезжали, у них было всего по два зуба снизу и вот-вот должны были вылезти верхние. Король не позволил нам уехать до конца рождественских праздников. Опять я пропущу Рождество в Риверс-Эдже. И это третий год подряд! – Она огорченно вздохнула.

– Когда-нибудь вы должны уговорить вашу маму пригласить меня в Риверс-Эдж на Рождество, – предложила Анна. – Так интересно самой увидеть этот чудесный праздник, о котором вы рассказываете с таким воодушевлением. Но в этом году нам придется удовлетвориться Рождеством в Хэмптон-Корте. В прошлом году никто толком не понимал, что делать со мной. Я рада, что в этом году мы будем вместе.

От Виндзора до Хэмптон-Корта они должны были добираться по реке на барках. После четырехмесячного путешествия все уже по горло были сыты верховой ездой. Места на барках распределили заранее, и, к удивлению Ниссы, им предстояло плыть вместе с герцогом Норфолком.

Когда граф и графиня Марч вступили на борт барки герцога, хозяин отвесил Ниссе вежливый поклон и даже, к ее изумлению, улыбнулся:

– Я знаю, вы не симпатизируете мне, мадам, но мне хотелось повидаться с внуком, и я не мог упустить такого случая. Кстати, Хэмптон-Корт будет настолько переполнен гостями, что вам и там придется воспользоваться моим гостеприимством.

– После трех месяцев, проведенных в дороге, милорд, я готова воспользоваться гостеприимством самого дьявола, – ответила Нисса, хотя прекрасно понимала, что на самом деле герцог очень выручает их. Если бы не его приглашение, им пришлось бы делить помещение с другой супружеской парой или вообще разойтись по мужским и женским спальням.

– А может быть, мадам, я и есть дьявол? – усмехнулся герцог.

– Может быть, милорд! – дерзко согласилась Нисса.

Герцог снова засмеялся, и его длинное лицо на мгновение стало молодым и беззаботным. «Если бы он только знал то, что знаем мы», – думала Нисса, пока он разговаривал с ее мужем. Уютно устроившись на обитой бархатом скамейке, она любовалась рекой. Было первое ноября. День стоял пасмурный и холодный. Всем слугам, в том числе и Тилли, предстояло добираться до Хэмптон-Корта по суше вместе с багажными повозками.

Нисса разгладила воображаемую складку на своем песочно-оранжевом бархатном платье. Пришлось с утра нарядиться в парадное платье, поскольку король объявил, что, как только они прибудут в Хэмптон-Корт, состоится благодарственный молебен, на котором должен присутствовать весь двор. Служба будет проведена, во-первых, в честь их благополучного возвращения и, во-вторых, в честь его чудесной супруги. Накануне, когда король делал это объявление, Кэт горделиво сияла, сидя бок о бок с ним. Однако Нисса знала, что это вовсе не означает, будто королева образумилась. Нет, ее роман продолжался, и леди Рочфорд вечно крутилась неподалеку, время от времени нашептывая на ушко своей госпоже слова, которых никто, кроме нее, не мог слышать, но от которых вспыхивали прелестные щечки Кэт.

Том Калпепер, как казалось Ниссе, с каждым днем становился все высокомернее. Уже дважды у него случались стычки с секретарем королевы Фрэнсисом Дерехэмом, субъектом весьма скверного нрава. К счастью, король не видел этого, ибо рукоприкладство в его присутствии считалось серьезным проступком. Чем выше поднималась звезда Калпепера, тем более открыто и злобно ревновал Дерехэм. Уже многие придворные дамы отмечали, что Дерехэм обращается с Кэтрин Говард куда более непринужденно, чем ему следовало бы обращаться с королевой. Ниссе стало ясно, что Кэт всерьез увлеклась Томом Калпепером. Ее все больше беспокоило, как бы кто-нибудь еще не догадался об этом.

Графиня Марч перевела взгляд на идущую впереди барку – судно короля. Сегодня утром Генрих и Кэтрин всходили на нее, улыбаясь и воркуя, как два голубка.

Барка была достаточно близко, и Нисса смогла увидеть короля и королеву. Они не позаботились о том, чтобы опустить шторы в каюте и скрыться от посторонних глаз. Нисса разглядела улыбающееся лицо Кэтрин, сидящей на коленях у короля, и ее щеки вспыхнули: неужели они занимаются любовью? Вспомнив слова королевы и заметив похотливое выражение на лице Генриха Тюдора, Нисса уже не сомневалась в этом. Воистину у Кэтрин Говард нет ни стыда, ни совести. Она искренне убеждена, что, пока она может одновременно ублажать короля и сохранять свою тайну, – все в полном порядке. Резко отвернувшись, Нисса печально вздохнула. Пройдут еще долгих два месяца, прежде чем им можно будет уехать. Остается молить Бога, чтобы зима не была суровой и они могли без помех добраться до Винтерхейвена.

Вдоль берегов реки стояли люди, приветствуя короля и его двор. «Каким величественным и чарующим, должно быть, кажется им это зрелище», – думала Нисса. В каком восторге была она сама, когда впервые приехала в Лондон. Но, увы, знакомство с темными сторонами придворной жизни развеяло все ее иллюзии.

Страницы книги >> Предыдущая | 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 | Следующая

Правообладателям!

Это произведение, предположительно, находится в статусе 'public domain'. Если это не так и размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.


  • 2 Оценок: 4
Популярные книги за неделю

Рекомендации