Электронная библиотека » Блейк Пирс » » онлайн чтение - страница 5


  • Текст добавлен: 27 марта 2018, 13:40


Автор книги: Блейк Пирс


Жанр: Политические детективы, Детективы


Возрастные ограничения: +16

сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 5 (всего у книги 13 страниц) [доступный отрывок для чтения: 5 страниц]

Шрифт:
- 100% +

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

И пусть день выдался загруженным, Макензи казалось, что она вошла в раж. Когда она вышла из библиотеки, всё словно бы встало на свои места. Дозвонившись до офиса шерифа, она с удивительной лёгкостью связалась с тем, с кем нужно для того, чтобы организовать встречу с недавно арестованным Квентином Нейлом.

Согласно правилам и нормам во время её разговора с Нейлом необходимо было присутствие третьего лица. В связи с этим встречу пришлось отложить до 17:30. Она отправила эту информацию Эллингтону, и он сразу же выехал в Ричмонд.

Вместо того чтобы бесцельно слоняться два часа, Макензи решила найти адреса людей из списка Батисте – тех, кто взял из библиотеки книги домой девятого июля – чем больше найдёт, тем лучше. В следующие два часа Макензи успела встретиться с тремя людьми из списка, и ни одна из встреч не принесла ничего нового или полезного. Однако одна женщина сказала, что слышала слухи о подозрительном библиотекаре, который, если им верить, домогался посетительниц среди книжных полок и шкафов.

Макензи приехала в тюрьму – правильнее сказать исправительное учреждение, – которое находилось за чертой города, на пятнадцать минут раньше. Там она встретилась с заместителем шерифа, который передал ей бумаги, необходимые Макензи для разговора с Нейлом. Она быстро заполнила бланки беглым почерком, словно это была лишь формальность.

«У меня есть список людей, которым может понадобиться защита, – сказала она, заполняя бумаги. – У меня есть основания полагать, что человек, который уже убил двух слепых, может охотиться и на них».

«Слепых? – спросил замшерифа. – Каким чудовищем нужно быть, чтобы пойти на такое? Вы же не думаете, что это сделал придурок Нейл?»

«Я не могу знать наверняка. Можете попросить кого-нибудь проверить адреса из списка? – попросила она, передавая адреса людей, которые дал Батисте. – Следующие пару дней считайте их потенциальными жертвами убийцы».

Замшерифа кивнул. Он выглядел обеспокоенным, думая, что, возможно, Квентин Нейл был более опасен, чем он изначально подумал; что тот мог быть убийцей.

«Это спорно, – подумала Макензи. – Скорее всего, Нейл был за решёткой на момент убийства Эллис Риджвей. Хотя, возможно, он может знать, кто убийца».

«Я бы ни за что на него не подумал, – сказал заместитель. – Вы же знаете, за что его посадили?»

«Непристойное обнажение?»

«Это мягко говоря. Его обвиняют в сексуальном нападении, непристойном обнажении и попытке изнасилования».

«Видимо, Сэм Батисте не знал всей правды, – подумала Макензи. – А подробнее?»

«Если говорить коротко… он напился и набросился на женщину на улице в оживлённой части города. Кто-то из прохожих видел, как он ударил женщину кулаком. Когда люди бросились, чтобы его остановить, он уже повалил её на землю и пытался забраться ей под юбку».

«Кто жертва?»

«Двадцатилетняя студентка. Изучает медицину в Университете Содружества Вирджинии».

Макензи задумалась и тут услышала позади знакомый голос.

«Начали без меня?» – спросил Эллингтон.

«Просто заполняю бумаги, – ответила она, надеясь, что смогла скрыть радость от его появления не только от самого Эллингтона, но и от присутствующего офицера полиции. – Ты слышал наш разговор?»

«Слышал. Похоже, этот парень – само очарование».

«Его также обвиняют в сексуальных домогательствах в отношении женщин-посетительниц библиотеки для слепых, из которой его уволили».

«Как низко он пал, – с отвращением заметил Эллингтон. – Хотя это неудивительно».

Макензи передала бумаги заместителю шерифа. Он взял их, не глядя, и провёл Макензи и Эллингтона в центральный вестибюль. Они зарегистрировались, он открыл двери, и они оказались в небольшом коридоре, из которого он указал на комнату для допросов, похожую на камеру.

«Дайте знать, если вам что-нибудь понадобится», – сказал зам.

Макензи и Эллингтон вошли в допросную.

Квентин Нейл сидел за обычным деревянным столом квадратной формы. Он посмотрел на них почти весело, словно смотрел интересную передачу по телевизору. Было видно, что он не ожидал, что в комнату войдёт кто-то вроде Макензи. Он не пялился на неё, но его взгляд задержался на ней немного дольше обычного.

«Это первое и последнее предупреждение, – сказал ему Эллингтон. – Мы знаем, за что вас посадили. Ещё раз посмотрите на неё подобным образом, и мне придётся долго объяснять начальству, зачем я избил никому не известного извращенца в тюрьме Вирджинии. Я ясно выражаюсь?»

«Да», – быстро ответил Нейл.

Слова Эллингтона вызвали у Макензи желание улыбнуться, но в то же время внутри она ощущала некий уничижительный дискомфорт от того, что Эллингтон за неё заступился.

«К счастью для вас, – сказала она, – наш визит никак не связан с вашими обвинениями. Нас интересуют слухи, витающие вокруг вашего увольнения из библиотеки для слепых. Надеюсь, вы понимаете, что ваша статья заставляет нас думать, что слухи верны».

Нейл выглядел очень смущённым и едва сдерживал слёзы. Ему вдруг стало очень сложно заставить себя смотреть в глаза Макензи и Эллингтону, поэтому он предпочёл изучать взглядом поцарапанную крышку стола.

«Считаю ваше молчание подтверждением наших догадок, – сказала Макензи. – Мистер Нейл, я задам вам несколько очень простых вопросов. Если вы будете отвечать честно, то наш разговор продлится совсем недолго. Первый вопрос… Вы работали в библиотеке девятого июля?»

Нейл задумался на мгновение, а потом покачал головой: «Нет. Меня не было в городе».

«Вы уверены?» – спросил Эллингтон.

«Да, – быстро ответил Нейл. – Две недели назад я был в отъезде. Был в Манассасе. Практически уверен, что это было как раз девятого числа».

«Как долго вы отсутствовали?»

«Один день».

«Вы как-то можете это подтвердить?» – спросила Макензи.

Нейл снова задумался, а потом утвердительно кивнул: «Можете спросить в библиотеке. Последние несколько месяцев я всегда работал по будням и пропустил только тот единственный день».

«Когда вы работали в библиотеке, вы общались с кем-либо из женщин, которых вы сексуально домогались?»

Нейл покачал головой: «Нет. Я решил, что это было рискованно. Мне казалось… Я не знаю. Мне это просто казалось глупым».

«А лапать слепых женщин – это, значит, нормально?» – со злостью подумала Макензи.

«Вы когда-нибудь слышали, чтобы они общались с другими библиотекарями или посетителями библиотеки?» – спросил Эллингтон.

«Несколько раз».

«Вы можете назвать имена?» – спросила Макензи.

Нейл вновь задумался: «Одну женщину, по-моему, звали Эшли. Я уверен, это она узнала меня, и из-за неё меня уволили».

«Вы знаете женщину по имени Эллис Риджвей?»

«Не думаю, – ответил он. – Повторюсь, я не знаю их по именам».

Внутри Макензи была напряжена. Отгул и поездка случились именно в тот день, о котором она спрашивала. Звучит слишком хорошо, чтобы быть правдой.

«Это он, – с волнением подумала она. – Это наш убийца».

Минуту она смотрела на него изучающе. Она уже несколько раз сталкивалась с подобными личностями – он отлично понимал, в каких мерзких вещах его обвиняют, но чувствовал себя беспомощным и побеждённым из-за невозможности избежать наказания. Ей вовсе не было его жаль, даже если он искренне раскаивался в содеянном… пусть и с опозданием.

«Думаю, мы закончили, – сказала Макензи. – Мы встретимся с вами вновь, если у нас возникнут дополнительные вопросы».

Она думала, что сейчас Нейл скажет что-то вроде «я совсем не такой», но он молчал. Макензи и Эллингтон повернулись к нему спиной и вышли.

Заместитель шерифа ожидал их у двери. Когда Эллингтон захлопнул дверь, тот посмотрел на часы. «Быстро вы, – сказал он. – Уже закончили?»

«Да, – сказала Макензи. – Ещё раз спасибо».

Когда они вышли на улицу, Макензи заметила, что Эллингтон над чем-то крепко задумался. «Думаешь, это он?» – спросил он.

«Думаю, это вполне вероятно, – ответила Макензи. – Нужно связаться с Сэмом Батисте из библиотеки, чтобы проверить рассказ Нейла о поездке. Всё выглядит подозрительно… слишком хорошо, чтобы быть правдой».

«Ну да… чистая и быстрая победа, на которую надеются Макграт и мой новый лучший друг Лэнгстон Риджвей».

Макензи достала телефон, чтобы позвонить Батисте. Она набирала его личный номер, а не звонила в библиотеку, потому что та закрылась в пять. Пока она это делала, радость и волнение чуть поутихли, уступив место логике. Слушая гудки, она думала о нескольких вещах:

«Если взять в расчёт время смерти Кеннета Эйбла и Эллис Риджвей при условии, что в библиотеке подтвердят его расписание, то он не наш убийца. Кроме того… он нападает на женщин. Зачем ему убивать Кеннета Эйбла? Если несколько дней назад его взяли за жестокое нападение, боюсь, что будут несовпадения и по датам».

«Алло», – сказал Батисте.

«Это агент Уайт, – сказала она. – Я понимаю, что вы уже ушли с работы, но, возможно, на домашнем компьютере у вас есть программа, чтобы получить доступ к рабочим графикам сотрудников библиотеки?»

«Есть такая программа на ноутбуке. Расписание на весь год. Что именно вас интересует?»

«Я только что говорила с Квентином Нейлом, и он утверждает, что отсутствовал на работе девятого июля. Вы можете это подтвердить?»

«Могу. Дайте мне минуту…»

Макензи слушала шум на другом конце линии, когда Батисте положил телефон, передвинул его, а потом снова положил. Она слышала, как он стучит по клавиатуре, а потом, меньше чем через минуту, в ухе снова раздался его голос.

«Он говорит правду, – сказал Батисте. – Сейчас, глядя на табель, я тоже вспомнил. Девятого он отпросился, чтобы навестить брата или сестру, по-моему, в северной Вирджинии. Простите, что сразу вам об этом не сообщил».

Макензи повесила трубку и вздохнула: «Итак. Получается… Квентина Нейла не было на работе в день, когда там одновременно были Кеннет Эйбл и Эллис Риджвей. Это не снимает с него подозрений в убийстве, но…»

«Очень даже снимает, – сказал Эллингтон, – если учитывать ещё и это». Он показал Макензи электронную копию отчёта об аресте Нейла, которую он сейчас открыл на телефоне. Нейла арестовали в воскресенье вечером, и с тех пор он находился под арестом. Арест произошёл за два дня до убийства Эллис Риджвей.

«Вот чёрт», – сказала Макензи.

Вот так запросто они лишились многообещающей зацепки. Ещё десять минут назад она была уверена, что смотрит в лицо убийце, а сейчас у Макензи вновь ничего не было.

И вот совсем неожиданно занятой день подошёл к концу. И оказалось, что это был день, наполненный лишь разговорами, которые ни к чему не привели, и осознанием того, что убийца до сих пор был на свободе.

ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

Ему думалось, что в такой вечер, как сегодня, жара властвует над пригородом, как невидимый великан, который топчет всё на своём пути. Его тихие шаги по мостовой оглушали. Сейчас даже древесные лягушки и кузнечики невероятно громко распевали свои песни, словно очень мощный громкоговоритель передавал странный механический звук.

Он шёл вдоль домов, стараясь не попадать под свет уличных фонарей. Примерно полчаса назад закат уступил место ночи, погрузив городские улочки в неземную тишину.

Хотя он был здесь именно из-за этой тишины, вернее, не собственно из-за неё, а из-за того, что она с собой несла.

Дойдя до конца улицы, он увидел идущего навстречу мужчину. Его сопровождала тень, нечётко нарисованная светом фонарей. В руках у него была трость, и казалось, он смотрит куда-то влево от себя, где не было ничего, кроме темноты и пустой двухполосной дороги, бегущей по жалкому городишке.

Он хорошо знал этого мужчину. Он говорил с ним несколько дней назад, пока читал ему книгу, сидя на скамейке в парке меньше чем в полумиле от того места, где он сейчас стоял. Мужчину звали Уэйн Невинс, и он был слеп с рождения все пятьдесят лет своей жизни.

Он остановился, зная, что очень скоро Уэйн узнает, что он здесь – услышит его или, может, почувствует его запах. Он знал, что, волнуясь, люди источали определённый запах, и слепые иногда могли его учуять.

«Жуть какая, – подумал он. – Они как монстры… живут в кромешной тьме, но могут так использовать другие органы чувств, как нам, обычным людям, никогда не понять».

Решив, что смог обуздать своё волнение, он двинулся дальше. Между ними было примерно пятнадцать метров, включая то пространство, где два угла улицы соединялись, образуя перекрёсток. И именно тогда, когда он начал приближаться к перекрёстку, мир вокруг стал расплываться.

Он нервно сглотнул и опёрся о стену здание слева от себя. Время от времени зрение играло с ним эту злую шутку – мир вдруг мутнел, и всё плыло перед глазами. Иногда он вовсе переставал видеть, погружаясь во тьму минут на десять. Это состояние часто сопровождалось несильной головной болью, но сейчас он ничего подобного не чувствовал.

В такие моменты он вспоминал кухню в родительском доме. Он вспоминал потрескавшийся отстающий линолеум, пахнущую плесенью раковину и огромную по размерам мать, стоящую над ним, что-то крича.

За этим обычно следовало воспоминание о боли, но обычно ему удавалось его подавить.

Если он хотел, чтобы сегодня у него всё получилось, нужно было выкинуть эти воспоминания из головы. Если он хотел, чтобы мгла отступила, ему нужно было оставить эти воспоминания позади…

И вдруг всё прошло. Исчез старый линолеум, и перед глазами была лишь тёмная улица.

Он сфокусировал взгляд на Уэйне Невинсе и его тёмной фигуре, неясно вырисовывающейся впереди. Он не мог позволить себе потерять его из вида или, что ещё хуже, спугнуть его. Он часто заморгал, будто пытаясь вернуть зрение одним усилием воли. Она наделся, что скоро всё пройдёт, как это обычно бывало. Если слепота будет длиться дольше тридцати секунд, он упустит Уэйна Невинса, а с ним и свой шанс.

Борясь с угасающим зрением, он видел привычные для этого горестного момента образы: зловеще ухмыляющееся лицо матери перед тем, как дать волю слезам; кровь в раковине; обнажённое бедро своей первой девушки и иллюзорный и почти таинственный бугорок, в который оно переходило.

Воспоминания накрыли его волной, и он тонул в их водовороте. Внутри всё сжалось в комок, словно он только что сошёл с американских горок, и ему казалось, что его вот-вот стошнит. Он задержал дыхание, пытаясь справиться с приступом. Он понимал, что от частого моргания ничего не изменится, но продолжал моргать. Так ему казалось, что он хотя бы пытается всё остановить, что он контролирует ситуацию.

Несмотря на кадры воспоминаний, мелькающие перед мысленным взором, он продолжал видеть приближающегося Уэйна Невинса. На долю секунды перекошенная фигура, темная улица, свет от фонарей и нечёткое зрение превратили Уэйна в фигуру с постера «Изгоняющего дьявола».

Это странное и неожиданное сравнение прекратило поток воспоминаний. Они больше не накрывали его волной, а растаяли за мгновение. Они исчезли, и зрение сразу вернулось.

Сердце стучало о рёбра. Во рту пересохло. Он даже забыл, зачем сюда пришёл.

Он оглядел улицу. Машин не было – их никогда здесь не было после девяти часов вечера. Этот городок не отличался от остальных забытых Богом мест, затерянных в лесах Вирджинии. После восьми часов жизнь замирала, а те, кто выходил из дома в такое время – в основном подростки, ищущие способы провести время и потратить деньги, – отправлялись в соседние городки, которые могли предложить больше в плане развлечений и рисковых приключений.

Опасливо, но уверенно он двинулся вперёд.

Уэйн Невинс замедлил шаг. Видимо, он почувствовал его присутствие… А может, даже учуял исходящие от него страх и волнение.

Не видя смысла в продолжении игры, он вышел из-под тени здания и подошёл к Уэйну. Теперь их разделяла только дорога, и они стояли на противоположных её сторонах.

«Мистер Невинс, – сказал он, – как поживаете?»

Уэйн остановился, а потом улыбнулся. «Не ожидал увидеть вас здесь в такой час», – сказал он, а потом безрадостно рассмеялся над собственной шуткой.

«Я собирался на пробежку, – соврал он. История с пробежкой могла объяснить исходящие от него запахи, вызванные паникой, которая охватила его пару минут назад, – но через десять минут передумал. Знаете, из меня плохой бегун».

«Из меня тоже», – снова рассмеявшись над собственной шуткой, ответил Уэйн.

«От меня не убежишь», – подумал он.

«Раз я всё равно гуляю, – сказал он, – хотите, я провожу вас домой?»

Уэйн задумался на мгновение, а потом пожал плечами: «Если у вас больше нет других планов, то давайте. Это было бы неплохо».

«К какому часу вам нужно вернуться?» – спросил он.

Он строил из себя простачка. Он знал, что Уэйн должен быть в приюте не позже десяти вечера. У них в запасе было полчаса. Приют находился в нескольких минутах ходьбы от них, но в темноте ночи это было довольно приличное расстояние.

Уэйн был смельчаком, это было очевидно. Он знал это, знал это с первой их встречи три месяца назад. В то время как большинство слепых людей чувствовали себя неуютно от одной только мысли, чтобы ходить по улице в одиночку, Уэйн бродил по ночам. Он утверждал, что такие прогулки помогали проветрить голову и в тишине маленького города напоминали ему о Боге.

Он торопливо перешёл дорогу и встал рядом с Уэйном. «Показывайте дорогу», – сказал он, решив, что Уэйн оценит сухой юмор его шутки.

И это сработало. Всё шло даже лучше, чем он мог надеяться. Возвращаясь в приют, они должны были пройти три квартала на север, а потом два квартала на запад. Они никогда так и не свернули на запад. У следующего перекрёстка они остановились. Это было последнее место, которое посетил Уэйн Невинс.

«Итак, – сказал Уэйн, прощупывая тротуар тростью. Она издавала мелодичный стук-стук-стук. – Что вы будете читать мне после того, как мы закончим «Бойню номер пять»

«Пока не решил, – ответил он. – У вас есть пожелания?»

«Хочется что-нибудь с детективным сюжетом, перестрелками и парой эротических сцен».

«Уверен, смогу найти что-нибудь подходящее», – сказал он, когда они дошли до конца квартала. Он посмотрел вперёд и увидел нужный переулок, до которого сейчас было примерно пятнадцать метров.

«Было время, я слушал «Частный детектив Магнум», когда шоу шло по телевизору, – с ностальгией в голосе сказал Уэйн. – Мой отец обожал этот сериал и всегда пытался как можно лучше объяснить, что происходило на экране во время диалогов».

Переулок был совсем близко. Уэйну Невинсу оставалось жить несколько минут, а он тратил их на разговоры о сериале из восьмидесятых. Было в этом что-то невероятно печальное.

«Вы когда-нибудь смотрели этот сериал?» – спросил Уэйн.

«Нет. Мне больше нравился «Макгайвер».

«О да, – сказал Уэйн. – Я слышал о нём. Правда, я не думаю…»

В последний раз осмотревшись, чтобы убедиться, что поблизости не было машин и прохожих, он с силой толкнул Уэйна о ближайшую стену. Не успел тот вскрикнуть, как он ударил его кулаком. Удар пришёлся Уэйну в живот, и он начал жадно глотать губами воздух. Пока Уэйн пытался прийти в себя, он уже тащил его вглубь переулка. Трость упала, стуча по асфальту. Это был единственный звук, слышимый среди нагретых солнцем тихих улочек.

ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ

Макензи села в постели, тяжело дыша и прижав руку к груди после очередного ночного кошмара. Она не сразу поняла, где находится, когда оглядела комнату. За последние два дня она так много переезжала, что в первые двадцать секунд после того, как окончательно пришла в себя, не понимала, где оказалась.

Она увидела спящего рядом Эллингтона. Он как обычно подмял под себя почти всё одеяло, обнажив её и без того нагое тело.

Она не сводила глаз с его тёмной фигуры, пытаясь окончательно проснуться. Она была в отеле «Сонный двор» в Ричмонде. Утром они с Эллингтоном собирались поговорить с последними двумя людьми из списка Батисте. Кто знает, что случится потом. Скорее всего, они вернутся в Стейтон, чтобы ещё раз всё проверить, возможно, опросить несколько человек и надеяться, что убийца вернётся на место последнего преступления.

Эти планы казались блеклыми по сравнению с разбудившим её кошмаром. Ей снилось всё то же, что обычно – родительская спальня. Мёртвое тело отца. Кровь на полу и стенах. Правда, на этот раз кровать была устлана визитными карточками с надписью «Антикварный магазин Баркера». Каждый раз как она пыталась взять одну из них, бумага резала её, словно нож. Прежде чем отказаться от этой затеи, она лишилась большого пальца и мизинца. Она отвернулась от кровати, чтобы выйти из комнаты, когда мёртвый отец сел на постели и прокричал: «Тихо!».

Макензи медленно сползла с постели. Она прошла в ванную и наполнила пластиковый стаканчик холодной водой из-под крана. Она медленно выпила воду и вернулась в кровать. Часы на прикроватной тумбочке показывали 4:05, и она понимала, что ни за что не сможет снова заснуть.

Макензи взяла телефон и проверила почту. В ящике было несколько новых писем; некоторые из них были из Куантико с информацией по прошлым делам и другими околорабочими мелочами. Было ещё письмо от агента Харрисона под темой «Собаки?»

Макензи открыла сообщение и прочла короткий текст, удивившись тому, что Макграт поручил Харрисону помочь ей с текущим расследованием.

«Просто сообщаю, – было написано в письме, – что порылся в жизни твоих жертв Кеннета Эйбла и Эллис Риджвей. Нашёл, что оба в прошлом использовали собак-поводырей. Несмотря на то, что приюты находятся далеко друг от друга, они брали собак в одном и том же агентстве. Вот данные. Возможно, эта информация не пригодится, но всё лучше, чем ничего».

Макензи увидела адрес агентства, которое находилось в Питерсберге, городе, который был всего в получасе езды от Ричмонда.

«Итак, – подумала она, отложив телефон и надеясь поспать ещё хотя бы час. – Агентство из Питерсберга, предоставляющее собак-поводырей. Задержанный возможный подозреваемый в Линчбурге. Библиотека для слепых в Ричмонде. Смерти в Стейтоне и Трестоне. Нам что придётся колесить по всему этому жаркому штату, чтобы найти ответы?»

Не в силах уснуть, она раздумывала о том, чтобы разбудить Эллингтона ради чего-нибудь, более интересного, чем сон, но потом отказалась от этой мысли. Пусть спит. Кроме того… если она не может заснуть, то нужно хотя бы отдохнуть, даже если речь идёт о бессонном лежании в постели. Такой отдых лучше, чем никакого.

Когда в 5:20 зазвонил телефон, все надежды на отдых были забыты. Она быстро ответила, понимая, что такой ранний звонок не предвещал ничего хорошего.

«Алло».

«Уайт, привет. Это Харрисон».

«О привет, – ответила Макензи, даже не пытаясь скрыть удивление. – Что случилось?»

«Произошло ещё одно убийство. Снова слепой».

«Где?»

«Рядом с вами. Небольшой городок в окрестностях Ричмонда под названием Честерфилд».

«Мы были так близко», – подумала Макензи. Мысль была одновременно волнительной и огорчающей.

«Там есть приют для слепых?»

«Да. Я скину тебе адрес».

«Спасибо, – ответила Макензи. – Мы уже едем».

Когда она прощалась с Харрисоном, Эллингтон сел в постели. Он зевнул и потянулся, а потом произнёс: «И куда мы едем теперь?»

***

Они приехали в Честерфилд в 6:35 утра, начав день с быстрого завтрака из кофе и рогаликов. Они припаривали машину на маленькой парковке у приюта «Мэри Денбридж». На парковке уже было несколько полицейских машин. Пока они выходили из своей и показывали удостоверения полицейскому, несколько его коллег ставили блокпост, чтобы больше ни одна машина не могла въехать на парковку.

Полицейский кивнул и вздохнул. «Рад вас приветствовать, – сказал он. – Я только что узнал, что это уже третье подобное убийство за месяц. Это так?»

«Всё верно».

Полицейский покачал головой, словно не веря в услышанное: «Давайте я провожу вас».

«Жертву убили здесь?» – спросила Макензи.

«Похоже, что нет, – ответил офицер. – Его нашли в переулке в двух кварталах отсюда через три часа после установленного в приюте комендантского часа, который начинается в десять вечера».

Он провёл их в дом. Внутри приюта было тихо, даже несмотря на присутствие нескольких полицейских. Некоторые разговаривали между собой, а другие общались с жителями приюта.

«Женщина, которая вам нужна, сейчас в полувменяемом состоянии. Наши люди пытаются её успокоить».

«Здесь есть ещё сиделки?» – спросила Макензи.

«Да, она вон там, – ответил полицейский, указывая на женщину, которая общалась с другим офицером. – Её зовут Генриетта Шелдон, и она единственная, кто сейчас сможет вам помочь. Пошлите, я вас представлю».

Генриетта Шелдон увидела их приближение и отошла от полицейского, с которым разговаривала. Макензи вновь достала удостоверение и подошла к ней.

«Мисс Шелдон, меня зовут агент Уайт, а это агент Эллингтон. Как мы понимаем, вы можете предоставить нам кое-какую информацию. У вас есть минутка, чтобы с нами поговорить?»

«Конечно, – сказала она. Макензи сразу поняла, что Генриетта быстро миновала стадию горя и сразу перешла к стадии злости. – Чем я могу вам помочь?»

«Нам сказали, что жертву нашли в переулке после комендантского часа. Вы знаете, что погибший там делал?»

«Во-первых, жертву зовут Уэйн Невинс. И обычно по вечерам в четверг, примерно в восемь вечера он всегда ходил на прогулку».

«Вы знаете, где он гулял?»

«Всегда ходил по одному и тому же маршруту. Проходил примерно две мили вверх по дороге от баптистской церкви. По четвергам проводится репетиция церковного хора. Он медленно проходил мимо церкви, чтобы слышать пение».

«Получается, вам известен точный маршрут?»

«Полагаю, что да».

«Могли бы вы нам показать это место?» – спросил Эллингтон.

«Но для начала мне бы хотелось увидеть его комнату, – сказала Макензи. – Как у вас с камерами наблюдения? Как организована охрана приюта?»

«Система охраны у нас старенькая, но в рабочем состоянии. Полиция уже просмотрела вчерашние записи момента, когда Уэйн ушёл».

«Я бы тоже хотела их увидеть, если вы не против», – сказала Макензи.

«Конечно, следуйте за мной».

И вот уже в третий раз за несколько дней Макензи шла по приюту для слепых. Этот приют, «Мэри Денбридж», выглядел лучше, чем приют в Трестоне, но всё же уступал «Уэйкману». Утром здесь было людно. Казалось, что все жители приюта вышли из комнат, ходили из угла в угол и иногда разговаривали с полицейскими.

Генриетта провела их в небольшую комнату вроде офиса, находящуюся рядом с более большим по размерам кабинетом. В комнате находились два офицера полиции. Они расположились у небольшого стола и наблюдали за тем, что происходило на мониторах. Один из них сидел за пультом управления, выбирая кадры для просмотра.

«Простите, ребята, – сказала Макензи. Она показала удостоверение и представила себя и Эллингтона. – Нашли что-нибудь?»

«Пока ничего, – ответил офицер за пультом управления. – Просматриваю видео уже почти час, но ничего не могу найти. Однако я нашёл момент, когда Уэйн Невинс вышел из приюта, вот он… – добавил он, остановив видео. – Он вышел один. Более того, в следующие полчаса никто не выйдет и не войдёт в здание».

«А вот этот же момент, записанный камерой на парковке», – сказал полицейский, указывая на другой экран. Он проиграл видео, и они увидели, как Уэйн Невинс идёт по краю парковки и исчезает с экрана. Макензи вгляделась, но не увидела никого, кто мог бы за ним следовать.

«Никто не появлялся на парковке после этого момента?»

«Никто. Следующий, кого мы видим, это рассыльный из FedEx, который приехал сорок минут спустя, чтобы доставить офисные принадлежности».

Макензи ничего не сказала, продолжая молча смотреть на экраны, когда полицейский перемотал оба видео и проиграл их снова, на этот раз в замедленном темпе.

«Если хотите, садитесь за пульт», – сказал офицер, отъехав назад на стуле и предлагая ей подойти ближе.

«Нет, спасибо, – ответила Макензи. – Вы проделали большую работу, – она повернулась к Генриетте. – Готовы немного проехаться с нами?»

«Готова на всё, что угодно, лишь бы этого урода поймали», – ответила женщина.

Макензи вновь услышала в её голосе злость и разочарование. Уже через секунду она чувствовала то же самое.

***

«Что вы можете рассказать нам о семье мистера Невинса?» – спросила Макензи, когда они выехали на дорогу вместе с Генриеттой.

«Родители умерли. У него есть брат в Арканзасе, но пока нам не удалось с ним связаться».

«Есть ли среди жителей приюта те, кого бы вы отнесли к друзьям мистера Невинса?»

«К сожалению, нет. Уэйн был сам по себе. Думаю, он был общительным, гостеприимным и милым, но он никогда не участвовал в групповых мероприятиях. Он жил в приюте полтора года. Сюда он переехал из другого приюта для слепых, расположенного в Нью-Йорке. Он сам попросил о переводе, потому что говорил, что для него Нью-Йорк был слишком шумным и беспокойным городом».

Впереди из-за угла показалась небольшая баптистская церковь. На часах было 7:30 утра, и солнечный свет мягко прорисовывал её очертания. «Он проходил мимо этой церкви?» – спросил Эллингтон.

«Да, этой, – ответила Генриетта. – Мы можем остановиться и пройти по его маршруту, если хотите».

«Неплохая мысль», – подумала Макензи, подъезжая ближе к баптистской церкви.

Они вышли на тротуар. Город просыпался, и на дороге появлялось всё больше машин. Большинство из них направлялись в Ричмонд на работу, не подозревая, что кто-то среди них убивал слепых людей.

Пока они шли, Макензи подумала, что могла бы проверить ту единственную связь, которую нашла между предыдущими двумя жертвами: «Мисс Шелдон, вы не знаете, посещал ли Уэйн библиотеку для слепых в Ричмонде?»

«Туда ходит большинство наших подопечных, – ответила она. – У нас живут двадцать человек, и могу сказать, что как минимум четырнадцать из них часто посещают эту библиотеку. Точно могу сказать, что время от времени туда ходил и Уэйн. Почти уверена, что он был там и в этом месяце».

Макензи и Эллингтон многозначительно переглянулись.

«Возможно, убийца использует библиотеку, как место для охоты, – подумала она. – Возможно, там он находит своих жертв. Но если так, то как нам, чёрт возьми, найти его среди посетителей?»

Теория была притянутой за уши, но пока Макензи не хотела от неё отказываться: «Я могу позвонить Сэму Батисте и попросить его составить для меня список книг, которые недавно брали на дом наши жертвы…»

Размышляя об этом, она заметила впереди две патрульные машины. На тротуаре стояли три офицера. Проблесковые маячки на крышах машин были включены.

«Здесь его нашли, – сказала Генриетта. Она прошла ещё несколько шагов, а потом опёрлась о стену здания на углу переулка – это был маленький магазин, который ещё не открылся. – Я останусь здесь, если вы не против. Не могу туда идти. От одной мысли о произошедшем мне становится страшно».

Уважая её желание, Макензи и Эллингтон пошли по переулку одни. Встретившись взглядом с полицейскими, они показали им удостоверения и представились. Никто не предложил помощи – полицейские просто отошли в сторону, позволив гостям-агентам делать свою работу.

Внимание! Это не конец книги.

Если начало книги вам понравилось, то полную версию можно приобрести у нашего партнёра - распространителя легального контента. Поддержите автора!
Страницы книги >> Предыдущая | 1 2 3 4 5

Правообладателям!

Данное произведение размещено по согласованию с ООО "ЛитРес" (20% исходного текста). Если размещение книги нарушает чьи-либо права, то сообщите об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?


  • 0 Оценок: 0
Популярные книги за неделю

Рекомендации