Электронная библиотека » Борис Орлов » » онлайн чтение - страница 9


  • Текст добавлен: 15 апреля 2014, 10:56


Автор книги: Борис Орлов


Жанр: Исторические приключения, Приключения


Возрастные ограничения: +12

сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 9 (всего у книги 34 страниц) [доступный отрывок для чтения: 13 страниц]

Шрифт:
- 100% +
Интерлюдия[59]59
  В написании этой интерлюдии принимал участие Алексей Доморацкий.


[Закрыть]

Лорд Валлентайн сидел в кабинете. Только что от него вышли командующий британским экспедиционным корпусом фельдмаршал Бингхэм[60]60
  Бингхэм Джордж Чарльз (1800–1888) – 3-й граф Лукан, британский фельдмаршал (1887), участник Крымской войны


[Закрыть]
, военный министр Ванновский и начальник Главного штаба Обручев[61]61
  Обручев Николай Николаевич (1830–1904) – русский военный деятель, генерал-адъютант, генерал от инфантерии, Почетный член Петербургской Академии наук, профессор Академии Генштаба.


[Закрыть]
. Военные сообщали о ходе подготовки к отражению готовящегося наступления «цесаревича Николая». В районах Мги, Гатчины, Чудово, Тосно, Копорья возводятся полевые укрепления. Железнодорожное полотно Николаевской дороги заминировано на участках от Чудово до Любани и от Любани до Тосно. Вдоль дороги установлены замаскированные кинжальные батареи. Армейские и гвардейские части (те, что остались верными) выдвинуты на передовые рубежи. Британские полки готовы нанести контрудар.

Британский фельдмаршал, задержавшись после ухода русских генералов, приватно сообщил, что просьба «русского принца» им исполнена. Тайронский «черный» и восьмой шотландский королевский полки готовы занять позиции в тылу русских частей, дабы не допустить несанкционированного отступления. В помощь тайронцам и хайлендерам[62]62
  Общее название шотландских пехотных частей.


[Закрыть]
выделены королевские уланы девятого полка. В другой ситуации лорд Валлентайн был бы весьма доволен проделанной работой, но…

Он с досадой хлопнул по стопке московских, немецких, шведских, греческих газет, лежащих перед ним на столе. Все они были посвящены описанию коронации матриканта. Надо отдать должное его наглости: он ловко провернул это дельце! «Несмотря на полное безветрие, флаги неожиданно развернулись и заполоскались под ликующие выкрики народа. Восторженные толпы выпрягли лошадей из кареты, в которой Государь-император с супругой следовали из собора, и несли самодержавную чету на руках до самого дворца…» «Молодая императрица лично раздавала подарки детям, а император продемонстрировал истинно отеческую любовь к своему народу, посетив убогих в приюте и узников в тюрьме». «Каждому прибывшему на коронацию, вне зависимости от сословия, были вручены памятные подарки». «Массовое гулянье на Ходынском поле вылилось в подлинную манифестацию, выражение всенародной любви к самодержцу. Поющие, танцующие толпы народа заполнили все пространство возле Петровского дворца и не расходились, пока император и императрица не вышли к своим верноподданным». «Разноцветные лампы освещали улицы вечернего города, сплетаясь в удивительные картины». «Бал открыла державная чета, за ними следовали Генрих Альберт Вильгельм Прусский с великой княгиней Ксенией Александровной, Фридрих Датский с супругой, Георг Кофский с Вильгельминой Шведской. Музыка сопровождалась удивительной сменой освещения, а зеркальные шары, подвешенные под потолком залы, вращались, разбрасывая зайчиков, создавая впечатление снежной вьюги». «Под грохот артиллерийского салюта император вышел к своим верным войскам. В едином порыве солдаты опустили винтовки, и самодержец прошествовал по ним, точно по лестнице, наверх. Стоя на плечах своих защитников, государь обратился к ним с коротким воззванием. Он просил солдат и офицеров помочь ему отомстить за погибшего от подлой руки отца и отстоять целостность державы против захватчиков-островитян».

Лорд Валлентайн поморщился. Тот или те, кто режиссировал и организовал это представление под названием «коронация», свое дело знали. Конечно, в его время можно было просто установить несколько психогенных излучателей, но и тогда применялись те же методы большой театральной постановки. Результаты были впечатляющими, но устроить такое без излучателей! Это поражало воображение.

В какой-то момент Валлентайн испытал что-то вроде уважения к матриканту и его команде. Конечно, нетрудно установить в нужном месте вентиляторы, заранее заготовить цветные лампы для иллюминации, обустроить цветомузыку. Нетрудно нанять и подготовить статистов, спланировать и разработать мероприятия. Нетрудно договориться с журналистами и писателями, оговорить темы статей. Но все вместе… Это был титанический труд, высочайший профессионализм.

Лорд Валлентайн задумчиво сидел, катая в пальцах окурок потухшей сигары. Казалось, все идет как положено, но некий червь сомнения исподволь точил его сердце. Все слишком хорошо, чтобы быть правдой.

Вчера агентура из Кронштадта доложила, что трое мичманов и один лейтенант подали Чихачеву прошение об отставке. Нет, все-таки как удачно, что он заранее озаботился о вербовке морских офицеров в свои агенты-сторонники! В какой-то мере это сглаживало горький привкус от неудач с гвардией: абсолютно уверенный в верности гвардейских офицеров своему командующему, Валлентайн уже давно начал вербовку сторонников среди моряков и штатских чиновников. И вот теперь, хотя гвардия оказалась и не на высоте, моряки и штатские исправно служили своему новому господину. На вербовку пошли в основном механики и штурмана – «отверженные» в касте «водоплавающих», но нашлись люди и среди флотских офицеров. Матрикант сделал большую ошибку, поставив на генерал-адмирала! Гуляка, законченный алкоголик, у которого уже начала разрушаться психика, великий князь Алексей не пользовался популярностью среди своих подчиненных. И хотя ИД сумел подсказать ему несколько верных шагов, хотя Алексей Александрович (разумеется, не без влияния своего «племянника») бросил пить и стал внимательно заниматься морским делом, все равно моряки воспринимали его настороженно, с опаской, постоянно ожидая, что адмирал выкинет какой-нибудь невероятный фортель.

Так что на контакт с командующим гвардией они шли если не охотно (прежний Владимир Александрович тоже не был образцом трезвости и целомудрия!), то без каких-либо внутренних противоречий. Хотя, правды ради, надо отметить, что и сейчас в «агентах влияния» лорда Валлентайна были в основном представители береговой службы и интенданты-снабженцы, из коих первые были списаны на берег за различные прегрешения или непроходимую тупость, а вторые во все времена были первостатейным ворьем и потому искали покровительства где только возможно. Но в создавшейся ситуации это было на руку «регенту»: оказать сопротивление британским кораблям без участия механиков, штурманов и офицеров береговых служб, батарей и фортов для русского флота было затруднительно. Именно потому несколько английских броненосцев благополучно прошли фарватерами к Санкт-Петербургу, конвоируя транспорты экспедиционного корпуса. А теперь, когда Чихачев, наверняка получивший какие-то распоряжения от Алексея Александровича, отдал приказ о подготовке отражения британцев силами миноносцев ОВРа, морские офицеры подают в отставку. Почему? Да потому, что из Питера в Кронштадт шепнули (неофициально, разумеется, но вполне уверенно), что семьи командиров миноносцев, рискнувших исполнить приказ морского министра, будут подвергнуты публичной порке. Хорошо старшим офицерам – у них семьи в Кронштадте, да и у матросиков – тоже, а куда младшим офицерам деваться? Надо бы еще уточнить: может, есть сведения о массовых самоубийствах среди младших офицеров?..

Валлентайн откинулся в кресле. Чихачев практически обезврежен. А скоро у него появятся проблемы и с продовольствием. Если в Кронштадте рассчитывают на поставки продовольствия из Финляндии, то их ждет жестокое разочарование. Жаль, конечно, что генерал-губернатор Финляндии Гейден своими действиями не позволил исполниться его великокняжескому рескрипту о даровании Великому княжеству Финляндскому независимости, но и предпринять он тоже ничего не может: сидит в Гельсингфорсе, обложенный точно зверь финскими инсургентами, вооружение которых обеспечила Великобритания, и носу высунуть не может. Верные Гейдену (читай – матриканту) войска блокированы в крупных городах: Гельсингфорсе, Выборге, Тампере, Турку. Все, что удалось сделать этому самонадеянному старику, – так это выжечь несколько хуторов, расстрелять всех их обитателей и конфисковать все имевшиеся продукты. Но с каждым разом такие вылазки обходятся все дороже и дороже – в Финляндии нарастает сопротивление. Так что скоро и ему есть станет нечего. А в малых портах Ботнического залива русской власти и вовсе нет – там и русских-то уже нет – всех перетопили, перевешали. Недаром он последние четыре месяца прикармливал местных чиновников и депутатов из финского сейма!

С Кавказа тоже приходят утешительные новости. Генерал-губернатор, великий князь Михаил Николаевич и без его помощи постарался изрядно. Так постарался, что даже трусоватые по своей природе грузины уже готовы поднять восстание. Правительство британской короны обещает в самые сжатые сроки начать снабжать недовольных оружием через Турцию. Тогда можно не бояться, что ИД перебросит под Санкт-Петербург массы казаков – у них свои проблемы появятся. Правда, лорд Валлентайн не возлагал особых надежд на восстание кавказских народов. История никогда не была его сильной стороной, но результаты русско-грузинской войны 2027 года, когда через три дня после начала войны капитулировали последние грузинские солдаты и над Тифлисом вновь заполоскался российский триколор, он помнил еще из школьного курса. Результаты последнего кавказского мятежа 2042 года он помнил оттуда же. В течение недели русские войска депортировали с Кавказа в Сибирь более ста пятидесяти тысяч лиц, прямо или косвенно причастных к движению ваххабитов. После этого еще месяц ушел у русских на зачистку местности от остатков банд, и к началу XXII столетия в этих местах уже более полувека проживали казаки. Сильная рука (а в энергичности матриканта Валлентайн не сомневался) быстро давила кавказский сепаратизм. С исключительно тяжелыми для сепаратистов последствиями. Но сейчас, в условиях борьбы за власть, даже мелкие булавочные уколы способны склонить чашу весов в ту или иную сторону…

…Валлентайн с силой сдавил в пальцах окурок сигары. Что же все-таки идет не так?! Что?!!

– Ваше императорское высочество! Ваше императорское высочество!

Лорд Валлентайн вскочил. В кабинет ворвался адъютант. Бледный, с перекошенным лицом:

– Ваше императорское высочество! Только что доложили: взбунтовались Павловское и Николаевское юнкерские училища. К ним присоединились Михайловское военно-инженерное и Александровский кадетский корпус. Офицеры и преподаватели активно участвуют в мятеже. Поводом к мятежу послужили, – адъютант замялся, – послужили… э-э… арес… задержание семей военно-морских офицеров и некоторые… э-э… – снова тяжкая пауза, – эксцессы, происходившие при этом…

Валлентайн поморщился. Да, это действительно было очень неприятно: двое отставников-капитанов, седые, с наградами еще за Севастополь, пытались, с кортиками в руках, не допустить ареста своих соседей. Одному, кажется, солдаты выбили прикладом зубы (или сломали вставную челюсть?), другому – помяли ребра. Хотя дело обошлось без смертоубийств, происшедшее оставляло неприятный осадок. Адъютант тем временем продолжал:

– Юнкера и кадеты атаковали арсенал. Из Михайловского училища привезены две пушки. Майор Робертс из двенадцатого шотландского и полковник Юзефович из Рыбинского пехотного просят помощи. Если бунтовщикам удастся захватить арсенал, то Петропавловская крепость не удержится! Ваше величество…

– Капитан, я не стремлюсь к чужим титулам, – мягко остановил его лорд Валлентайн. – Я понял вас. Обеспечьте мне связь с Обручевым и Бингхэмом. Немедленно.

Он был почти спокоен. Вот и раскрылась загадка, что именно идет не так. Конечно, мятеж юнкеров – беспокойство, но куда меньшее, чем бесконечное ожидание беды…

* * *

ВЫСОЧАЙШИЙ МАНИФЕСТ

БОЖИЕЙ МИЛОСТЬЮ,

МЫ, НИКОЛАЙ ВТОРЫЙ,

ИМПЕРАТОР И САМОДЕРЖЕЦ

ВСЕРОССИЙСКИЙ,

Царь Польский, Великий князь Финляндский

и прочая, прочая, прочая


Объявляем всем НАШИМ верным подданным:

Смуты и волнения в столице и во многих местностях Империи НАШЕЙ великою и тяжкою скорбью преисполняют сердце НАШЕ. Благо Российского ГОСУДАРЯ неразрывно с благом народным, и печаль народная ЕГО печаль. От волнений, ныне возникших, может явиться глубокое нестроение народное и угроза целости Державы НАШЕЙ.

Великий обет Царского служения повелевает НАМ всеми силами разума и власти НАШЕЙ стремиться к скорейшему прекращению столь опасной для Государства смуты. Повелев подлежащим властям принять меры к устранению прямых проявлений беспорядка, бесчинств и насилий, в охрану людей мирных, стремящихся к спокойному исполнению лежащего на каждом долга, МЫ, для успешнейшего выполнения общих, преднамеченных НАМИ к умиротворению государственной жизни мер, повелеваем, что отныне:

Лица, уличенные в преступлениях против Родины НАШЕЙ, Российской Империи, и народа НАШЕГО, объявляются ВНЕ ЗАКОНА.

На них не распространяются права и защиты подданных Российской Империи, они лишаются права на любое имущество, их браки объявляются недействительными, их дети являются незаконнорожденными, не имеющими права на наследование.

Любое действие, совершенное подданными Российской Империи в отношении лиц, стоящих вне закона, их бывших семей и их бывшего имущества, не несет за собой НИКАКОЙ ответственности, ибо последним отказано в защите Государством и законами НАШИМИ.

К Измене Родине и Преступлениям против Народа повелеваем относить:

1. Шпионаж в пользу иностранного государства.

2. Подрывную деятельность против существующего строя и правопорядка.

3. Покушения и подготовку к покушениям на членов царствующего дома и должностных лиц, назначенных для исполнения государственной службы.

4. Действия, имеющие своей целью ослабить обороноспособность Российской Империи.

5. Действия, имеющие своей целью вызвать мятежи и волнения среди подданных Российской Империи.

6. Оказание поддержки заведомым преступникам, виновным в одном из преступлений, приведенных выше.

7. Уклонение от извещения местных или центральных властей о готовящемся или совершенном преступлении, указанном выше.

Так же повелеваем сим, что отныне, по расследованию преступлений, при открытии обстоятельств, позволяющих отнести расследуемое дело к Измене Родине и Преступлению против Народа, немедля дело передавать в Комитет Государственной Безопасности при Совете Министров Российской Империи.

Отдельный жандармский корпус подчиняется Комитету Государственной Безопасности и лично председателю КГБ с правами министра Российской Империи.

Дано в Москве, в день 17 Октября, лета от Рождества Христова тысяча восемьсот восемьдесят восьмого, Царствования же НАШЕГО в первое.

На подлинном, Собственною ЕГО ИМПЕРАТОРСКОГО ВЕЛИЧЕСТВА рукою подписано

«Николай»

Рассказывает Владимир Политов
(Виталий Целебровский)[63]63
  В написании этого фрагмента принимал участие Валерий Белоусов.


[Закрыть]

Наша служба никогда никого не убивала…

Мы исполняли решение Военной Коллегии Верховного Суда СССР! Поэтому-то я и настоял, чтобы политическое решение в отношении Фигуранта было оформлено через Указ Государя Императора Всероссийского, который и есть Закон Российский…

…Тридцатиграммовая, в никелевой оболочке пуля со сверхзвуковой скоростью, то есть совершенно бесшумно, аккуратно врезалась точно в середину лба, чуть ниже линии волос. Голова жертвы словно взорвалась – фонтаном разлетелись обломки костей, куски мозга, какие-то ошметки… Женское тело дернулось, будто живое, но веревки все же удержали его в вертикальном положении.

– Цель сто первая, голова! – Стрелок-наблюдатель опустил стальградский бинокль и тут же, уже практически машинально, огляделся вокруг.

Хорошо все-таки Димка с этими ребятишками позанимался: вбил навыки на уровне инстинкта. Стрелок-истребитель выстрелил, значит, стрелку-наблюдателю надо немедленно оглянуться, оценить обстановку, если нужно – помочь сменить «лежку».

А и пора бы уже и сменить! Потому что три выстрела – это тот максимум, который можно сделать с одной огневой позиции.

Первый номер подхватил свою «Фузею»[64]64
  Крупнокалиберная (10,67 мм) снайперская винтовка стальградского производства.


[Закрыть]
и, не оглядываясь, ужом скользнул с огневого рубежа. Второй номер хозяйственно подобрал имущество (бинокль, дальномер с метровой базой, укладку с едой, питьем, аптечкой), аккуратно свернул коврики, взял на сгиб руки «Пищаль» и по-пластунски последовал за ним. Вот так и должна работать снайперская пара.

Как там в уставе сказано?

Использование снайперов парами позволяет:

– вести длительное и непрерывное наблюдение за полем боя;

– быстрее отыскивать цели;

– не опасаться внезапного нападения, так как снайпер-наблюдатель может своевременно предупредить снайпера-истребителя о грозящей ему опасности или сам уничтожить противника, появившегося внезапно;

– лучше наблюдать за результатами огня;

– лучше подготавливать огневую позицию;

– широко применять различные приемы маскировки и обмана противника;

– оказывать друг другу моральную поддержку.

Это все так и есть. И Димка, готовя своих дружинников к предстоящим классовым (шутка!) боям, прекрасно помнил этот устав. Причем по этой методике у него оказались обученными десять снайперских пар с «Пищалями» и аж пять пар дальнобойщиков! Крупнокалиберная «Фузея» прицельно била на полторы версты, а это давало нам в Питере более широкие возможности для устройства засад.

И тем не менее я устроил этим ребятам полноформатную проверку.

Проблема выбора исполнителей делилась на две составляющие.

Первая. Самая простая. Техническая.

При стрельбе на дальние расстояния выпущенная из нарезного оружия пуля движется по законам внутренней и внешней баллистики, сиречь науки о бросании тел.

Что такое баллистика внутренняя? Это наука о движении пули по каналу ствола… Смешно? Однако это только вершина айсберга… а такие отрасли науки, как пиростатика или пиродинамика, вам известны? А то, что система «пуля-ствол-пороховые газы» до момента пересечения донцем пули дульного среза является замкнутой, где работают законы сохранения импульса, энергии и момента, вы знаете? А то, что процесс расширения пороховых газов при горении метательного заряда является, главным образом, адиабатическим, вам, разумеется, понятно? Короче, высшая математика вперемешку с газодинамикой, термодинамикой и термохимией…

Ну, это относительно все просто… а вот баллистика внешняя!

Прежде всего отметим, что пуля летит в начале траектории на дозвуковой, потом на сверхзвуковой, а в редких случаях на гиперзвуковой скорости…

На нее влияет сопротивление воздуха, зависящее от его температуры, плотности, влажности, а также от скорости и направления ветра… Пуля приводит частицы воздуха в движение, раздвигает их, они скользят и трутся об оболочку пули – а сзади пули создается разрежение. На силу сопротивления воздуха влияет форма пули, ее масса, калибр, качество оболочки.

Пуля в полете вращается… кстати, и планета Земля – тоже… и поэтому необходимо делать поправку на деривацию[65]65
  Поправка на вращение Земли, а равно на отклонение пули от плоскости стрельбы в сторону ее собственного вращения.


[Закрыть]
. Истекающие из ствола газы, перегретые до трех тысяч градусов, толкают, обтекают пулю и тоже приносят нестабильность в ее движение.

Силе сопротивления воздуха помогает сила земного тяготения и противостоит сила инерции, с которой пуля покинула ствол. Сила сопротивления пытается все время развернуть голову конической пули вверх и назад, а она должна лететь… Вперед? Отнюдь!

По баллистической траектории она должна лететь – сначала по восходящей, потом по нисходящей! При этом головная часть пули все время описывает окружности, а ее ось – конус вокруг касательной к траектории с вершиной в центре массы…

Забавно, да?

А ведь я еще дифференциальных уравнений ни одного пока что и не нарисовал!

Короче говоря: точность дальней стрельбы в техническом плане зависит от качества оружия, качества боеприпасов и личности стреляющего. Причем последний фактор является определяющим. Разумеется, стрелок дифуры на огневой позиции не решает, хотя… в мое время нормальный стрелок непременно имел при себе баллистический вычислитель и регулярно обновлял в нем «Метео-Средний»[66]66
  Метеорологический бюллетень для артиллеристов.


[Закрыть]
.

Но сейчас чего нет, того, извините, нет… но бекасы-то, бекасы, есть? Бекасы[67]67
  «Бекас» по-английски snipe.


[Закрыть]
– есть.

И охотники, «бекасники», влет стреляющие этих крохотных птичек, тоже есть. Снайперы, так их называют.

Так как же они стреляют без лазерных дальномеров и электронных баллистических вычислителей? Искусство, mon cheri. Высокое искусство…

Когда стрелок сливается со своим оружием, а потом растворяется в этом мире: становится солнцем, ветром, водой, травой… дышит колеблющим стебельки ветром и, посылая в полет часть самого себя, нажимает на спусковой крючок – меж двух медленных ударов сердца…

Ладно, значит можно найти талантливого человека и обучить его стрелять из винтовки. И он будет метко стрелять. Очень метко! По бумажным мишеням и консервным банкам…

Возникает второй аспект рассматриваемой нами проблемы выбора исполнителей. Более сложный. Психологический.

Среди моих друзей много людей невоенных, но тем не менее прошедших «горячие точки» бойцов. Серьезные, взрослые мужики, но, честно говоря, очень страшно наблюдать картину, когда после совместной рыбалки-бани-водки среди глухой ночи вдруг начинаются хриплые вопли, отчаянные позывные, матерные требования прикрыть вертушками, горячие мольбы забрать раненых. А людям просто снова снится война…

Мы, в СпН, старались готовить своих бойцов. Проводили занятия, в которых сначала объясняли, почему не стоит щадить врага.

Во-первых, враги там у себя дома и ориентируются соответственно и этим очень выигрывают, а мы там чужие. Поэтому мы уже в минусе…

Во-вторых, они с оружием знакомы с рождения и убивают тоже, еще будучи мальчишками: на наших пленных тренируются. А мы убивать только учимся… Поэтому любое минутное замешательство – убить или нет? – будет стоить жизни нам или нашим товарищам.

В-третьих, объясняли, что «духи» – это не люди, а звери и в плен к ним лучше не попадать… А в конце показывали документальные хроники, видеозаписи, изъятые у боевиков, где записаны пытки и казни наших офицеров и солдат. Насколько такая подготовка научна, не мне судить.

С одной стороны, все правильно. По-моему, лучше, если боец изначально все это видит и знает и в конце концов в нем пробуждаются злоба, обида и чувство святой мести, и есть вероятность, что в бою он не замешкается.

А настоящее мастерство воина-профессионала состоит действительно не столько в том, чтобы отлично стрелять и тактически грамотно перемещаться во время боя, но в том, что он умеет в нужные моменты отключать свой внутренний естественный механизм защиты – страх, а также жалость, сострадание, милосердие…

Попробуйте вот взять и перерезать живому человеку горло… нет, вот просто представьте себе это, в деталях… а это обычная работа профессионала, которую он должен делать спокойно, грамотно и без всяких эмоций. Равнодушно.

Но, с другой стороны, этим мы пробуждаем в человеке зверя… И как потом жить молодому парню, который приходит с войны в свой мирный дом? А там все по-прежнему? Сидят его дорогие родители, в куклы в своей песочнице играют…

Война, как и тюрьма, не учит никого и ничему. Весь этот оплаченный большой кровью, своей и чужой, драгоценный опыт, по сути своей негативный, в мирной жизни абсолютно неприменим. Отсюда – алкоголизм как минимум…

Куда гуманней бойца, как израненную бойцовскую собаку, просто после использования тут же пристрелить. Так будет лучше всем, и ему самому в первую очередь.

Но как же, как же все-таки готовят бойцов?

Первый вариант. Так задрочить бойца во время подготовки, что в реальном боестолкновении он работает на полном автомате, а реальная кровь ему только адреналина добавляет. Так готовили солдат в императорской армии Японии.

Второй вариант. Так «развести» солдат, что сам выезд на поле боя и происходящее в его рамках превращается для них в некоторое подобие увлекательной ролевой игры, вроде страйкбола: мол, это все понарошку, вот будет свисток, тогда все встанут и пойдут все вместе пить кока-колу. Солдаты, в конце концов, это те же доверчивые и глупые дети, только хер у них большой и автоматы железные… Так готовят солдат в Соединенных Штатах…

Наш путь иной. Особый… Русский солдат – солдат сознательный, он должен «знать свой маневр», знать, за что и против кого он сражается…

С этим у Димкиных дружинников все было в порядке – идеологическая накачка на уровне. Но все равно… людей надо было проверить.

Как? Хороший вопрос. Видел я где-то фотоотчет о тренировках армейских разведчиков где-то в Латинской Америке. Так они там при прохождении полосы препятствий поочередно наносят ножевые удары привязанной собаке, которая, конечно, при этом дико визжит, скулит и плачет. Собака, да… это, конечно, не наш метод. Но…

– Значит, так, внучек. Ты вроде в местном университете спонсор? – спросил я Димку.

– Есть такое дело. Состою в Попечительском Совете, товарищ Председателя… – недоумевающее ответил Димка.

– Медицинский факультет у них есть?

– Есть, и очень пристойный…

– А театр анатомический?

– И анатомичка есть, в прошлом году только отстроили, вместе с моргом-ледником в одном здании… Да на что тебе это?

– Кто сторожей нанимает на работу?

– Завкафедрой патологической анатомии…

– Ты его хорошо знаешь?

– Конечно, очень веселый и компанейский дядька![68]68
  А вот интересно, отчего все патологоанатомы, в массе своей, – весельчаки, жуиры и пьяницы?


[Закрыть]

– А может он своим сторожам устроить праздник с обильным возлиянием?

– Легко! А… зачем?! У них ведь и так – вечный ежедневный Хеллоуин…

– Трупы мне нужны.

– Какие?!

– А всякие. Мужские, женские, все равно… только чтобы посвежее…

Внучек внимательно посмотрел мне в лицо:

– Деда, ты шутишь?

– Нет.

– А…

– На мишени.

– Екарный бабай!!! – только и ответил мне мой чувствительный внук… хороший все-же он у меня мальчик, добрый. Людей, вишь ты, жалеет, даже мертвых. А я обязан прежде всего жалеть людей живых.

…Из присланных мне дружинников я сразу же отбраковал двоих. Сделал я это очень просто, с помощью незамысловатого, весьма древнего, но тем не менее эффективного теста.

Запоминайте, пригодится.

Рассадив перед собой полукругом на стульях претендентов для участия в программе, я распорядился поставить возле каждого из них по широкому, низкому лагуну… Предусмотрительность нелишняя.

Пообщавшись с ребятишками – кто откуда родом, да любят ли стрелять, да как у них с нервами («А чо ето такое?»), не боится ли кто из них крови, – я сообщил, что сейчас мы все будем играть в фельдшера.

– Так, родные мои. Вот перед вами на этом столике лежат такие красивенькие блестящие штучки. Называются они ланцеты. Острые? Ага. Смотрите и повторяйте…

Взяв в руку один из ланцетов, накрытых до начала опыта белоснежной стерильной марлей, я закатал повыше левый рукав… Потом взял ланцет, и осторожно провел по своему предплечью… Кожу опалило горячей волной. Закапала на пол кровь…

– А теперь мы берем вот эти иголочки, с шелковыми нитками, и образовавшуюся ранку сами себе зашиваем… вот так, стежочками, стежочками…

Крайний из дружинников, бородатый мужик самого зверского вида, с деревянным стуком рухнул на пол… Нет, в Красную Армию товарищ не годится… боится крови, причем своей. А я думал, что первым не выдержит субтильный паренек, похожий на белокурого ангелочка с немецкой открытки.

– Все зашили? Молодцом. Помогите товарищу выйти. Спасибо, вы нам не подошли… Продолжаем наши игры. Мышей, надеюсь, никто из вас не страшится?

– Да чо мы, бабы, чо ли, ча? – возмутился рыжий детинушка.

– Ну и правильно! Чего их, мелких, пугаться-то…

Из клетки, закрытой до поры до времени полотенцем, я, нашарив рукой, вынул белую лабораторную мышку. Поиграл с грызуном, показал ее ребятишкам… Поочередно они подходили к столу и тоже выбирали себе, кому какая приглянулась.

– А теперь, господа, делай как я!

Широко открыв свой рот, я засунул в него голову запищавшей мыши и медленно, медленно сжал зубы… мышь задергалась в моей руке и затихла. Выплюнув в лагун мышиную голову, я осторожно выдавил в рот из безвольно обмякшего тельца кровь, погонял ее во рту, горячую и соленую, а потом проглотил…

Вот, ставишь тазики на пол, поближе к испытуемым – а они все равно блюют мимо…

Кстати, слабым звеном оказался как раз рыжий детина…

Остальные с заданием более-менее справились. Правда, лица у них, измазанные свежей кровью, были еще те… Перекошенные малость.

…На самом деле мои тесты только начинались. Ну мы ведь не балетных танцоров учим? Я должен на двести процентов быть уверенным в том, что в нужный момент у исполнителя не сдадут нервы и он четко выполнит приказ.

В конце концов я отобрал четыре стрелковые пары и еще шестерых в обеспечение.

Справедливый вопрос: неужели мне не жаль Диминых дружинников? Ведь для проведения подобной акции спецслужбы всего мира традиционно подбирают исполнителей разовых, всем чужих. Сначала они Фигуранта исполнят, потом чистильщики исполнят их самих. А я бы, честно говоря, исполнил бы потом и чистильщиков. Тройная гарантия надежности… Именно так и обстояло бы в мирное время. Я ведь уже упоминал, что разные схемы разрабатывал? Так вот в тех схемах в качестве цели и покойный император фигурировал, и, прости господи, ныне здравствующий цесаревич… Нет, никакой личной злобы я к ним не испытывал, а к Олегу не испытываю до сих пор, но… Дело есть дело, и если он когда-нибудь пойдет поперек колеи, в смысле – начнет нарушать наши общие планы, то… ну, вы понимаете?

Однако сейчас случай особый – идет война. И великий князь Владимир – наш открытый враг!


Страницы книги >> Предыдущая | 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 | Следующая

Правообладателям!

Данное произведение размещено по согласованию с ООО "ЛитРес" (20% исходного текста). Если размещение книги нарушает чьи-либо права, то сообщите об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?


  • 0 Оценок: 0
Популярные книги за неделю


Рекомендации