» » » онлайн чтение - страница 18

Текст книги "Пари для простаков"


  • Текст добавлен: 4 ноября 2013, 20:47


Правообладателям!

Представленный фрагмент произведения размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО "ЛитРес" (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?

Автор книги: Десмонд Бэгли


Жанр: Зарубежные приключения, Приключения


сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 18 (всего у книги 20 страниц) [доступный отрывок для чтения: 14 страниц]

Шрифт:
- 100% +
5

Хеллиер нанял быстроходный катер, который стоял в яхтовой гавани, и рано утром они все собрались на нем, чтобы обсудить ситуацию. Фоллет помог Меткалфу поднять на борт тяжелый чемодан, и они все уселись за круглым столом в каюте. Тоузьер спросил:

– Том, ты уверен, что "Орест" должен отправиться в девять?

– Так мне просигналил Паркер. Мы довольно долго болтали.

– Что он думает?

– Он не хочет, чтобы мы их спасали из сарая. Они и сами могли бы удрать оттуда – пристукнуть этого араба и смыться. Но это испортило бы всю игру.

Тоузьер посмотрел на часы.

– Уже семь. У нас не так много времени, чтобы выработать план действий. Будем ли мы атаковать "Орест" здесь, перед его отплытием или в открытом море?

– Это надо сделать до его отправления, – с уверенностью сказал Меткалф. – Как мы попадем на корабль в море? Ковровую дорожку перед нами расстилать не будут, Истмэн этого не допустит.

– Я хочу точно знать, – сказал Хеллиер, – Истмэн идет на "Оресте" с Паркером и Эбботом. Делорм остается в Бейруте? Так?

– Не надолго, – сказал Уоррен. – Паркер сказал, что она с Фуадом будет следовать за ними на яхте – якобы прогуляться по Карибскому морю. Кроме того, он считает, что после того, как торпеды будут выпущены, они постараются избавиться от "Ореста". Торпедные аппараты – это серьезная улика против них, и они не могут позволить, чтобы таможенные власти в порту обнаружили их при досмотре. "Звезда моря" будет рядом и примет экипаж "Ореста".

– Вероятно, – сказал Меткалф и усмехнулся. – Часть экипажа, скорее всего. Я ведь говорил вам, что Жанетт любит заметать свои следы.

– Итак, останавливаемся на верфи, – сказал Тоузьер. – Я предлагаю нанести удар по ним прямо перед отплытием. Мы захватим корабль, выведем его в море и там утопим торпеды. После этого мы где-нибудь причалим к берегу и разлетимся.

– Нам надо их огорошить, – сказал Меткалф. – Мы пойдем со стороны моря. Они типичные береговые крысы и охраняют себя со стороны берега. Но все нужно делать быстро и аккуратно. – Он обратился к Фоллету. – Откройте чемодан, Джонни.

Фоллет открыл чемодан, и Меткалф начал выкладывать его содержимое на стол.

– Я тут встречался со своими приятелями, – сказал Меткалф, вынимая один за другим пистолеты и небольшие автоматы. – Нам это может пригодиться. Как видите, не только Жанетт может добывать оружие. – Он кивнул в сторону Хеллиера. – Счет получите попозже.

Тоузьер взял автомат.

– Этот вот для меня. А как с боеприпасами?

– Достаточно, если не разбазаривать зря. Но лучше, конечно, вообще обойтись без стрельбы. Нам совершенно не нужно, чтобы полиция в порту начала за нами охоту. – Он показал рукой на стол. – Какой вам по душе, Ник?

Уоррен уставился на эту коллекцию оружия.

– Не знаю, – протянул он. – Я не умею пользоваться пистолетом. Все равно не попаду.

Фоллет выбрал себе пистолет, попробовал, как работает спусковой механизм.

– Лучше возьмите все-таки, – посоветовал он. – Хотя бы для устрашения. А не то быстро получите кусок свинца в задницу.

Хеллиер тоже потянулся к пистолетам.

– Я возьму вот этот, – решил он. – Практика у меня тоже небольшая. Я служил когда-то в артиллерии, но это было очень давно.

– А вы что, пойдете с нами? – с удивлением спросил Меткалф.

– Конечно, – спокойно ответил Хеллиер. – А что, есть причины, по которым мне не идти?

Меткалф пожал плечами:

– Да нет. Но я думал, вы предпочтете отсиживаться в тылу.

Хеллиер бросил взгляд на Уоррена.

– Паркер и Эббот оказались сейчас там отчасти и по моей вине. Когда-то я сказал Уоррену, что жажду крови. Теперь я сам готов за нее платить.

Уоррен посмотрел на единственный оставшийся на столе пистолет.

– Я покажу вам, как надо с ним обращаться, Ник, – сказал Фоллет. – У нас есть еще время для урока.

Уоррен медленно протянул руку и взял пистолет, ощущая непривычную тяжесть вороненого металла.

– Ладно, Джонни, – сказал он. – Показывайте.

Глава 10

1

Полковник Мирза Навар, глава секретной службы по северо-западным провинциям Ирана, сидел за своим столом и читал многочисленные донесения. В одном из них сообщалось о сильном взрыве в Курдистане вблизи иракской границы. Такого рода события вообще были нежелательны, а уж в этом неспокойном районе в особенности. Здесь явно замешан Фарваз, и полковник с неудовольствием думал о возможных последствиях происшествия.

В дверях появился секретарь.

– Вас хочет видеть капитан Муккари.

– Впустите его немедленно.

Судя по виду капитана, ему только что пришлось предпринять тяжелое и поспешное путешествие через труднодоступные районы Ирана. Полковник, окинув его взором, сказал:

– Ну, капитан, что там у вас?

– Там был взрыв, сэр, очень большой. Подземный канал практически разрушен.

Полковник с облегчением откинулся на спинку кресла.

– Ну, это обычное дело. Они выясняют свои права на воду. Пусть этим занимается гражданская полиция.

– Я тоже так думал, сэр, – сказал Муккари, – пока не обнаружил вот это. – Он положил на стол небольшой кубик.

Полковник взял его, поцарапал ногтем, затем осторожно понюхал.

– Опиум.

Это было серьезнее, хотя тоже не совсем по его части.

– Это вы нашли в хозяйстве Фарваза?

– Да, сэр, среди обломков на месте взрыва. Фарваз куда-то исчез вместе с сыном. Жители клянутся, что ничего не знают.

– Еще бы, – сказал полковник обыденным тоном. – Что ж, надо обратиться к специалистам по наркотикам.

Он пододвинул к себе телефон.

* * *

В Багдаде другой офицер читал другое донесение. Вблизи границы с Турцией происходило что-то непонятное. Там произошло какое-то сражение, но иракские войска никакого участия в нем не принимали. Что само по себе было любопытно. Похоже, что курды воевали друг с другом.

Он включил диктофон и стал записывать свои комментарии к донесению.

* * *

– Хорошо известно, что лидер повстанцев Аль Фарваз, имеющий свою вотчину в Иране, оборудовал укрепленный пункт по эту сторону границы. Мое предварительное предположение: Мустафа Барзани попытался устранить Фарваза накануне переговоров с иракским правительством. Согласно непроверенным данным, Ахмед бен Фарваз был убит в схватке. Ожидаются новые сообщения.

Он и понятия не имел, насколько он заблуждается.

* * *

В здании, расположенном недалеко по той же улице в Багдаде, еще один из высших полицейских чинов проверял, стоя у карты, еще одно донесение. Исмаил Аль-Кхалил давно уже состоял на службе в отделе по борьбе с наркотиками и имел немалый опыт. В донесении говорилось о взрыве и гибели подземной лаборатории. Среди осколков посуды обнаружили громадное количество опиума и химических веществ – подробности были зафиксированы на отдельном листе. Он прекрасно знал, что все это означало.

Он провел пальцем по воображаемой линии из Ирана в северный Ирак и затем в Сирию. Он вернулся за стол и сказал своему сослуживцу:

– Иракцы абсолютно уверены, что наркотик пересек границу. – Он пожал плечами. – Что мы можем поделать? Учитывая политическую ситуацию в Курдистане, ничего. Я подготовлю доклад, копии разошлем в Сирию, Иорданию и Ливан.

Одна из них легла на стол Джамиля Хасана из Бюро по борьбе с наркотиками в Бейруте. Он прочел ее и немедленно начал действовать. Подпольный мир Бейрута тотчас же ощутил это на себе. Один из тех, кого замели, был некто Андре Пико, мелкий жулик, подозреваемый в связях с торговцами наркотиками. Его допросили, но за несколько часов выудить из него ничего не удалось. Во-первых, он действительно почти ничего не знал; во-вторых, допрашивавшие сами толком не знали, о чем расспрашивать. У Пико от яркого света ламп появилась нестерпимая боль в глазах. Его отпустили около девяти часов утра – и напрасно.

3

Без десяти девять катер плавно качался на голубых волнах Средиземного моря, медленно двигаясь на малых оборотах. Хеллиер сидел на борту с удочкой в руках и был, казалось, целиком поглощен рыбной ловлей. Но Тоузьер, находившийся в каюте, внимательно и неотступно следил за «Орестом» в бинокль. Вившийся над трубой дымок свидетельствовал о том, что котлы уже работали и корабль был готов к отплытию.

Уоррен тоже сидел в каюте у двери и смотрел на Меткалфа, стоявшего у руля. Он видел, что тот управляет катером превосходно, и сказал ему об этом. Меткалф ухмыльнулся.

– Я прошел суровую школу, – сказал он. – Несколько лет тому назад я гонял сигареты из Танжера в Испанию вместе с одним янки по имени Крупке. У нас был катер военного образца, который мне пришлось переделать так, чтобы он мог удрать от испанской береговой охраны. Не умей я обращаться с лодками и катерами, немногого бы я стоил.

Он наклонился и заглянул в каюту.

– Есть движение, Энди?

– Никакого, – ответил Тоузьер, не отрываясь от бинокля. – Через десять минут надо двигаться.

– Нам придется расстаться с этой посудиной, сэр Роберт, – сказал Меткалф, поворачиваясь к Хеллиеру. – Владельцам это, я думаю, не понравится – вам вчинят какой-нибудь иск.

– Ничего, это мне по карману, – отозвался Хеллиер.

Уоррен все время ощущал металлическую тяжесть пистолета, заткнутого за пояс. Он мешал ему, и он вынужден был то и дело подтягивать брюки. Меткалф это заметил.

– Не обращайте на него внимания, Ник, и все будет в порядке. Когда начнем, делайте то же, что и я.

Уоррену было не по себе, оттого, что Меткалф заметил его нервозность. Он сухо ответил:

– Когда мы начнем, все будет в порядке.

– Конечно, – согласился Меткалф. – Все в таких случаях вначале мандражируют. – Он вздохнул. – Мне и самому всю жизнь приходится пересиливать себя.

Сзади раздалось клацанье металла. Уоррен повернул голову и увидел, как Фоллет загоняет в пистолет полный магазин патронов. Меткалф сказал:

– Каждый человек ведет себя в такой ситуации по-разному. Джонни тоже нервничает и успокаивает себя тем, что постоянно осматривает свой пистолет. Ему надо много раз удостовериться в том, что он готов к стрельбе.

Уоррен сказал:

– Мы собираемся брать на абордаж это судно с оружием в руках, но его команда ведь может быть совершенно ни в чем не виновата.

– Этого не может быть, – произнес Меткалф. – Нельзя же в самом деле приладить к корпусу судна торпедный аппарат так, чтобы команда об этом и не догадывалась. Они все тут замешаны. А стрелять мы не будем, если они первыми не начнут. – Он посмотрел в сторону "Ореста". – Скорее всего, там будет только костяк команды. Жанетт вряд ли позволит быть на борту хоть одному лишнему человеку.

Тоузьер сказал:

– Почему бы нам не двинуться прямо сейчас? Они готовы, и мы тоже. Зачем нам ждать, когда они начнут сниматься с якоря?

– Правильно, – сказал Меткалф и начал поворачивать руль. Через плечо он обратился к Хеллиеру: – Постарайтесь быть похожим на рыбака, сэр Роберт. – Он приоткрыл дроссельную заслонку, и катер прибавил скорость. Подмигнув Уоррену, он продолжал: – Главное – не суетиться. Не будем включать моторы на полную катушку, пойдем к ним тихонько – они не сообразят, что к чему. А когда сообразят, я надеюсь, будет поздно.

Тоузьер отложил в сторону бинокль и занялся приготовлениями. Он закинул себе на плечо автомат и проверил тщательно, во избежание петель, уложенную бухту топкого каната с прикрепленным к нему трехлапным крюком. Затем он похлопал Уоррена по плечу и попросил его посторониться.

– Теперь гончей самое время увидеть зайца, – сказал он, проходя на корму.

Со стороны, с берега, казалось, что катер невзначай приблизился к судну, которое вдруг очутилось на его пути. Вот-вот могло произойти неприятное столкновение, а водитель катера, вероятно, был целиком поглощен восторженным созерцанием рыбы, которую поймал сидевший в катере толстый англичанин.

Рыба, причем очень хороший экземпляр, была куплена утром на рынке в соответствии с планом маскировки, разработанным Фоллетом, мастером всяческих розыгрышей. Хеллиер изо всех сил старался, чтобы она выглядела у него на крючке, как живая. Этот трюк должен был позволить им подойти к кораблю еще ярдов на десять ближе, не вызывая подозрений.

Когда они были совсем близко от "Ореста", Меткалф приглушенным голосом скомандовал:

– Вперед! – и стремительно повел катер к корме "Ореста", используя его корпус как прикрытие от взгляда со стороны гавани.

Тоузьер схватил веревку с крючком и, повертев его над головой, забросил на палубное ограждение корабля. Как только крючок закрепился, Хеллиер выпустил свою рыбу и, схватившись за канат, подтянул катер к борту. Меткалф в это время перевел рычаг передач в нейтральное положение. А Тоузьер уже забрался на судно, перебирая по канату руками, и вскоре Уоррен услышал, как он шагает по палубе.

Меткалф, бросив руль, пошел следующим. Уоррен с тревогой смотрел на выступ кормы "Ореста" и думал о том, что катер находится в опасной близости от винта, и, если бы капитан дал сейчас "полный вперед", водяной вихрь неизбежно смел бы маленькую посудину.

Фоллет подтолкнул его сзади и прошипел:

– Давайте!

И Уоррен, схватившись за канат, стал подтягиваться. Он не был спортсменом и не лазил по канату со времени школьных занятий по физкультуре, но, напрягая все свои силы, он добрался доверху, где кто-то схватил его за шиворот и помог перевалиться через ограждение.

Времени на передышку не было, и он, не переводя дыхания, бросился вслед за Меткалфом. Тоузьера нигде не было видно, а оглянувшись назад, он увидел топающего сзади Хеллиера. Его фигура в яркой цветастой рубашке и шортах выглядела комично, хотя в руке он сжимал пистолет.

Под их ногами задрожала палуба, и Меткалф предупреждающе поднял руку. Когда подбежал Уоррен, он вполголоса сказал ему.

– Мы как раз вовремя. Они отплывают. – Он показал рукой на лестницу. – Она ведет на мостик. Пошли.

Он легко взлетел по ступенькам наверх. Следуя за ним, Уоррен недоумевал, почему они никого до сих пор не встретили. Однако теперь, на мостике, столкновение было неизбежным – капитан обычно вооружен на случай нападения на корабль.

Меткалф появился на мостике первым, и тут же, словно они договаривались, с другой стороны возник Тоузьер. На мостике было четверо: капитан, два помощника и рулевой. Капитан, не веря своим глазам, смотрел на автомат в руках Тоузьера, повернулся назад и увидел стоявшего Меткалфа. Он было открыл рот, чтобы что-то произнести, но Меткалф выпалил:

– Тихо! – и повторил то же для верности по-арабски.

Жест, который он при этом сделал рукой с пистолетом, был интернациональным, и капитан замолчал. Движением автомата Тоузьер сбил двух помощников, а Меткалф дал знак рулевому оставаться на своем месте. Уоррен стоял на верху лестницы со своим пистолетом, а внизу сторожил Хеллиер. Фоллет, вероятно, тоже был там.

Корабль продолжал двигаться, и расстояние между ним и гаванью увеличивалось. Меткалф взялся за медную ручку машинного телеграфа и передал команду увеличить скорость. Механик сразу выполнил приказ, а рулевой, следя за указующим пальцем Меткалфа, начал крутить штурвал. Берег стал уходить быстрее.

Внезапно из рубки вышел Истмэн и, увидев, что происходит, застыл на месте. Его рука нырнула под пиджак, и в ней тут же очутился пистолет. Уоррен вскинул свой пистолет, и в течение секунды продолжалась немая сцена. Потом Истмэн вскрикнул, потому что получил сзади сильный удар по руке. Его пистолет выстрелил, и пуля улетела в море. Но Истмэн не выронил пистолета и, резко обернувшись, увидел перед собой Паркера, державшего стальной прут. Он ударил его локтем в живот, и Паркер, согнувшись вдвое, выронил прут. Затем Истмэн бросился бежать сломя голову, и Уоррен услышал, как вдали стукнула дверь.

Первым стал действовать Меткалф. Он подбежал к краю мостика и посмотрел на людей, стоявших на берегу и смотревших на уходящий корабль.

– Они слышали, – сказал он и крикнул Фоллету: – Джонни, сюда! – Затем, обращаясь к Тоузьеру, – держи мостик, а мы с Джонни пришпилим Истмэна.

– Давай! – сказал Тоузьер. – Ник, пришлите сюда Хеллиера, а сами осмотрите нашего друга с железным прутом. – Он повернулся к помощникам. – Кто из вас говорит по-английски?

– Я хорошо говорю по-английски, – сказал капитан.

– Тогда мы поладим. Возьмите мегафон и прикажите команде собраться на носу. Кстати, где радиорубка?

Капитан глубоко вздохнул, он бы, может, и оказал сопротивление, но передумал, видя как угрожающе дернулся автомат в руках Тоузьера. Он кивнул головой туда, где Уоррен помогал Паркеру подняться на ноги:

– Вон там.

– Наблюдайте за ним, – сказал Тоузьер Хеллиеру и быстро отошел. Когда он вернулся, капитан через мегафон уже собрал всю команду. Людей действительно было немного, команда была недоукомплектована.

– Хотел бы я знать, все тут или нет? – сказал Тоузьер, оглядывая команду.

Подошли Уоррен и Паркер.

– Это Дэн Паркер, – сказал Уоррен, – он нам все скажет.

Тоузьер улыбнулся:

– Рад познакомиться с вами.

– Я рад еще больше, – ответил Паркер и, посмотрев на нос корабля, добавил: – Думаю, это все. Есть еще механики. Если они остановят машины, нам крышка.

– Они не могли слышать выстрела, – сказал Тоузьер. – Но мы это сейчас выясним. – Он подошел к машинному телеграфу и передал распоряжение идти полным ходом. Телеграф откликнулся послушным звонком. – Никто им ничего еще не говорил.

– Если мы их вытащим оттуда, я могу обслуживать машины, – сказал Паркер. – Он оглянулся. – А где Майк?

– Я его не видел, – сказал Уоррен. – Где он был?

– В своей каюте, я думаю.

– Мы найдем его позже, – сказал Тоузьер нетерпеливо. – Что нам делать с командой? Мы должны обеспечить прежде всего безопасность корабля.

– Здесь есть пустой кубрик, – сказал Паркер. – Там они будут надежно закрыты.

– Ник, вы и Хеллиер идите с Паркером и займитесь этим, заберите всех и заприте их. Эти, – Тоузьер указал па помощников, – не доставят вам хлопот. Они, по-моему, крепко струсили. Надеюсь, что Том там справляется со своим делом.

3

Они заперли команду, спустились в машинное отделение и обнаружили там трех механиков. Уоррен оставил там Хеллиера и Паркера, а сам, отведя механиков в тот же кубрик, вышел к мостику и посмотрел наверх. Тоузьер, опершись о перила, сказал:

– У нас тут кое-какие сложности, поднимайтесь.

– Л что делать с командой?

– Я пошлю туда Эббота, мы его обнаружили. Дайте ему ваш пистолет.

Эббот спустился с мостика и весело улыбнулся Уоррену.

– Чудесно мы здесь развлекаемся, – сказал он. – Страшно рад видеть вашу команду.

Уоррен отдал ему пистолет.

– А какие сложности?

– Вот это мило. Пусть вам ваши приятели и скажут. Уоррен поднялся на мостик. Фоллет стоял у руля, Тоузьер – рядом. Тоузьер быстро заговорил:

– Мы загнали Истмэна в бутылку, но близко он никого не подпускает. Сейчас Меткалф надежно держит затычку в горлышке, но дело в том, что Истмэн находится при торпедах. Поэтому пока мы не выкурим его оттуда, мы не можем добраться до героина.

– Он решил охранять груз, – сказал Фоллет. – Видимо, надеется на спасение. Команда нам ничего не сделает, а Делорм с Фуадом могут преследовать нас на яхте.

Но Уоррен не допускал такой возможности.

– Торпеды готовы к пуску? Как выстрелить? – спросил он.

Тоузьер показал в сторону рубки.

– Вот там две кнопки. Нажмите их, и вылетят две торпеды.

Уоррен кивнул:

– Значит, мы можем избавиться от половины героина. – И он сделал шаг вперед.

Тоузьер схватил его в охапку.

– Погодите. Ваш человек, этот Паркер, славно поработал. Все торпеды боевые. Он начинил их взрывчаткой. Каждая несет по сто восемьдесят фунтов тринитротолуола.

– Да, это будет самый дорогостоящий взрыв в истории, если не считать водородную бомбу, – заметил Фоллет.

Уоррен был в недоумении.

– Так в чем же проблема?

Тоузьер уставился на него.

– Господи, нельзя же в Средиземном море вот так без разбора стрелять торпедами, особенно такими. У них же дальность восемнадцать миль – так Паркер говорит. – Он показал рукой в сторону горизонта. – Мы ведь не знаем, что там сейчас находится? Отсюда не видно.

Фоллет весело расхохотался.

– Я слышал, что недавно в этих водах находился Шестой американский флот. Если мы вдруг потопим один из авианосцев дяди Сэма, то будет неплохой повод начать третью мировую войну.

Уоррен обдумал ситуацию.

– Нет ли здесь каких-нибудь необитаемых островов? – спросил он. – Или скал? Или отмелей? Ну, во что мы могли бы выстрелить, не боясь убить никого, кроме рыб.

– Уникальный способ разжечь международные конфликты, – сказал Тоузьер. – Вы пускаете торпеды по любой скале вблизи арабских стран, и на израильтян начинают валиться все шишки. Здесь ситуация такая деликатная, что несколько взрывов действительно могут иметь непредсказуемые последствия.

– И у нас в руках останется еще половина всего наркотика, – сказал Фоллет. – А может, и весь – если Истмэн достаточно сметлив, он уже перерезал всю проводку.

– Надо извлечь его оттуда, – сказал Уоррен. – Я думаю, Паркер справится с этим делом, он хорошо знает корабль.

– Минуточку, – сказал Фоллет. – Я здесь все торчу за этим рулем, а может мне кто-нибудь сказать, куда мы направляемся?

– Какая разница! – нетерпеливо проговорил Тоузьер.

– Меткалф считает, что разница есть. Он видел Жанетт в гавани, когда мы отплывали, и она его видела. Она решит, что он угоняет корабль с грузом, и пустится следом за нами, вооруженная, как говорит Том, словно на медвежью охоту.

– Ну и что?

– Ну и то, что мы можем плыть либо вдоль берега, либо в открытое море. Как вы считаете?

– Я бы держался берега, – сказал Тоузьер. – Если она настигнет нас в море, где стрельбу никто не услышит, наши шансы мне кажутся мизерными, особенно, если она набрала на яхту своих головорезов.

– А вы не думаете, что она разгадает наши замыслы и повернет к берегу, где и накроет нас? Держу пари, она нас уже видит.

– Откуда мне, к черту, знать, что она подумает? – взорвался Тоузьер. – Или вообще что думают женщины!

– Есть один вариант, – сказал Фоллет. – Подержите-ка кто-нибудь руль. – Он отошел в сторону, вынул ручку и блокнот. – Так. Если мы идем вдоль берега, а она ищет нас в море, мы спасены на сто процентов, правильно?

– До тех пор, пока она все же не догонит нас.

– Ну, мы смогли бы уйти за пределы ее досягаемости, – возразил Фоллет. – То же самое и в противоположном случае – мы идем в море, она идет вдоль берега Энди, какой шанс у нас на спасение, если она настигнет нас в море?

– Небольшой, – сказал Тоузьер. – Скажем, двадцать пять процентов.

Фоллет записал это в блокнот.

– А если у берега?

– Это немного лучше. Она побоится лишнего шума, и у нас появится хороший шанс выйти из этой переделки, – скажем, семьдесят пять процентов.

Фоллет начал что-то быстро писать, и Уоррен, заглянув через его плечо в блокнот, увидел, что он занялся чем-то вроде выведения математической формулы. Наконец, Фоллет сказал:

– Сделаем вот что. Кладем в шапку четыре кусочка бумаги, – один со знаком. Если мы вытаскиваем его, – идем в море, если нет – будем держаться вдоль берега.

– Вы что, совсем спятили! – закричал Тоузьер. – Разве можно такое серьезное дело предоставлять случаю?

– Совсем спятил, хорошо, – сказал Фоллет. – А сколько я у вас выиграл, когда мы играли в монеты?

– Около тысячи колов – но какое это имеет значение сейчас?

Фоллет выскреб из кармана горстку мелочи и сунул ее Тоузьеру под нос:

– Вот какое. Здесь восемь монет. Три из них выпуска тысяча девятьсот шестидесятого года. Когда мы играли, я вынимал их из кармана наугад. Если попадалась монета тысяча девятьсот шестидесятого года, я говорил: "орел", если другая – "решка". И это было достаточно, чтобы получить мой процент выигрышей, мое преимущество. И вы с этим ни черта не могли поделать.

Он обратился к Уоррену.

– Это из теории игр – математический способ определить шансы в сложных ситуациях, принцип такой: чтобы не сделать того, что вы думаете, что я сделаю, я сделаю наоборот, потому что думаю, что вы знаете, что я сделаю… – в общем какой-то чертов порочный круг. А эта теория дает самый большой шанс – в нашем случае несколько больше восьмидесяти одного процента.

Тоузьер выглядел обескураженным.

– Что вы думаете, Ник, по этому поводу?

– Ну вы же действительно постоянно проигрывали, – сказал Уоррен. – Может, Джонни в чем-то и прав.

– Вот именно, черт возьми, – сказал Фоллет и, наклонившись, поднял с палубы форменную фуражку. Положив в нее четыре монеты, он повернулся к Уоррену.

– Выберите одну, Ник. Если она тысяча девятьсот шестидесятого года, мы идем в море, если нет – будем держаться у берега. – Он протянул фуражку Уоррену, который явно колебался. – Ну, посмотрите, – настойчиво продолжал он, – в данный момент, пока вы не выбрали монету, мы не знаем, куда мы двигаемся. Если мы не знаем, как же может это вычислить Делорм? А монеты дают нам наилучший шанс, что бы она ни предприняла. – Он помолчал. – Еще одно. Мы должны сделать то, что скажут монеты, – никаких вторых попыток.

Уоррен протянул руку, взял из фуражки монету и положил ее на ладонь той стороной, где была дата выпуска. Тоузьер взглянул на нее:

– Тысяча девятьсот шестидесятый год, – сказал он со вздохом. – Значит, в море. Помоги нам, Боже!

Он крутанул штурвал, и нос "Ореста" стал разворачиваться в сторону запада.

Страницы книги >> Предыдущая | 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14

Правообладателям!

Представленный фрагмент произведения размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО "ЛитРес" (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?


  • 0 Оценок: 0
Популярные книги за неделю

Рекомендации