» » » онлайн чтение - страница 6

Текст книги "Золотая Королева"

Правообладателям!

Это произведение, предположительно, находится в статусе 'public domain'. Если это не так и размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

  • Текст добавлен: 28 октября 2013, 03:13


Автор книги: Дэйв Волвертон


Жанр: Боевая фантастика, Фантастика


сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 6 (всего у книги 21 страниц)

Шрифт:
- 100% +

6

Когда Галлен с Ориком устремились вниз с холма, Мэгги в страхе поняла, что они хотят бросить ее тут. Она зарылась лицом в землю, стараясь стать совсем маленькой, и тут услышала крик Галдена.

Зеленые и голубые огоньки вайтов, кишевшие в лесу, полетели вверх, к Мэгги, окружая ее.

Страх Мэгги сменился гневом. Она вскочила и увидела, как Галлен и Орик завладели ключом. Тогда она с визгом бросилась вниз, врезалась в этих двоих и втолкнула их в ворота.

Ледяной белый свет охватил ее, и ей почудилось, что она летит, словно лист по ветру.

Потом она упала и покатилась на земле, наткнувшись на теплого мохнатого Орика. Галлен упал на нее, Мэгги вскричала в ярости, желая хорошенько кого-то стукнуть:

– Галлен О'Дэй, если ты… – Но тут же умолкла и села, удивленно раскрыв рот.

Они очутились на поляне среди густого леса. Здесь, похоже, стояло лето. Теплый вечерний ветерок шевелил ей волосы, и далеко на горизонте, над грядой облаков, висел крохотный овальный лунный диск лавандового цвета.

Никаких ворот рядом не было. Мэгги убедилась в этом, посмотрев по сторонам. Вокруг шептались на ветру широколиственные деревья и пели во мраке цикады. На небе было больше звезд, чем когда-нибудь доводилось видеть Мэгги.

Галлен стоял и тоже осматривался, скрестив руки на груди. Орик нюхал воздух.

– Галлен, есть что-то у тебя в голове или нет? – крикнула Мэгги. – Ну куда ты нас завел? Мне это место не нравится.

– Фэйл, – еле слышно прошептал Галлен. – Завоеватели сказали, что этот мир называется Фэйл.

Сверху послышались скрипучие звуки, и по небу пролетела стая белых птиц – они-то и скрипели, словно заржавленные дверные петли, снижаясь порой над лесом, чтобы половить мошкару, птицы скоро исчезли вдали.

Галлен поднес руки ко рту и прокричал:

– Эверинн! Вериасс!

Ответа не последовало.

– Я их не чую, – проворчал Орик, вставший на задние лапы. – Ни малейшего запаха. Их тут не было.

– Как так? – удивилась Мэгги. – Они должны были тоже выйти здесь. Они прошли в ворота всего пять минут назад!

– Возможно, это не столько ворота, сколько ход, который разветвляется, – предположил Галлен. – Эверинн говорила, что за воротами лежит целуй лабиринт миров. Может, мы не туда свернули.

Мэгги посмотрела на небо, полное незнакомых звезд, и на непривычную луну. От деревьев странно пахло, и вечерний бриз был тихим и теплым. Она представить себе не могла, куда они попали.

– Ты думаешь, мы оказались не в том мире? – сказала она. – Галлен, ты мерзкий рыбий потрох. Дать бы тебе как следует по башке! О чем ты только думал, воруя ключ? Нас всех могли убить из-за тебя! Я знаю, кого тебе надо – эту Эверинн. Ты втрескался в нее, как только увидел. И хоть бы тебе даже оторвали голову, невелика была бы потеря. Ты бы думал другим местом.

– Оказалось, что у завоевателей есть свой ключ, – пожал плечами Галлен. – Нужно же было предупредить Вериасса. Кроме того, я никого из вас не просил идти со мной.

– Вы меня бросили! – сверкнула глазами Мэгги. – И ты, и твой глупый медведь. Как только великаны подняли крик, все вайты, какие только есть в округе, кинулись ко мне. Волей-неволей пришлось бежать за вами! И не приди я вам на помощь, нас бы всех поубивали! Нет бы укрыться поглубже в лесу и остаться дома, так вы…

– Прости, – сказал Галлен. – Меньше всего мне хотелось причинять тебе какое-то зло и вообще впутывать тебя в это дело.

У Галлена был такой грустный вид и говорил он так искренне, что злости у Мэгги сразу поубавилось. Она погрозила ему кулаком:

– Нет, ты сознайся. Имей честность признать: ведь не затем ты сюда подался, чтобы поговорить с Вериассом. Это Эверинн тебе нужна. Ты весь день строил ей глазки и не вздумай отрицать это, Галлен О'Дэй, не то я возьму палку и побью тебя.

– Не мог же я допустить, чтобы ее убили за здорово живешь, – пожал плечами Галлен.

Мэгги рассудила, что больше ничего от него не добьется. Она встала и бросила свирепый взгляд на хрустальный ключ, на который упала в рывке через ворота. Мэгги подобрала его – свет в нем медленно угасал, и внутри виднелись какие-то серебряные червячки, проволочки и золотые колечки – диковинные штуки, похожие на церковные облатки.

– Я есть хочу, а вы? – пробурчал Орик. – Где бы раздобыть что-нибудь съедобное?

– И я есть хочу, – сказал Галлен. – И пить тоже, и устал как собака. Только я понятия не имею, в какую сторону идти, а вы?

Орик тихонько заскулил – на медвежьем языке это значило: «Я тоже, вот это меня и злит».

– Ну, пойдем прямо, – решил Галлен, – авось наткнемся на реку или дорогу.

Мэгги взглянула на заходящую луну. Та сторона ничем не хуже остальных, а если предоставить выбор Галлену и Орику, ничего хорошего не дождешься. Она решительно направилась в лес, и остальные волей-неволей последовали за ней.

Местность нельзя было назвать ни холмистой, ни ровной. Они пробирались через подлесок, и широкие листья при этом шуршали, как рвущаяся бумага, а внизу, в сухом лесном ковре, копошились то ли мыши, то ли крысы. Из почвы выступали белые камни.

Каждые несколько минут Галлен звал Эверинн, и через пару часов терпение Мэгги лопнуло.

– Прекрати вопить. Ее тут все равно нет, так что можешь уняться.

Галлен умолк. Они шли уже долго, но луна по-прежнему висела в небе, как сияющий голубой глаз, приветливая и далекая. Она почти не сдвинулась с места. Путники пришли к пруду, в котором отражались звезды, и напились из него. Вода была чуть солоновата, но утолила жажду Мэгги. Откуда-то поблизости взлетели белые птицы и стали кружить в воздухе, издавая скрипучие крики.

Орик, нюхая траву, позвал их:

– Эй вы, двое, идите сюда! – Он обнаружил гнезда. Мэгги, разбив яйцо, нашла в нем зародыш и предоставила находку Орику. Силы ее были на исходе. Пока что им встречались только кабаньи тропы – ни жилья, ни дороги.

Мэгги искала какого-нибудь укрытия, но не видела вокруг ничего, кроме деревьев.

Наконец она подошла к большому белому камню, думая устроиться рядом с ним. На камне имелись какие-то знаки, словно когда-то он был частью здания. Мэгги осмотрелась: все камни вокруг явно были обработаны. Путники шли по руинам огромного города.

Галлен набрал две охапки травы и листьев и устроил под камнем постель. В земле там была выемка, похожая на неглубокую могилу, – как видно, здесь часто ночевал какой-то зверь. Орик лег между Галленом и Мэгги, грея их своим мехом.

Галлен в последний раз позвал Эверинн, но в ответ услышал только кваканье лягушек. Ставший прохладным ветер коснулся Мэгги, как остывшая на морозе серебряная монета.

Мэгги подумалось, что кому-то надо бы покараулить – но пока что они не встречали животных крупнее мыши.

Галлен шептал сам себе:

– Так, значит, отец Хини умер. А какой чистоты был человек. Я даже поражен, как с ним могло приключиться такое неприглядное дело, как смерть. – Больше Галлен ничего не сказал и вскоре ровно задышал во сне.

Орик пел Мэгги медвежью колыбельную, баюкая ее, как медвежонка:


Мы спим всю зиму, долгий срок,

Не плачь, сынок, не плачь, сынок.

Нас греет мех, и сон глубок,

А снег уж лег, а снег уж лег.

Недели быстро пробегут,

А как проснешься – я ведь тут.

А как проснешься – я ведь тут.


Допев, Орик обнял лапой Мэгги за плечи и лизнул ее в лицо:

– Я за зиму накопил много жира. Когда мы в следующий раз найдем еду, обязательно поешь.

И медведь закрыл глаза, а Мэгги все смотрела в ночное небо. Там сияли сотни тысяч звезд. Прямо у нее над головой стояло огромное колесо, составленное из множества ярких огоньков. Вступая в этот новый мир, Мэгги как-то не подумала о том, что даже звезды, знакомые ей с детства, станут здесь другими. Но если их тут так много и они так великолепны, Мэгги, пожалуй, сумеет привыкнуть к ним.

Три звезды быстро двигались по небу с запада на восток и вскоре скрылись за деревьями, удивив Мэгги. То ли здешние звезды умеют летать, то ли это какие-то огненные птицы.

Мэгги наконец сдалась и уступила дремоте. Что это за мир такой, думала она, засыпая. Столько деревьев, а есть нечего. Что только с нами будет?


Когда Мэгги проснулась, Орика не было, а луна зашла. Один Галлен звучно храпел рядом. Мэгги села и стала осматриваться. Под деревьями было особенно темно. Медведь пропал куда-то, но скоро Мэгги увидела его вдалеке – он бежал к ней через лес. Потом встал на задние лапы и позвал:

– Эгей, Мэгги! Иди сюда! Что я нашел! Еда!

Мэгги сразу почувствовала, как пусто у нее в животе. Работая в гостинице и стряпая гостям трижды в день, она и сама привыкла есть по часам. А теперь вот уж тридцать часов, как она постится. Она пихнула Галлена в бок носком башмака:

– Поднимайся. Есть пора.

Галлен сел, протирая глаза.

– Мне бы еще малость соснуть.

– Вставай, лодырь! Крепче будешь спать, когда набьешь себе живот. – Мэгги вдруг спохватилась, что бранится в точности как ее покойница-мать. Там, дома, Джон Мэхони частенько остерегал ее: «Твоя матушка до того привыкла шпынять вас, ребят, что вскорости начала честить почем зря всех и каждого. И запомни, Мэгги: я не потерплю, чтобы ты кидалась на моих постояльцев по примеру своей матери!»

Мэгги прикусила язык, дав себе слово впредь вести себя сдержаннее. Медведь, дождавшись Галлена и Мэгги, помчался через лес.

– Я спал и вдруг учуял вкусные запахи.

Вскоре они вышли на обрыв над широкой, поросшей деревьями долиной. По ней протекала большая река, и на воде горели огни.

Мэгги не сразу поняла, что это, и только потом разглядела, что по реке плывут огромные корабли, сияющие сотнями огней. За рекой стояло что-то похожее на один сплошной низкий дом, который тянулся на много десятков миль. Тысячи его окон светились яркими голубыми искрами. Кое-где виднелись луга и возделанные поля, а кое-где большой дом перекидывался через реку, точно плесень, разросшаяся в немытой кружке из-под эля.

На глазах у Мэгги с неба упало несколько искр и село на крышу здания. В миле от путников из такого светящегося шара вышла женщина в зеленом платье и вошла в одну из дверей огромного дома.

Мэгги затаила дыхание.

– Вот, значит, сплю я и чую – пахнет, – рассказывал медведь. – Там внизу растет много всего. Я унюхал спелую кукурузу и груши. – В самом деле, Мэгги заметила невдалеке квадратики полей и фруктовых садов.

– Ну так что, – спросил Орик, – постучимся к ним в дверь и попросим поесть?

– Все лучше, чем голодать, – сказал Галлен.

Мэгги забеспокоилась:

– А вы уверены? Почем вы знаете, что они с нами сделают? Вдруг тут тоже есть завоеватели?

– Ты же видела женщину, которая вышла из своей небесной повозки, – сказал Галлен. – Ничего страшного в ней нет. А хоть бы тут и водились завоеватели – они нас не знают.

Галлен стал искать, где бы спуститься вниз, и нашел узкую тропку. Мэгги еще колебалась, но оставаться одной в темноте ей не хотелось. Они стали спускаться. Звезды давали недостаточно света, и Мэгги осторожно ощупывала ногой тропинку, прежде чем ступить.

Внизу был большой сад со множеством падалиц, пахнущих сладко и пряно. Орик лизнул одну.

– Вкусно! – объявил он и стал есть.

Мэгги выждала минуту, решив, что если фрукты ядовиты, это сразу скажется на медведе, но Орик не проявлял признаков скорой смерти или отравления.

– Ты вроде говорил, что чуял кукурузу? – сказал Галлен.

– Ага, вон там! – Орик мотнул мордой в сторону города. – Но к чему жевать перья, когда есть цыпленок? – привел он старую медвежью пословицу. Медведь явно предпочитал кукурузе эти незнакомые плоды.

Мэгги благоразумно пошла вслед за Галленом к реке. На полпути они спугнули из кустов оленя, который понесся прочь от них.

Сердце Мэгги испуганно забилось.

Олень мчался на гору, к Орику – медведь боязливо заскулил и поспешно догнал Галлена.

Они наткнулись на мощеную дорогу вдоль реки и пошли по ней. Сквозь листву Мэгги видела корабли, плывущие по реке, и небесные повозки, взлетающие из города, но они не нарушали тишину ночи.

Наконец показалось поле зреющей кукурузы с метелками, отливающими серебристо-золотым блеском при свете звезд. Стебли поднимались в вышину на двенадцать футов – в графстве Морган таких не увидишь, и огромные початки были тугими и сладкими.

Мэгги сорвала один и принялась его жевать, опустившись на колени, и Галлен последовал ее примеру.

Мэгги принялась за второй початок, роняя изо рта сладкие зерна, как вдруг Орик взревел:

– Паук! Бежим! – И пустился наутек.

Мэгги подняла голову. Прямо над ней, задевая брюхом кукурузные метелки, стояло громадное существо на шести тонких ногах. Само туловище было у него едва ли шире ярда, и Мэгги различила горящие зеленые глаза. Одна нога с невиданной скоростью свистнула в воздухе и выбила початок из руки Мэгги, другая взвилась, метя в саму Мэгги.

Галлен с криком бросился вперед, ухватил паука за одну из ног, вывернул ее и оторвал от туловища.

Паук завопил и попытался отойти, но Галлен опять поймал его за переднюю ногу, оторвав и ее тоже.

Отлетевшая нога задела Мэгги, ударив ее железным кольцом. Мэгги взвизгнула и попятилась. Тут она увидела, что Орик вернулся и стоит рядом с ней на задних лапах, рыча и размахивая когтями в воздухе.

Туловище паука, утратив равновесие, опасно накренилось вперед. В тот же миг Галлен, схватив оторванную ногу, огрел ею паука промеж глаз, и чудище рухнуло на землю с громким скрежетом.

Галлен бросился к нему и стал молотить его своей дубиной. К Галлену подоспел Орик, прижав паука к земле. Зеленые глаза чудища горели по-прежнему, и Галлену пришлось хряснуть по ним несколько раз, прежде чем раздался треск и глаза погасли. Только тогда Галлен перестал избивать паука.

Не успел Галлен отдышаться, стоя над поверженным телом своего врага, вдали послышался какой-то вой – словно звук рога, который то замирал, то усиливался.

Мэгги повернулась кругом, высматривая новых пауков. Возможно, и город, и поля принадлежали этому громадному пауку или его семье. Ведь здесь волшебная страна сидхов. Кто знает, какие еще чудеса ждут впереди?

Вой не умолкал. Орик с ворчанием обнюхал паука, насторожил уши и сказал:

– Что-то приближается к нам.

В кукурузе зашелестело. Галлен схватил Мэгги за руку и бросился бежать. Перебравшись через дорогу, они укрылись в кустах и увидели еще десять гигантских пауков, появившихся на краю поля.

Пауки обнаружили своего мертвого товарища, и один из них оттащил труп прочь, а другие устремились в глубину поля, разыскивая виновных.

Галлен нахмурился. Теперь это поле все равно что в сотне миль от них – больше с него ничем не поживишься.

– Пошли, – шепнул он, дернув Мэгги за руку. – Надо убираться отсюда.

Орик крался впереди, используя свое умение видеть в темноте и острое чутье, пока они не оставили за собой паучьи поля. Небо посветлело, приобретя цвет тусклого серебра – должно быть, близился рассвет.

Прямо перед ними через реку был перекинут мост, и путникам предстояло решить – войти ли им в город, или продолжать прятаться в лесах.

Орик оглянулся на Галлена и Мэгги. Солнце быстро поднималось, и городская стена впереди переливалась зелеными и пурпурными оттенками, словно поле цветущей люцерны. Стена была закругленной, кое-где рядом с ней росли высокие деревья. Дорога в город была скрыта за густым лесом.

– Подберусь-ка я к дороге, – сказал Галлен, – погляжу, что там и как.

Мэгги кивнула, но как только. Галлен отошел, она почувствовала, что должна идти за ним, и подчинилась этому чувству. Орик позади пробурчал: «Меня-то подождите, окаянные!» и устремился следом.

Как только Мэгги вышла на дорогу, кто-то словно взмахнул волшебной палочкой. Над горами разом взошли два ярких сиреневых солнца, окутав город сетью пересекающихся теней. Как только лучи коснулись дороги, она вспыхнула густо-красным огнем, словно была вымощена рубинами. Деревья по ее сторонам шелестели под легким бризом, качая длинными, как у пальм, листьями. Ветер донес звуки далекой музыки.

Впереди тенистая крытая аллея вела в город. У входа в нее мелькали люди, мужчины и женщины, усаживаясь за столы. Из-под свода доносился запах жареного мяса и свежего хлеба.

– Харчевня, – объявила Мэгги. – Это заведение я всюду узнаю.

Однако все трое стояли, не осмеливаясь двинуться вперед. Не все посетители этой харчевни были людьми. У входа стоял, прислонясь к стене, желтый молодец с невероятно длинными руками и ногами, безволосый и голый, если не считать набедренной повязки винного цвета. Другие, мелькавшие в полутьме, походили на детей с желтоватой кожей, с огромными глазами и ушами.

Но было там и множество обыкновенных людей – кто в длинных одеждах, блистающих зелеными и синими красками или темных, как ночь, кто в золотых штанах и камзолах и серебряных головных уборах. А некоторые были одеты в сплошные серебряные доспехи.

Ветер переменился, и музыка стала громче – звучали трубы, рокотали барабаны и нежно пели инструменты, которых Мэгги никогда не слышала. Музыка, запахи и яркие фигуры горожан – все это манило ее, и Мэгги поняла, что должна войти в город, пусть это даже станет последним поступком в ее жизни.

Они двинулись ко входу, и желтый человек-паук устремился им навстречу.

– Добро пожаловать, путники! – сказал он со странным акцентом. – Еда для всех путешественников, прямо у дороги. Пожалуйте откушать, выбирайте себе на вкус!

– А сколько у вас берут за завтрак? – спросил Галлен.

Верзила удивленно раскрыл рот:

– Должно быть, вы пришли издалека! Еда – это такая малость. У нас на Фэйле она ничего не стоит. Пожалуйте.

Они вошли в полумрак и прохладу харчевни. Музыка стала еще громче. Мэгги водила глазами вокруг, ища музыкантов, но музыка лилась с потолка, словно сам дом создавал ее. В темных нишах светились огоньки вроде ламп, но без пламени. В углу зала люди брали с полок подносы и ставили на них посуду. Галлен встал в очередь, и путники вошли в узкий проход, отделенный живой изгородью от кухни. Все стоявшие перед ними подходили к окошку, заказывали еду и потом подавали в окошко поднос, забирая его уже наполненным.

Галлен тоже сунул в окошко поднос и попросил рогалики, жареную картошку с колбасой, свежую малину и молоко. Он тут же получил поднос обратно со всем, что заказал.

Мэгги заглянула в окошко. В ярко освещенном помещении трудились повара, сделанные из золота и фарфора. У каждого было по шесть рук, и сновали они так быстро, что в глазах рябило.

Мэгги разобрало любопытство. Она еще долго стояла бы, глядя на чудесных поваров, если бы не очередь сзади. Пришлось побыстрее заказывать завтрак. Странно было просить подать себе то и другое, не видя подавальщиков, – но они, как видно, обладали прекрасным слухом.

Мэгги получила свой поднос, и ее место занял Орик, набравший себе учетверенные порции. Он отошел, неся поднос в зубах. Гора оладий лежала на груде яиц, вниз свисала связка колбас, и все это было обильно полито медом.

Они нашли свободный стол и принялись за еду. Мэгги не могла не смотреть на окружающих ее чужеземцев. Люди за соседним столом, одетые в шелковые платья, переливающиеся зеленым, красным и синим, все время болтали и смеялись. За двумя другими столами сидели молодые мужчины и женщины в золотых костюмах, с серебряными коронами на головах. Кожу их покрывал загар, и они не разговаривали за едой. Только понимающе переглядывались и порой смеялись, словно услышав шутку.

Люди в ярких одеждах и люди в золоте, как видно, принадлежали к разным сословиям. Было и третье – маленькие мужчины и женщины цвета слоновой кости, державшиеся в тени. У этих совсем не было одежды, а женщины имели столь маленькие груди, что трудно было отличить их от мужчин. Присутствовали здесь и машины – четвертое сословие, как рассудила Мэгги. Издалека они казались воинами в доспехах, но теперь Мэгги разглядела, что это всего лишь механические куклы – такие же, как на кухне. Они плавно двигались по комнате, наполняя гостям кружки и убирая со столов.

Ни Галлен, ни Орик не произнесли еще ни слова с тех пор, как вошли сюда. И Мэгги тоже не знала, о чем заговорить. О чужеземцах? О многочисленных здешних чудесах? Что-то подсказывало ей, что и то, и другое было бы неблагоразумно. Лучше не привлекать к себе внимания.

Мэгги чувствовала себя полной невеждой. Здесь столько чудесного – и поющие стены, и машины, которые стряпают и умеют летать. По сравнению с людьми, которые живут среди всего этого, она просто дикарка. Мэгги, всегда отличавшаяся живым умом, впервые в жизни ощутила, насколько скудно ее образование.

За едой Мэгги заметила, что окружающие временами косятся на них, и шепнула Галлену с Ориком:

– На нас смотрят.

– Может, это потому, что мы не так одеты, – шепнул в ответ Галлен.

– А может, они медведей никогда не видали, – проворчал Орик. – Я тут ни единого еще не учуял. – Мэгги в Тиргласе привыкла к медведям, которые часто приходили в город попрошайничать, и даже не заметила, что здесь их нет.

Галлен, оглядевшись, тихо спросил:

– Орик, а запаха Эверинн тут нет? Хотя бы самого легкого?

– Ты уж поверь мне – если бы я уловил хотя бы тень аромата нашей прелестницы, я пустился бы за ней, как гончая за зайцем. Ее здесь нет.

Люди за соседним столом встали и ушли, обеспечив трем путникам недолгое уединение.

– Ну, что теперь? – прошептал Галлен. – Отдаться на милость жителей этого города? Постараться найти какой-то заработок? Или разыскивать Эверинн?

– Нам нельзя выдавать себя, – сказала Мэгги. – Завоевателей мы оставили позади, но кто знает – может, они уже напали на наш след. Говоря всем, что мы тут чужие, мы только привлечем к себе внимание. И горожане, возможно, сами отдадут нас завоевателям.

– Они так пялят на меня глаза, – сказал Орик, – что ясно: они и так знают, что мы тут чужие. И все-таки они очень гостеприимны. Надо же – даром кормят всех и каждого! Если уж такие люди враждуют с Эверинн, то мы, возможно, связались не с теми, с кем следует.

– Хмм, – сказал Галлен. – Вы с Мэгги оба правы. Люди здесь вроде бы хорошие, но очень возможно, что завоеватели гонятся за нами. Надо затаиться. Мало ли в городе тихих углов. Возможно, где-нибудь здесь скрываются Эверинн и Вериасс. Я хочу пойти и поискать их.

– А нас тут оставишь? – спросила Мэгги.

– Один я буду не так бросаться в глаза. Я ненадолго. – Галлен вдруг затаил дыхание, и Мэгги проследила за его испуганным взглядом.

На пороге зала стоял человек в черной одежде, черных перчатках и черных высоких сапогах, с золотистым светящимся лицом. Галлен встал, как завороженный.

– Что случилось? – спросила Мэгги, схватив его за руку.

– Ничего. Мне показалось, что я его узнал.

– Узнал? Где же ты мог видеть такого, как он?

– Видел, но не его. Тот тоже был в черном, но лицо у него светилось лиловым огнем. И потом, тот был моложе и тоньше.

– А того ты где видел? – спросил Орик.

– В Койлл Сидхе. Прошлой ночью человек, одетый точно так же, спас мне жизнь. – Галлен потянулся. – Я вернусь через пару часов, даже раньше, если найду Эверинн. – Он вышел из зала, пройдя мимо незнакомца, и исчез в освещенном коридоре.

Мэгги посмотрела ему вслед. Иди, иди, Галлен О'Дэй, ищи свою таинственную красавицу. Желаю вам всяческого счастья.

Комната будто уменьшилась – люди то и дело толкали Мэгги, проходя мимо. В харчевне стало не протолкнуться от посетителей. Мэгги и Орик пересели за другой стол, откуда открывался вид на широкую мутную реку. Над водой шныряли зеленые ласточки-береговушки.

Мэгги, потихоньку доедая свой завтрак, подумала, что это место похоже на рай. Прекрасная погода, восхитительная еда, и жить здесь, как видно, легко и просто.

Однако через час после ухода Галлена выяснилось, что это не совсем так: на рубиновой дороге, ведущей в город, появились шесть черных дрононов. На ногах у них были особые башмаки, позволявшие им скользить по дороге быстро, как водомеркам. Один из них подкатил к харчевне. Мэгги и Орик прижались к стене, опасаясь, не их ли он ищет.

В харчевне наступила мертвая тишина. Дронон был так велик, что с трудом мог пройти между столиками, однако он сложил свои крылья и медленно вполз под арку. Когда он двигался, его голова качалась из стороны в сторону, и в хитиновой руке он держал длинный черный огнемет.

Дронон остановился перед Мэгги и Ориком, и его длинный ус взвился в воздух. Чуть помедлил и вдруг обвился вокруг запястья Мэгги. Девушка вскочила, порываясь бежать, но спереди дорогу ей преграждали два стола, а сзади была стена.

Ус дронона держал ее крепко, как прочный шнур. Дронон открыл рот, и там обнаружилось несколько дюжин чего-то похожего на короткие тупые пальцы, под которыми помещалась туго натянутая перепонка. Пальцы начали мерно барабанить по ней, издавая звуки, напоминающие треск большой цикады, но различные по силе и тону. Внезапно Мэгги стала различать слова – дронон разговаривал с ней.

– Ты не из этого мира. Откуда ты? – спрашивал он.

Мэгги остолбенела, не зная, что ему отвечать. Она совсем вжалась в стену. Дронон стиснул ее сильнее и вскинул вверх свою руку. Рука была тяжелая, словно клешня у краба, с зубцами по краю. Крохотная кисть ушла в сторону, обнажив большой крючковатый коготь. Один удар – и дронон разрубит Мэгги пополам, как топором. Он зашипел, угрожая так и поступить, если она не ответит.

– Ты не из этого мира. Откуда ты?

Из-за стола неподалеку поднялся человек в черном, с сияющим золотым лицом, и произнес:

– Великий лорд, это немая с Пеллариуса! Она не может говорить. Тамошние певцы нашли, что ее голос недостаточно красив, поэтому ей удалили голосовые связки и стерилизовали ее, чтобы она не давала неполноценного потомства. Я же купил ее в работницы, дабы она могла трудиться к вящей славе дрононской империи.

– Каковы ее функции? – спросил дронон.

– Она аберленка, искусная в генетическом усовершенствовании эмбрионов.

– Если она аберленка, то где ее вожатый? – Ус дронона ощупал голову Мэгги.

– Она состояла во втором классе, но теперь готова перейти в первый. Для нее как раз создается новый вожатый.

– А где прежний?

– Здесь, у меня. – Человек в черном извлек из кармана широкий серебряный обруч в виде короны, вспыхнувшей огнями, и протянул дронону. Тот опустил поднятую для удара руку.

– Да послужит ваш труд благу империи, – сказал он, обращаясь сразу к Мэгги и к незнакомцу. Потом посмотрел на Орика, пригнулся и поволок свое массивное тело через зал, скрывшись затем в глубинах здания.

Мэгги дрожала, и перед глазами все плыло. Она не могла пошевелиться, прикованная ужасом к месту. Серая пыльца, оставленная на ее руке усом дронона, слегка жгла кожу.

Посетители возобновили свои разговоры. Мэгги тяжело опустилась на стул. Человек с золотым лицом невозмутимо наблюдал за ней. В последние полчаса Мэгги уже заметила, что он присматривается к ней с Ориком гораздо внимательнее, чем все прочие гости. Она не знала, как отблагодарить его за то, что он сделал.

Незнакомец подошел, взял ее за руку и полил из кружки воды на то место, где ее коснулся дронон, а потом стал протирать кожу салфеткой.

– Не знаю, откуда ты, – прошептал он, – но о дрононах ты явно ничего не знаешь. Завидую. – Он протер Мэгги лицо и волосы. – Первое, что тебе следует усвоить, – это что панцирь дронона выделяет слабую кислоту. Они происходят из безводного мира, и кислотная оболочка усиливает их иммунную систему. Но если они к тебе прикасаются, кислоту необходимо смыть, иначе будет ожог.

Незнакомец отложил салфетку и заглянул Мэгги в лицо, не обращая внимания на Орика. У этого человека был сильный подбородок и проницательные карие глаза. Его голову под черным капюшоном покрывала серебряная сетка, похожая на ту, что носила Эверинн, – точно парик из длинных серебряных цепочек, унизанных сотнями треугольников. Мэгги хотела спросить, зачем он прячет такое красивое украшение под плащом, но удержалась.

– Итак, – сказал незнакомец, – я Картенор, глава аберленов.

– Я… я заметила, как вы за мной наблюдали.

– Прости мне мое любопытство. Я не хотел тебя обижать, но я никогда не видел людей, одетых так, как ты, и никогда не встречал таких, как твой друг. – И Картенор добавил снисходительно, словно речь шла о ребенке: – Однако я знаю, к какому виду он принадлежит. Это медведь.

– Черный медведь! – поправил Орик.

– Прошу прощения, – уже более уважительно ответил удивленный Картенор. – Черный медведь высшего генетического образца. Очень рад познакомиться.

Картенор придвинул себе стул. Мэгги угадывала в нем нетерпеливую настойчивость, которая связывалась у нее с торговцами, желающими что-то продать.

– Ты и твой друг тоже наблюдали за нами, и наверняка мы казались вам не менее странными, чем вы нам. Я прав?

Мэгги всматривалась в его золотое лицо и не могла придумать, что бы ему соврать. Она вообще не знала, следует ли ему лгать. Она знала только, что ей нужен союзник, а Картенор уже помог ей. Краткое упоминание Галлена о похоже одетом человеке, спасшем ему жизнь, заставило Мэгги чувствовать еще больше доверия к Картенору. Возможно, это было опасно, но она, повинуясь импульсу, сказала:

– Мы пришли сюда через Врата Миров. И нам в самом деле все здесь кажется странным.

Картенор в изумлении подался назад, но голос его остался ровным, и Мэгги не могла понять, что у него на уме.

– Через Врата Миров? Как же тебя зовут и откуда ты?

– Мэгги Флинн из города Клера. – Картенор, бесстрастно глядя на нее, отвесил глубокий поклон.

– Знакомство с тобой – честь для меня, Мэгги Флинн из города Клера. Надеюсь, я не проявлю излишнего любопытства, если спрошу, из какого ты мира?

– С Земли, – ответила Мэгги.

Картенор с озадаченным видом уставился на Мэгги и Орика, поставив локти на стол и приложив к губам палец в перчатке.

– Да, но с какой Земли? Ты говоришь по-английски, а стало быть, была генетически запрограммирована на понимание этого языка. Но такого акцента, как у тебя, я ни разу еще не слышал.

– Я живу на Земле.

– Ну а как называется страна, в которой ты живешь на этой своей Земле?

– Тирглас.

– Ах вот о какой Земле идет речь! – Незнакомец с улыбкой скрестил руки на груди, оценивающе глядя на Мэгги и Орика. – Но ведь ключ от ворот не валялся на дороге в Тиргласе? Как он попал к вам в руки?

Мэгги почувствовала необъяснимый страх. Не то чтобы ее пугал Картенор – он вел себя доброжелательно и гостеприимно. Но Мэгги застыла, не желая отвечать на дальнейшие расспросы.

– Ах, прости, я напугал тебя, – прошептал Картенор, и его золотое лицо расплылось в благожелательной улыбке. – Ты ведь здесь чужестранка и не знаешь наших обычаев. Здесь, на Фэйле, мы ничего не скрываем друг от друга. Тебе это, наверное, покажется несколько стеснительным. Пожалуйста, задавай мне любые вопросы – возможно, так тебе будет легче.

– Ты человек? – спросил Орик.

Картенор с улыбкой коснулся своей щеки:

– Тебя смущает моя маска? Конечно, человек – почти во всех отношениях.

Страницы книги >> Предыдущая | 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 | Следующая

Правообладателям!

Это произведение, предположительно, находится в статусе 'public domain'. Если это не так и размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.


  • 0 Оценок: 0
Популярные книги за неделю

Рекомендации