Электронная библиотека » Дмитрий Захаров » » онлайн чтение - страница 1

Текст книги "Ковчег Судного дня"


  • Текст добавлен: 1 сентября 2021, 13:40


Автор книги: Дмитрий Захаров


Жанр: Современные детективы, Детективы


Возрастные ограничения: +18

сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 1 (всего у книги 13 страниц) [доступный отрывок для чтения: 4 страниц]

Шрифт:
- 100% +

Дмитрий Захаров
Ковчег Судного дня

© Д.А. Захаров, 2021

© Художественное оформление серии «Центрполиграф», 2021

© «Центрполиграф», 2021

– Просыпайся!

Хотелось свернуться в клубочек, спать бесконечно долго, пока не закончится эта душная августовская ночь.

– Просыпайся, милая!

Она открыла глаза. Было трудно дышать, к лопаткам словно приложили горчичники. Незримое было повсюду, реальное и осязаемое, как кислое со сна дыхание мужа.

– Ты кричала… – Муж поцеловал ее. – Ты заболела! Вся горишь, а руки ледяные. Вызвать врача?!

– Отвали, – сказала она грубо.

Он повернулся на бок и через минуту захрапел. Оттененное белизной подушки мужское лицо напоминало похоронную маску египетских жрецов. Мысль позабавила ее. Жжение в области спины ослабло, теперь возникло ощущение сродни прикосновениям молодых листьев крапивы, шершавых и бархатистых.

Тук-тук… тук…

Тишина. А потом еще два раза кряду, словно заплутавший ребенок пытается войти в дом.

Тук-тук…

Она поднялась с кровати и прошла на кухню, вслушиваясь в изменчивую гармонию ночи. Конфорка вспыхнула синим огоньком, она небрежно покидала на разделочный стол овощи, закипела вода в большой кастрюле. Женщина швырнула сочный кусок вырезки. Соблазнительные ароматы наполнили кухню. На разделочной доске ожидали очереди болгарские перцы, пучок зелени петрушки, стебли зеленого лука. Муж подкрался незаметно, груди утонули в ладонях.

– Ты варишь щи среди ночи?!

Она нахмурилась, словно решая в уме сложную задачу. Взгляд был устремлен поверх его головы, в направлении красочного постера, изображающего чашку дымящегося кофе и горсть черных зерен на клеенке.

Тук-тук…

– Что случилось?!

В первое мгновение мужчина ощутил толчок в области ребра. Спустя секунду жгучая боль пронзила бок. Он отшатнулся, зажал ладонью рану. Второй удар пришелся в грудную клетку, на два сантиметра выше сердечной сумки. Мертвенная бледность захлестнула лицо, он опустился на колени.

– Господи!

Тук…

Она повернула голову, как хищная птица, тонкие пальцы слиплись от крови. Муж полз на четвереньках по коридору, оставляя черные пятна крови на полу.

– Господи!

Она взяла прихватками бурлящую кастрюлю. Шею, плечи и верхнюю часть спины окатило крутым кипятком, кожа покрылась волдырями. Он закричал, перевернулся на спину, закрыв ладонями лицо. Бурлящая жидкость ошпарила грудь, шмат вареной говядины упал на рану, посыпались аккуратно нарезанные кругляшки моркови, лоскуты желтого картофеля. Муж лежал неподвижно, левый глаз дерзко смотрел в потолок, на месте правого бугрилась розовая ямка, похожая на кратер вулкана. Кровь запеклась, воспаленная кайма раны была похожа на женские губы бутончиком. С лестничной площадки донеслись голоса. Она подошла к дверям, сжимая на изготовку рукоять ножа. Щелкнул замок, сквозняк принес запахи лежалой пыли и кошачьей мочи. Раздалось удивленное восклицание, женщина выскочила на площадку, увлекаемая сквозняком, захлопнулась входная дверь.

Дождь закончился. Сквозь прореху облаков показалась луна, свет выбелил стройную фигурку. Громко завыла сирена. По набережной промчался УАЗ, колеса влажно шуршали в ночном воздухе. Машина лихо притормозила возле пятиэтажного дома, наружу выскочили трое полицейских. Молоденький сержант остался дежурить у входа, сжимая укороченный приклад автомата. Она пережидала, прячась за массивной фигурой каменного сфинкса, когда все стихло, ступила на проезжую часть. Пронзительно завизжали тормоза, слепящий свет фар выхватил обнаженную фигурку.

– Бог мой! Что случилось?! Вас изнасиловали?! Я вызову полицию! – закричала женщина-водитель. Она опустила ветровое стекло, и с ужасом смотрела на голую незнакомку. – Эй! Куда вы?!

Девица проскользнула в салон автомобиля.

– Я отвезу вас в ближайшее отделение полиции! – нервно сказала женщина.

Порыв ветра поднял на воде мелкую зябь, лунный свет посеребрил купол Исаакиевского собора. Туманная ночь опустилась над городом, как недолгая гостья, заскочившая на минутку к друзьям, чтобы исчезнуть, скрыться до следующего года, оставив послевкусие скупого тепла и горький аромат горелых листьев.

Часть первая
АВАРИЯ

Настя посмотрела на заходящее солнце, приложив ладошку ко лбу. Солнце было огромное, оголенно-багровое, как расплавленный медный блин. Вот оно коснулось кантом горизонта, по воде побежали золотые блестки. Зрелище было жуткое и завораживающее, будто увидеть изнанку смерти.

– Не хочется уезжать!

Она капризно поджала губы, отчего стала выглядеть еще привлекательнее. Спелый шоколадный загар был ей к лицу, а выгоревшие за лето соломенные волосы придавали сходство с девицами из музыкальных видеоклипов. В отличие от невесты Павел плохо загорал. Усеянная веснушками кожа противилась вторжению ультрафиолета, в первый же день пребывания на курорте у него обгорели спина и плечи.

– Остаемся здесь жить! – пошутил он.

– Не чуди, Павлуша, – рассмеялась девушка.

На втором свидании она назвала его Павлушей. Вроде бы ничего обидного. Новая кличка – Мальчик Рюмка предназначалась для них двоих, и ни для кого больше. Интимные прозвища, которыми награждают друг друга любовники.

– Из таких чуваков, как ты, братан, получаются образцовые подкаблучники, – смеялся Витя Хоменко, надежный товарищ и коллега.

Прозвище, которое ему хватило духу категорически пресечь в зародыше, было Сиротинушка. Настя сказала ласково, желая приободрить, и осеклась, увидев глубокую вертикальную складку, прорезавшую лоб, и ставший безгубой нитью рот.

Настя чмокнула любовника в ухо.

– Рулим до хаты, Павлуша. Мне еще чемоданы паковать.

Павел намеревался провести их последнюю ночь на пустынном пляже, под вкрадчивый шум волн. Заветная коробочка была спрятана в заднем кармане шорт. Сверкающий синим пламенем алмаз, обрамленный в золото. Смотрелось стильно и презентабельно. Модная нынче фишка – обручение. Вроде еще не женаты, но к тому идет. Планы поменялись. До Москвы полторы тысячи верст, они могут остановиться в мотеле под Воронежем. Тайком от подруги он забронировал люкс для новобрачных. Вполне приличное место для провинциального города, если верить рекламным фото. В джакузи могла поместиться небольшая семья, а роскошную кровать покрывал балдахин сиреневого оттенка.

Павел Алексеевич Рюмин занимал должность менеджера в крупном московском автосалоне. Каждому сотруднику позволялось однократное приобретение автомобиля по закупочной цене. Львиная доля сбережений ушла на покупку автомобиля, пришлось взять еще и кредит в банке, с расчетом, чтобы и на законный отпуск в сентябре деньжата остались. Настя была его антиподом. Эмоциональная, непредсказуемая, с быстрой сменой настроения. Иногда ему казалось, что она стыдится жениха перед подругами. Как грязного пятна на ковре. Он ее боялся и поэтому уступал роль лидера. Люди привязаны к страхам больше, чем к удовольствиям. Павел преклонялся перед «Гуглом» и обращался к сетевому ресурсу по любому вопросу.

– Не хочу жрать две недели макароны, чтобы потом брюхо висело, как у беременной! – отрезала Настя на предложение поехать в Италию. – Поедем в Крым на тачке!

– Типа, безработные студенты?!

– Безработные едут автостопом, с палаткой. И неизвестно, кто счастливее… – загадочно ответила Настя.

Ее манера сбивала с толку, нарушая размеренный ход мысли, а темперамент крушил оборонительные логические построения, как таран ворота. Отдых вышел на славу, и погода не подкачала: за двенадцать дней отдыха ни облачка.

В свете фар промелькнул светящийся знак дорожной разметки. Настя запрокинула босые ноги на торпеду, листая странички планшета. Вечерело. Павел бегло сверился с навигатором. Сумерки в южных широтах приходят внезапно и стремительно, как дурные болезни. На развязке он зевнул выезд и укатил в неизвестном направлении. Впереди змеилось извилистое однополосное шоссе, с разрывной белой линией посередине.

– Прикол! – ухмыльнулась девушка.

– В чем прикол?

Он цепко сжимал руль: справа велись дорожные работы, провалы угрожающе чернели вдоль обочины.

– Краснодарский край занимает первое место в мире по числу исчезновения людей!

Зона ремонта закончилась, он придавил педаль газа, машина послушно набирала скорость.

– За прошлый год без вести пропало сорок шесть человек, – прочла Настя. – Преимущественно исчезают молодые люди от двадцати до тридцати пяти лет. Мы подходим.

В желтом пятне света фар заалел и ухнул в небытие дорожный указатель.

– Стрежно… Стражно… Черт разбери эти названия! – тихо выругался Рюмин.

В навигаторе такого населенного пункта не значилось. На электронной карте, где расстояния уменьшались до размера мизинца, все выглядело просто и обнадеживающе. Исконный страх горожанина быть затерянным в глуши толкал его вперед, заставив махнуть рукой на природную осторожность.

Настя перелистнула еще одну страничку в планшете.

– Мальчик Рюмка! – провозгласила она. – Скажи мне, Мальчик Рюмка, ты знаешь что-нибудь про Орфея и Эвридику?

– Новое погоняло? – улыбнулся он. Настя обладала даром придумывать прикольные фишки.

– Жесть! Ты – угрюмый манагер, Мальчик Рюмка! Удивительно, что клиенты покупают у тебя тачки. С такой хмурой рожей тебе и бутылку минералки в пустыне не впарить! Он был типа певец, а она – танцовщица и гетера. Ее ужалила гадюка, и девочка окочурилась. Ай, печалька!!! Короче, он спустился за танцовщицей в ад, или что у них там было… Но по ходу, оглянулся назад, проверить, не отстала ли подруга, нарушив договоренность с местными боссами.

– Окаменел?

– Сам ты окаменел! Она так и осталась в царстве мертвых! – Девушка многозначительно подняла пальчик. – Вывод? Недоверие убивает!

Павел не успел пошутить. В лобовое стекло ударило, словно швырнули кусок глины. Упругий руль вырвался из пальцев, жалобно взвизгнул протектор. Тяжелый автомобиль закрутило юзом на шоссе. Застенчивый и робкий Павел Рюмин отличался ценным качеством характера: в экстремальных ситуациях он не терял самообладания. Время спрессовалось, стало вязким, текучим, как мед. Он увидел смертельно бледное лицо девушки, оттененное синей панелью навигатора. Медленно и плавно на бампер надвигался провал. Он выкрутил руль в сторону заноса. Учился в автошколе шесть лет назад, а, видать, засело в подсознании! «Ниссан» повиновался неохотно, как капризная женщина, шины надсадно заскрипели, елозя по дорожному покрытию. Совершив еще один, не лишенный изящества пируэт, машина замерла на краю обрыва. Воцарилась тишина.

Павел распахнул дверцу, сухие камешки покатились по желобу. В тридцати метрах бугрились нагромождения валунов.

– Теперь ты обязан на мне жениться, Рюмин, – нервно хохотнула Настя.

Включив фонарик на смартфоне, Павел обследовал машину, придя к неутешительному выводу. Два боковых протектора всмятку, резина фирмы «Пирелли» жалкими лохмотьями свисала с дисков. На небе объявились звезды, рыжая луна зацепилась выщербленным краем за верхушку холма.

Местные провайдеры работали из рук вон плохо, женщина-оператор ответила после восьмого гудка:

– Слушаю!

Он сбивчиво описал ситуацию, продиктовал данные местоположения с навигатора. Настя отошла в сторонку, присела на обочине дороги, веселое журчание красноречиво свидетельствовало о полном отсутствии у девушки стеснения. Обычно причуды подруги вызывали у него желание, но страх блокировал выработку главного мужского полового гормона.

– Алло! – прокричал он.

– Вам нужен эвакуатор? – очнулась дежурная.

– Мне нужен мэр вашего города!

– Шутите… Свободные машины заняты. Эвакуатор придет в шесть утра.

Было слышно, как женщина громко зевнула.

– Прикажете нам здесь до утра торчать?!

– Говорите громче, плохо слышно…

– Иди к лешему!

Страница смартфона застыла в недоуменном положении, дескать, что этот сытый москвич шум поднимает! Настя подошла, держа что-то на ладонях.

– Виновник аварии…

Комочек черных перьев, безвольно распахнутый коричневый острый клюв, судорожно подтянутые когти.

– Это ворона?

– Была ею…

Девушка бережно провела пальчиком по крылу, птица встрепенулась, хрипло каркнула. Не ожидая воскрешения пернатой нарушительницы, Настя отбросила птаху в сторону. Ворона спикировала на землю и, пошатываясь, скакала по гравию, как разбуженный пьяница.

– Ты воскресила ворону! – закричал Павел.

Раненая ворона быстро оклемалась. Она по-хозяйски прошлась вдоль автомобиля, заглянула под днище, будто надеясь разыскать там съестное, расправила крылья, проверяя оснастку на прочность, и скрылась во тьме.

– Фантом, – сказал Павел. – Птица обязана была разбиться!

– Ее хранят степные ветра, милый! – крикнула Настя. – И нас с тобой тоже!

Девушка выбежала на шоссе, размахивая светящимся смартфоном, как сигнальным маячком. Ночь, пустынное шоссе, порезанные шины. Он предпочел бы остаться в машине, продолжая взывать к службам технический помощи. Боязнь выглядеть трусом помешала ему силой вернуть взбалмошную девицу в салон. Он всегда был робким парнем, избегал конфликтов. Известный психологический тест, определяющий воина или жертву, безошибочно указывал в господине Рюмине стопроцентную мишень. Все в нем было негероическое: голубые глаза, круглое лицо, угловатая подростковая фигура и очки. Ситуация на безлюдной дороге, вдалеке от населенных пунктов, напоминала завязку фильмов ужасов. Пара симпатичных молодоженов, сломанная машина, а где-то поодаль таится кровожадный маньяк. Озираясь по сторонам и чувствуя дрожь в лодыжках, он подошел к девушке. С места аварии приземистое одноэтажное здание автомастерской закрывал холм, похожий очертаниями на спящего верблюда.

– Твою мать! – выругался Рюмин. – Жулье!

– Почему жулье? – беззаботно улыбнулась Настя. Согласно тесту она набрала максимальное количество баллов. Охотник. Ее глаза мерцали во тьме маняще и пугающе, как у дикой кошки. – Авария случилась по вине вороны!

– Сволочь пернатая!

– Подай на нее в суд.

– Откуда на шоссе острые обломки?

– Подумаешь, колесо пробил.

– Два! Оба протектора разом. Следы как разрезы! – Он хотел сплюнуть, в горле пересохло от волнения.

– Починят!

Настя подбежала к автомобилю, выудила походную сумку.

– Ты – зануда, Рюмин. Тебе жалко шин?! Клевое приключение! Прикинь, что мы будем рассказывать в Москве.

Она подошла к нему вплотную, взлохматила волосы. Ее кожа пахла лимоном, прикосновение рук вызвало сладкий зуд в животе. Пережитый страх трансформировался в похоть. Он поймал губами девичьи пальцы, возникла шальная мысль. Сделать ей предложение прямо здесь! Помимо бойцовского характера, Настя обладала великолепной женской интуицией.

– Я – девочка падшая, но трахаться тут не буду!

– Никто не собирался… – буркнул Павел.

Он взвалил сумку на плечо, убедившись, что паспорта, деньги и кредитные карты на месте. В багажнике остались чемоданы с тряпьем, угнать машину без боковых протекторов – задача непростая. Темный контур «ниссана», застывший на краю обрыва, выглядел жалко и беспомощно, словно хозяин оставил больного пса. Настя права. История будет иметь ошеломительный успех в Москве!


Чаще всего негативные ожидания не сбываются. Людям свойственно бояться вещей, которые не приносят вреда. Настоящая беда выглядит прозаично и скупо, как ветхая одежда в шкафу – выбросить жалко, носить стыдно. Драматический сценарий, разыгрываемый воображением, редко воплощается в жизнь. Рабочие оказались улыбчивыми, словоохотливыми ребятами.

– Там завсегда водилы колеса режут, – кивнул высокий парень. Ему было лет тридцать, он растягивал гласные и постоянно улыбался, не смущаясь черной прорехи на месте бокового клыка.

– Почему?

– Щебенка, колотый кирпич, уголок ржавый по дороге раскидан. Как с весны дорогу грязюкой размыло, ремонт идет…

– Не заметил я щебенки!

– В темноте и черта лысого проглядишь, – поддакнул напарник, приземистый смуглый мальчишка лет восемнадцати. – Говорите, две боковые шины зараз?

– Реально две…

В освещенном помещении мастерской Павел почувствовал себя немного спокойнее. Настя уселась на единственный приличный стул и беззаботно закурила, изучая глянцевые плакаты с девицами на стенах. Щербатый без малейшего стеснения пялился на оголенные ноги москвички.

– Оба протектора по правому борту.

Павел попытался отвлечь внимание рабочего от Настиных прелестей.

– Шо по правому, шо по левому, все едино, – важно заметил паренек.

– Поможете?

– Эвакуатор нужон!

– Сам знаю, что «нужон»! – раздраженно ответил Павел. – Звонил в техпомощь, обещали прислать к шести утра.

– Хряку надо звонить! – Щербатый достал из рабочих штанов старинный сотовый телефон, нажал кнопку вызова. – Хряк поможет.

Настя докурила сигарету до фильтра, толчком ногтя пульнула в громоздкий чан, наполненный пустыми пластиковыми бутылками и промасленной ветошью. Чернявый парнишка проследил за полетом окурка. Рабочие скучали. С какой целью в местной глуши была открыта мастерская по ремонту колес, оставалось загадкой. Все здесь выглядело в точности так, как и должно быть в шиномонтажной мастерской. В дальнем углу были свалены отжившие свой век шины, у стены возвышался массивный круглый стол с блестящим цилиндрическим штырем посередине. Примитивное сооружение, предназначенное для обнажения диска, именуемое «гильотиной». Рядом ожидал своей очереди балансировочный стенд. Работники были облачены в комбинезоны синего цвета, у щербатого по локоть были закатаны рукава, синела татуировка на предплечье. Латинские буквы S.P. Q. R. Павел хмурился, пытаясь вспомнить, где он мог видеть такую аббревиатуру.

– Хряк?! – заорал щербатый. – Здоровеньки булы! У нас тут москвичи кукуют, подсобишь?

Павел отличался хорошей наблюдательностью. Ткань рабочих комбинезонов выглядела как новенькая, ни следа мазутной копоти или дорожной грязи. Свежая побелка на потолке, приятного оттенка бежевая краска венчала бордюр. Так не бывает! Похоже на муляж шиномонтажной мастерской, какими их показывают в рекламных роликах.

Молодой паренек понимающе кивнул:

– Хозяйка на прошлой неделе ремонт сварганила. А нам вчера новую робу выдали.

– Я и гляжу, чисто у вас…

– Хозяйка шибко строгая, за порядком следит, – вмешался щербатый. – Опосля ремонта вы первые посетители. Место здесь не шибко людное. Хряк скоро будет.

– Браво! – хлопнула в ладоши Настя. – Передайте вашему хозяину сердечную благодарность за помощь.

Парни обменялись короткими взглядами. Это длилось мгновение, насмешливо дрогнул краешек губы щербатого. Черт подери! Он – неврастеник. Если они не покинут местную глушь в ближайшие пару часов, московского гостя придется госпитализировать в региональную психушку! На улице послышалось урчание мотора.

– Хряк приехал, – улыбнулась догадливая Настя.

– Он, родимый, – сказал щербатый.

На парковочную площадку подкатил эвакуатор. Из окошка высунулся водитель, стало понятно происхождение звучной клички. Мордатое, лоснящееся лицо чрезвычайно сильно напоминало рыло известного животного. Не хватало только розового пятачка, на его месте находился самый обыкновенный человеческий нос картошкой. В остальном сходство было поразительным.

Щербатый подбежал к машине, вскарабкался на подножку.

– Здорово, Хряк! Покажь москвичам, как ты хрюкать умеешь.

– Отвали, шпингалет, – добродушно улыбнулся водитель.

– Покажь! Ну, покажь!

– Уважаемый Хряк, – вежливо сказала Настя. – Порадуйте заплутавших путников. Продемонстрируйте мастер-класс.

– Телка просит! – завизжал от восторга молодой. – Давай, Хряк! Покажь!

Водитель забавно сморщил лоб, будто намереваясь чихнуть, и три раза кряду громко хрюкнул.

– Во дает Хряк! – залился восторженным смехом паренек.

– Клево получается, – уважительно сказала Настя. – Можно записать видео и выложить в «Ютьюб»!

– Куда выложить?

Павел стиснул потные ладони. Все происходящее напоминало низкобюджетный фильм в жанре артхаус.

– Вы транспортируете машину в мастерскую? – тихо спросил он.

– А на кой ляд я, по-твоему, сюда приперся? – грубо ответил Хряк. – Залазь в кабину, москвич!

Эвакуатор подъехал к покалеченной машине. Следовало признать – Хряк знал свое дело. Он умело сдал задом, ловко подвел направляющие под колеса, и спустя полминуты сверкающий «Ниссан Икс-Трейл» горделиво возвышался на площадке эвакуатора.

Во время работы шофер промолвил:

– У хозяйки есть такая…

– Такая же машина?

– Угу…

– А год выпуска какой? – вежливо спросил Павел. Он ощущал неловкость, сидя рядом со здоровяком в тесной кабине. Над козырьком была приколота булавкой черно-белая порнографическая фотокарточка. Грудастая женщина совокупляется с худым усатым мужчиной. Еще полдюжины булавок разного калибра были воткнуты в спинку сидений.

– Сам спроси! – буркнул Хряк и притормозил у входа в мастерскую.

Диагностика не отняла много времени. Переднее колесо щербатый приговорил, а заднее можно попытаться реанимировать.

– Много работы? – искательно улыбался Павел, ненавидя себя за рабский подхалимаж.

Настя успела освоиться за время его отсутствия, смаковала баночное пиво, которым ее угостил щербатый.

– Часа четыре, может, поболе…

– Сука!!! – вырвалось у Рюмина. – Что же нам, полночи здесь торчать?!

– В полутора верстах кафе есть, – сказал щербатый, – Хряк подвезет.

Молодой уверенно подвел домкрат под днище автомобиля, шершаво хрустнули пороги. Не в силах наблюдать насилие над родной машиной, Павел отвернулся. Меньше всего ему хотелось провести несколько часов в компании этих субъектов.

Хряк высунулся из кабины:

– Эй, москвичи! Или поехали, или рассчитаемся…

– Там вкусно кормят, – подлил масла в огонь молодой.

Он покатил изувеченное колесо в мастерскую. За пару минут трудов новенький комбинезон покрылся пятнами, съехал рукав рабочего, в свете рекламной вывески на запястье сверкнул широкий браслет. Павел мученически завел глаза к небу, но, кроме чудесной россыпи серебряных звезд, ничего не узрел. Настя висла на руке, требовалось принять волевое решение.

– Ты голодная?

– Ага! Смотаемся, перекусим и назад. Ведь господин Хряк отвезет нас назад?

Водитель молча кивнул. Утробно загудела «гильотина», громыхнули металлические инструменты. Щербатый орудовал возле второго колеса.

Помогая забраться девушке в кабину, Павел прошептал ей на ухо:

– Стремно тут как-то…

Эвакуатор тронулся с места. Справа по ходу движения виднелась гряда холмов, впереди мелькали огоньки. Хряк покрутил колесико допотопной магнитолы, сквозь треск помех прорывались звуки классической музыки. Настя посмотрела на фотографию, фыркнула. Шоссе было пустынно, водитель включил третью передачу, лихо заложил поворот, отчего девушка восторженно впилась пальцами в плечо жениха. Здесь начиналась узкая проселочная дорога, голубой свет стал ярче, и спустя двести метров приятным синим огнем засветилась вывеска: «Закусочная. Работаем от заката до рассвета!»

Девушка выскочила из кабины, закурила сигарету. Павел вышел вслед за подругой, настороженно озираясь по сторонам. Парковочная площадка, разделенная белыми полосами. Слева от входа в кафе раскинулся садик, – две скамейки на гнутых чугунных ножках, пересохший фонтан и детские качели на цепях. Клумба была аккуратно обложена белым кирпичом.

– Тут вкусно кормят… – Хряк продублировал фразу щербатого.

– Сколько мы вам должны?

Шофер озадаченно нахмурился:

– Двести…

– Двести чего?!

– Как чего?!

– За всю работу двести рублей?! – Павел посмотрел на шофера.

– Ну тогда сто…

На свином рыле отразилась мучительная борьба, Хряк нервно дернул булавку на вороте. С холодеющим сердцем Павел увидел мост из металлокерамики, установленный на передних зубах. Новые комбинезоны рабочих, массивный золотой браслет на запястье мальчишки, воскресшая ворона, протезы во рту свиноподобного водителя, и наконец, никчемные булавки, которыми Хряк утыкал кабину грузовика! Раньше булавки использовали против дурного глаза.

– Рюмин, что застыл, как памятник?! Заплати человеку и пошли жрать! Запах – прелесть! – Настя потянула носиком.

Павел протянул тысячерублевую купюру:

– Возьмите…

– Сдачи нет!

– Не надо сдачи!

Хряк равнодушно сунул деньги в карман, залез в кабину и укатил прочь. Поднялся свежий ветер, аромат жареного мяса смешался с сухим полынным запахом степи. Облако закрыло луну, серая тень прокралась по земле, как ночной грабитель, вкрадчиво и бесшумно. Часы на смартфоне показывали четверть двенадцатого, полоска, указывающая интернет-соединение, моргнула в правом верхнем углу экрана и погасла.

Павел шумно выдохнул.

«Выпью коньяка! – обреченно подумал он. – В задницу трезвость за рулем!»

Навстречу посетителям вышла официантка. Сквозь глубокий вырез зауженной юбки виднелся ажурный край чулка. Умопомрачительный запах шашлыка вытеснил прочие ароматы.

«Сто пятьдесят грамм выпью! – решил Павел. – Или двести!»


Кормили в придорожном кафе отлично. Розовые куски мяса с запекшейся кровью, обильно сбрызнутые лимонным соком, украшали пучки зелени, а судя по ломтям помидоров, до знакомства с ножом повара овощ был размером с футбольный мяч. Официантка принесла напитки в керамической посуде. Пить коньяк из глиняной кружки было неудобно, досадную мелочь компенсировал вкус напитка. На тумбочке в углу стояла громоздкая клетка, покрытая большим платком.

Настя легонько ударила под столом жениха по коленке.

– Там попугай?

– У официантки спроси!

– Она крейзи! Глаза разноцветные: один карий, другой голубой. Без белья шастает, как настоящая нудистка!

Павел едва не подавился ломтем мяса. Перегнувшись через стол, Настя энергично хлопнула его промеж лопаток.

– Ты, Павлуша, ботан! Разрез до брюха, а трусиков нема! – Она пьяно засмеялась. – Я не ревную!

От выпитого коньяка зашумело в голове, Павел поддел кусок мяса вилкой, близоруко прищурился.

– Совсем нет жира…

Настя помахала рукой официантке, та подошла, запросто присела рядом, без малейшего стеснения изучая столичных гостей. Бедро оголилось почти до талии. Гетерохромия – различная окраска радужной оболочки глаз – явление достаточно редкое, но не уникальное.

– Мы с другом поспорили, – спросила Настя. – Это телятина или свинина?

Официантка выглядела озадаченной.

– Вам не понравилось?

– Очень вкусно! – вмешался Павел.

Его немного удивила развязность официантки. Трудно вообразить, чтобы в московском заведении официанты садились за столик к посетителям. Вот тебе и провинция!

– Мясо отлично приготовлено, передайте повару благодарность.

– Не получится передать…

– Почему?

– Повара нет! – Официантка тоскливо посмотрела в черное окно. – Госпожа Мария изъявила желание с вами познакомиться.

– Хозяйка заведения?

В ответ последовал неопределенный кивок.

– Мы согласны, – благодушно сказала Настя. – У вас в клетке попугай?

– Зачем попугай?!

– В таких клетках обычно держат попугаев… – терпеливо объяснил Павел.

– А-а-а… – протянула официантка. – Там нет попугая.

Так же, как и рабочие из мастерской, она проговаривала букву «г» на южный манер.

– Что передать госпоже Марии?

Девушка нетерпеливо выбила трель ногтями по столу. Ногти у нее были твердые, заостренные, гладко отполированные, покрытые красным лаком.

– Давайте знакомиться, – сказал Павел.

Официантка направилась к столику в углу, где спиной к гостям сидела женщина, почтительно склонилась и быстро что-то проговорила, дважды махнув рукой в сторону птичьей клетки. Край платка сполз с куполообразной сетки, промеж прутьев высунулась мохнатая лапа.

– Там кот! – вскрикнул Павел.

– Какой кот?!

– В клетке для попугая сидит кот!

Настя красноречиво постучала указательным пальцем себе по лбу.

– Не веришь, сама посмотри!

– К вам можно?

Увлеченный исследованием содержимого клетки, он не заметил подошедшую женщину.

– Да, конечно, садитесь!

Павел суетливо поднялся, но женщина остановила его жестом, прищелкнув пальцами.

– Кора, милая! Освежи напитки нашим друзьям и принеси кофе!

– Будет сделано.

Официантка скрылась за стойкой.

– Официантку зовут Корой? – спросил Павел.

– Полное имя – Каролина, – ответила женщина.

У нее был грудной, шелковистый голос, такой тембр еще называют интимным. Перебивать людей, обладающих подобным голосом, не хотелось. Было приятно внимать чарующим интонациям. Редкое дарование, присущее профессиональным ораторам, дикторам и девицам, специализирующимся в сфере сексуальных услуг по телефону.

– Вам имя кажется необычным?

– Да, немного…

– Непривычные вещи побуждают любопытство – сильнейший из человеческих инстинктов.

– Голод – самый сильный инстинкт, – сказала Настя.

Девушка с нескрываемым интересом посмотрела на хозяйку кафе. Стройная фигура была облачена в строгий деловой костюм от Армани, юбка подчеркивала бедра. Русые волосы были собраны в тугой узел на затылке, тонкая платиновая цепочка на смуглой шее оттеняла загар. Ее буквально окружала аура успеха и власти. Внимательный взгляд серых глаз, казалось, пронизывал собеседника, радужные огоньки искрились в сердцевине ажурной окантовки. Нос был тонкий, прямой, губы влажные, алые. Павел поймал себя на мысли, что невольно залюбовался хозяйкой, появилось ощущение, будто он видел эту женщину раньше, встречал ее неоднократно, и встречи эти сохранили яркие эмоциональные переживания. Словно вернулся в светлую пору юности, заново проживая первое свидание. Восторг и страх.

– Ошибочное заключение, – ответила женщина. – Все приговоренные к смертной казни единодушно проявляли любопытство. Что будет со мной дальше? Самый частый вопрос, который бедняги задавали священнику.

Она протянула ладонь для рукопожатия.

– Зовите меня Марией!

Ее кожа была теплой и гладкой, пальцы сильные, гибкие, свободные от колец.

– Вы – владелица кафе и шиномонтажной мастерской? – спросил Павел.

– Виновна! – рассмеялась Мария. – Скромный семейный бизнес!

– Не очень-то прибыльный бизнес, – заметила Настя. – Место непроходное…

– У меня много сомнительных проектов. Ничего не поделаешь, авантюрный образ мысли – неважное качество для бизнеса!

Незаметно подошла официантка, неся на подносе наполненные кружки и чашки дымящегося кофе.

– Спасибо, Кора! Попробуйте кофе. Мы получаем зерна зелеными, чуточку недозрелыми. Экстренная авиапочта доставляет груз непосредственно из Боготы, столицы Колумбии. Урожай собирают вручную, от сбора плодов до приготовления напитка проходит менее двадцати четырех часов. Таким образом, удается сохранить свежесть и аромат настоящего кофе. Хотите попробовать?

Она протянула чашку Павлу.

– А коньяк привозят в бочках из Бургундии? – не удержалась от язвительного замечания Настя.

– Лучший коньяк изготавливают в регионе Пуату-Шаранта. Вам не приходилось бывать в европейской провинции? Во Франции есть места, где до сих пор сохранился аромат древней Европы.

Настя достала сигарету. Павел хорошо изучил характер подружки, обычно последнее слово оставалось всегда за ней. От хозяйки придорожного кафе исходила сила, осязаемая физически. Он пригубил из чашки и восхищенно выругался:


Страницы книги >> 1 2 3 4 | Следующая

Правообладателям!

Данное произведение размещено по согласованию с ООО "ЛитРес" (20% исходного текста). Если размещение книги нарушает чьи-либо права, то сообщите об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?


  • 0 Оценок: 0
Популярные книги за неделю


Рекомендации