» » » онлайн чтение - страница 6

Текст книги "Канадский заговор"

Правообладателям!

Это произведение, предположительно, находится в статусе 'public domain'. Если это не так и размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

  • Текст добавлен: 28 октября 2013, 17:07


Автор книги: Дон Пендлтон


Жанр: Боевики: Прочее, Боевики


сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 6 (всего у книги 8 страниц)

Шрифт:
- 100% +

Глава 16

В полночь по причине временной неисправности в отеле была отключена телефонная связь. Лео Таррин находился в номере на верхнем этаже, где вместе с Ларри Аттика обсуждал детали по обеспечению мер безопасности. «Караван» Болана стоял в одном из гаражей, в двухстах метрах от гостиницы. Вертолет, предоставленный канадскими ВВС, был готов в любую секунду подняться в воздух. В ожидании приказа он находился на расположенной неподалеку вертолетной площадке.

Прямую связь с Вашингтоном, затребованную Боланом, установить не удалось, зато Лео Таррин установил контакт с одним из отделов ФБР в Оттаве, где разместилась группа, в которую входили федеральные агенты двух стран. У Лео был единственный действующий телефон в отеле.

Болан также получил от властей досье на лидеров и наиболее активных участников движения «Свободный Квебек» с описанием их внешности и характеристиками. Собранные материалы позволили ему лучше оценить обстановку, сложившуюся в Монреале.

Итак, Мак Болан был готов к решительным действиям.

Он спустился в гараж, где стоял «караван», и выбрал оружие, которым собирался воспользоваться сегодня ночью. Болан натянул черный комбинезон и надел черного цвета кроссовки, вложил «беретту» в кобуру, укрепленную слева под мышкой, и засунул за пояс «отомаг». В карманах комбинезона поместились стилет, удавки, фонарики и дымовые шашки. Болан также прихватил специальные очки для защиты глаз от дыма и миниатюрный инфракрасный прожектор, который он закрепил на поясе, чтобы руки оставались свободными.

Открыв фальшивую стенку, он проскользнул в вертикальный колодец. На уровне третьего этажа Мак нырнул в горизонтальный тоннель и на четвереньках добрался до номера Кармина Пеллитриа, главы неаполитанской делегации.

Согласно записи в регистрационной книге, Пеллитриа жил в этом номере с двумя телохранителями. По обеим сторонам комнаты располагались смежные номера, которые занимали остальные члены делегации – всего 10 человек. Это была не самая представительная группа, однако она имела большой вес: как-никак Неаполь был колыбелью мафии.

Болан никогда не видел Пеллитриа, но это не играло роли. Он намеревался прикончить всех обитателей этих трех номеров.

Долгое время он оставался в тоннеле, приложив ухо к перегородке и прислушиваясь к тому, что происходило в номере. Когда он выбрался наконец из тоннеля, то уже примерно представлял себе, что его ожидает.

Болан вошел в гостиную. Телевизор работал, однако звук был почти совсем приглушенным. В комнате царил глубокий полумрак – телевизор являлся единственным источником света.

На кушетке в верхней одежде лежал мужчина. Он спал крепким сном. Второй телохранитель сидел в кресле. Сняв обувь, он закинул ноги на стоящий рядом стул. Полуприкрыв глаза, он смотрел старый французский фильм. Слева под мышкой у него висела кобура с пистолетом.

Палач бесшумно приблизился к телезрителю и, накинув тому на шею удавку, резко стянул ее. Глаза у телохранителя полезли из орбит.

Он слабо отбивался, пытаясь избавиться от нейлонового шнура, который все сильнее впивался ему в шею. Последним усилием он слегка приподнялся и тотчас рухнул обратно в кресло. Спящий гангстер даже не шелохнулся. Болан оставил свою жертву и тихонько толкнул дверь, что вела в спальню. Изящный мужчина, которому на вид было лет пятьдесят, сидел в пижаме на кровати и читал газету при свете настольной лампы.

Мужчина оторвал глаза от газеты и спокойно посмотрел на незваного гостя. Он так и не успел отреагировать на внезапное вторжение, не успел даже рта раскрыть, как Болан всадил ему пулю прямо между глаз.

Закрыв дверь, Палач вернулся к спящему на кушетке и проделал ту же операцию, после чего он уверенно шагнул в соседний номер и с порога открыл огонь.

Первая пуля попала в тощего, с крючковатым носом телохранителя, отхлебывавшего из высокого стакана кока-колу со льдом. Вторая пуля досталась невысокому мужчине, который в домашнем халате как раз выходил из ванной. Он попытался сделать шаг назад, но не успел. Еще двое мафиози с внешностью горилл стремительно выбежали из соседней комнаты. Оба были полураздеты, но у каждого под мышкой болталась кобура с оружием. В спешке они мешали друг другу, и на какой-то миг даже показалось, что они вот-вот затеют драку из-за более удобной позиции для стрельбы. Холодный и успокоительный душ им заменили две пули в медной оболочке. В последнюю секунду второй гангстер неловко дернул головой, и пуля разорвала ему горло. Его тело изогнулось дугой и рухнуло на пороге. Громила лежал на спине, плавая в луже собственной крови и издавая страшные свистящие звуки, пока Болан не положил конец его мучениям.

Эта – в несколько миллиметров – ошибка едва не стоила Болану жизни.

Глушитель «беретты», сделанный Боланом, обладал высокой эффективностью. Шум при выстреле походил на глухой, почти неслышный посвист.

Но слившиеся воедино «псст» «беретты» и грохот падающего тела встревожили тех, кто жил по соседству.

Дверь в смежный номер широко распахнулась, и в комнату ворвались четверо мужчин. Кто-то из них что-то прокричал по-итальянски, мафиози тут же рассыпались в стороны и почти одновременно открыли огонь.

Подобный шум совсем не устраивал Палача.

Перезарядить «беретту» не представляло никакой проблемы, поскольку на замену использованной обоймы уходило не больше секунды. Однако инстинкт заставил его выхватить из-за пояса «отомаг».

Первая из его пуль крупного калибра угодила в появившегося у раскрытого окна человека. Она оторвала его от пола и отправила в разверзшуюся за окном бездну.

Второй выстрел пришелся в горло другого мафиози. Он волчком закружился на месте, заливая кровью все вокруг себя.

Еще один гангстер попробовал незаметно проползти за диваном по ковру. И в ту же самую секунду третья пуля влетела ему точно в ухо. Четвертый итальянец нерасчетливо опрокинул кресло, за которым скрывался, и последняя пуля угодила ему прямо между глаз.

Болан вернулся в тоннель. Закрывая за собой фальш-стенку, он слышал крики и громкий топот, доносившиеся из коридора.

На первый удар у него ушло слишком много времени. Выключены телефоны или нет, но через несколько минут весь отель будет поднят на ноги.

Шансов атаковать незаметно уже не оставалось.

Тишины больше не будет.

Мак быстро полез вверх по лестнице, стремясь уйти из опасной зоны.

Теперь перед ним стояла новая задача: ворваться в номер покойного Джо Стаччио и перебить всех, кто там находится.

* * *

Ларри Аттика нервным движением достал из пачки сигарету и заявил:

– Мистер Таррин, мне это не нравится. Странно, что все телефоны отключились почти одновременно.

– Ты давно был в Манхэттене? – спросил Таррин. – Там только и делаешь, что стоишь и ждешь, пока телефон соизволит вновь заработать. Успокойся, Ларри. Они заменят на станции неисправный блок – и порядок. К завтрашнему утру телефон будет работать.

– Все равно мне это не нравится, – упрямо повторил Аттика.

– Нравится тебе или нет, это ничего не меняет, – жестко заметил Таррин. – Нужно принимать положение таким, какое оно есть. Ты расставил своих людей?

Шеф группы из Сиракуз раздавил в пепельнице окурок и тотчас задымил новой сигаретой.

– Да, сэр. Я разделил их на две группы. Первая несет службу четыре часа, а затем отдыхает, в это время дежурит другая группа. На каждом этаже стоят по два человека. Первый занимает пост у лифта, а второй прохаживается по коридору. В холле я выставил десять человек и еще четверых – снаружи, чтобы держали под наблюдением черный ход. Снаружи с каждой стороны дежурит человек, то же самое – на первом этаже и здесь, на крыше. Если этому парню удастся одолеть все кордоны, то он не человек, а оборотень.

– Да, ты правильно расставил часовых, – согласился Таррин.

– Но я еще хочу, чтобы заработал телефон. Если бы я знал, где их достать, я бы все отдал за партию «уоки-токи». Дикость какая-то: я не могу связаться со своими людьми!

Сотто-капо из Питтсфилда усмехнулся и сказал:

– Ларри, ты принял все мыслимые меры предосторожности. Не нервничай. Старейшины из Нью-Йорка узнают о той славной работе, которую ты проделал. Поверь мне.

Аттику буквально распирало от самодовольства, когда он слушал эти лестные для него слова.

– Все так и есть, как вы сказали, мистер Таррин. Нужно было, чтобы кто-то взял руководство на себя. Я очень удручен смертью Джо и всякий раз, как только подумаю, что Джо Стаччио нет с нами, а планета продолжает кружиться, мне хочется рвать на себе волосы. Ведь эта встреча – событие невиданное, событие века. И будет просто ужасно, если кто-то нам помешает.

– Оджи был бы очень рассержен, – поддержал его Таррин. – Но не волнуйся. Он не забудет о том, как вы сомкнули свои ряды и славно держались после смерти Джо. Он по достоинству оценит каждого из вас. Кстати, а где «Малыш» Ал?

Кивком головы Аттика указал в сторону спальни.

– Он с телом Джо. Ал уложил его в ванную со льдом и теперь сидит рядом с ним.

– Это ужасно, – произнес Таррин.

Он встал и подошел к окну.

Смерть всегда ужасна, но ужасен был и мир, где Джо Стаччио занимался своим страшным бизнесом, приведшим его к не менее кошмарному концу. Стаччио принес в мир немало зла и полностью заслужил подобную смерть.

Аттика спросил:

– А что сейчас делает мистер Руджи?

– Он очень занят, – глухо отозвался Таррин. Действительно, в этот момент Руджи был очень занят.

Таррин отвернулся от окна, сделал два шага к кушетке и замер, услышав приглушенные выстрелы. Его взгляд встретился с встревоженным взглядом Аттики. Они вместе поспешили на террасу.

– Что случилось? – крикнул Аттика.

Часовой, стоящий у южного края крыши, обернулся и прокричал в ответ:

– Внизу стреляют. Кто-то только что выпал из окна. С четвертого или пятого этажа.

– Черт возьми! – в отчаянии воскликнул Аттика.

Он бегом вернулся в комнату к своим людям из второй группы, отдыхавшим на кушетках гостиной.

– Половина из вас – на четвертый, половина – на пятый этаж! – скомандовал он. – Смотрите, по кому стреляете, но чуть что, не медлите, разбираться будем после.

Лео Таррин подошел к парапету и встал рядом с часовым, сообщившим о перестрелке. Он осторожно перегнулся через ограду и посмотрел вниз. Стрельба прекратилась. Все произошло так быстро, что можно было спросить, а была ли перестрелка вообще? Однако у Таррина такой вопрос не возникал.

Мистер Руджи был очень занят.

А Лео Таррин испытывал крайнее беспокойство. Он волновался даже больше, чем Ларри Аттика, хотя причины для тревоги у них были разные.

Внизу что-то пошло не так, как ожидалось, раз этот удивительный человек решил рискнуть собой.

– Держись, дружище! – прошептал еле слышно Лео Таррин.

– Что вы сказали, сэр? – спросил стоявший рядом часовой.

Таррин перевел на него тяжелый взгляд. Часовой был молод, очень молод. Почти мальчик. Вероятнее всего, перед ним стоял один из тех сопляков, которые представляли себе жизнь, как смесь из пистолетов, шлюх и денег.

– Я сказал: «Какая собачья жизнь», – проговорил Таррин.

Юноша мило улыбнулся ему и ответил:

– Если бы у меня была хоть одна возможность выстрелить в него, сэр. Я бы об этом не пожалел.

Таррин сдержанно улыбнулся в ответ и вернулся в комнату.

Что верно, то верно. Если этот сумеет подобраться к Болану на расстояние выстрела, он уже не успеет ни о чем пожалеть.

Да, не жизнь была собачьей, сам мир, казалось, одичал и сошел с ума.

Глава 17

Ларри Аттика никогда не думал о смерти. Мысли о ней его вообще не посещали. Но сейчас он пришел в ужас, подумав, что может потерять все. Ведь не каждый день руководителю зональной группы выпадал шанс находиться в обществе с сильными мира сего. То, что должно было произойти в Монреале, казалось посланием самих небес, подарком судьбы которого он ждал всю жизнь.

Только бы правильно воспользоваться представившейся возможностью! Необходимо извлечь из нее максимальную выгоду. Ларри Аттика рассчитывал на многое. Смерть Стаччио влекла за собой неизбежный передел территорий, и Ларри уже воображал себя счастливым обладателем одной из них.

Тем не менее, подспудный страх не покидал его. А если конференция вдруг все-таки сорвется?

Тогда он покинет Монреаль, как побитая собака. А он хотел уехать отсюда героем.

Ему так хотелось быть представленным Оджи Маринелло в качестве «парня, спасшего положение»! Но еще лучше, если бы о нем говорили, как о «парне, прикончившем Болана». Невероятно! Тогда уж – никаких ограничений. Ему были бы открыты пути на самый верх, позволены любые прихоти.

Типам, подобным Фрэнку Руджи, пришлось бы стоять в очереди, чтобы добиться его рукопожатия.

А таким, как «Котик» Лео Таррин, пришлось бы скромно уступать ему место, едва старому Оджи потребуется дельный совет.

Ларри Аттика взобрался бы на вершину пирамиды!

Он готов к такому повороту в собственной судьбе, и если ублюдок Болан вернется в отель, он лично отрежет ему башку!

И все же страх не исчезал. На карту было поставлено чересчур многое. И не этот ли страх гнал его вниз по лестнице с несколькими тщательно отобранными парнями, тогда как большинство преспокойно спускались на лифте?

Он ничего не хотел доверять в руки случая. Он сам проверит, что творится на каждом этаже.

С момента перестрелки прошло не больше двух минут. Джорджи Корона и Сэм Паоли остались вместе с Аттикой и последовали за ним.

Спускаясь по первому лестничному пролету, Ларри изложил им свой план:

– Привлечем на помощь людей с каждого этажа. Они помогут нам. Я останусь у лестницы. Вас будет четверо, и вы пройдете по коридору из конца в конец, стучась во все двери. Не теряйте времени на объяснения. Стучите, лишь бы просто убедиться, что внутри все тихо и спокойно.

– Но некоторые из них не говорят даже по-английски, – возразил Корона, чуть запыхавшись от быстрого бега. – Как же нам...

– Я приказал тебе не терять ни минуты. Если тебе отвечают, не важно как, значит, все в порядке.

Они спустились на 16-й этаж отеля. Подбежали часовые.

– Стучите во все двери! – крикнул Аттика. Он подтолкнул своих парней и грозно повторил: – У нас одна минута. Давайте быстрее.

Четверо мафиози, разделившись на пары, бегом направились к дверям. Каждая группа начала обход с середины коридора, удаляясь друг от друга в противоположные стороны. Они стучали в двери и вопили:

– Проверка безопасности! Отвечайте!

Оставшись посреди коридора, Аттика закурил сигарету и принялся успокаивать людей, ошеломленно выскакивающих из номеров. Он кричал им:

– Все в порядке, возвращайтесь к себе. Это обычная проверка.

Естественно, тотчас возникла проблема взаимопонимания сторон. Перепуганные люди сыпали вопросами на многих языках одновременно. Никто не мог понять, что происходит.

Лысому мужчине, вылетевшему в коридор в банном халате, показалось, будто в отеле пожар. Он обратился по-французски к людям Аттики, но те не поняли ни слова.

– Где пожарная лестница? Где пожарная лестница?

Аттика крикнул ему:

– Все в порядке! Возвращайтесь в свой номер. Это обычная...

Он осекся на полуслове, поскольку одна из дверей вдруг широко распахнулась и оттуда, пятясь задом, появился человек с пистолетом в руке, стрелявший, как сумасшедший, в кого-то, кто оставался в комнате.

Ларри уже сожалел о своем решении. Он лишь поднял ненужную панику, отчего у одного из обитателей отеля произошел натуральный нервный срыв. Внезапно на глазах у всех голова стрелка раскололась, будто ореховая скорлупа, и мозги его размазало по стене. Тело несчастного не успело осесть на пол, как из дверей комнаты вывалился другой труп, у которого на месте носа зияла огромная дыра.

Аттику настолько поразило увиденное, что он не заметил вдруг воцарившейся тишины. Не заметил он и удивительного эффекта, вызванного несколькими выстрелами.

Все стоявшие в коридоре разом выхватили оружие и теперь бестолково размахивали им, как бармен шейкером.

На полу в луже крови лежали два трупа, а 25 или 30 человек тупо взирали на них. Лишь Джорджи Корона и Сэм Паоли оказались на высоте. Они примчались с другого конца коридора, разогнали гостей по комнатам и быстро обеспечили максимально свободное пространство. С момента гибели первого гангстера не прошло еще и пары минут. Наконец Аттика обрел голос и обратился к сбежавшимся часовым:

– Осторожно, парни! Осторожно! Мы кое-что здесь обнаружили.

Клиенты отеля также разобрались в ситуации, и теперь многие из них держали двери своих номеров полуоткрытыми, чтобы лучше следить за ходом событий.

Часовые по этажу приблизились к комнате, где только что произошла бойня, и, соблюдая все меры предосторожности, заглянули внутрь.

– Там на полу еще один, босс! – крикнул кто-то из часовых, обращаясь к Аттике. – Он тоже готов.

Стоя у лестницы, Аттика скомандовал Джорджи и Сэму:

– Бросьте их. Оставайтесь на месте, но в комнату не заходите.

Прошло всего три минуты.

– Это невозможно! – проговорил Корона. – Такая скорость...

– Как видите, возможно, – скрипнул зубами Аттика.

– С четвертого-то этажа – сюда? Но как?

– Не знаю! Но если уж Болан здесь, то нужно, чтобы он остался тут навсегда. Пусть те двое займут соседние комнаты. Все внимание – на окна. Ясно? Если кто-то попытается оттуда выпрыгнуть, стрелять немедленно. Понятно? Ты и Сэм займите место у двери. А я останусь здесь, чтоб прикрывать тылы.

Корона и Паоли испуганно переглянулись и направились к двери.

Двое других часовых разделились и исчезли в соседних комнатах.

Паоли и Корона расположились у двери. Паоли вошел первым, Корона тотчас последовал за ним. В тот же самый момент дверь на другом конце коридора распахнулась, и какой-то предмет, похожий на короткую палку, упал на ковер, мгновенно окутавшийся спиралями черного едкого дыма. Аттика вздрогнул.

Дымовая шашка!

Пытаясь предупредить своих людей, он громко закричал и бросился к лестнице, одновременно спрашивая себя, как этому ублюдку Болану удается быть сразу в нескольких местах.

Ничего удивительного, что за ним закрепилась репутация оборотня.

Ничего удивительного и в том, что от него бегут, испуская крики ужаса, даже люди, прошедшие войну. Все это было слишком невероятно, слишком опасно, слишком попахивало мистикой. С Ларри Аттики разом слетела его спесь.

Людские потери росли с каждой минутой.

Первым попытался выбраться из дымовой завесы Сэм Паоли. Он рванулся было прочь из номера, и тут пуля угодила ему в голову. Удар был настолько силен, что безжизненное тело Сэма пролетело еще несколько метров по ковру. Раздался чуть слышный свистящий звук. Затем еще один, и чей-то ледяной голос с некоторой издевкой произнес:

– Я сожалею, Джорджи.

Аттика понял, что Джорджи постигла та же участь, что и Сэма Паоли.

Он со всех ног бросился к лестнице.

В голове у него все еще звучал голос, раздавшийся из дыма, и что-то в его звуках и интонациях смутило Ларри. Он уже где-то слышал его. Но только где?

Ларри дважды выстрелил через плечо в сторону дымовой завесы и впрыгнул в лифт. Створки стремительно сомкнулись за ним, однако кабина осталась стоять. Сквозь стеклянные двери Аттика увидел, как в коридоре появилась чья-то черная тень. Толстые очки закрывали пол-лица. В одной руке незнакомец сжимал отливающий металлическим блеском огромный пистолет. В другой руке он держал еще один пистолет с навинченным на ствол глушителем в виде длинного цилиндра. Человек стрелял с обеих рук одновременно, наполняя коридор смертоносным свинцом.

На другом конце коридора несколько человек в панике открыли пальбу! Но человек в черном благополучно добрался до лестничной клетки.

Ларри Аттика перекрестился и, выскочив из лифта, пешком помчался по лестнице. В спешке он оступился и упал. Совершенно случайно он нажал на спусковой крючок пистолета, и пуля с противным визгом рикошетом отлетела от ступеньки. Ларри упрямо карабкался вверх на четвереньках, мечтая лишь об одном – во что бы то ни стало добраться до своих людей.

Внезапно ему в голову пришла ужасная мысль. Ведь всю свою команду он отправил на нижние этажи! Наверху остался лишь «Малыш» Ал да еще часовые на террасе!

Конечно, окажись сейчас перед ним легион наемных убийц, Ларри почувствовал бы себя намного веселее, но и такое количество защитников – все же лучше, чем ничего. Он собрал остаток сил, чтобы одолеть последних несколько метров. Внезапно стеклянная дверь распахнулась, и лестничную клетку заволокло клубами дыма.

Вокруг был только дым...

Человеческая фигура, материализовавшаяся из густого облака, неподвижно стояла на пути Ларри, наставив на него стволы обоих пистолетов. Человек в черном приподнял очки – взгляд его холодных глаз казался устремленным из самого ада. Аттика был слишком потрясен, чтобы хоть что-то предпринять.

– Вы?! – недоверчиво выдохнул он.

Это было его последнее слово.

– Сожалею, Ларри, – ответил человек в черном.

Большой пистолет дернулся. Пуля попала Аттике под подбородок и отшвырнула Ларри на несколько ступенек назад, к лестничному ограждению. Ударившись о перила, тело мафиози перевалилось через них и полетело вниз.

Человек в черном комбинезоне бросил ему вслед значок снайпера и пробормотал:

– Ты его заслужил.

Это была единственная почесть, на которую имел право Ларри Аттика.

Но еще до рассвета ее удостоятся и другие.

Отель станет сущим адом для делегатов монреальской конференции.

Страницы книги >> Предыдущая | 1 2 3 4 5 6 7 8 | Следующая

Правообладателям!

Это произведение, предположительно, находится в статусе 'public domain'. Если это не так и размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.


  • 0 Оценок: 0
Популярные книги за неделю

Рекомендации