» » » онлайн чтение - страница 6

Текст книги "Цель"

Правообладателям!

Представленный фрагмент произведения размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО "ЛитРес" (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?

  • Текст добавлен: 9 мая 2017, 20:46


Автор книги: Дженнифер Уэллс


Жанр: Научная фантастика, Фантастика


Возрастные ограничения: +16

сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 6 (всего у книги 20 страниц) [доступный отрывок для чтения: 14 страниц]

Шрифт:
- 100% +

6

Первым вошел Берген, и сразу зажегся свет. Его поприветствовал негромкий звук – выброс воздуха. Это была еще одна просторная, объемистая кладовая, от пола до потолка заставленная цилиндрическими резервуарами – все они были одного цвета, как и все прочее на этом корабле.

– Почему-то я ожидал, что интерьер инопланетного корабля окажется поинтереснее, – заметил Уолш.

– Да уж. – Берген глянул на Уолша, когда они пошли по извилистому проходу, чтобы понять, как далеко он уходит. Проходы в этой кладовой лежали не по привычным прямым линиям. – Что ты думаешь насчет того, что сказала Джейн?

– Подожду, что скажет Варма, – произнес Уолш таким тоном, что стало ясно: обсуждение закончено. – Как думаешь, что в этих бочках?

Берген зевнул и пожал плечами.

– Что-то такое, что и мы бы держали в резервуарах, наверное. Вода, сжатые газы, какое-то топливо. Чтобы наполнить корабль такого размера воздухом, нужно чертовски много газа. Не сомневаюсь, Джейн разберется. Она большой специалист.

Он опять пожал плечами, нахмурился и удержался от смеха.

Он скосил глаза на Уолша, чтобы посмотреть, заметил ли Уолш выражение его лица или высказывание насчет Джейн. Не заметил. Уолш пристально разглядывал что-то вроде вентиля на одном из резервуаров. Он снял ранец и лямки дыхательного аппарата и низко наклонился к резервуару в забавной позе. Для полноты картины ему не хватало только большущей лупы. Представив себе это, Берген фыркнул от смеха.

– Кстати, о воздухе – тут даже что-то вроде сквознячка, чувствуешь? – Уолш чуть заметно покачнулся и усмехнулся. Это было странно. Уолш никогда не улыбался. – Приятно – после десяти месяцев в затхлом воздухе и тесноте нашего треклятого чайника.

Берген невольно зашелся смехом.

– И точно, правда? Похоже, где-то сломалась система вентиляции.

Уолш хлопнул его по плечу, и это показалось Бергену нетипичным проявлением дружелюбия. Уолш двинулся дальше и потащил за собой свой ранец и аварийное дыхательное оборудование.

– Скажем маленьким зеленым человечкам, чтобы починили вентиляцию – если найдем их, конечно.

– Угу. Нет, нет. Не мы. Джейн им скажет.

Уолш торжественно кивнул. Он вел себя как пьяный. Это выглядело ненормально.

– Точно. А вчера все-таки что случилось, как тебе кажется?

Берген помотал головой, пытаясь ее прочистить. Он ощущал, что сознание наполняется странным туманом.

– Я же тебя только что про это спросил, а ты сказал, что подождешь, что скажет Аджайя.

– Точно. Я так сказал. А ты знаешь, что ты скотина законченная, Берг?

Берген игриво толкнул Уолша, и того пронесло через всю кладовку. При этом он хохотал во всю глотку.

– Эй, эй, эй – осторожно! Думаю, Гиббс вчера мне пару ребер сломал, когда повалился на меня. – Уолш опять покачнулся и, похоже, смутился. Он ощупал свое туловище обеими руками. – Смешно, слушай… Они уже и не болят.

Берген медленно приблизился к Уолшу.

– А ты Аджайе про это говорил?

Уолш издал театральный вздох.

– Ерунда. В тот момент важней была Холлоуэй. – Он огляделся по сторонам. После того как он толкнул плечом Бергена, они продвигались вдоль узкого прохода между резервуарами. – Дверь, – скованно отметил Уолш. – Давай откроем ее и поглядим, что там по соседству. Более или менее то же самое, зуб даю. Кучи и кучи всякой такой дребедени. Гиббс был прав – жутко странный цвет. Зачем им понадобилось красить все до одной треклятой штуковины одной и той же краской? Мы ведь с тех пор, как здесь оказались, ничего не видели другого цвета, точно?

Уолш нажал на панель около двери, переступил порог и тупо уставился в темноту. Это было странно. До сих пор светильники всегда включались автоматически, стоило им войти в новое помещение. Из-за темноты у Уолша возникло ощущение, что сюда соваться не стоило.

Уолш скорчил рожу и облизнул губы, словно улыбчивый комик.

– Губы онемели, – сообщил он голосом изменившегося, более глубокого тембра.

Что-то было не так.

Берген огляделся по сторонам в поисках какого-нибудь датчика движения и отпрянул.

– Ой, мать твою. – Собственный голос прозвучал для него странно, басовито. Но у них помимо этого хватало проблем. Он сгреб в кулак ткань летного костюма Уолша на спине и развернул его к себе. – Глянь!

– Матерь божья, – медленно протянул Уолш. Его голос стал звучать негромко и зловеще. – Что за чертовщина?

Свет в помещение проникал через дверной проем соседней кладовой. Вся стена около двери, насколько хватало глаз, была усеяна какими-то животными размером от огурца до крупной собаки. При тусклом свете на темной стене трудно было рассмотреть, какого цвета эти существа – то ли серые, то ли лиловые. Казалось, что поверхность у них влажная, скользкая, с радужным отливом, и они двигались. Некоторые из тех, что покрупнее, двигались пугающе быстро. Но при всем этом они не производили такого уж устрашающего впечатления. Тем не менее Берген решил сохранять дистанцию.

– Здоровущие слизни, – отозвался Берген свинцовым басом, покачал головой и недоверчиво улыбнулся.

Они с Уолшем обменялись встревоженными взглядами. Уолш хихикнул, но его смех прозвучал негромко и искаженно. Он умолк и взволнованно произнес:

– Вот что. Давай-ка вернемся.

– Командир Уолш, на связи «Провиденс». Возвращайтесь. Прием.

Берген и Уолш дружно вздрогнули, услышав по рации громкий голос Аджайи.

Уолш приосанился.

– Говорит Уолш. Варма, докладывай. Прием.

– Джейн снова без сознания. Я не могу ее разбудить. Прием.

– Что случилось? Прием.

– Она вдруг задремала, и я поняла, что она лишилась чувств. Жизненные показатели в норме. Ваш голос звучит необычно, командир. С вами все в порядке? Прием.

Уолш зажмурился, всеми силами стараясь слушать как можно более сосредоточенно. Почему стало так сложно соображать? У Бергена было такое ощущение, будто он засыпает на ходу. Онемение рук и ног, отупение, бессвязность мыслей. Им нужно было как можно скорее убираться отсюда.

Он схватил Уолша за руку и направился к выходу. Уолш вздрогнул, словно очнулся от транса, и послушно двинулся следом за Бергеном. А у Бергена осталась только одна мысль: как бы поскорее добраться до двери и выйти.

Раздался громкий, пронзительный звук, и Уолш с Бергеном застыли на месте как вкопанные. Бергену понадобилась почти минута, чтобы распознать этот звук. Сработал монитор кислорода дыхательного аппарата Уолша. Как только он это понял, тревожный сигнал подал и его монитор. По табло вверх и вниз забегали цифры. Нечего было удивляться тому, что у него так закружилась голова.

Он быстро снял с плеча ранец и баллоны со сжатым воздухом. Принялся открывать клапан, но пальцы плохо слушались. Они словно бы стали деревянными.

Берген скосил глаза на Уолша. Он ожидал, что его напарник займется тем же самым. Но – увы. Уолш наблюдал за слизнями, и Берген понял почему. Те начали шевелиться гораздо быстрее. Похоже, их взбудоражили сигналы тревоги.

А Уолша слизни словно бы загипнотизировали. Он медленно направился к одной из крупных особей и вытянул руку. Проклятье… Он уходил назад от выхода. Берген с силой помотал головой, пытаясь прогнать дурманящее состояние, и бросился вдогонку за Уолшем. Поравнявшись с ним, он потащил его в обратную сторону.

– Не будь проклятым сорвиголовой, Уолш!

Уолш ничего не сказал в ответ.

Их кислородные мониторы все еще издавали сигналы тревоги, и это помогло Бергену вспомнить, чем он занимается. Его пальцы наконец сжались на клапане баллона, и он придвинул к лицу маску.

В этот момент погас свет.

Уолш налетел на него, и они оба рухнули на пол в полной темноте. Приземление получилось не мягким. Они с криком начали размахивать руками и ногами. Берген выронил ранец и баллон с воздухом и начал шарить по полу, пытаясь их нащупать.

Уолш хватался за него и то бормотал что-то бессвязное, то маниакально хохотал.

Берген поборол панику и на миг замер на месте, пытаясь сосредоточиться. Мысли разбегались… низкий голос. Что-то было… вчера…

Почему он не мог соображать?

– Командир? Уолш? Берген? Доложите обстановку. Прием, – вновь прозвучал голос Аджайи. Мониторы кислородных баллонов продолжали истошно вопить.

Попытки Уолша ухватиться за Бергена становились все более вялыми. Он обмяк и мертвым грузом улегся на пол рядом с Бергеном. У него началась асфиксия или что-то еще в этом роде. Берген понимал, что с ним будет то же самое, если он не найдет свой баллон с воздухом. Он отодвинул от себя обмякшее тело Уолша и удвоил свои старания. Он вслепую обшаривал все вокруг себя и искал баллон и ранец – хоть что-нибудь.

«Уолш. У Уолша тоже есть баллон».

Адреналин бушевал в крови Бергена. Он попробовал перевернуть Уолша лицом вниз. Проклятье! Тот ухитрился в какой-то момент сбросить с плеч ремни. Ни ранца, ни баллона у него на спине не было.

Берген обессиленно лег на бок. Они с Уолшем умрут здесь, в темноте, на инопланетном звездолете, в окружении огромных, отвратительных, чужеродных космических слизней.

Он закрыл глаза и поддался дремоте. Но как уснешь под такой противный вой сигнализации? Кто-то должен был ее выключить.

Дремоту Бергена прервал звук голоса Джейн. Он не слишком охотно очнулся, чтобы послушать ее. Она говорила встревоженно:

– Уолш, Берген… Это Джейн. Вы меня слышите?

– Джейн?

«О… Это она по рации к нам обращается».

Словно бы растолстевшими, непослушными пальцами Берген схватил рацию. Загорелся маленький красный огонек. Теперь он мог говорить.

– Джейн? Это Берг.

– Доктор Берген? Вы… как?

Он силился разжать веки.

– Потерял. Оба. Темно, Джейн.

– Что… что произошло? Что вы потеряли?

– Не знаю. Воздух, кажется. Так спать охота, Джейн.

Сигнал… Сигнал за сигналом.

– Алан, послушай меня. Не спи. Ты… Оно… Я думаю, дело в газе. То помещение, в котором вы находитесь, наполнено каким-то газом. Вам нужно уйти из этой комнаты!

Что ж, эта мысль ему тоже приходила в голову.

– Не могу. Ни черта не вижу. Слизней не вижу.

Он говорил все более неразборчиво. Он был пьян? Как это могло случиться?

– Ладно. Хорошо. В этом проблема, да?

– Угу.

Джейн опять умолкла.

Мониторы продолжали истошно сигналить. Звук разрывал барабанные перепонки. Берген снова начал засыпать.

– Алан? Поблизости от вас – высокие резервуары и скоб-трапы, так? Заберитесь на скоб-трап. Если вы подниметесь повыше, концентрация газа уменьшится. Я иду вам на помощь, но вам тоже нужно потрудиться.

Что же это за сигналы?

– Джейн? Что происходит? – прозвучал голос Комптона.

Они начали переговариваться.

Берген отключил их и мысленно ухватился за то, о чем только что сказала Джейн. «Газ. Ага». Он заставил себя подняться на ноги, наклонился и схватил Уолша за руку выше локтя. Вторую руку он вытянул в сторону, нащупал один большой резервуар, сделал шаг и не слишком ловко потянул за собой Уолша.

Там будут слизни. Мерзкие, скользкие слизни.

Берген, пошатываясь, волок за собой Уолша. Что-то загрохотало и покатилось по полу совсем рядом. Что это? Судя всему, что-то важное. Он сосредоточился на том, откуда донесся звук, опустился на четвереньки и ощупал пол вокруг себя. Наконец его пальцы прикоснулись к шершавой поверхности чего-то твердого и холодного. Прикоснулись и сомкнулись.

Воздух. О черт, это был воздух. Баллон с воздухом.

Ему показалось, что прошла целая вечность, прежде чем он сжал в руке маску и поднес ее к лицу. Баллон он прижал к груди и другой рукой повернул вентиль. Заставил себя сделать глубокий вдох. Через несколько мгновений в его мозгу начала формироваться картина понимания.

Газ ксенон. Он заметил необычно высокое количество этого газа в воздухе днем раньше. По всей видимости, баллоны в этой кладовой содержали ксенон, и произошла его утечка. Это был газ без запаха и вкуса. Кто знал, в какой концентрации он здесь присутствовал? Им еще повезло, что они не задохнулись.

Низкий голос, странное поведение, путаность сознания. Действие ксенона близко к действию закиси азота – веселящего газа. Нужно было поделиться воздухом с Уолшем и вместе с ним выбраться отсюда. Но помещение было огромным, и Берген никак не мог узнать, где находится другой выход из него.

Он снял маску, прижал ее к лицу Уолша и натянул ремешок ему на затылок. Затем он прижал ладонь к груди Уолша. Похоже, она поднималась и опускалась.

Берген задержал дыхание на такое долгое время, как только мог, а потом стал дышать неглубоко. При этом он продолжал старательные поиски второго баллона с воздухом и обоих ранцев. Сон снова начал наваливаться, когда он нащупал один из ранцев. Он сунул руку внутрь и стал шарить в ранце. Наконец он нашел рукоятку фонарика. Берген включил его и провел лучом света по фигуре Уолша. Тот начал приходить в себя.

– Дыши глубже, Уолш! – рявкнул Берген и вдруг начал хихикать.

Что смешного, интересно? А, ну понятно. Мониторы кислорода снова заработали, и тогда он вспомнил, в чем дело.

Уолш приподнялся и сел.

– Это ксенон! – прокричал Берген и беспомощно рассмеялся, водя по сторонам лучом фонарика в поисках второго баллона с воздухом. Он никак не мог его увидеть.

Уолш встал. Отличная мысль. Ксенон был самым тяжелым из нерадиоактивных газообразных веществ. Нужно было удалиться повыше от пола. Как можно выше. Берген тоже встал и пошатнулся. Моргая, как сова, он уставился на Уолша.

– Где второй баллон? – требовательно вопросил Уолш, сняв кислородную маску и приложив ее к лицу Бергена.

Берген сделал несколько глубоких вдохов. Это помогло ему быстро освободиться от тяжелого газа.

– Не знаю, – ответил он и стал осторожно водить лучом фонарика рядом с собой и Уолшем, но баллона нигде не было видно. Ему удалось обнаружить только несколько слизней совсем близко, и их было слишком много, на его взгляд.

Они находились не только на стенах. Они покрывали поверхность больших баллонов вокруг Бергена и Уолша. А один из самых здоровенных накрыл собой пульт управления дверью, ведущей в соседнее помещение. Вот почему выключился свет. Путь к отступлению был отрезан мерзким лиловым комком слизи.

Из динамика рации послышался треск, а потом зазвучал голос Джейн:

– Алан? Ты не заснул?

Джейн. Он вспомнил, что она велела ему сделать.

Он передал кислородную маску Уолшу и направился к ближайшему скоб-трапу.

– Еще не помер, Джейн. Собираюсь взобраться вверх по лесенке. У нас на двоих один баллон с воздухом. – Он поманил за собой Уолша. – Иди сюда, нам надо подняться повыше. Там воздух будет почище, и, может быть, мы оттуда разглядим другую дверь.

Из рации снова донесся голос Джейн:

– Алан, не прикасайтесь к слизням. Они выделяют вещество, которое может вызвать у вас химические ожоги.

Берген охнул и поднялся на скобу выше. Он не мог ответить Джейн. Кольца лестницы находились на нелепо большом расстоянии одно от другого. Ему приходилось часто останавливаться, чтобы отдышаться.

Подниматься наверх было настолько нелегко, что они оба успели надышаться ксенона. Уолшу было нехорошо. Он молчал, и Бергену то и дело приходилось напоминать ему о том, что они делают. Черт, да он и сам с трудом это помнил.

Фонарик был прицеплен к одежде Бергена, и из-за этого видимость была кое-какая, но ему нужны были обе руки, чтобы взбираться наверх, передавать Уолшу кислородную маску и забирать ее.

Слизни были повсюду вокруг него. Он видел, как они поблескивают в слабом свете фонарика.

Где же Джейн? Черт побери, это должно было закончиться как можно скорее. Как она их разыщет? Как она вообще поймет, что происходит?

Жизнь состояла в том, чтобы взбираться по бесконечному трапу и пытаться не дать умереть Уолшу. Ничего больше не осталось. Скоба за скобой в полумраке. Дышать. Передавать маску.

Уолш реагировал все хуже.

Скобы трапа были широкими. Берген зацепился согнутой в локте рукой за скобу и скользнул в сторону, старательно держась подальше от резервуара и его скользких оккупантов. Он поманил Уолша за собой и задержал дыхание, чтобы как можно дольше сберечь внутри себя кислород.

Им придется держаться здесь – вот так, пока их не разыщет Джейн. С этой мыслью Берген стал шарить свободной рукой вокруг себя и наконец обнял Уолша. Одну ногу он сквозь боль перебросил через скобу, чтобы закрепиться понадежнее. После всего пережитого он не позволит этому поганцу рухнуть вниз.

Сделав глубокий вдох, он рискнул снова выйти на связь.

– Джейн. Ох, послушай, это уже не смешно. Почему так долго, черт побери?

Теперь его голос зазвучал чуть ближе к обычному тембру – хороший признак.

– Сейчас вы в безопасности? – спросила Джейн.

– Не сказал бы. Уолш в паршивом состоянии. Почему – в толк не возьму. Сжатый воздух ему не очень-то помогает.

– Я оставила Комптона и Гиббса у той двери, через которую они вошли. Они пытаются ее открыть, но механизм не срабатывает.

– Если слизни выделяют токсическую жидкость – понятно, почему механизм не срабатывает. С нашей стороны поверх пульта управления дверью сидит слизень размером с небольшого пони.

– Я почти добралась до еще одной двери, через которую можно попасть в это помещение. Мне понадобится еще какое-то время, чтобы найти вас. У тебя есть фонарик с мигалкой?

Берген взял у Уолша кислородную маску, сделал несколько вдохов и ответил:

– Ранец при мне. Я закрепился на трапе и стараюсь не дать этому тупому ослу свалиться на пол. Могу включить мигалку. Скажи когда.

Он удержался и не добавил: «Поспеши, Джейн. Долго я так не продержусь. Уолш – мертвый груз. Он нас обоих утянет вниз».

7

Джейн боялась верить Эй’Браю, боялась ему доверять, но и не доверять боялась. Ей было больно. В ее голове вертелось абсурдное количество информации. Страх и неуверенность владели ею, но она не могла этого показать.

Уолш и Берген находились на грани гибели – в этом Эй’Брай, похоже, оказался прав, а если учесть природу грозившей им опасности, они вряд ли могли спастись самостоятельно.

Уолш и Берген… Алан… Может быть, они сейчас уже задыхаются.

Эта мысль принесла Джейн очень много неприятных мыслей и воспоминаний. Ей хотелось прогнать их, но образы стремительно всплывали к поверхности.

Был выходной день. Ярко-синее небо, бегущие по нему облака. Она болтала с туристами и загорала в маленькой лодочке, пока отец подыскивал правильное место. А потом она видела, как у туристов загораются глаза, когда она показывала им ярко окрашенных рыб и чарующих подводных существ. Шторм налетел неожиданно и стремительно. Разбушевавшееся море стало бить лодку о коралловые рифы. Туристы оказались плохими пловцами, их уносило волнами все дальше. Джейн пыталась им помочь. И некоторым помогла, но этого было недостаточно.

Нет. Сосредоточиться.

Хотя бы Аджайе хватило ума просто наблюдать за Джейн и она не стала ее связывать или накачивать успокоительными. К счастью, Аджайю в достаточной мере убедило самообладание Джейн и ее уверенность, к тому же на ее решение повлияло странное поведение Уолша и Бергена, которые между тем повиновались строгим приказам Джейн. Это не помешало Аджайе обрушить на Джейн уйму вопросов, но у той не было времени отвечать. Наилучшим доказательством для себя и других стала бы демонстрация этого… сотрудничества с благоприятным исходом. Другого выбора не было.

– Джейн? Что за слизни? – выдохнула Аджайя, стоявшая у нее за спиной.

Джейн мчалась к ближайшему входу в то помещение, где застряли Берген и Уолш. На спине у нее висел большой зеленый баллон со сжатым воздухом. Трубка, соединявшая баллон с кислородной маской, при каждом шаге била ее по шее и груди.

Она должна была успеть туда вовремя. В опасной ситуации даже мгновение нерешительности могло стоить человеку жизни. «Даже самый опытный пловец», – говорили ей.

Слишком много минут было истрачено понапрасну на попытки открыть другую дверь. Джейн хотелось бы отправить Гиббса и Комптона к еще одному входу, но пришлось бы слишком долго объяснять, как туда добраться.

Она не стала отвечать на вопрос Аджайи. На мгновение сняв маску, она задала вопрос сама:

– Аджайя, на сколько минут рассчитаны маленькие баллоны, которые они взяли с собой?

– Обычно на сорок минут.

– И даже если они передают баллон друг другу? – спросила Джейн, бросив на Аджайю опасливый взгляд через плечо.

Они понятия не имели, сколько времени Уолш и Берген дышат воздухом из одного баллона. Возможно, осталось совсем мало времени.

– Скорость подачи воздуха должна быть одна и та же… – не слишком уверенно произнесла Аджайя.

Даже она точно не знала.

Один ряд, два, еще три – судя по плану отсеков, разворачивающемуся в сознании Джейн. Не сбавляя скорости, она налетела на стенку, протянув руку к значку. Дверь открылась, и Джейн стрелой вбежала внутрь. Было темно. Она порылась в ранце в поисках фонарика. Неужели она опоздала? Неужели она найдет их бледными и посиневшими – такими, каким нашли ее отца, застрявшего на рифе и захлебнувшегося?

Джейн сняла кислородную маску и сжала в руке рацию.

– Берген, я здесь. Включи мигалку, чтобы я увидела, где вы.

Надев маску, Джейн напрягла зрение и слух, чтобы понять, где ее товарищи по команде. Берген не ответил. Она расслышала слабые сигналы датчиков кислорода, но звуки эхом разносились по похожему на пещеру залу, и определить, откуда они исходят, было сложно.

– О боже. Он не шутил. И правда – слизни, – тяжело дыша, выговорила Аджайя.

– Они – вредители, – вырвалось у Джейн. – Как крысы на парусных кораблях в восемнадцатом веке. Обычно их находят на межзвездных кораблях.

Джейн умолкла. Эти слова не на сто процентов принадлежали ей. Сведения, вложенные в ее мозг Эй’Брайем, соединились с ее собственными мыслями и памятью.

Аджайя смотрела на нее с озадаченным выражением лица. Джейн отвела взгляд и снова услышала негромкое жужжание. Меньше всего ей хотелось именно сейчас снова лишиться чувств. Она в общем и целом представляла себе, где они находятся, но бегать впустую по проходам – толку от этого было бы мало. Эй’Брай обещал ей помогать, и теперь ей нужно было хорошенько сосредоточиться, чтобы услышать его шепот.

– Джейн… – проговорила Аджайя.

Джейн покачала головой, попросив ее тем самым замолчать, и зажмурилась.

От этой точки семнадцать единиц влево, сорок три прямо, и ты окажешься рядом с ними….

Джейн сорвалась с места и побежала, по пути отсчитывая резервуары. Писк датчиков кислорода звучал все громче. В какой-то момент Джейн сорвала с себя тяжелую маску и крикнула:

– Берген? Алан? Ты меня слышишь?

– Джейн? Джейн! Мы здесь! – Его голос прозвучал отчаянно.

Наконец она увидела его. Он закрепился на высоте порядка тридцати метров, прижимая к себе Уолша.

– Джейн! Прости, я не смог включить мигалку. Выронил фонарик, пытаясь его включить. А где Комптон и Гиббс? Нам понадобится помощь, чтобы спустить Уолша вниз.

Джейн пристегнула фонарик к летному костюму, забросила два запасных баллона с воздухом за плечо и начала подниматься вверх по скоб-трапу. Одолев очередную скобу, она сняла маску. Баллоны и маска ударились друг о друга, лямки сползли с плеча Джейн. Каждый баллон, сделанный из легкого фибергласса, весил меньше десяти фунтов, но с тремя сразу управиться было не так легко. При каждом шаге Джейн приходилось следить за тем, чтобы баллоны не цеплялись за скобы.

– Он без сознания?

– Да. Не могу больше его держать – лямки ранца в руки врезаются. Прости меня, Джейн. Красотка Джейн.

– У тебя воздух остался?

– Мало совсем. Свои баллоны закрепи как следует, дурочка!

Джейн послушалась. У нее уже кружилась голова. Она не могла понять, как Берген смог продержаться так долго.

Когда она добралась до него, он начал скороговоркой рассказывать ей обо всем, что ему довелось пережить. Она передала ему один из баллонов и помогла закрепить его на спине. Берген защелкнул пряжку на поясе, после чего они с Джейн водрузили третий баллон на спину Уолша.

Как только Берген надел кислородную маску, он сразу затих, а Джейн принялась оценивать ситуацию. Ранец на плечах Уолша был прицеплен карабином за лямку к скобе трапа. Эта лямка удерживала большую часть веса Уолша, и Берген не давал ему свалиться вниз. Но одна лямка ранца держалась, что называется, на честном слове. Джейн поспешно передвинулась в сторону Уолша и подхватила его под мышку.

Уолш был без сознания, но Джейн увидела, что он дышит, а когда она проверила его пульс, оказалось, что сердце бьется сильно и ровно. Джейн сообщила об этом Аджайе.

Как же они спустят Уолша вниз? Джейн мысленно рассмотрела несколько вариантов, но все они показались ей опасными.

Вдруг у нее мелькнула мысль. Она зажмурилась, чтобы сосредоточиться только на этом. «Пожалуйста, если можешь, отключи гравитацию

Ничего не произошло. По-видимому, так получиться не могло. То ли он не слышал ее мыслей, то ли не мог – или не хотел – по какой-то причине этого делать. Джейн тихо выругалась и отказалась от своей идеи.

Открыв глаза, она увидела, что Алан смотрит на нее прищурившись.

Джейн опустила маску и сделала вид, будто она только что не пыталась телепатически переговорить с инопланетянином.

– Алан? Тебе лучше?

Он кивнул.

– Как мы спустим его вниз? У меня в ранце есть веревка. Можем мы его обвязать и так спустить?

У Бергена загорелись глаза. Идея ему явно понравилась.

Аджайя, стоявшая внизу, осветила их двумя фонариками и крикнула:

– Джейн? Может быть, мне тоже к вам подняться? Вам нужна еще пара рук?

– Тут места нет. Свяжись по рации с Гиббсом и Комптоном, и объясни им, как сюда добраться, ладно?

Джейн осторожно разместила свой ранец между собой и Уолшем. В условиях невесомости все дела растягивались безумно надолго, но еще дольше приходилось при нормальной силе притяжения заниматься чем-либо в темноте, держась за скобы вертикального трапа и пытаясь не дать человеку без сознания рухнуть вниз с большой высоты. Джейн достала из ранца моток парашютной веревки и протянула Бергену.

– Ты знаешь, как сделать петлю?

Берген сдвинул маску в сторону и коварно ухмыльнулся.

– У меня есть идея получше. В свое время я занимался скалолазанием. Сделаю импровизированное снаряжение, а потом мы используем карабин в качестве простой, портативной лебедки. Это поможет нам почти вполовину сэкономить силы на его спуск.

Джейн улыбнулась в ответ на энтузиазм Бергена, протянула руку и поправила маску у него на лице, потому что он уже начал возиться с веревкой. Он методично обернул веревку вокруг плеч и бедер Уолша и скрестил на спине и между ног.

Наблюдая за работой Бергена и помогая ему чем может, Джейн заметила, что у Бергена на одной руке с тыльной стороны кисти что-то странное с кожей. Она взяла Бергена за руку, посветила на нее фонариком и ахнула, не веря своим глазам.

– Алан, что случилось с твоей рукой?

Кожа покраснела, покрылась пятнами, распухла, кое-где появились волдыри.

Берген высвободил руку и продолжил работу.

– Немного больно, но по крайней мере руки меня слушаются.

Он кивком указал на большущий резервуар. Наверное, он прикоснулся к какому-то слизню или его следу на поверхности бочки.

– Ты чем-нибудь обрабатывал руку? Хоть чем-ни-будь?

– Распорол свою флягу, сунул туда руку и держал добрых пять минут. Все нормально. Аджайя даст мне какую-нибудь мазь, и станет моя рука как новенькая.

Но Джейн точно знала, что это вовсе не нормально. Наверняка Берген страдал от невыносимой боли.

А он прикрепил карабин к доморощенному снаряжению и обрезал остаток веревки лезвием складного ножа, который он вынул из кармана. Затем он крепко привязал один конец веревки к скобе трапа, а другой просунул в петлю карабина и завязал узел. Теперь Уолш был надежно закреплен – на время.

После этого Берген снял дыхательную маску.

– Думаю, Уолш весит фунтов сто семьдесят или сто восемьдесят. Но мы применим скользящую лебедку и тогда ощутим его вес как девяносто или сто фунтов, так? Между нами говоря, это будет проще простого. Давай-ка возьмемся за него покрепче, и я его отпущу.

С этими словами он надел маску и принялся передвигать бесчувственное тело Уолша к нужному месту.

Берген отцепил карабин от порванного ранца. Уолш резко ушел вниз и чуть не вырвался из рук у него и Джейн. Джейн невольно вскрикнула, ударившись спиной о скобу. Берген произнес сквозь зубы что-то не очень разборчивое. Джейн догадалась, что, если бы не маска, она бы разобрала слова, приличествующие ситуации. Берген обернул часть веревки вокруг предплечья и медленно развязал конец.

Джейн выпрямилась. Вес Уолша притянул ее к скобе, находившейся на уровне ее грудной клетки. Она протянула правую руку, чтобы взять веревку у Бергена.

Он сдвинул брови. Маска приглушила его слова, но Джейн поняла их смысл.

– Алан, у тебя рука сильно ранена. Я смогу. Ты… Ты только подстрахуй меня, ладно? Я смогу.

Она старалась говорить более уверенно, чем чувствовала себя. По идее, у нее должно было получиться. Она должна была это сделать. При том, в каком состоянии сейчас была правая рука Бергена, либо на Джейн, так или иначе, пришлась бы большая часть веса, либо Берген поранился бы еще сильнее, и тогда Уолш в буквальном смысле выскользнул бы из их рук.

Берген недовольно, но согласно кивнул.

Джейн оторвала пальцы от самодельного веревочного снаряжения Уолша и крепко сжала конец веревки, которую старательно обернула вокруг сжатых кулаков.

– Вот так. Отпускай его и держи другой конец веревки. Аджайя, приготовься! Сейчас мы опустим Уолша!

Берген смотрел не на Уолша, а на Джейн. Он медленно отпустил веревку. Она натянулась, и Джейн скрипнула зубами. Но нет – получилось не так уж страшно. Она удерживала Уолша сама. Она чувствовала, как лоб и верхняя губа покрываются каплями испарины. В ее грудь до боли врезалась скоба трапа.

Только она успела привыкнуть к этому положению, как Берген рявкнул:

– Джейн, ты должна опускать его, перехватывая веревку руками!

– Ладно, ладно. Я знаю. – Джейн отпустила одну руку. Веревка размоталась. Уолша ударило о скобы. Джейн поежилась. – Прости, прости, прости, Уолш, – пробормотала она и осторожно отпустила веревку, чтобы на этот раз все получилось более бережно.

– У тебя отлично получается, Джейн, – проговорил Берген прямо ей в ухо. Он держался близко.

«Наверное, решил перехватить веревку, если я не удержу», – догадалась Джейн.

У нее появилась жгучая боль в бицепсах. Но на самом деле, если бы не ежедневные тренировки на борту «Провиденса», ей было бы намного тяжелее. Всякий раз, когда нужно было заниматься физическими упражнениями, она мысленно проклинала их, но теперь была готова произнести в их честь благодарственную молитву. Фут за футом она опускала Уолша вниз. О том, что она сама может упасть с трапа, ей думать не хотелось, но руки у нее дрожали, и веревка врезалась в ладони.

– Держись, Джейн, – прозвучал рядом с ней приглушенный маской голос Алана.

Уолш соскользнул еще на несколько футов и закачался из стороны в сторону, ударяясь о скобы. Джейн вскрикнула от отчаяния и боли. Еще всего несколько футов – и Уолш окажется рядом с Аджайей. Нет, не только с ней – внизу, вытянув руки вверх, стояли Комптон и Гиббс. Теперь она не могла его уронить. Алан одной рукой помог ей удержать веревку и замедлил ее скольжение.

Страницы книги >> Предыдущая | 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 | Следующая

Правообладателям!

Представленный фрагмент произведения размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО "ЛитРес" (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?


  • 2.7 Оценок: 3
Популярные книги за неделю

Рекомендации