Электронная библиотека » Джеймс Чейз » » онлайн чтение - страница 4

Текст книги "Шутки в сторону"


  • Текст добавлен: 11 марта 2019, 15:00


Автор книги: Джеймс Чейз


Жанр: Боевики: Прочее, Боевики


Возрастные ограничения: +16

сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 4 (всего у книги 13 страниц) [доступный отрывок для чтения: 5 страниц]

Шрифт:
- 100% +

– Опиши ее?

– Она цветная, очень высокая, красивая, молодая, хорошо одета.

– Цветная? – уточнил Дори, наклонившись, чтобы внимательно рассмотреть Юссона.

– Из Западной Африки… сенегалка, думаю.

Дори сразу вспомнил странный акцент женщины, когда она разговаривала с ним по телефону. Он должен был понять, что она сенегалка, и теперь досадовал на себя.

– Мужчина пришел на встречу?

– Да, месье. Он только что ушел с двумя другими парнями. Минут десять назад.

– Кто эти двое других?

– Я их не знаю. Они пришли в клуб, выпили, а потом я заметил, как они уехали с американцем, у которого было свидание с мадам Фуше.

– Можешь описать их?

Юссон задумался:

– Я их особенно не разглядывал, месье. Нелегко рассмотреть всех людей в клубе. Кажется, у одного была бородка. Другого я не разглядел.

– А американец?

Юссон довольно точно описал Гирланда, но Дори его приметы ни о чем не говорили.

– Раньше ты когда-нибудь видел мадам Фуше?

– Нет.

– У нее была машина?

– Я не знаю. Она приехала, и я провел ее в комнату.

– Она не назвала имя человека, с которым встречалась?

– Нет, месье.

Дори сдался. По крайней мере, он хоть что-то выяснил, но на данный момент было неясно, насколько это полезно. Человек Россланда встретился с женщиной. Она ушла, а люди Радница забрали агента Россланда.

Он встал:

– Спасибо. Я думаю, ты предоставил мне всю необходимую информацию.

Юссон резко взглянул на него:

– Проблем не будет?

– Нет, никаких проблем не будет.

Дори покинул клуб, присоединился к Жанин и рассказал ей вкратце все, о чем узнал.

Она поинтересовалась:

– Может, пора сообщить об этом Уорли?

– Ни в коем случае! – без колебаний ответил Дори. – Я справлюсь сам. Я найду эту сенегалку. Мне организуют проверку в аэропортах. У меня есть ее описание. Возможно, она прибыла сюда недавно. Это несложно. Кто-нибудь в аэропорту может вспомнить ее.

– В данный момент они вытряхивают сведения из человека Россланда, – произнесла Жанин. – Очень скоро они узнают, кто эта женщина и где ее найти. Думаю, ты опоздаешь, Джон.

– Я должен это сделать сам. Если я опоздаю, то и Уорли не успеет. Он не сможет сделать это лучше меня.

С упрямым выражением во взгляде Дори гнал машину домой.

Глава четвертая

Через несколько секунд после того, как Радниц удалился, Тома вошел в комнату и с тревогой посмотрел на Гирланда:

– Он что-нибудь говорил обо мне?

Взглянув на испуганное лицо Тома, Гирланд потер ноющую шею.

– Я сказал ему, что оказался в клубе за час до того, как ты поставил оцепление, это его удовлетворило, так что радуйся.

В комнате появились Борг и Шварц. Борг ухмыльнулся Гирланду.

– Ты довольно умен, – сказал он. – Я уже собирался тебя похоронить.

– Я очень умный, с этим не поспоришь. – Гирланд посмотрел на Тома. – Мне пора спать. Я забираю свой пистолет.

Тома поспешно отдал ему пистолет 45-го калибра, и Гирланд положил оружие в кобуру.

– Это может стать началом прекрасной дружбы, – сказал Гирланд и, уходя, посмотрел в упор на Шварца. – Но сначала бизнес. Я сравняю счет, когда мы завершим это небольшое дельце.

Выйдя за дверь, он услышал, как Борг захохотал.

Было начало второго, но, прежде чем лечь спать, Гирланд хотел выяснить еще кое-что. С трудом он нашел такси и велел водителю отвезти его в здание газеты «Фигаро» на Елисейских Полях. Когда такси подъехало к офису газеты, Гирланд заплатил и направился к оживленной стойке администрации.

– Мистер Веме на месте? – спросил он у пожилой женщины, устало взглянувшей на него.

– Он у себя в кабинете. Как вас представить?

Гирланд назвался.

Женщина переговорила по телефону, затем позвала девушку в голубом комбинезоне и велела проводить Гирланда к Веме. У девушки была хорошая фигура, но, с огорчением подумал Гирланд, слишком острый нос и некрасивый рот. Он прошел за ней в маленький лифт, поднялся на третий этаж, затем последовал за ее виляющими бедрами по длинному коридору в крошечный кабинет, где за столом сидел Жак Веме и разговаривал по телефону.

Веме был репортером, который добывал сведения для колумниста отдела сплетен. Худой брюнет с бороденкой и короткострижеными волосами, он предпочитал носить спортивную одежду ярких цветов, от которой у Гирланда сводило зубы.

Увидев Гирланда, он указал ему на стул, закончил разговор и положил трубку.

– Привет, Марк, – сказал он. – Что тебя привело ко мне?

Они давно знали друг друга.

Веме подозревал, что Гирланд был каким-то агентом, но года три назад Гирланд одолжил ему денег, чтобы помочь выбраться из очень трудной ситуации. Веме удивило, когда Гирланд позволил себе расстаться с крупной суммой. Этот случай Веме запомнил. Он был счастлив, не задавая лишних вопросов, поделиться с Гирландом любой информацией, которой располагал.

Гирланд сел и достал сигареты Борга. Когда приятели закурили, Гирланд спросил:

– Тебе что-нибудь известно о Германе Раднице?

Веме прищурился сквозь сигаретный дым:

– О Раднице? Конечно, о нем все знают.

– А я не в курсе, – слегка раздражился Гирланд. – Если бы знал, меня здесь не было бы.

– Извини, Марк, я просто думал, что о нем знают все.

– Кто он и что он?

– Ну, допустим, ты захотел построить плотину в Гонконге. Или электростанцию в Бомбее. Или запустить службу пассажирских перевозок между Англией и Данией. Прежде чем ты хотя бы подумаешь об этом, ты должен проконсультироваться с Радницем, который решит финансовые вопросы. Радниц контролирует все, что стоит больших денег. – Веме стряхнул пепел. – Под ним практически все: корабли, нефть, строительство, самолеты. Ты спрашиваешь, кто он. Он – мистер Большой Бизнес.

Гирланд нахмурился. Шея снова заныла.

– Тогда почему, черт возьми, я не слышал о нем, если он такой крутой?

Веме улыбнулся:

– Он ненавидит публичность. Знаком со всеми газетными боссами. Он отстегивает им, поэтому они держатся в стороне от него. Он – Распутин финансовой сферы, возможно, самый мощный магнат в мире.

– Сколько же у него денег?

– Даже не берусь предположить. Готов поспорить, он может выложить десять миллионов фунтов стерлингов на стол, не нарушая своего финансового баланса. Он крупный игрок, Марк, настоящий мистер Крутяк.

Гирланд поерзал на твердом сиденье стула:

– Он постоянно живет в «Георге Пятом»?

– Он постоянно нигде не живет. У него есть замок на Луаре. У него есть недвижимость в Париже. У него есть дома во всем мире, но он редко останавливается в них. Предпочитает хорошие отели. Пару лет назад он потерял жену, так зачем ему беспокоиться о собственном доме? Он все время в движении. Только что вернулся из Москвы. Меня не удивило бы, если он выразит желание арендовать на выходные Кремль. Он такой человек.

Гирланд насторожился:

– Что он делал в Москве?

– Не знаю. – Веме пожал плечами. – Какое-нибудь крупное дело. – Он задумчиво посмотрел на Гирланда. – Ты время от времени приходишь, задаешь разные вопросы, но я никогда бы не подумал, что ты заинтересуешься Радницем.

– Это для моего альбома зарисовок, – улыбнулся Гирланд и поднялся. – Хорошо, спасибо, Жак. Не буду тебе мешать. Не скучай по мне. Скоро увидимся.

– Я не задаю вопросов, – сказал Веме, посерьезнев, – но, поскольку ты мой друг, должен тебя предупредить: не приближайся к Радницу. Он опасен. Без шуток.

– Спасибо. – Гирланд улыбнулся. – Когда накоплю достаточно денег, устрою тебе прекрасный ужин.

Он махнул рукой и вышел из кабинета. Спустившись в лифте на первый этаж, Гирланд вышел на продуваемые холодным ветром Елисейские Поля.

Чтобы добраться домой, он взял такси.

Медленно поднимаясь по лестнице, он подумал, что, похоже, стареет. «Это была неплохая ночь, – размышлял он, – теперь наконец я не завишу от Россланда и нахожусь на пути к большим деньгам».

В квартире он снял одежду и принял горячий душ, затем надел пижамные брюки и рухнул в постель.

В темноте он думал о загадочной мадам Фуше, Раднице и Роберте Генри Кэри. Еще он думал о Россланде, который лежал в одиночестве в своей комнате, с вырванными ногтями, с оплывшим мертвым лицом.

Прежде чем заснуть, он еще подумал о Тессе, ее длинных ногах, светлых волосах и изящном, красивом теле. Сон обволакивал его, и даже Тесса испарилась из мыслей Гирланда.


Телефонный звонок вывел Дори из оцепенения: он сидел за столом, обхватив голову руками. Он очнулся, взглянул на настольные часы и увидел, что уже двадцать минут четвертого. Лежащая на диване Жанин, пробудившись от беспокойного сна, приподнялась.

Дори поднял трубку:

– Алло, да! Дори слушает.

– Это О’Халлорен. Я звоню из аэропорта Орли, – послышался грубый голос. Капитан Тим О’Халлорен был одним из лучших сотрудников отдела безопасности США. – Здесь ничего. Мы все тщательно проверили. На той неделе около сотни сенегальцев прошли через паспортный контроль. Возможно, она была среди них, но я сомневаюсь. Мы проверили все посадочные талоны. Большинство женщин были с мужчинами, а одинокие – только пожилые. Как вы думаете, мистер Дори, она путешествовала одна?

– Я не знаю. Вполне возможно.

– Хорошо, ладно, я поручу моим парням проверить все супружеские пары. Это будет непростая работа, но ее можно сделать. Не исключено, что она приплыла на корабле. Лайнер «Ансервиль» как раз пришел пару дней назад. Я предупредил полицию в Марселе, чтобы они его проверили. Прибыло также грузовое судно из Дакара, причалило в Дюнкерке. Она могла оказаться и на нем.

– Сколько времени это займет? – напирал Дори.

– Для полной проверки нужно не менее пяти дней. Быстрее никак.

– За это время она может покинуть страну, – ответил Дори.

– Мистер Дори, я так не думаю. Мы готовы к встрече. Она не сумеет выбраться. Мы перекрыли все аэропорты, вокзалы и порты. Нам сложно разыскать ее, но, если она попытается уехать, мы ее возьмем.

«Только, вероятно, ее скоро грохнут», – с горечью подумал Дори.

– Хорошо, капитан. Это очень срочно.

– Мы будем работать дальше, – сказал О’Халлорен и повесил трубку.

Жанин вопросительно посмотрела на Дори. Он пожал плечами:

– Ты оказалась права: мы опоздали. Чтобы найти ее, им понадобится не меньше пяти дней. – Он провел ладонью по лбу. – Что может знать сенегалка такого важного, из-за чего Радниц убил человека?

– Почему бы тебе не отправить кого-нибудь на квартиру Россланда и не обыскать ее? Он мог вести записи о своих агентах, – предположила Жанин. – Мы сами должны были проверить.

– Если бы кто-то нас там обнаружил, случилась бы настоящая катастрофа, – сказал Дори; немного подумав, он потянулся за телефоном. – Джек Керман может решить этот вопрос.

Он набрал номер и стал ждать. Сонный голос спросил, кто звонит. Дори быстро объяснил, что хотел.

– Керман, сейчас это самое важное. У меня должен быть список контактов Россланда. Иди к нему на квартиру и обыщи ее.

Человек на другом конце линии все понял на лету:

– Нужно? Сделаю, – и повесил трубку.

Дори кивнул Жанин:

– Он может что-нибудь обнаружить.

– Мы опоздали, – сказала Жанин. – Человек Россланда, вероятно, уже мертв.

– Я отправлю двоих агентов в отель, где живет Радниц. Если они обнаружат этого парня с бородкой, мы его возьмем и поговорим с ним так, как они говорили с Россландом.

Жанин поднялась:

– Теперь ты снова настоящий Джон Дори. Я еду домой. Мне необходимо как следует выспаться.

Дори поколебался, затем показал на соседнюю дверь:

– Ты можешь воспользоваться свободной комнатой. Давай. Сэкономь время.

Жанин улыбнулась, покачав головой:

– Мне нравится спать в моей постели, даже если я не всегда сплю одна. Мне нравится моя ночная рубашка и моя зубная щетка. Доброй ночи.

– Если у меня будут новости, я тебе позвоню, – отозвался Дори, не вставая; он потянулся за телефоном.

– Но не раньше десяти, если это не срочно. – Жанин повернулась и надела свою норковую шубу.

– Я вообще не буду звонить, если это не срочно, – сказал Дори, набрал номер и начал говорить по телефону.

Жанин вышла из квартиры и спустилась на лифте к припаркованной машине.


На следующее утро, в начале двенадцатого, Гирланд жарил яичницу с беконом, чувствуя боль каждый раз, когда поворачивал шею. Вдруг кто-то постучал в его дверь.

Он тихо чертыхнулся, прикрутил пламя газовой плиты, положил пистолет в задний карман и, тихонько подойдя к двери, заглянул в глазок.

Борг, в кожаной шляпе и кожаном пальто, ожидал на лестнице.

Гирланд открыл дверь.

– Тебя паралич хватил? – спросил Борг, его пухлые губы изобразили дружескую усмешку. – Как шея?

– Чертовски больно, – процедил Гирланд, пропуская Борга в квартиру.

Он заметил у Борга черный кожаный портфель.

– Подлечим, – сказал Борг, фыркнул и приподнял свои редкие брови. – Хм… хорошо пахнет!

– Будешь за компанию? Там много, – сказал Гирланд, закрывая дверь.

– Ну нет. Я уже заправился. – Борг похлопал себя по брюшку. – Видишь? Но ты не смущайся моим присутствием.

– Ладно, ясно, – сказал Гирланд и, вернувшись к плите, умело выложил яичницу на тарелку и поставил на стол.

Борг осмотрелся:

– Хорошее гнездышко, если бы не так высоко подниматься.

– Кофе? – спросил Гирланд, наливая себе.

– От кофе не откажусь. – Борг снял шляпу и пальто и сел напротив Гирланда. Он налил себе кофе, закурил сигарету и посмотрел на Гирланда, уплетающего завтрак.

Оба молчали, пока Гирланд не закончил.

Затем со вздохом удовлетворения Гирланд отнес тарелку в раковину. Закурив сигарету, он вернулся к столу и сел.

– Ты помнишь Малыша Хогана? – спросил Борг. – Лучшего в легком весе за многие годы? Держу пари, что да. Когда-то я был его тренером. Он покатился по наклонной, после того как потерял титул чемпиона мира. Меня это тоже коснулось. Я хочу сказать, что, если твоя шея болит, я могу вылечить.

– Ну так давай лечи, – сказал Гирланд, допив кофе.

Борг вынул из кармана маленькую баночку.

– Перебирайся на кровать. Это медвежье сало. Немного воняет, но лечит все, что хочешь.

Десять минут спустя Гирланд сел, осторожно поднял голову, затем покачал ею и вскочил:

– Порядок!!!

Борг радостно ухмыльнулся и подошел к раковине вымыть руки.

– Я же сказал, все лечит. – Затем он посмотрел на портфель, лежавший на кровати. – Деньги для тебя, босс дал мне их сегодня утром.

Гирланд направился к портфелю, но Борг, ухмыляясь, преградил путь: портфель был закрыт на замок.

– Замри, – сказал он. – Нужно выполнить кое-какие условия, чтобы получить эти деньги. Семь тысяч долларов. Ты должен убедиться, что она действительно знает, где этот Кэри, прежде чем отдать ей все остальное. Понял?

Гирланд думал о том же. Это было правильно, решил он. Мадам могла их надуть.

– Все в порядке, – сказал он, открыл портфель и пересчитал деньги.

Удовлетворенный тем, что всё на месте, Гирланд убрал деньги обратно и защелкнул замок.

– Я рад, что ты присоединился к нашей банде, – сказал Борг, наливая себе еще кофе. – Нами слишком долго управлял этот слабохарактерный придурок Тома. Ладно, он не глуп и выполнил пару заданий, которые произвели впечатление на шефа, но меня бесило, что мной руководил сопляк.

– Шварц выглядит опаснее, – промолвил Гирланд, тоже подливая себе кофе. – Давно ты с ним работаешь?

– Слишком давно. – Борг поморщился. – Он настоящая скотина, но выполняет свое дело. У нас должен быть хоть один мясник, и он как раз такой. То, что делает этот парень, заставляет меня блевать. Радниц неплохо платит, но посмотри, как живет Шварц… хуже свиньи.

– Радницу нужны такие парни, как ты? – небрежно спросил Гирланд. – Что ты для него делаешь?

– Ну, заказы всякие… – промямлил Борг, допил кофе и встал. – Мне нужно бежать. У меня свидание с блондинкой, которая работает по ночам, а днем спит. Не потеряй деньги. Пока.

И исчез.

Гирланд запер за ним дверь, вернулся к портфелю, открыл его и разложил купюры на кровати. Он никогда не видел столько денег сразу. А в перспективе еще маячили пятьдесят тысяч долларов, – это был большой приз.

Некоторое время Гирланд смотрел на деньги, потом снова пересчитал их. Он отложил пять тысяч долларов и две положил в портфель. Он решил, что отдаст мадам Фуше две тысячи долларов, а пять положит на свой счет. Когда мадам расскажет, где Кэри, он получит оставшуюся часть денег от Радница и отдаст ей: таким образом он заработает наверняка.

Гирланд закурил сигарету и проанализировал ситуацию.

Его немного мучило чувство вины. Россланд дал ему задание и заплатил. Гирланд знал, что эти деньги были от Дори. Если бы Радниц не включился в игру с предложением о пятидесяти тысячах долларов, Гирланд уже позвонил бы Дори.

Он тяжело вздохнул. Затем подумал о том, как чуть не лишился жизни, прыгая по крышам, как Шварц чуть не свернул ему шею, и еще он подумал о жадности Дори.

«Радниц прав, – размышлял он, – я маленький человек на плохо оплачиваемой работе. Это мой шанс. Я бы не связался с Радницем. Каким-то образом я должен получить от него пятьдесят тысяч долларов и все же позволить Кэри остаться в живых. И сам я должен остаться живым. Вопрос – как это сделать?»

Затем он вспомнил о том, что сказала мадам Фуше о неизлечимой болезни Кэри. «Мне бы очень повезло, если бы Кэри умер после того, как я поговорю с ним. Тогда я был бы в выигрыше. Но почему Радниц так хочет избавиться от Кэри? – Он нахмурился и пожал плечами. – Это не мое дело. Я много лет работал с Дори за гроши. Теперь я на пути к большим деньгам».

К своему сожалению, он обнаружил, что чувство вины продолжало его мучить. До сих пор он не понимал, что заставляло его держаться рядом с Россландом. Он знал, что должен связаться с Дори, но также понимал, что не сделает этого.


Пока Гирланд завтракал в компании Борга, Дори сидел за своим столом в посольстве и разговаривал по телефону с Джеком Керманом.

– Не повезло, – сказал Керман. – Я обследовал каждый сантиметр этой квартиры, но он не хранил никаких записей, если вообще их вел.

Дори раздраженно махнул рукой:

– Хорошо, Джек, спасибо. Забудь.

– Слушайте, мистер Дори, Россланд начинает разлагаться. Разве мы не должны что-то предпринять?

– Да, конечно. Позвони в ближайший полицейский участок из кафе и сообщи о трупе в квартире Россланда. И быстро уходи.

– Я понял, мистер Дори. – Джек повесил трубку.

Дори потер усталые глаза, потом с отвращением посмотрел на кучу документов в ящике «Входящие». Он все время спрашивал себя: что же хотела предложить сенегалка, если из-за этого убили Россланда? Когда Дори потянулся за папкой, снова раздался телефонный звонок.

Это был капитан О’Халлорен.

– Похоже, нам повезло, мистер Дори. – Его командный голос оглушил Дори. – Сенегалка, подходящая под описание, которое вы дали, была на борту грузового судна, причалившего в Антверпене три дня назад. Я говорил с капитаном корабля. Он ничего о ней не знает. На протяжении всей поездки она оставалась в своей каюте. По его словам, она плохо переносила качку, а судно попало в шторм. Я отправил телеграмму в Дакар, и наш человек проверил адрес на ее посадочном билете. Такого места не существует. Она могла взять машину напрокат и поехать в Париж. Я проверяю.

Дори насторожился:

– Узнай у бельгийской и французской пограничной полиции, не помнят ли они ее. Ты поручил накопать информацию о ней в Дакаре? Если паспорт в порядке…

О’Халлорен немного скучающе ответил:

– Об этом позаботятся. Она могла путешествовать с поддельным паспортом. Французская полиция над этим работает: они проверяют парижские отели. Мистер Дори, мы не можем собрать информацию за пять часов. Пять дней. Во всяком случае, мы спешим. Я готов поспорить, что Роза Арбо – та женщина, которая вас интересует.

– Хорошая работа, капитан, – похвалил Дори. – Так держать, – и повесил трубку.

Несколько минут он сидел и раздумывал, а потом взглянул на часы.

Было без двадцати двенадцать. Он позвонил Жанин. После небольшой паузы она раздраженно ответила, но, узнав Дори, смягчилась:

– Джон, я была в ванной. Что слышно?

– Пообедай со мной в час, – сказал Дори. – Кажется, мы немного продвинулись вперед. Скажем, у Лассера?

– Хорошо, – сказала Жанин и положила трубку.


Без десяти семь Гирланд с портфелем под мышкой зашел в шумное кафе на авеню Моцарта. Он подошел к барной стойке и пожал руку бармену:

– Жан, в семь я жду звонок. Я буду вон там, в углу.

Седой огромный Жан весело ему подмигнул:

– Женщина, конечно же?

Гирланд ухмыльнулся:

– Кто же еще? Мартышка?

Попросив виски со льдом, Гирланд взял бокал и сел за столик в углу. Он нетерпеливо взглянул на часы и отхлебнул немного виски. Ровно в семь он увидел, как Жан машет ему. Из-за шума в кафе он не услышал телефонного звонка.

Он быстро подошел к стойке бара и поднял трубку:

– Это Гирланд.

– Да или нет? – раздался голос мадам Фуше.

– Да.

Он услышал, как она резко выдохнула.

– Деньги с тобой?

– Не все.

– Что ты имеешь в виду?

– Остальное ты получишь, когда скажешь, где он.

– Сколько сейчас ты мне отдашь?

– Две тысячи.

Наступила долгая пауза, и Гирланд вдруг задумался, не слишком ли он щедр к себе.

– Хорошо, – наконец сказала она. – Я буду в зале ожидания первого класса на вокзале Сен-Лазар в половине девятого. – И повесила трубку.

Гирланд положил трубку, помахал бармену, затем вернулся за столик. Он заказал антрекот с жареным картофелем, зеленым салатом и графин божоле.

В начале девятого Гирланд расплатился по счету и вышел на многолюдную улицу. Он долго искал такси и подъехал к станции с минутным опозданием. Быстро подошел к залу ожидания первого класса и на мгновение задержался, чтобы заглянуть в стеклянные двери.

Неподалеку на одной из скамеек сидела женщина с маленьким ребенком, пожилой мужчина держал на коленях неопрятный коричневый бумажный сверток и дремал. Напротив входа, в углу, сидела красивая негритянка, одетая в черное пальто. Ее длинные стройные ноги были скрещены, а руки сложены на коленях. В ней ощущались спокойствие и нереальность эбонитовой статуи.

Гирланд открыл дверь и вошел в зал.

Поезд медленно тащился к платформе за залом ожидания. Женщина взяла ребенка за руку и поспешила.

Гирланд замешкался, но негритянка кивнула ему, приглашая сесть рядом.

Гирланд был поражен. Меньше всего он ожидал, что будет иметь дело с африканкой. Он приблизился и сел.

– Мадам Фуше? – спросил он, ощущая чувственную привлекательность женщины.

– Да.

Он отметил, как ее большие влажные черные глаза пристально смотрят на его портфель.

– Деньги у тебя?

– Две тысячи долларов наличными.

– Могу я посмотреть?

Гирланд покосился на старика, который все еще дремал, затем раскрыл портфель и протянул ей.

Она посмотрела на содержимое:

– Ты уверен, что здесь две тысячи долларов?

– Да.

– Мне причитается больше.

– Позже.

Она помедлила, затем застегнула замок и положила портфель рядом.

– Ну? Где он? – спросил Гирланд.

– Диурбель, в ста пятидесяти километрах от Дакара.

Гирланд уставился на нее:

– Это значит, что он не в Париже?

– Я и не говорила, что он в Париже. Он за пределами Диурбеля, в саванне[1]1
  В оригинале слово «буш» (bush), которое обычно используется применительно к ландшафту Южной Африки. Скорее, речь идет об опустыненной саванне, сухеле. – Примеч. ред.


[Закрыть]
, где его никто не сможет найти.

Гирланд застыл:

– Предположим, его там нет? Предположим, это трюк, чтобы заработать легкие деньги?

– Я отвезу тебя к нему.

Гирланд нахмурился:

– Ну ладно. Теперь о тебе. Кто ты и как в это ввязалась?

– Я работаю в ночном клубе в Дакаре. Я…

– Не торопись. Как называется ночной клуб?

– «Флорида». Это лучший ночной клуб.

– Хорошо, дальше.

– Один мой клиент… он часто приходит в клуб… спросил, не хочу ли я заработать десять тысяч долларов.

– Фамилия?

– Я не знаю. Я называю его Энрико. Он португалец.

– Как он выглядит?

– У него усы, он крепкого телосложения. И у него очень большой золотой перстень на левом мизинце. Он хорошо одевается и очень хорошо платит.

– Дальше.

– Он сказал, что мне нужно поехать в Париж и позвонить мистеру Дори по поводу одного человека. Он сказал, что мистер Дори даст мне десять тысяч долларов.

– Так ты на самом деле не видела Роберта Генри Кэри?

– Я видела его. Когда Энрико сказал, что оплатит все мои расходы, я поняла, что ничего не теряю. Поэтому согласилась. Он отвез меня в саванну, где я увидела Кэри.

Она открыла сумочку и вынула фотографию размером в четверть листа, которую передала Гирланду.

Он разглядывал фотографию. Это был Кэри крупным планом и мадам Фуше. Гирланд узнал Кэри, хотя тот постарел и похудел со времени их последней встречи.

Это был однозначно Кэри. Фотография была сделана с низкой точки, и на фоне виднелось только небо.

– Могу я ее забрать?

Гирланд положил фотографию в бумажник. По крайней мере, подумал он, пригодится для разговора с Радницем.

– Ты разговаривала с Кэри?

– Да. Он рассказал мне то, что я передала тебе прошлым вечером.

– Ты сказала, что он болен.

– Да, это так.

– Что с ним?

Она пожала плечами:

– Не знаю… что-то плохое. Раньше я встречала таких людей. Не думаю, что он долго протянет.

– Энрико был там, когда вы встретились?

– Конечно. Он специально сделал это фото в качестве доказательства того, что я встречалась с Кэри.

– Он и Кэри держались дружелюбно?

– Похоже, так. Но это была короткая встреча. Энрико сказал, что я отправлюсь на корабле. Он забронировал для меня каюту на грузовом судне, и я уплыла через три дня после встречи с Кэри. Завтра я хочу вернуться. Если ты поедешь со мной, я отведу тебя к Кэри.

– Завтра я не могу, – сказал Гирланд. – Я должен получить визу. Как только я ее получу, я свяжусь с тобой, и мы отправимся к Кэри.

– Завтра я улетаю, – повторила она.

– В какое время вылет?

– Двадцать один пятьдесят.

– Я посмотрю, что можно сделать. Где я найду тебя, если завтра у меня не получится вылететь?

Она дала ему номер «Одеона» и поднялась. Он был поражен, увидев, что сенегалка такая же высокая, как и он сам.

– Я жду тебя в самолете, – сказала она. – И вот еще что: ты должен заплатить мне еще три тысячи долларов, прежде чем я полечу с тобой. Передай их мне в аэропорту.

– Договорились, – сказал Гирланд, надеясь убедить Радница дать больше денег.

Гирланд открыл ей дверь, и она вышла.

Не оглядываясь, она быстро удалялась в сторону метро.

Гирланд смотрел ей вслед. Он подумал, что, возможно, больше ее не увидит. Если бы деньги принадлежали ему, он не спал бы всю ночь, увидев, как она легко и спокойно с ними исчезает. Деньги принадлежали Радницу, и пять тысяч Гирланд уже припрятал в банке. Он решил рискнуть. Если все это обман, ему, по крайней мере, заплатили за неприятности.

Гирланд взял такси и велел водителю отвезти его в отель «Георг Пятый».

Бар отеля был переполнен. Гирланд остановился у входа, затем, увидев свободный столик на двоих возле дверей, вошел и сел. Появился официант, и Гирланд заказал виски со льдом. Он оглядел зал и заметил Радница, сидевшего за столиком напротив с еще двумя мужчинами. Оба были пожилыми. Один из них держал на коленях дорогой портфель. Радниц что-то говорил, иногда тыча толстым указательным пальцем. Гирланд курил и потягивал виски. Миллионер не показал виду, что знаком с ним. Наконец Радниц и его знакомые поднялись и, продолжая разговор, вышли из бара. Радниц, проходя мимо, безучастно посмотрел на Гирланда и пошел дальше. Гирланд допил виски. Со своего места он видел, как трое мужчин разговаривали в вестибюле. Затем, попрощавшись, они пожали друг другу руки, Радниц вернулся к стойке бара и что-то сказал служащему. Потом он вошел в лифт и исчез.

Две минуты спустя к Гирланду обратился посыльный:

– Пожалуйста, сэр, поднимитесь в сто двадцать седьмой номер. Мистер Радниц ждет вас.

Гирланд кивнул, заплатил за выпивку, а затем направился в вестибюль. Он пренебрег лифтом и поднялся на первый этаж по лестнице. Увидев перед собой длинный коридор, он быстро прошел вдоль пронумерованных дверей к 127-му номеру. Остановившись, огляделся по сторонам и затем постучал.

Дверь тут же открыл слуга, молодой японец в белом пиджаке и черных шелковых брюках. Гирланд прошел мимо в небольшой зал. Японец, поклонившись, отворил дверь в просторный, элегантно обставленный номер, где у большого окна стоял Радниц и смотрел вниз на плотный поток машин, направлявшихся к Елисейским Полям.

Японец закрыл дверь за ожидающим Гирландом.

Радниц повернулся:

– А, Гирланд, проходи и садись. Может, выпьешь чего-нибудь?

– Нет, спасибо.

Гирланд выбрал удобное кресло и сел в него.

– Сигару?

– Нет, благодарю.

Радниц выбрал сигару и достал из кармана золотой ножичек.

– Новости есть? – спросил он, подходя к креслу рядом с Гирландом и садясь в него.

Он отрезал кончик сигары, осмотрел ее, затем взглянул на Гирланда:

– Ты встречался с мадам Фуше?

– Я познакомился с ней, – сказал Гирланд и кратко описал встречу.

Радниц слушал. Когда Гирланд показал ему фотографию Кэри и мадам Фуше, он взял и долго ее рассматривал.

– Да, это Кэри… – произнес он наконец и положил фотографию на стоящий рядом столик. – Ты хорошо поработал. Я доволен тобой.

Гирланд ничего не ответил.

– Ты, конечно, завтра вечером полетишь с этой женщиной. – Радниц сделал паузу, чтобы выпустить струю дорогого ароматного дыма из тонких губ. – Я договорюсь о твоей визе. – Он снова замолчал, затем продолжил: – Ну вот, Гирланд, ты начинаешь зарабатывать пятьдесят тысяч долларов, которые я обещал. Учти, Кэри должен думать, что ты представляешь Дори. Не дай ему повода усомниться в этом. Когда встретишься, узнай, что он готов предложить. Я думаю, у него есть важная информация. И эта информация должна попасть ко мне, а не к Дори. Это понятно?

– Понятно.

– Когда ты убедишься, что Кэри больше нечего сообщить, – продолжал Радниц, – что он передал все документы, вывезенные из России, убей его.

Он поднялся, подошел к столу, открыл ящик и достал из него маленькую коробочку. Затем вынул тяжелый золотой перстень.

– Посмотри, подходит ли это на твой палец, – сказал он, передавая перстень.

Гирланд примерил: перстень отлично подошел на средний палец правой руки. Наблюдавший за ним Радниц одобрительно кивнул, а затем протянул руку, и Гирланд вернул перстень.

– Эта вещица имеет свое предназначение. Подойди, я покажу тебе кое-что.

Гирланд поднялся и встал рядом с Радницем.

– Эта крошечная пластина с монограммой сдвигается, – объяснял Радниц. – Вот так.

Он нажал, и плоская крышечка без усилий сместилась. В открывшейся крошечной полости было нечто похожее на жесткую щетину, которая выступала наружу.

– Когда будешь прощаться с Кэри, ты, естественно, пожмешь ему руку. Надень это кольцо так, чтобы монограмма оказалась со стороны ладони. Эта маленькая выступающая щетина, которую ты видишь, коснется Кэри, когда вы пожмете друг другу руки. Это все, что нужно сделать. Через час после рукопожатия, мистер Гирланд, Кэри будет мертв. Поскольку он уже болен, я сомневаюсь, что его смерть вызовет вопросы. Даже если будет проводиться посмертное вскрытие, яд на щетине настолько редкий, что ни один врач не сможет его идентифицировать. Итак, я делаю задание до смешного легким для тебя.

Радниц вернул пластину на место, а затем бросил перстень Гирланду. Поймав и повертев перстень в руках, Гирланд надел его на палец.


Страницы книги >> Предыдущая | 1 2 3 4 5 | Следующая

Правообладателям!

Данное произведение размещено по согласованию с ООО "ЛитРес" (20% исходного текста). Если размещение книги нарушает чьи-либо права, то сообщите об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?


  • 5 Оценок: 1
Популярные книги за неделю


Рекомендации