Электронная библиотека » Джоанна Болтон » » онлайн чтение - страница 1

Текст книги "Вирус Смерти"


  • Текст добавлен: 28 октября 2013, 13:50


Автор книги: Джоанна Болтон


Жанр: Боевая фантастика, Фантастика


сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 1 (всего у книги 22 страниц)

Шрифт:
- 100% +

Джоанна М. Болтон

Вирус смерти

1

Джерри понял, что конец близок, конец не только его путешествия, но и его жизни.

Его жизни?

Нет, скорее разума. Тело, возможно, еще будет жить, но только то главное, особенное, что составляло его личность, делало это тело отличным от других, эта уникальная комбинация химических веществ, сопровождающих определенные мыслительные процессы, исчезнет навсегда.

Это был конец его разума, рассудка.

Да, пожалуй, это определение было наиболее точным.

Конец рассудка.

Где-то, он уже не мог разобрать где, может быть, на пульте, а, может быть, у него в его воспаленном мозгу, яркие вспышки попадали в такт биению его сердца. Или, наоборот, сердце изменило свой ритм, присоединяясь к частоте вспышек? Теперь ему это было неведомо, да и какое это имело значение. Однако факт оставался фактом: удары сердца и вспышки света были совершенно синхронными. Звук ударов сердца гулко отдавался в ушах, разрывая виски. Кровеносные сосуды мозга испытывали невероятное напряжение, почти взрываясь от бешеного давления, ослепляя острой, невыносимой болью.

Да, ему было нестерпимо больно, но все же в этих вспышках был какой-то смысл – они что-то значили. Предупреждение? Его руки, казалось, знали, что им делать, двигаясь, они пытались вытянуться вперед. Костлявые руки, с кровоточащими, изуродованными пальцами в лохмотьях кожи и мяса, соединенных густой коркой засохшей крови.

Руки пытались дотянуться до пульта управления, нажать на кнопки и клавиши, заставить эти яркие вспышки убраться прочь, хотя остатки его разума знали всю бесполезность этой затеи. Для Джерри эти вспышки были вечными. Даже тогда, когда он закрывал глаза, они просвечивали красным сквозь веки – включались, выключались, все ярче, ярче, ярче. Словно какое-то излучение, парализующее и разъедающее его волю. Да, именно так. Излучение от перегрузки. Спасательный модуль в некоторых своих параметрах функционировал неверно. Так же, как и тело Джерри. Некоторые его функции вышли из строя и почти перестали действовать. Как и все остальное, подумал он.

Огни вспыхивали и за пределами спасательного модуля, причем целыми россыпями. Одна часть из них была звездами, другая – отблесками астероидов, вернее камней всех форм и размеров.

Кто-то бросал в него камни?

Нет, сказал он себе. Это было бы слишком просто. Спасательный модуль находился в Каменном Поясе и пытался пробиться сквозь самый насыщенный астероидами район Галактики. Глупейшая ошибка. И дело здесь даже не в полете, что и создало эту неприятную ситуацию. Ему ни в коем случае не следовало браться за это задание. Но, с другой стороны, Джерри никак не мог угадать, что его ожидает. И никто не мог этого знать. Преодолеть опасность, уметь найти выход из самых запутанных ситуаций, пройдя по острию лезвия над самой пропастью, – вот в чем заключалась суть его профессии, и он отлично выполнял свою работу. Однако на этот раз он допустил промах, который теперь должен был стоить ему жизни.

Конец был близок. Конец ему – Джерри.

Однако развязка оказалась иной. Спасательный модуль неожиданно покинул пределы Каменного Пояса. Но он не понял этого – или понял?

Едкий дым разъедал ему глаза, отчего атмосфера в кабине казалась окрашенной в голубой цвет. Какая-то радужная, флуоресцирующая жидкость вытекала из разбитого носа, ее капли плавали по всей кабине. Нога застряла в обломках разбитой консоли и, он был не в силах пошевелить ею.

И все же модуль продолжал полет, радиомаяк отчаянно взывал о помощи, неустанно посылая сигнал за сигналом, хотя не было никакой надежды, что кто-то мог их принять. Ни один космоплан не осмелился бы по доброй воле не то что войти в Каменный Пояс, но даже приблизиться к нему: он рисковал бы сразу вывести из строя свои датчики, настолько сильна была радиация. Этот район космоса буквально кишел астероидами, которые по своему размеру варьировались от мелкой гальки до небольших планетоидов, давших этому Поясу такое специфическое название. Весь этот рой находился в постоянном движении: астероиды как бы взбалтывали облака мельчайшей космической пыли и газа, превращая их в густую непроницаемую массу. В результате корпус модуля получил вмятины и царапины от частых столкновений с камнями, но его спасла круглая форма, позволяющая избежать более существенных повреждений.

Похоже, что модулю повезло больше, чем его пилоту Где-то далеко, на расстоянии многих парсеков, находился конечный пункт его назначения, если, конечно, система автонавигации была исправна Среди миллиардов прочих светил мерцала и его маленькая звезда; звезда, которую обитатели Земли называли Солнцем. Земля означала дом, безопасность, и, возможно, там Джерри ждало избавление от этой постоянной войны, которую он вел с неизвестной силой, вторгнувшейся в его разум. Земля… дом… далеко, очень далеко. Учитывая то состояние, в котором он находится, трудно было рассчитывать на благополучное завершение этого немыслимо долгого пути. Во всяком случае он в этом очень сомневался.

"Доберемся ли мы туда?" – внезапно спросил раздавшийся у него в голове голос, произнося слова очень отчетливо.

Это был незнакомый голос. Джерри прекрасно понимал это и поэтому проигнорировал вопрос.

Однако это была еще одна ошибка. Когда он попытался не замечать «его», "оно" еще сильнее дало о себе знать.

– Убирайся, ты, ублюдок! – прорычал Джерри собрав все силы, и в кабине модуля раздались глухие, малоразличимые звуки. Из-за разбитой консоли послышалось даже какое-то яростное шипение.

Джерри напрягся и натянул ремни, которыми был пристегнуто к сиденью. Руки он закрепил так, чтобы можно было достать до клавиши обратного цикла, регулирующего остановку двигателей. Он сделал это сразу, едва успев вскочить в модуль и закрыть за собой люк. Если эта штука возьмет свое… Нет, Джерри не хотел, чтобы сила воспользовалась его телом как живой оболочкой для своих целей. Тогда она сможет делать все, что угодно, и он будет не в силах сопротивляться. Она сможет даже уничтожить или повредить этот маленький корабль, все, что теперь у него осталось… его единственный шанс… его единственную, последнюю надежду.

В этот момент внимание Джерри привлекли звезды, видневшиеся в маленьком, круглом иллюминаторе… На какое-то время они замедлили поток хаотических мыслей. Ослепительные звезды. Их было бесконечное множество. Бриллианты, сверкавшие на фоне черного бархата россыпью неисчислимых сокровищ. Между ними метался вихрь звездной пыли, блестевшей так же ярко, как и они сами. И черная бездна… огромная, бесконечная, черная пустота. Космос был обманчив… он лишь казался пустым, и Джерри знал, что это не так.

Страх ворвался в сознание, когда «оно» вновь заявило о своем присутствии внутри него.

– Нет, – вырвался хриплый стон из потрескавшихся, окровавленных губ. Глаза наполнились осмысленным блеском, едва Джерри попытался сосредоточить взгляд на чем-нибудь, пытаясь удалить из себя, уничтожить "его".

– Думать о космосе как о пустоте, окрашенной лишь в черно-белые тона слишком легко, – произнес голос у него в голове, и это прозвучало настолько просто, обыденно и здраво, что Джерри был совершенно ошеломлен.

– Легко для тех, кому никогда не приходилось бывать в космосе.

Джерри принял эти слова еще за одно доказательство того, что он сошел с ума. Да, подумал он, да, это то, о чем они говорили нам в академии. Но они лгали. Джерри был теперь уверен в этом. Это заговор, гигантский разветвленный заговор, в котором участвовали все преподаватели академии. Но они вынуждены были лгать, иначе мы не рискнули бы пойти в космос… мы не доверили бы свою хрупкую плоть этой великой пустоте, защищенные всего лишь какой-то жалкой металлической коробкой, наполненной воздухом.

Воздух. Кислород. Атмосфера.

Помнить о дыхании. Джерри сделал глубокий вздох, почувствовав, как регенерированный воздух обжигает верхнее небо и гортань. Ему стало больно, но эта боль являлась ничтожной частью той агонии, которую испытывала вся его плоть. Он на секунду задержал дыхание, а затем выпустил из легких воздух.

Человеку не место в космосе, сказал он себе. Там для нас ничего нет… ничего, кроме смерти.

– Космос не пустое место, – назидательно произнес знакомый голос. – Он полон как видимого, так и невидимого.

Невидимое. Джерри сосредоточился на этом слове… Невидимые вещи, такие, как смерть. Смерть невидима. Несмотря на всю отчаянность своего положения, его рот искривился в гримасе смеха, но тело не смогло воспроизвести этот звук. Глаза наполнились слезами, дыхание участилось. Он пытался не уступать, восстановить полный контроль над своим сознанием. Но «оно» давило все сильнее, и тогда Джерри понял, что эти слова, выплывшие из глубины его памяти, были ничем иным, как результатом коварных происков этой чужой силы.

– Нет, – слетел с губ еще один возглас Но одно маленькое, ничтожное слово не могло остановить проникновение чужих щупальцев, копошившихся внутри мозга.

Космос не черный и белый. Он окрашен во все возможные и даже невозможные цвета, туманности, состоящие из космической пыли, черной, как сажа, или переливающейся всеми цветами радуги. Звезды… огни, горящие в вечной ночи, излучение, распространяющееся космическим дымом по всей бесконечной пустоте невидимыми волнами…

Волны.

Джерри вспомнил моря Земли… сине-зеленые, прохладные… волны с верхушками из ослепительно-белой, сверкающей в лучах солнца пены волны, нежные, грациозные в своих движениях они поднимаются и опускаются. Здесь, же, в космосе, волны были невидимыми, они свирепо обрушивались на космоплан, стремясь разрушить его, убить все живое… радиоволны, гравитационные волны, волны ионизированного, электромагнитного, ультрафиолетового излучения. Волны сферические и цилиндрические, простые и сложные. Да, эти волны накатываются на модуль, пытаются достать меня, проникнуть в меня.

Пробиваясь сквозь нарастающую истерию, спокойный голос продолжал вещать:

– И во всем космосе величественные, безучастные звезды совершают медленный, элегантный танец. Они являются сиренами космоса. Они…

Джерри собрался с силами и подавил в себе голос. Он обратил свой взор, наполненный ненавистью, к звездам. Ему вспомнилось, как это все началось. Это была работа, обычная работа, не хуже других. С той лишь разницей, что в ней присутствовала опасность. Никто ведь не заставлял его, правда? Выполнив более пятидесяти заданий, Джерри считался уже ветераном, и это задание было вроде бы как рутинным. Вот только ему ничего не сказали о «Другом». Или они знали? Но он-то не знал и не отказался… он не знал того, что знал теперь.

Его разум стал играть, выстраивая рваные комбинации слов, потом звуков. Он захихикал: сумасшедший звук, едва слышный среди деловитого треска и попискивания приборов модуля.

"Другой" опять перешел в наступление, и Джерри понял, что долго ему не продержаться. Периоды беспамятства, когда правило «оно», становились все более частыми. Скоро «оно» овладеет им полностью.

– Боже, помоги мне! – прохрипел Джерри в тщетной мольбе.

Ему с трудом удалось раздвинуть слипшиеся веки покрасневших, воспаленных глаз. Грязный и влажный от пота космический костюм висел на его исхудавшем теле, как на пугале.

Оставив позади Каменный Пояс, спасательный модуль наконец выбрался на малооживленную космическую трассу, и впервые за все время, прошедшее после взлета, сигналы бедствия, требовавшие экстренной помощи, стали распространяться, не встречая статических помех.

Но Джерри еще не знал об этом и, не замечая ничего вокруг, уставился невидящими глазами сквозь иллюминатор в космос. Он вел молчаливую войну внутри своего сознания.

2

Мейра Силвер ехала в автобусе городской линии и, положив руку на край окна, делала вид, что ее чрезвычайно занимает вид улиц, хотя она давно пришла к выводу, что люди не меняются. Продвигаясь от планеты к планете, они постепенно заселили всю Галактику, но, где бы им ни приходилось обосновываться, они сохраняли свои основные черты. Человек. Человечество. Человеческий род. Оболочки индивидуумов могли расти, стареть и умирать, но на смену им появлялись новые тела, и все они стремились отыскать какое-то значение в своем существовании. У всех людей были задатки каких-то способностей, но большая их часть не знала, как ими воспользоваться.

Карр частенько говорил об этом стаде:

– Ну почему они такие безрассудные? – Это всегда звучало как жалоба.

Однажды он сказал ей, что все люди делятся на три группы. Всего лишь на три. Тех, кто создавал вещи, тех, кто их ремонтировал, и на тех, кто ими пользовался. И вот эта последняя, самая многочисленная группа, состояла из паразитов. Карр презирал их, даже несмотря на то, что они сделали его знаменитым. Жизнь без творчества была для Карра немыслима. В перерывах между заданиями он все время что-то создавал. Их квартира постоянно была завалена красками, мебель запачкана следами гипса или глины. В углах валялись всевозможные электронные блоки и отдельные детали. Галереи охотно принимали все его работы, и до самой своей гибели Карр являлся любимцем критиков. Завороженные их хвалебными отзывами посетители раскупали все, что только выходило из его рук, едва ли не в ту же секунду.

Мысли о Карре продолжали витать в голове у Мейры, и в этот раз ей не хотелось избавляться от них. До тех пор пока она помнила его, пока могла видеть и осязать его работы, какая-то его частица продолжала жить. Но, господи, как его ей не хватало. Мейра сходила с ума, скучая по его крепким, жарким объятиям, его искреннему, заразительному смеху и сарказму, выдававшему в нем недюжинный талант философа. Ей еще никогда и ни в чем не удавалось достичь такой степени близости.

Мейра прислонилась головой к окну и наблюдала за людьми ленивым, скучающим взглядом из-под длинных ресниц. Она видела и замечала гораздо больше, чем мог кто-либо предположить, случайно остановив взгляд на ее стройной фигуре, которая была туго обтянута платьем кричащей расцветки. Тело ее расслабилось, слегка покачиваясь в такт движения автобуса.

Два близнеца-солнца скользили по небу в направлении горизонта, окрашивая атмосферу в оранжевый цвет. Окраины Белоза-Сити окрасились в золотистые тона. Верхушки небоскребов как бы плыли над иссиня-черной тьмой, которая, подбираясь снизу, стремительно захватывала этаж за этажом. Странные, причудливые очертания промышленных предприятий перемежались с более привычными формами деловых и жилых кварталов. Зрелище за окном автобуса напоминало сюрреалистическую картину, сохранившую свою привлекательность до тех пор, пока зритель не подходил поближе, чтобы рассмотреть получше каждый элемент, затем в ужасе отшатывался, поняв наконец, что это в действительности являлось художественным воплощением мечты сумасшедшего. Это было уродливое смешение стилей, старого и нового, постепенно начинавшее приходить в упадок Мейра не пришла в восторг от увиденного. Ведь она терпеть не могла эти города. Она тонула в них, задыхалась. Все эти признаки упадка и загнивания страшно удручали ее и приводили в уныние. Внизу на улицах виднелись тени, отбрасываемые высокими эстакадами, к которым прилепились специальные дорожки для пешеходов, открытые для простого люда и закрытые для тех, кто по своему социальному положению и в прямом и в переносном смыслах парил над рабочими, потевшими внизу, добывая свой хлеб насущный. Эти же люди сейчас ехали после работы в автобусе, наполняя его запахами пота, грязной одежды, дешевого одеколона. У них неприятно пахло изо рта – следствие низкосортной и не очень свежей пищи. Впереди Мейры сидели несколько подростков, и ей захотелось на несколько секунд проникнуть в их сокровенные мечты, понять, к чему они могут стремиться, что может быть их идеалом, идеалом тех, кто живет в чреве этого ужасного города. В ее голове вдруг что-то вспыхнуло, и она перенеслась на много лет назад, в собственное детство, протекавшее в длинных, стерильно чистых коридорах, внутри огромных стальных труб, из которых состояла космическая станция «Тета». Несмотря на отличие в физическом развитии, в интеллектуальном плане ее детство протекало точно так же. Покончив с воспоминаниями, Мейра вновь принялась глядеть в окно.

Нижние улицы не были изолированы от атмосферы, и Мейра без особой радости вдыхала в себя эту вонючую смесь. В утреннем прогнозе погоды дикторы бодро вещали об улучшении качества воздуха в городе и заверяли, что для незащищенного дыхания он вполне безопасен. Носовые фильтры почти не помогали, а в глазах сильно щипало. Все это лишь усугубляло ее и без того мрачное настроение. Тем не менее она изобразила на своем лице улыбку, скупую и циничную, и, выйдя из автобуса, окунулась в людской поток, двигавшийся по тротуару в обоих направлениях.

Из открытых дверей заведений доносилась громкая музыка, слышались голоса подвыпивших посетителей. Эта часть города отличалась грубыми нравами. Мелькали яркие огни рекламы, и прямо на тротуаре светились голограммы, откровенно иллюстрировавшие, какие удовольствия ждут тех, кто рискнет зайти в заведение. Голограммы потрескивали статическим электричеством и, когда кто-нибудь проходил сквозь них, исчезали.

Мейра не спешила. Она призывно повиливала бедрами и без устали работала челюстями, жуя кусочек чистима. Платье из синтетического чремлима столь плотно облегало ее тело, что обрисовывало до мельчайших подробностей все контуры фигуры – упругие, большие груди и крутые, стройные бедра. Казалось, будто идет обнаженная, розовокожая красавица, обещающая немыслимые удовольствия тому, кто пойдет с ней. Сверху на платье была накинута гравитационная сеть. Голограммы вспыхивали и гасли, салютуя ее появлению. В ушах у нее покачивались сережки-летрогемы, а гибкие запястья охватывали массивные браслеты.

Ее сразу же приметили, и пара потенциальных клиентов заторопилась было к ней, но Мейра без труда охладила их пыл парой предостерегающих слов и ухмылкой, затем двинулась дальше.

– Эй, розочка! – крикнула ей какая-то проститутка, стоявшая у стены. – Ты напрашиваешься на неприятности.

Одетая в потрепанный костюм ядовито-зеленого цвета, эта женщина неопределенного возраста хищными глазами высматривала в толпе подходящую жертву, не забывая смачно втягивать в себя дым наркопалочки, торчащей у нее во рту и прыгавшей при каждом движении ее губ.

От наркопалочки исходил приторно-сладкий запах, и Мейра, чуть отвернувшись в сторону и стараясь не дышать, спросила:

– О чем это ты?

– У тебя есть покровитель? Если нет, то не худо заиметь его, и побыстрее. – Женщина поскребла пальцем с длинным ногтем у себя за ухом. Явно наслаждаясь этой процедурой, она кивнула в направлении улицы. – Это территория Бернарда. Все девочки в этом квартале работают на него, и я тоже. А тебя тут что-то раньше не было видно.

– Не слыхала я ни про какого Бернарда. – Мейра бросила взгляд на проезжую часть улицы и заметила, что к ним направился шикарный красный автомобиль с гравитационной подвеской, наличие которой являлось безусловным нарушением правил. Машина стоила бешеных денег и наверняка принадлежала этому самому Бернарду.

– Ах, так, значит, ты исподтишка отбиваешь у нас клиентов! – Произнося эти слова, женщина злобно оскалила зубы и прищурила глаза, придирчиво оценивая соперницу.

– Уж я-то буду помоложе, – решила она и заодно покритиковала наряд Мейры как явно безвкусный. А летроссетка, бесспорно, шла этой невесть откуда появившейся новенькой, дерзко осмелившейся вторгнуться в пределы их квартала. Да, нужно будет попросить у Бернарда такую сетку. Она наверняка вызывает возбуждение у мужчин.

– Я здесь первый раз и еще не успела снять ни одного клиента.

– Ну так поговори с Бернардом, может быть, он и возьмет тебя. Хотя его здорово взбесит то, что ты не нашла его сразу.

– А это уже его проблемы, – сказала Мейра больше себе, нежели проститутке. – А вообще-то я не ищу приключений на свою задницу, так что лучше мне и в самом деле слинять отсюда.

У Мейры просто не было времени убеждать эту разозлившуюся уличную потаскуху в своих честных намерениях. В нескольких шагах впереди виднелся вход в переулок, и если она не ошиблась, именно он и должен вывести ее к нужному объекту.

– Спасибо за предупреждение, – небрежно бросила Мейра, отходя в сторону.

– Эй! Куда ты? – крикнула женщина ей вслед. – От Бернарда все равно не спрячешься! Он найдет тебя везде!

Но Мейра уже ускорила шаг настолько, насколько это ей позволяла узкая юбка, и не оглядывалась.

Она свернула в нужный переулок, представлявший собой темный туннель, с одной стороны которого возвышались глухие стены пакгаузов, а с другой – находились третьесортные бары и закусочные, завсегдатаями которых были бродяги и воры. Сейчас здесь не было ни души, и единственным звуком, далеко разносившемся в этом ущелье, было цоканье каблуков Мейры, ступавшим по растрескавшемуся и давно не подметавшемуся бетону. Шум главной улицы постепенно затихал, сдавленный высокими стенами, внутри которых словно в каком-то резервуаре находился спертый воздух, насыщенный пылью и редким сочетанием запахов, среди которых преобладали запах гнилых овощей и отработанного ракетного топлива. Повсюду валялись опрокинутые мусорные контейнеры, в которых копошились крысы и другие любители отбросов. Краем глаза она заметила зеленовато-коричневое тело мутанта размером с домашнюю кошку. Существо привстало на задних лапах, готовясь к прыжку, и не сводило с нее глаз, блестящих в потемках, словно кусочки разбитого стекла. Оскалив пасть с двумя рядами желтых зубов, мутант захрипел в бессильной злобе, примериваясь к добыче и поняв, что она ему не по зубам. Стараясь двигаться очень осторожно и не выпуская из поля зрения огромную крысу, Мейра сбавила шаг и держалась середины переулка. Разобраться с мужчинами не составляло для нее особого труда, но крысы – нет! От одного вида по спине у нее забегали мурашки.

Она оглянулась и увидела машину, свернувшую в проулок. Ее силуэт четко выделялся на фоне ярко освещенного отрезка главной улицы. Это было красное авто Бернарда. Похоже, дело могло принять неожиданный поворот. Не то чтобы Мейра не была уверена в своих силах. Вовсе нет. Просто ей очень не хотелось нарушать план операции, разработанный по минутам. Однако машина Бернарда остановилась, словно раздумывая, а затем поползла назад. Очевидно, сутенеру Бернарду не хотелось рисковать своей супермодной машиной в таком узком проулке, где с ней могло случиться все, что угодно. А, может быть, он посчитал, что овчинка не стоит выделки. Подумаешь, какая-то шлюха случайно забрела на его участок. Убежала, ну и черт с ней. Эти мысли мгновенно промелькнули у Мейры в голове, когда она попыталась представить себя на месте Бернарда. Довольно улыбнувшись, Мейра пошла дальше.

Переулок кончался двором, на котором длинными рядами стояли огромные трейлеры. Высоко над головой на стенах по обе стороны от прохода висели старые наблюдательные камеры. Одна из них зияла пустым объективом, а вторая безжизненно повисла, удерживаемая от падения лишь одним кабелем. Презрительно покачав головой, Мейра бесшумно двинулась дальше. Забор из металлической сетки, по которой был пропущен электрический ток, имел несколько больших дыр. Проскользнув внутрь сквозь одну из этих дыр, Мейра спряталась под крайним трейлером и обвела взглядом окрестности. У главных ворот, выходящих на большую улицу, стояла будка, где должен размещаться охранник. Удача по-прежнему сопутствовала ей, ибо сквозь полупрозрачные стены будки из глассинита она без труда определила, что охранника не было.

Мейра оставила свое убежище и смело, не таясь, вышла на середину двора. Стенки трейлеров были сплошь покрыты вмятинами и царапинами, что говорило о давнем сроке их хранения здесь: номера и опознавательные символы компаний, которым они принадлежали, выцвели до такой степени, что их почти невозможно было разобрать. Лишь на одном из них Мейре удалось различить надпись "Галактик Юнион Терра". Вокруг по-прежнему царило безмолвие, но Мейра решила выдержать свою роль до конца. Она напустила на себя безразличный вид и лениво жевала свою резинку. Со стороны ее вполне можно было принять за случайно зашедшую сюда уличную шлюху. Неторопливым шагом Мейра направилась в сторону улицы и, проходя мимо больших дверей огромного пакгауза, посмотрела направо. Отлично. Все идет по плану.

Мейра остановилась и, вынув изо рта то, что выглядело безобидной жевательной резинкой, прилепила к днищу одного из трейлеров. Туда же она воткнула острым концом брошку с фальшивым бриллиантом, являвшимся в действительности миниатюрным телеуправляемым детонатором. Вытерев липкие руки об юбку, она непринужденной походкой направилась к главным воротам. Вся операция заняла у нее не более полминуты.

Прежде чем вновь выйти на улицу, Мейра внимательно посмотрела по сторонам и, лишь убедившись в отсутствии назойливой красной машины, сделала шаг вперед и слилась с толпой прохожих. Теперь ее путь лежал в космопорт. Дойдя до перекрестка, она повернула налево, стараясь при этом все время держаться в гуще толпы. Самое трудное было позади, и теперь ей предстояло улизнуть отсюда так же тихо, как она здесь появилась.

– Эй, детка в розовом платьице, – прозвучал чей-то хриплый голос у нее над ухом. – Кое-кто хочет потолковать с тобой.

Прежде чем она смогла ответить, двое рослых с накаченными мускулами мужчин в рабочих комбинезонах схватили ее за обе руки и почти унесли с тротуара в темный проход между двумя зданиями. У Мейры возникло давно уже забытое чувство страха, но вместе с ним пришла злость на тех, кто осмелился так обращаться с ней. Усмирив на время свой гнев, она решила какое-то время выждать.

Невдалеке виднелось приземистое, словно распластавшееся по земле красное авто. Да, время выбранное Бернардом для сведения счетов, было совсем неудачное. У машины их ждали еще два человека. Один из них, высокий, с телом атлета, уставился на Мейру, ощупывая ее враждебным взглядом. Другой, наоборот, оскалился в улыбке, сверкнув бриллиантами, вставленными в зубы. Их блеск поражал, несмотря на тень.

– Итак, – сказали "Алмазные Зубы", – до меня дошел слух, что ты желаешь работать на моем участке и не платить мне положенную мзду за защиту. Как такое могло придти тебе в голову?

– Я же не знала, что здесь существует монополия, – ответила Мейра, подумав, что, возможно, ей удастся как-то отвертеться. Гнев кипел в ней и рвался наружу.

"Еще не время, – сказала она себе. – Скоро".

– Монополия, мо-но-по-лия, – по слогам повторили "Алмазные Зубы", ухмыляясь и кивая.

– Эта леди любит ученые словечки. Кажется, она много о себе воображает. Если ты такая умная и образованная, зачем же тогда пошла в проститутки?

– Надо же как-то существовать. Без денег не проживешь. Я не прочь поделиться с тобой, если ты дашь мне подзаработать.

"Алмазные Зубы" хохотнули:

– Меня зовут Бернард. Ты и в самом деле хочешь поработать на меня?

Со стороны одного из телохранителей раздался смех, похожий на лай собаки.

– Факс, ты и Слэм, возьмите машину и прошвырнитесь по улицам. Соберите сегодняшнюю выручку, – приказал Бернард тем двоим, которые привели к нему Мейру. – Жду вас здесь минут через пятнадцать.

Затем он повернулся к женщине, и его губы растянулись в отвратительной, похотливой улыбке.

– А я пока возьму интервью у этой цыпочки.

Понимающе кивнув, телохранители отпустили Мейру и направились к машине – Бернард и сам прекрасно управится с этой шлюхой. Жаль конечно, что на этот раз он не разрешил и им после себя побаловаться с ней, как это иногда бывало, однако прекословить боссу было опасно. Бернард умел подчинить себе людей различными способами. Вот и эта сучка в розовом платье сейчас узнает, кто здесь хозяин.

Мейра тем временем разгневалась до предела. Времени у нее почти не осталось. Нужно побыстрее выпутаться из этой глупой истории.

– Ну, а теперь моя симпатичная, образованная крошка… – медленно начал слащавым голосом Бернард, не переставая ухмыляться. Отвращение волной накатило на Мейру, даже волосы на ее руках, наэлектризовавшись, встали дыбом. И все же она сдержалась и в этот раз.

– Почему бы и мне не отведать твоего товара, который ты будешь продавать на моих улицах. По правде говоря, для этой профессии ты немного старовата, но кое-кому, наоборот, нравится опыт, а не молодость. – Он протянул руку и очень грязным пальцем потрогал «сетку», от чего камни в ней яростно засверкали. – Как видишь, и я могу грамотно изъясняться.

Мейра непроизвольно сделала шаг назад, но натолкнулась на телохранителя, который схватил ее за запястья и зажал их в одном своем, большом кулаке. Бернард приблизился к ней, и она ощутила гнусный запах у него изо рта. Разило гнилыми зубами и наркотиками. Другую руку телохранитель запустил ей в волосы.

Гнев сверкнул в голове Мейры ослепительной молнией, и ее реакция оказалась столь же молниеносной. Она напрягла руки и внезапным мощным рывком освободила их. От резкого движения парик слетел с ее головы и остался в руке громилы, который, открыв рот, недоуменно взирал на него. Развернувшись боком, Мейра отработанным приемом – колено в пах – заставила Бернарда согнуться пополам и податься всем телом вперед. Не давая ему опомниться, она ударила его ребром ладони по шее, и сутенер, потеряв сознание, рухнул на землю. В тот же самый момент, не оборачиваясь, Мейра нанесла удар пяткой в живот телохранителя, и тот, хватая воздух ртом, попятился, ударился спиной о стену и, съехав по ней, уселся задом в грязную лужу, взметнув фонтан брызг.

Мейра подняла свой парик и, отряхнув, вновь напялила на голову. Затем привела в порядок платье, хотя сделать это было довольно трудно, потому что оно было разорвано почти до самого пояса.

Гнев утих, но боевой задор пылал в ней. Она сделала глубокий вдох, чтобы разогнать остатки андреналина, кипевшего в ее крови. Пульс снова вернулся к нормальному ритму. Мейра взглянула на часы. Времени было еще достаточно. Бросив последний взгляд на сутенера и его телохранителя, она с удовольствием оценила свою работу: эти двое еще не скоро придут в себя. На ее лице появилась улыбка, и глаза засверкали в темноте, как у крысы-мутанта.

Выйдя на оживленную улицу, Мейра опять нырнула в толпу и пошла в сторону космодрома. Вскоре она уже поднималась по ступенькам аэровокзала, откуда взлетали шаттлы. Задержавшись на несколько секунд перед дверьми, она нажала пальцем на едва заметную потайную кнопку на внутренней поверхности одного из своих браслетов.

За несколько кварталов от космодрома в том направлении, откуда Мейра только что пришла, прозвучал глухой взрыв и яркая вспышка света озарила улицы. Завыли сирены тревоги, послышались крики и вопли. Люди вокруг Мейры остановились и, повернувшись в сторону взрыва, начали с тревогой прислушиваться.


Страницы книги >> 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 | Следующая

Правообладателям!

Это произведение, предположительно, находится в статусе 'public domain'. Если это не так и размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.


  • 0 Оценок: 0
Популярные книги за неделю


Рекомендации