» » » онлайн чтение - страница 1


  • Текст добавлен: 12 ноября 2013, 19:47


Правообладателям!

Это произведение, предположительно, находится в статусе 'public domain'. Если это не так и размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Автор книги: Эдгар Уоллес


Жанр: Современные детективы, Детективы


сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 1 (всего у книги 9 страниц)

Шрифт:
- 100% +

Эдгар Уоллес

ГОСТИНИЦА НА БЕРЕГУ ТЕМЗЫ

Глава 1

«Мекка» и её обитатели

Туманное утро… Равномерный всплеск вёсел… Вниз по реке плывёт лодка. Кое-где на берегу светятся огоньки. Берег медленно просыпается. Слышится грохот подъёмных кранов, скрип якорных цепей.

Лодка направлялась к северному берегу. Она благополучно миновала ряд барок, и сидевшие в ней люди уже собирались причалить к берегу, как вдруг перед ними на водную гладь легла тёмная тень. Один из гребцов опустил вёсла.

– Вэд! – хрипло вырвалось у него.

Из темноты в ответ донеслось:

– Здравствуй, голубчик! В такую рань уже на работе?

Баркас речной полиции, управляемый уверенной рукой, приблизился вплотную к лодке.

– Это я, мистер Вэд, я хотел отвести лодку в Дорлинг… чинить её надо, – откликнулся один из сидевших в лодке.

– Помилуй бог, да это мистер Оффер! – раздалось с полицейского баркаса. – Дорогой мой Пролаза-Оффер, что ты здесь делаешь? В такой час всем благонамеренным молодым людям, особенно с таким слабым здоровьем, как у тебя, следует находиться в постельке. Ну-ка, позволь взглянуть на тебя!

Полицейский сильным прожектором осветил лодку.

– Что это у тебя в маленьком ящике? Виски?! И не один ящик…

– Только что выудили из реки, – поторопился заявить в своё оправдание Пролаза-Оффер. – Я и Гарри…

– Так вы, значит, ездили рыбачить? Придётся вам отправиться следом за нами. Да поживее!

Оба речных пирата молча последовали за баркасом полиции. Лишь подъезжая к полицейскому посту, один заговорил:

– Не обольщайтесь, Вэд, что вы поймали нас. Вспомните-ка лучше обо всех ворах и убийцах в Лондоне, которые от вас ускользнули. Чем ловить маленьких воров, вы бы лучше думали о женщине, которую нашли с перерезанным горлом! Или о шайке с резиновыми перчатками!

– Заткнись! – остановил его спутник.

– Продолжай, продолжай, Пролаза, – добродушно поддержал его Вэд. – Я не слишком обидчив. А что ты сказал о «резиновых братьях»? Ты упрекаешь нас, речную полицию?

– Замолчи, Пролаза, – предостерёг его спутник, и Пролаза решил, что действительно лучше умолкнуть.

– Куда вы везли виски? Уж не собирались ли порадовать матросов из «Мекки»? – спрашивал Вэд. – Может, виски предназначалось для бедного Голли?..

И червяк начинает извиваться, когда его давят.

– Вы не имеете права задавать подобные вопросы. И если бы я вздумал пожаловаться на вас, то вы бы потеряли должность…

Тем временем полицейский баркас причалил к плавучему понтону.



В тот же вечер Вэд навестил миссис Аннабейль Эйкс в клубе «Мекка».

Эта почтенная дама была вынуждена под давлением полиции зарегистрировать своё заведение под названием гостиницы, и потому оно оказалось в зоне полицейского контроля. В любое время сюда мог явиться любой любопытный инспектор и произвести обыск.

Не раз миссис Эйкс, не скрывая, жаловалась своим гостям:

– Ну и времена настали! Всякая сухопутная лягушка может побеспокоить морской клуб!

«Мекка» располагалась в очень удобном месте и пользовалась вниманием штурманов товарных пароходов и парусников. К тому же, она была близко от пароходных контор. Тут кормили обильно и дёшево и, кроме всего, открывали кредит постоянной клиентуре.

Да, матушка Эйкс была очень внимательна к тем, кому симпатизировала, а симпатизировала тем, кто не совал нос в чужие дела.

Кроме матушки Эйкс, в «Мекке» жил её муж – Голли, приветливый человек невысокого роста с большими рыжеватыми усами. В молодости он служил стюардом на пароходе, но по пьянке склонен был уверять, что работал казначеем. А однажды, сильно захмелев, он произвёл себя даже в капитаны.

Голли был довольно своеобразным человеком. Он любил петь фальцетом сентиментальные баллады, искал сходство между собой и героями экрана, любил помечтать о том, как он будет играть главную роль. И всё читал книгу «Как стать звездой экрана».

Во время колки дров или другой чёрной работы Голли напевал отрывки из различных арий, не обращая внимания на возмущённых обитателей «Мекки», которых раздражали его голосовые данные.

Ещё более загадочным казалось то, почему миссис Эйкс называли «матушкой». Она была худа, костлява. Лицо, обрамлённое седыми клочьями волос, – неприветливо, сурово. Большинство постояльцев втихомолку называли её даже «старой ведьмой».

Довольно своеобразным было и само здание «Мекки». Оно стояло у набережной, а перед ним были разбиты две грядки, громко называвшиеся «садом». Ежегодно Голли с ангельским терпением пытался сажать цветы, но семена почему-то не всходили.

Из «Мекки» открывался чудесный вид на реку и корабли. У противоположного берега на стороне Суррея стояли океанские большегрузы, а ближе к набережной, где возвышалась «Мекка», обычно швартовались баркасы и баржи.



Лила Смиз стояла у окна столовой и с тоской смотрела на проплывающие пароходы. Она привыкла к обитателям реки, научилась различать буксиры по вою сирен. Возвращавшиеся после долгого отсутствия моряки с удивлением обнаруживали, что Лила очень изменилась и не была уже ребёнком, которого они знали раньше. Она стала серьёзнее, привлекательнее, в ней появилось что-то от совсем взрослой девушки. Большие глаза, правильные черты лица придавали миловидность, привлекательность этому миниатюрному стройному созданию в чёрном платье и на стоптанных каблуках.

Каждый раз, когда до неё доносился вой сирен, она подбегала к окну и задумчиво смотрела на реку.

– Лила! Гость из седьмого номера хочет чаю, не будь рассеянной, соберись с мыслями!

О, этот каркающий голос матушки Эйкс! Не раз мечтала она об иной жизни, смутно чувствуя, что ей предстоит познать её.

– Да, тетя! – и она побежала в кухню.

Маленькое окошко в кухне было распахнуто настежь, утреннее солнце врывалось в него блестящими бликами, которые отражались на водной глади.

Вдруг Лила отпрянула от окна. На набережной стоял человек и внимательно смотрел на неё.

– С добрым утром, принцессочка!

Она нерешительно улыбнулась.

– Здравствуйте, мистер Вэд! – и тут же почувствовала лёгкое волнение, которое охватывало её всякий раз, как появлялся этот человек.

Она не могла объяснить, почему так случилось, ведь полицейский никогда ни о чём её не расспрашивал.

– Мистер Вэд, почему вас называют крючком? – вдруг вырвалось у неё.

– Почему, принцессочка? У меня профессия – хватать людей, и я вечно мерещусь всяким плутам, – тут он перевёл разговор на другую тему. – А вы опять замечтались?

– Пожалуйста, забудьте о том, что я вам сказала, – залепетала девушка. – Это было так глупо. И, к тому же, неправда.

– Вы не умеете лгать, – спокойно заметил Вэд. – Вот в прошлый раз, когда вы мне сказали: «Не думайте, что мне так скверно, порой у меня бывают чудесные сны», – это была правда. Но не будем об этом. Как вам жилось?

В это время Лила услышала тяжёлую поступь матушки Эйкс. Она отпрянула в сторону от окна и отвела взгляд в сторону.

– Послушайте, Вэд, неужели у вас нет другого дела, как болтать с моей девушкой? – спросила, входя, матушка Эйкс, задыхаясь от злости. Жестом она приказала Лиле удалиться и захлопнула за ней дверь. – Нечего вам выспрашивать у неё. Коль вы мужчина, зайдите в дом и честно спросите, что вам нужно.

– Напрасно вы волнуетесь, дитятко, я просто зашёл к Голли…

– Не смейте называть меня «дитятко», – прохрипела матушка. – Если вы к Голли, так он во дворе.

При появлении сыщика Голли отложил топор в сторону и скорчил мучительную гримасу.

– Виски? Ничего не знаю. Да, я знаю Пролазу, этого опустившегося плута, мы ему запретили доступ в клуб. И друзья у него такие же. Знаете поговорку: скажи мне, кто твой друг, и я скажу, кто ты?

– Это не всегда так, – возразил Вэд. – Скажите, вы ничего не слыхали о… «резиновых братьях»?

– Только то, что в газетах. К чему мне интересоваться ими, ведь на то есть полиция. Мы платим налоги, содержим всю эту ораву… Откуда мне знать об этих банковских громилах? Разве у меня есть текущий счёт? Я не миллионер…

Вэд внимательно слушал все эти излияния и в конце-концов понял: нового он ничего не узнает. Небрежно кивнув на прощание, он удалился.

Глава 2

Женщина в воде

Снова настала ночь. Рулевой полицейского баркаса жаловался, что стало намного холоднее. Джон Вэд ему посочувствовал.

Вэду было не более тридцати пяти. И хотя для инспектора речной полиции он был сравнительно молод, но рассуждения его были весьма зрелыми.

– Я не раз думал, что человеческая жизнь подобна реке, – начал было рулевой.

– Если вы расположены к сантиментам, то я попрошу отложить этот разговор до другого раза, – прервал его Вэд.

– Ничего, когда-нибудь и у вас появится желание пофилософствовать. Вот встретите девушку…

Вэд не слушал.

Полицейский баркас быстро бежал вдоль берега. Туман, окутавший Лондон, рассеивался. Над головами на ясном небе высыпали звёзды.

Вэд погрузился в размышления по поводу событий минувших суток. Ночью он крейсировал по реке и осматривал подозрительные лодки. После обеда отыскал труп утопленника. Утром ему пришлось побывать в суде по делу капитана одного буксира. Капитан обвинялся в грубом обращении с командой. По пьянке он чуть не потопил буксир – вовремя подоспел полицейский баркас. И ко всему, по дороге домой он получил срочное предписание явиться в Скотленд-Ярд. Несомненно, причиной вызова были «резиновые братья».

Эта шайка действительно распоясалась. Расследование показывало, что грабители носили резиновые противогазовые маски, резиновые перчатки и обувь на резиновых подошвах. Каждый был вооружён браунингом и гранатами.

Бандитов видели на Бонд-Стрит, где они ограбили ювелирную фирму «Колли и Мур». Через несколько дней они проникли в кладовую Северного банка. Сторож, охранявший кладовую, умер до появления полиции. В судорожно сжатой руке он держал часть маски, должно быть, в пылу борьбы ему удалось сорвать маску, и это послужило ему смертным приговором.

Вэд, стоявший на носу баркаса, вдруг заметил у перил набережной тёмную тень. Тень качнулась. Мгновение – и она исчезла, затем послышался всплеск – кто-то упал в воду.

Рулевой, заметивший тоже что-то неладное, круто дал задний ход.

– Справа за бортом человек!

Вэд наклонился к воде, пристально вглядываясь. Вдруг из воды вынырнула рука, и Вэд, не теряя ни секунды, схватил её и вытащил из воды самоубийцу. Это была женщина.

– Обязательно кончать жизнь самоубийством на моём дежурстве, – раздражённо проворчал Вэд. – Сержант, посвети-ка!

Фонарь высветил измождённое, худое лицо, клочья седых волос и расширенные глаза.

Сержант подал флягу, и Вэд попытался влить пострадавшей в рот несколько глотков спиртного.

Женщина закашлялась.

– Нет, нет… я не хочу… хочу к своему ребенку… полковник говорит…

– То, что говорит полковник, не имеет никакого значения… Выпейте – и вам станет легче.

Укрывая ее одеялом, Вэд заметил, что эта несчастная что-то крепко держит в руках. Это была фотография ребенка, показавшегося ему очень знакомым.

– О боже! Кто это? Неужели… Лила Смиз?! – воскликнул он.

– Вы не отберете ее у меня? Вы… вы… плохой человек, – голос женщины ослабел, она выронила фотографию.

– Толлер! Скорее! Она может умереть!

Когда он дотронулся до фотографии, набухшая бумажная масса разлезлась и уже ничего нельзя было разобрать. Вэд попытался сложить фотографию, но у него ничего не вышло.

Было над чем поломать голову: кто же эта женщина? Почему у нее оказалась фотография Лилы Смиз? Но… река хранит свои тайны.

Баркас причалил к берегу. Несчастную женщину отправили в близлежащий госпиталь.

Вэд, погруженный в свои мысли, направился в кабинет начальника полиции, где уже заседала «великая четверка».

– Извините, что опоздал, – сказал он. – Какой-то женщине взбрело в голову топиться как раз тогда, когда я плыл по реке. Пришлось задержаться.

Начальник полиции зевнул. Он тоже работал с шести утра.

– Что означает ваш рапорт о «резиновых братьях»? – сразу же спросил он, доставая папку с документами. – Вы сообщаете, что в ночь совершения ограблений на реке появляется гоночная моторная лодка. Кто-нибудь успел ее разглядеть?

– Нет, сэр, – покачал головой Вэд. – Ее наблюдали с большого расстояния. Лодка выкрашена в черный цвет, плавает без огней и несется с невероятной скоростью. Впервые заметили эту лодку рыбаки, жаловавшиеся на волны, которые она поднимала. Говорят и то, что мотор ее снабжен глушителем.

– Лодка несется без огней?

– Да, сэр. Лишь двое видели ее близко. Речной вор Донован рассказал мне, что она чуть его не потопила, так близко пронеслась возле него. Он не все разглядел, но успел заметить, что по форме она очень коротка и не похожа на моторную лодку. Я проверил сроки появления этой лодки, она действительно появляется как раз тогда, когда совершаются ограбления.

– Где именно ее видели? – спросил начальник полиции.

– На западе, у моста Челси, – ответил Вэд. – Там ее видел некто Гридлесон, занимающийся скупкой краденого. Его злит, что городские воры перенесли свою деятельность на реку. И теперь он готов нам услужить.

Дженингс, один из «великой четверки», осведомился:

– Но чего ради «резиновые братья» перенесли свою деятельность на реку? Из Лондона ведет столько дорог, которыми можно добираться намного быстрее, чем по реке. Мне кажется, что сейчас, после последнего подвига, «резиновые братья» успокоятся, по крайней мере, на пару лет.

Третий из собеседников, пожилой человек лет под пятьдесят, руководивший иностранным отделением Скотленд-Ярда, сказал:

– Несомненно, это дело рук международной шайки. В Нью-Йорке когда-то подвизалась шайка, очень похожая своими действиями на нашу. Ограбление банка в Марселе и убийство кассира ничем не отличаются от ограбления Северного банка.

Пронзительный звонок телефона прервал его. Начальник полиции взял трубку:

– Когда? – спросил он. – Я сейчас буду.

– Постовой полицейский сообщает, что во Фрисби-Банке потухли дежурные огни и что в окне он видел какую-то тень…

Когда полицейские прибыли на Сент-Джемс-Стрит, они увидели, что весь квартал, прилегающий к банку, уже оцеплен. Кабинет директора, в котором находился сейф, выходил окнами на боковую улицу. Целые сутки над ним горели две электрические лампочки, давая возможность полицейским наблюдать, что там делается. Постовой полицейский стоял, ожидая смены. Пробило полночь, и вдруг он заметил, что эти лампы погасли. Он перебежал улицу, попытался проникнуть в банк, но на его стук никто не ответил. Тогда он поспешил в боковую улочку, перелез через забор и осветил фонариком кабинет директора. Тут-то и заметил возле сейфа какую-то тень.

Несмотря на поздний час, быстро скопилась толпа любопытных. Появился и вызванный по телефону директор банка с ключами. Все делалось для того, чтобы как можно быстрее попасть в банк и обеспечить его охрану. Некоторые полицейские разместились даже на крышах соседних домов.

Дрожащими от волнения руками директор, наконец, отпер дверь и в страхе отринул назад. Вэд, взяв у рядом стоящего полицейского револьвер, вошел в темный вестибюль. Дверь в кабинет директора была заперта изнутри, но полицейским удалось ее взломать. Вэд ринулся в кабинет, но там никого не было. Его внимание привлекла еще одна дверь. Она не была плотно закрыта и, видимо, вела из кабинета директора прямо во двор. Он поспешил к ней, как вдруг… Грянул выстрел! Пуля просвистела рядом, ударила в стену, обдав его известковой пылью. Не успел он шире отворить дверь, как раздался второй выстрел и тоже совсем рядом. Просунув руку в дверь, он выстрелил несколько раз в разные стороны. Стреляли ли в ответ, он не уловил, но почувствовал, что рукав куртки прострелен.

До слуха донеслись быстрые шаги по лестнице. Рискуя, он просунул в дверь фонарь и попытался осветить помещение. Тут была небольшая кладовая, в которой держали стальные сейфы. В углу виднелась еще одна дверь, окованная железом, а за ней явственно слышался гул мотора. Вэд бросился к этой двери и попытался отворить, но тут же понял, что удерживают с той стороны. Со всей силой он налег на дверь, и она внезапно распахнулась. В ту же секунду Вэд заметил отъезжающий черный автомобиль и…

Тра-та-та-тах! – затрещал пулемет. Под эту трескотню автомобиль выезжал из ворот.

Полиция, не подготовленная к такому отпору, отпрянула назад, толпа зевак в ужасе бросилась в разные стороны. Воспользовавшись паникой, грабители исчезли.

Глава 3

Современная Золушка

Лишь на следующее утро Вэд вспомнил о самоубийце и столь ценной для нее фотографии. По пути в Скотленд-Ярд он заглянул в больницу и очень удивился, узнав, что пожилая женщина уже покинула ее.

Врач сообщил, что незнакомка пришла в себя значительно скорее, чем это можно было предположить, и что он ее отпустил.

– Она хоть сказала, как ее зовут? – спросил Вэд.

– Ее зовут Анна. А фамилии она не назвала, – покачал головой молодой врач. – Мне показалось, что она не в себе, хотя и на душевнобольную не похожа.

Вэда интересовала не столько женщина, покушавшаяся на свою жизнь, сколько найденная при ней фотография.

В Скотленд-Ярде шли беспрерывные совещания – шайка «резиновых братьев» стала серьезной угрозой общественной безопасности. За ограблением банка последовало крупное ограбление объединения ювелиров. Грабители ухитрились взломать сейф новейшей конструкции и похитить драгоценности на сумму свыше ста тысяч фунтов.

Полиции сообщили об этом по телефону. Звонивший, должно быть, один из участников шайки, сообщал, что сторож, охранявший помещение фирмы, нуждается в немедленной помощи.

Прибывший на место преступления «летучий отряд» застал сторожа без сознания, лежащим на полу. Его привели в чувство, однако потерпевший ничего вразумительного рассказать не смог.

Со дня ограбления фирмы ювелиров прошла неделя. Все это время Вэд был очень занят, но, наконец, собрался побывать в «Мекке».

Матушки не оказалось дома, и Вэд направился к отворенному окну. Издали доносился «приятный» голос Голли, запевавшего сентиментальную балладу под ритмичные удары топора. В ожидании матушки Эйкс Вэд присел в передней.

– Миссис Эйкс нет дома, – сообщила незаметно вошедшая в комнату Лила. – Мне кажется, что вы несправедливы к ней и бедному Голли. Вы думаете, он скупает краденые вещи? Но это не так.

Джон Вэд улыбнулся.

– При встрече с Вэдом ты также не забудь сказать, что твой дядя честный и мирный гражданин, – сказал он насмешливо.

Лила покраснела, и он понял, что попал не в бровь, а в глаз.

– Кто такая Анна? – спросил он неожиданно.

Девушка вздрогнула и удивленно уставилась на него.

– Анна? – медленно повторила она. – Я не знаю. Разве я не говорила вам, что не знаю ее?

– Нет, вот этого ты мне не говорила.

Джон Вэд обладал хорошей памятью и прекрасно помнил, что никогда в разговоре с девушкой не упоминал имени Анны.

Девушка задумчиво поглядела на реку и на плывший по ней буксир.

– Я так часто думаю об этом… И все же не могу вспомнить, кого так звали. Хотя имя это кажется мне знакомым. Интересно. Может, это тоже одна из моих фантазий?

– Так же, как и другие воспоминания? – поддразнил ее Вэд.

– Нет, то был не сон, – решительно заявила она. – Впрочем, мне не стоило говорить с вами об этом. – Тут же она заговорила совсем о другом:

– Скажите, что вы постоянно делаете на реке? Все разъезжаете, разъезжаете…

– Да, разъезжаю и ничего не делаю.

– Перестаньте шутить, – сказала она серьезно. – Люди говорят, что на реке водятся воры, но у нас в «Мекке» никогда ничего не пропадало. Может, потому, что у нас нет ничего ценного?

Он расхохотался, а девушка снова задумчиво уставилась на реку.

Обычно, когда Вэд приходил в «Мекку», девушка опасалась, как бы матушка Эйкс не застала ее за беседой с полицейским. В этот раз Вэд удалился раньше, чем появилась ее тетка.

Матушка была в городе и возвратилась с человеком, который вызывал в Лиле глубокое отвращение. Звали его Риггит Лен. Это был высокий, худощавый человек с аскетическим лицом, которое могло показаться привлекательным, если бы не подергивалось. Он был всегда нарядно, даже по-фатовски, одет, хотя на нем и не было никаких массивных цепей и брелоков, которые носили все. Но раздражала Лилу его манера душиться. Матушка Эйкс, напротив, считала своего знакомого образцом хорошего тона и элегантности. Матушка Эйкс избегала говорить о том, чем занимается мистер Лен, но Лила предполагала, что он имеет какое-то отношение к морякам и пароходствам, ибо слышала, как Лен обмолвился, что побывал в Китае, откуда привез шаль матушке Эйкс.

Вскоре матушка пригласила мистера Лена к себе в комнату. Это место в «Мекке» было святая святых, и сюда разрешался доступ очень немногим. Комната была довольно светлой и дорого обставленной.

Когда Лила тоже вошла сюда, Риггит Лен страшно удивился. Он не видел девушки целый год, и перемена, происшедшая в ней, поражала.

– Подойди-ка поближе, покажись! – Он схватил ее за плечи и повернул.

Девушка вырвалась.

– Не прикасайтесь ко мне! – В ее голосе послышались незнакомые упрямые нотки.

Матушка удивленно посмотрела на нее.

– Но, Лила!

– Девочка права. Я совсем забыл, Лила, что вы уже взрослая.

Лила, не обратив внимания на его слова, выбежала из комнаты.

Впервые девушка позволила себе воспротивиться. Матушка чуть не потеряла дар речи.

– Что это с ней? Я никогда не видела ее такой!

Риггит Лен ухмыльнулся и, вынув из золотого портсигара папиросу, закурил.

– Девочка выросла и нечего волноваться. Признаюсь, она очень похорошела.

– В последний раз, когда вы приезжали в Лондон, вы даже не захотели взглянуть на нее, – сказала матушка.

– В последний раз, когда я приезжал в Лондон, было достаточно причин для того, чтобы не появляться здесь вовсе, – многозначительно произнес он.

Воцарилось молчание.

– Где вы были в этом году?

– На Черном море, в Констанце.

– А как поживает старик?

– Старик? С ним все в порядке. Но мне бы не хотелось, чтобы он узнал о том, что я был здесь.

– Вы можете довериться мне, мистер Лен, я ведь ни с кем, кроме Лилы, не разговариваю. Да и с ним встречаюсь раз в год.

Мистер Лен нахмурился.

– Я мог бы сказать, что очутился здесь случайно. Ведь в вашем клубе бывает много народу. Но к этому оправданию я хотел бы прибегнуть в последнюю минуту. Так где же Голли?

– Он колет дрова.

И снова воцарилось молчание.

– А чем дышит Лила?

Матушка Эйкс, всегда готовая услужить своему посетителю, не сразу нашлась, что ответить.

– Меня беспокоит Вэд. Он постоянно сшивается поблизости. Не могу понять, что ему нужно.

– Инспектор Вэд? – Лен задумчиво коснулся рукою лба. – Если не ошибаюсь, это довольно ловкий парень?

Матушка Эйкс презрительно расхохоталась.

– На словах все они ловки. Я слышала, что на днях они чуть не покончили с ними. Я имею в виду «резиновых братьев».

– Как видно, «резиновые братья» напрасно времени не теряют. Кто они? – спросил Лен.

– Вот этого я не знаю, – решительно заявила матушка Эйкс. – У меня полно своих забот. А теперь давайте займемся делом. Я только посмотрю, что делает Лила.

Через несколько минут она возвратилась и заперла за собою дверь. Откинула угол ковра и крюком вынула одну из планок паркета. Под ней оказался тайник, прикрытый куском старого фетра. Отперев дверцу, она вынула с полдюжины мешочков, которые и подала Лену. Тот разложил их на столе и принялся тщательно осматривать содержимое.

– Это все стоит гроши, – отложил он броши, кольца, вынутые из первого мешочка. Во втором мешочке он обнаружил изумруд в десять карат, кольцо с большим солитером, ценный кулон и пять жемчужин.

– Должно быть, нить порвалась и жемчуг рассыпался, когда ожерелье отнимали у владелицы.

– Я никогда не задаю вопросов: чем больше спрашиваешь, тем больше лжи услышишь в ответ.

– Бросьте-ка в огонь, здесь метка, – сказал Лен, протягивая матушке жемчужину.

Та послушно бросила дорогую жемчужину в огонь. Она привыкла во всем повиноваться Лену и до сих пор ни разу не пожалела об этом.

Лен отобрал нужные драгоценности, остальные вернул матушке.

– Это стоит гроши, их можно бросить в воду.

Матушка Эйкс тяжело вздохнула.

– Неужели не жаль?

Тут раздался резкий стук в дверь.

– Кто там?

– Я бы хотел поговорить с вами, матушка Эйкс! – раздался голос Джона Вэда.

Ни один мускул не дрогнул на каменном лице женщины.

– Кто вы?

– Инспектор Вэд.

– Одну минуту, – Она быстро заперла тайник и прикрыла его ковром. Кочергой разрушила раскаленный шарик, бывший некогда жемчужиной. Лен тем временем спрятался в шкафу, прикрыв за собою дверцы. И только потом матушка впустила полицейского.

– Входите, мистер Вэд, – холодно сказала она.

– Извините, что помешал вашему молитвенному собранию, – сказал он.

– Если хотите знать, я переодевала чулки.

– Ну что вы, разве я могу беспокоить вас вопросами столь нескромного свойства? – он втянул воздух. – Египетские папиросы… На старости лет решили закурить? Это вредно для вашего сердца, дитятко.

– Что вам угодно? – вторично спросила матушка, с ужасом заметив, что Вэд смотрит на шкаф.

– Я пришел кое о чем спросить, но вижу, что попал не вовремя… Не буду мешать, – Вэд направился к двери, но обернувшись, заметил, – ваш валет червей может задохнуться, если вы тотчас его не выпустите.

Любезно поклонившись, он закрыл за собою дверь.

Эйкс поспешила за ним, чтобы удостовериться, что полицейский действительно уходит. Вэд сберег последнюю стрелу напоследок.

– Не волнуйтесь, – прошептал он, наклонившись к уху хозяйки, я ничего не расскажу Голли.

И прежде чем она нашлась, что ответить, Вэд ушел.

– Выходите, мистер Лен, – взволнованно заговорила матушка, выпуская своего гостя из невольного заточения.

Риггит Лен, приглаживая растрепанные волосы, сказал:

– Он понял, что я нахожусь здесь. Вообще, он знает что-нибудь обо мне?

– Будем надеяться, что близок день, когда этого парня выудят из реки с размозженным черепом. Вот тогда я пойду в церковь, где не была вот уже двадцать пять лет, и поставлю свечку.

– Вэд… – Лен задумался и решительно начал вынимать содержимое своих карманов. – Положите все на место. Заберу в следующий раз.

– Но ведь опасность миновала, – заговорила матушка Эйкс.

– Нет смысла подвергать себя риску. Вы лучше пришлите все это… знаете сами куда.

Он поправил галстук, взял пальто и шляпу и направился к выходу. Неподалеку от «Мекки» его ожидало такси. Оглядываясь по сторонам, нет ли слежки, он укатил.



После обеда Вэд явился в Скотленд-Ярд, где рассчитывал получить кое-какие сведения.

– Вы случайно не знаете джентльмена со смуглым лицом, разодетого, как принц и пахнущего, как парфюмерный магазин, – обратился он к инспектору Эльку, довольно авторитетному в подобных делах.

– Эти приметы подойдут любому, – безразлично ответил Эльк, – взять моего шурина…

Вэду вовсе не хотелось выслушивать сообщения о семейных делах своего коллеги. Имея склонность к рисованию, он несколькими штрихами набросал портрет встреченного у матушки Эйкс незнакомца. Эльк внимательно посмотрел на портрет.

– Нет. Я его не знаю. А как его зовут?

– Это мне пока не известно, – ответил Вэд. – В «Мекке» его никто не знает. Один из моих людей наводил там справки. Да и я случайно видел его.

– Вы же не возбудите против него дело только потому, что он друг матушки Эйкс? Вот мой шурин…

Вэд понял, что ему ничего не удастся добиться от инспектора.

Под вечер, когда испортилась погода и стал накрапывать дождь, Вэд зашел в маленький ресторанчик в Сохо, где обычно ужинал. За ужином он любил размышлять над событиями минувшего дня и наблюдать за посетителями, пытаясь по лицу и жестам определить, о чем они говорят. Но сегодня он попал в ресторан раньше, посетителей было мало, и в восемь он снова был на улице. Джон Вэд медленно шел, направляясь в Уеппинг, к себе домой. В то время, как он проходил мимо ресторана на углу Лейчер-Сквера, с ним поравнялся шикарный лимузин. Вэд невольно остановился.

Из машины вылез высокий широкоплечий господин, совершенно лысый и очень старый. Выпорхнула и стройная фигурка в белом бальном платье. Вэд успел заметить изящную ножку – на девушке были серебряные туфельки. Поднявшись на крыльцо, она повернулась к своему спутнику, и Вэд с изумлением узнал Лилу Смиз. Она была очаровательна и, к счастью, его не заметила.

– Скажите, это не полковник Мерин только что вошел в ресторан? – поинтересовался он у швейцара.

– Нет, сэр.

– Странно, я готов поклясться, что это он, – сказал Вэд и направился к двери ресторана. Но швейцар тут же преградил ему путь.

– Вход в ресторан не здесь, – сказал он. – В общий зал необходимо пройти через угловой вход.

– Сейчас, – произнес сыщик, – буду диктовать я. Перед вами инспектор Вэд.

– Простите, мистер Вэд, – залепетал швейцар. – Теперь я узнал вас, видел портрет в газетах. Вы ведь понимаете, что…

– Ладно, не стоит об этом, – миролюбиво заметил Вэд. – Так кто же этот господин?

– Право, не знаю, – покачал головой швейцар. – Он и его дама появляются тут лишь раз в году. Один из лакеев сказал мне, что этот господин служит офицером в индийских частях.

– И всегда он приходит с этой дамой?

– Этого я не знаю. Во всяком случае, я вижу его только в ее обществе.

– Она всегда так элегантно одета?

– Всегда.

Джон Вэд задумался.

– В какой кабинет они прошли?

– В восемнадцатый, – ответил швейцар и добавил, – если хотите, я могу узнать фамилию в книге посетителей.

– Узнайте.

Вскоре швейцар вернулся.

– Его зовут Броун. Он очень состоятельный человек.

– Спасибо. А нельзя ли незаметно понаблюдать за ними?

– Кабинет номер девятнадцать свободен. Можно пройти туда. Но только, прошу вас, будьте осмотрительны, иначе я могу потерять место.

Джон Вэд успокоил швейцара, и за его спиною увидел покачивающуюся фигуру коренастого человека с полным красным лицом и рыжеватыми усиками. Его водянистые голубые глаза тупо уставились в коридор.

– Славная куколка, – залепетал пьяница. – Беннет, кто это?

– Я не знаю, милорд.

Вэд прошел мимо нетрезвого человека и поднялся на второй этаж. Войдя в девятнадцатый номер, он заперся и включил свет. До его слуха донеслись голоса: голос Лилы и другой – глухой бас ее спутника.

– Так вот к чему сводились ее сны! – размышлял, стоя у двери, ведущей в соседний кабинет, Вэд. Раз в год она сбрасывала с себя лохмотья, как Золушка, и превращалась в нарядно разодетую девушку. Эти несколько часов она жила в новом мире.

Вэд пытался прислушиваться, но ему не удавалось ничего разобрать. Тогда он выключил свет и приник к щели внизу двери. Правда, для этого ему пришлось растянуться на полу.

– Нет, мистер Броун, она, право, очень добра ко мне…

Вэд уловил упоминание о Франции. Собеседник Лилы говорил что-то о необходимости получать образование. Потом до его слуха донеслось слово «Константинополь» – по-видимому, он описывал ей этот город.

Из того, что удалось услышать, Вэд не мог установить, в каких отношениях они находились. Она все время называла его мистером Броуном, и ничто не свидетельствовало о том, что они могли быть отцом и дочерью.

Страницы книги >> 1 2 3 4 5 6 7 8 9 | Следующая

Правообладателям!

Это произведение, предположительно, находится в статусе 'public domain'. Если это не так и размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.


  • 4 Оценок: 1
Популярные книги за неделю

Рекомендации