Электронная библиотека » Елена Подкатик » » онлайн чтение - страница 1


  • Текст добавлен: 6 апреля 2017, 10:20


Автор книги: Елена Подкатик


Жанр: Современная русская литература, Современная проза


Возрастные ограничения: +16

сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 1 (всего у книги 5 страниц) [доступный отрывок для чтения: 2 страниц]

Шрифт:
- 100% +

ЛЮБИТЬ

НЕЛЬЗЯ

ЗАБЫТЬ

Посвящается всем

кому когда-то было, уже есть или ещё будет семнадцать лет…


Шёпот за дверью становится отчётливее, подслушивать неловко, но и уйти не могу. Переминаюсь с ноги на ногу и слушаю, слушаю, слушаю.

«…Господи, за что? Ощущение полной безысходности накатывается девятиметровой волной, ударяет, давит, протекает сквозь тело.

Господи, зачем живу? Зачем?

Знаю – всё не случайно. Молю Тебя, Господи, дай знак – как поступить?

Вокруг стена. И некому помочь.

Кругом люди, а я одна. Одна уже очень давно. Хожу, смеюсь, разговариваю, а в душе – нет, не пустота. Там – чёрная бездна.

Где же тот человек, который уведёт, оттащит от края?

Нет его.

Никого нет.

Только я и Ты, Господи.

Помоги…»

Мама. Зачем она так? Почему – одна? Ведь у неё есть я, есть бабушка. Мы всегда придём на помощь. Ну, или почти всегда.

К чему лукавить, в тот памятный вечер мне впервые стало стыдно. С трудом сглотнув тяжёлый ком в горле, я тихо отошла от двери маминой спальни. Сердце тревожно стучало, вспоминая события недавнего прошлого…


Август

Новые ультрамодные босоножки хищными ремнями обвились вокруг лодыжек. Морщась от боли, я пыталась отстегнуть непослушные зажимы. «Чтобы когда-нибудь ещё надеть такие каблуки!?» Наконец, через пять минут безуспешной борьбы – да здравствует свобода! Ступни горели, на пятках красовались лопнувшие волдыри. Ничего, домой можно и босиком дойти. А босоножки отправятся в бабушкину кладовку.

С тоской оценив масштабы полученных повреждений, я вспомнила недавно гугленную новость – некая француженка воплотила в жизнь женскую мечту, создав туфли со съемным каблуком. Изящные лодочки на шпильке, словно по мановению волшебной палочки могут превращаться в комфортные балетки… Вот бы и мне так – рраз! и каблуки в сторону. Жалко, что до нас этот прогресс дойдёт не скоро.

– Аня, ты чего такая кислая? В угол забилась, – Маша, лёгкая и светлая как одуванчик, снова порхала по залу в поисках приключений. Два года назад она вместе с семьёй переехала из города в нашу деревню. Мы увидели друг друга в компании общих друзей – с тех пор не расстаёмся. Видимо, прав был какой-то там учёный – противоположности притягиваются. Как в характере, так и внешне, мы совсем не похожи. Она – весёлая блондинка, я – своенравная брюнетка. Она любит украшать себя яркими цветными косынками, необычными бусами, выбирает стильную одежду. Я более сдержанна – люблю классику в стиле «белое-чёрное», к украшениям скорее равнодушна, единственная слабость – обувь на каблуках. Неважно – сапоги, туфли или босоножки – главное, чтобы каблук был сантиметров пятнадцать. Конечно, иногда бывает не очень удобно ходить, но ради красоты, считаю, стоит потерпеть. Мало ли что там мама бухтит – «такая обувь не только уродлива, но и ноги калечит». Ха, калечит! И пусть себе калечит. Мои ноги, что хочу, то и делаю.

– Ты чего кислая такая? – Машка поправила выбившийся из-под своей дурацкой (иначе не назовёшь) чалмы кусок шарфа, расправила немыслимых расцветок шёлковое кимоно и, выставив на всеобщее обозрение странные японские тапки (вечно забываю их название), плюхнулась на соседнее сиденье.

Я пожала плечами, молча показала на волдыри.

– Ой-ёй!!! Это что – новые «шузы» тебя так изуродовали? А как же домой пойдёшь? Хотя, красота, как известно – страшная сила.

Почему-то хотелось плакать. Забиться в угол и реветь дурным голосом. Что-то со мной было не так. Музыка дурацкая, дискотека скучная как никогда, Машка то убегает, то жалеет меня, несчастную.

– Не твои же ноги, дойду как-нибудь, – я поджала губы и демонстративно отвернулась. – Давай, беги. Вон на входе новые лица нарисовались. Ты же любишь знакомиться.

В зал действительно вошли двое парней. Сканируя зал, остановились у двери. Я обратила внимание на высокого незнакомца, одетого в белую водолазку и джинсы.

– Ну и сиди тут, прЫнцесса несчастная! С ней как с человеком… Ай, да что с тобой разговаривать! Подруга называется. Вот пойду и познакомлюсь!

Маша направилась в сторону выхода. Я смотрела ей вслед и ругала себя последними словами. В который раз обидела, в общем-то, ни за что. Откуда это во мне? Примерная девочка, отличница в школе, пример для подражания. А с восьмого класса как бес вселился – кричу на всех, ругаюсь, делаю всё назло. Нет, надо пойти с Машкой помириться.

С трудом застегнув ремешки босоножек на опухших лодыжках, скривилась от боли. Осторожно встала и … почти упала на очень кстати подбежавшую Машку. Вот за что её люблю – так быстро забывать все ссоры и обиды может только моя лучшая подруга.

Спустя пять минут мы стояли на улице. Поискав глазами ближайшую скамейку, медленно поковыляли в её сторону.

– Ань, а правду говорят, что звёзды за нами наблюдают? Вот мы любуемся Большой Медведицей, а она тоже смотрит на нас? Страшно ведь! – подруга сморщила свой хорошенький носик, поправила сползающую чалму и засмеялась.

В эту минуту она была похожа на яркую птицу, неведомо как залетевшую из тропиков в серые будни деревенской глубинки.

– Да, сейчас вот эта Медведица лапу протянет, и окажешься ты не на пыльной ночной улице, а будешь топтать ногами звёздную пыль на Млечном пути. Не мели чепухи! На нас сейчас не звёзды, а вон кто смотрит, – я кивнула в сторону тех самых парней, направляющихся в нашу сторону.

– Девчонки, привет! Скучаете? – коренастый шатен с глазами Джастина Бибера, заговорил первым.

«Мой» незнакомец смотрел, не отрываясь прямо в глаза. Почему-то стало зябко. Я поёжилась.

– Вы чьи будете? Давно здесь? С кем пришли? – слова из коренастого лились сплошным потоком.

– Мы как раз местные! И с незнакомыми не разговариваем! – подруга демонстративно взяла меня под руку и рванула в сторону клуба. Я чуть не завыла от неожиданной боли – волдыри на пятках превратились в свежие раны.

– Лёха, девушки местные! Это меняет дело!

– А давайте познакомимся! – Лёха повернулся в нашу сторону, протянул руку. Голос у него был бархатный, чуть с хрипотцой. Не сильный и не громкий. Я бы сказала – тяжёлый, как надвигающаяся гроза. Опасный голос.

– А давайте! – Маша так же быстро передумала уходить, – меня зовут Маша, это моя подруга Анюта.

– Моего многоголосого друга зовут Михаилом, а я Алексей, – парни в шутливом поклоне галантно склонили головы.

Все засмеялись. На мгновение показалось, что всё это когда-то уже было – я и Лёшка (пусть будет Лёшка, мне так больше нравится) стоим и разговариваем о чём-то лёгком и неважном, а на нас смотрит Большая Медведица. Фу, как пошло! Романтическая дура! Мы и звёзды! Это сто лет назад такие люди были, а теперь вокруг другая «романтика»! Ты лучше подумай как домой ковылять будешь – с такими-то ногами.

Между тем дискотека закончилась, парни, конечно же, вызвались проводить нас. Мысленно чертыхаясь, я собрала волю в кулак и, стараясь не ковылять, побрела вместе со всеми домой. Новое знакомство оказалось сильнее натёртых мозолей. А красота, как известно – страшная сила.


***

Как здорово просыпаться утром, зная, что весь день пройдёт под знаком радости! А если это утро в деревне, на свежем воздухе, а до начала занятий в школе – целая неделя, то ликованию нет предела!

Бабушка хлопотала на кухне, запахи всяких вкусностей доносились до спальни. Я делала вид, что продолжаю спать, а сама думала о вчерашнем знакомстве. Какой же он замечательный, этот Лёшка! Вчера, когда мы возвращались домой, он окутал меня такой заботой и вниманием, что я буквально таяла. Под локоток провёл до калитки. Внимательно осмотрел мои «боевые раны», даже пару советов дал, как быстро их залечить. А слова-то, слова какие говорил! «И красавица я, и умница. Умею поддержать разговор и много знаю». Хорошо, что ночью не было видно пылающих щёк – ведь никто, кроме родителей, таких слов никогда мне не говорил.

Я не успевала удивляться переменам, произошедшим за последние сутки. Знакомые звуки, запахи всего за одну ночь сделались ярче, заметней, интереснее. Как будто бы их промыли от налёта времени.

– Вставай, соня! – бабушка заглянула в комнату и покачала головой, – уже обед скоро, а ты ещё не завтракала.

– Бабуль, ну имею я право понежиться и покапризничать, ведь через неделю – «снова в школу» и тогда уже будет не до этого.

– Лежи уж! Я тебе завтрак принесла. Кто ж побалует внучку, как не бабушка! – она держала в руке тарелку с горячими блинами.

– Ба, ты просто чудо!

– Знаю, знаю. Ты, главное, ешь! Сил набирайся.

– Только маме не говори, а то ругаться будет.

– А мы ей и не скажем!

Бабушка забрала вмиг опустевшую тарелку, а я устроилась удобнее, снова и снова вспоминая мельчайшие подробности вчерашнего знакомства.

И даже крики и визг соседних детей сегодня были довольно милыми.

Чудеса!


***

Неделя прошла в заботах о предстоящем школьном сезоне. Но где бы я ни была – в магазине, на рынке, дома – всё время думала о Нём.

Выходные пришлось ждать с особым нетерпением. И вот, наконец – суббота.

Обычный вечер.

Необычно новое состояние внутри – лечу, парю и зависаю в невесомости. От предвкушения встречи.

А ведь сегодня действительно необычная суббота. Всё-таки, последняя летняя дискотека. Завтра разъедемся кто куда. Боже, как же не хочется учиться!

Возле дома зашумели тормоза подъехавшей машины. Это Сашка, Светкин парень.

– Ты чего так рано? – придерживая локтём занавеску, я высунулась из окна.

– Света уехала на свадьбу к родственникам, мы с Таней решили покататься перед дискотекой. И вас с Машей захватить.

Мои друзья – Саша и Света встречались ещё со школы. Любили друг друга, правда, постоянно выясняли отношения. Вот и сегодня Таня, её сестра шепнула, что Света попросила приглядывать за женихом. Попросила – присмотрим. Какие проблемы?

Музыка на дискотеке сегодня звучала необычно. Люди вокруг были всё те же, но что-то в них появилось особенное. Улыбки, движения, слова – яркие, привлекательные. Это как во сне – трава такая зелёная, какой не бывает в жизни, небо нереально синее, слова чёткие и понятные. Даже если человек с тобой не говорит, ты всё равно понимаешь и чувствуешь его.

Примерно то же самое происходило со мной в этот удивительный вечер.

Я ждала Его.

Мечтала о встрече.

Представляла, как будем танцевать, о чём будем говорить.

– Анька! Анюта! Ты где витаешь? В каких облаках? – Таня, смеясь, тормошила меня за руку.

– Прости, задумалась. Что-то случилось?

– Ань, побудь с нашим женихом, мне на полчаса выйти надо.

– Ладно, окей.

Зазвучала музыка, и мы с Сашкой закружились в танце.

А через минуту в зал вошли Алёша и Миша.

Я напряглась. Сердце успело сделать пару ударов и остановилось. Время остановилось тоже. Как в замедленной киноплёнке я увидела, что весёлый Лёша превращается в холодного и злого монстра.

– Саш, извини, мне идти нужно! – сбросив его руки, я отступила в сторону выхода.

– Давай провожу.

– Не надо, спасибо.

– А я всё-таки провожу. Это же к тебе пришли. Я не слепой, – Сашка галантно предложил свою руку, мы подошли к Алексею и Мишке. – Ребята, всем привет!

В ответ ни слова. Возникшую неловкость как всегда попытался сгладить коренастый весельчак Мишка-Бибер.

– О, какие люди! Кстати, у меня к тебе, Саша, дело есть. Пойдём, поговорим.

Они ушли. Мы стояли у всех на виду. Нашкодивший ребёнок Аня и гневный родитель Алексей.

– Здравствуй, Лёша!

– Привет!

– Как дела? – я пыталась наладить хоть какой-то контакт.

– Замечательно мои дела! А твои, смотрю, ещё лучше! – голос его звенел сталью.

– Зачем ты так? Это мой друг, Саша. Мы дружим и больше ничего.

– Дружат они! Я видел, как ты с ним танцуешь!

– Лёш, пойми, нам…

– Ты можешь танцевать с кем хочешь и когда хочешь, а я здесь ни при чём, – резко махнув рукой, он выбежал из зала.

Подошла Маша.

– Ань, что это было?

Слёзы подоспели так скоро, что пришлось отворачиваться к стенке и делать вид, что в глаз попала ресница. Так плохо мне ещё никогда не было. Зачем он так? Что я сделала? Ждала. Мечтала о встрече. А он, он даже не выслушал, не понял.

– Аня, вы что, поругались? – Машка осторожно дотронулась до моих плеч.

– Да! Поругались! А вам всем какое дело?! – сбросив её руки, я побежала к выходу.

Вот и всё. Закончилось, даже не начавшись. Только почему так плохо-то?


Сентябрь

Школа встретила своим обычным шумом и гамом. Первоклассники тащили перед собой огромные букеты с георгинами и гладиолусами. Мы, выпускники, по задумке завуча держали в руках по розе. Первый звонок для выпускного класса, наверное, должен быть волнительным и ярким. Так же, как и для первоклашек. Для меня – самый обычный, если не сказать – нудный.

Прошло уже три дня после неудавшегося свидания с Лёшей. Я молчала и плакала по ночам. Мама с тревогой наблюдала за происходящим. Вчера вечером она решилась поговорить.

– Анюта, милая, что-то случилось? Не молчи. Ты последние дни ходишь сама не своя.

И тут произошло что-то невероятное. Впервые я поняла, что мама может мне помочь. Накопившиеся боль и обида последних дней превратились в тягучие, неловкие слова. Запинаясь и спотыкаясь на каждом слове, я рассказывала свою невесёлую историю знакомства.

– А слёзы здесь при чём? – мама улыбнулась и обняла меня.

– Понимаешь, он мне очень-очень нравится. С ним интересно. Но, он ушёл, мама!

– Почему?

– Увидел, как я танцую с Сашей, и решил, что я ему изменила, – хлюпая носом, я выдала маме субботнюю историю.

– Анюта, пойми одну простую вещь – если парень любит, то всегда будет ревновать. Однако он никогда не допустит, чтобы девушка плакала из-за этого. Ну, погорячился. Думаю, что за это время он мог тебе позвонить. Если не позвонил, значит, что-то произошло. Он обязательно позвонит тебе, как только уладит проблемы. А если не позвонит – просто забудь. Тебе учиться нужно.

Легко сказать – забыть. А если не забывается?


– Какие вы красивые! А как выросли! – мои горькие размышления прервала Алина Анатольевна, наш классный руководитель.

Вообще она у нас хорошая, шумная только. И неорганизованная.

– Ребята! Хочу вас попросить. Давайте достойно закончим 11-й класс! У вас впереди поступление. И только от вас самих зависит, каким будет аттестат.

Каким будет, таким и будет. Ерунда всё это. Выучимся как-нибудь. Преподаватели сами понимают, что надо будет подтянуть кого-то. Это и в их интересах тоже.

Тоска оттого, что впереди – целый год бессмысленной учёбы напрягала тем сильнее, чем убедительнее вещала Алина Анатольевна.

Что ж, здравствуй, выпускной класс!

Вечером в аську постучалась Рита. Настроения общаться особого не было, но и альтернатив никто не предлагал. Тоска королевской коброй свернулась под сердцем. Две недели прошло с тех пор как мы расстались с Алексеем. Вернее с тех пор, как он меня бросил. Почему так случилось? Ведь я ни в чём не виновата. Эти мысли снова и снова, как лошади в цирковом манеже крутились в голове.

«Привет! Как делишки?»

«Нормально. Уроки делаю»

«Какие уроки? Учебный год ещё не начался»

«А мне уже задали!»

«Ну, значит, бросай свои уроки и слушай меня внимательно!»

«?»

«У меня к тебе просьба»

«Давай»

«Я сегодня встречаюсь с Ваней »

«И что?»

«Он придёт с другом, просил меня пригласить подружку»

«Не хочется, настроения нет »

«Брось! Пойдём!»

«Нет »

«Ради меня. Ты же знаешь, я редко тебя прошу о чём-нибудь »

Делать уроки всё равно не хотелось. Пойду что ли, проветрюсь.

– Ма, я погуляю с Риткой?

– Только не поздно! Не забывай, что тебе в этот год нужно стараться и стремиться получать высокие оценки, – мама завела свою любимую пластинку. Я закрыла уши и смотрела, как школьная подруга кидает в аську забавные смайлики.

Минут через десять словарный поток нравоучений иссяк.

«Ритка, я согласна. Где пересечёмся?»

«Ура!!!! Приезжай к семи к Дворцу культуры. Ладно?»

«Ок»

Ваня действительно пришёл с другом Денисом. Симпатичный такой Денис. Весёлый. В причёске и голосе что-то от Рики Мартина. Одет не броско, но со вкусом. Стиль одежды ближе к спортивному. А улыбка – сногсшибательная!

Сначала как-то было не по себе в их шумной компании, но потом проблемы забылись. Было действительно хорошо. Два часа дискотеки промчались как две минуты. Ближе к десяти мы вышли на свежий воздух.

Мама когда-то рассказывала, что рядом с Дворцом культуры ещё лет тридцать назад комсомольцы высадили клёны в память о погибших героях второй мировой войны. Аллея не такая уж и длинная, но очень уютная. В любую пору года здесь прогуливаются горожане. Днём – мамочки с колясками, вечером – семейные пары, ну, а ближе к ночи здесь отдыхает молодёжь.

– Кто куда, мы гулять! После танцпола – самое то! – Ваня обнял Ритку и, театрально вскинув руку, показал предполагаемый маршрут. – Аня, Денис, догоняйте!

Они медленно пошли впереди, мы намеренно чуть отстали. Денис несколько минут шёл молча, потом дотронулся до моего плеча и серьёзно спросил:

– Весь вечер за тобой наблюдаю. Такая красивая девушка и грустишь.

– Не обращай внимания! Это временно. – мне было приятно его внимание. – Осень, депрессия. В школу не хочется, у родителей проблемы. Ну, всё такое. Понимаешь?

– Понимаю.

– Ну вот.

Клёны шелестели над нашими головами резными листьями, причудливо кружились по дорожке аллеи их ажурные тени. Хотелось просто идти по этой вечерней аллее и ни о чём не думать.

– А давай так – ты на время забываешь о своих проблемах и начинаешь улыбаться. А я тебе попробую настроение улучшить! – Денис первым нарушил хрупкое молчание.

– А у тебя получится?

– Просто доверься мне.

В тот вечер Денис действительно развеселил меня. Он пел песни, читал стихи, рассказывал анекдоты. Незаметно дошли до моего дома. В окне на кухне горел свет.

– Ты на каком этаже живёшь?

– На пятом. Во-о-н там наши окна.

Денис подошёл ближе, взял за руку.

– Аня, ты мне очень нравишься. Давай встречаться.

А что я, собственно, теряю?

– Ты самая замечательная девушка. Только грустная, но это пройдёт. Я буду тебя веселить. Всегда. Ты мне веришь?

– Конечно, верю. – Денис мне нравился. А Лёшка, видимо, пропал навсегда. – Денис, я согласна и буду с тобой встречаться.

– Аня, ты лучшая! Сегодня самый лучший день!

Он обнял меня.

Планета покачнулась.

Или я?

А Лёшку нужно забыть, не звонит, ну и не надо!


Октябрь

День начался с традиционной перепалки родителей. Мама металась по квартире как раненая птица. Отец ушёл из дома и так грохнул дверью, что заклинило замок. Пока ждали мастера, я, конечно, опоздала на первый урок.

Господи, почему ты допускаешь, чтобы люди так мучились?! Это же невыносимо – жить рядом и ненавидеть друг друга. Хотя, наверное, многие так живут. Люди спят вместе, завтракают, одеваются и с облегчением покидают стены ненавистного дома, чтобы там – в другом мире насладиться, наконец, свободой. А вечером делают вид, что им хорошо вместе. И мечтают, как завтра снова уйдут и получат свою нормированную порцию свежего воздуха.

Философские размышления подошли к логическому завершению – автобус медленно подъезжал к конечной остановке. Дальше иду пешком. Сегодня «прекрасный» день – кроме того, что опоздала, так и уроки как по заказу – физика, история и моя «любимая» математика.

С первого класса с математикой у меня сложились самые тёплые, доверительные отношения. Причём к одиннадцатому классу они стали горячими и страстными. Я горячо, всей душой, ненавижу математику. Она отвечает мне тем же. И что самое интересное, математике везёт больше – её продвигает и защищает сама Ольга Борисовна – в клане педагогов личность яркая и неординарная. Она ненавидит меня за то, что я ненавижу её любимую математику. Вот такая алгебра-с-геометрией.

– Сегодня мы начнём изучать тригонометрию. Есть в вашем классе люди, которым она не нужна? – Ольга Борисовна весело подмигнула всем нам, нежно улыбнулась портрету Коперника, висящему у доски и начала урок. Ох, не к добру это.

Через пять минут я поняла, что ничего не поняла и решила особо на эту тему не заморачиваться. Тихо-смирно посижу до конца урока, стараясь не привлекать к себе особого внимания.

Ольга Борисовна нудно рассказывала, как поможет нам всем изучение именно тригонометрии, особенно при поступлении. Я уже было начала успокаиваться, но видимо, зря.

– А сейчас мы посмотрим, как решила домашнее задание наша уважаемая Анна Викторовна! – математичка подмигнула Копернику и открыла учебник.

Ну, всё. Так я и знала. Что ж за день такой?

– Ольга Борисовна, понимаете, – я вяло потащилась к доске, по пути бросила взгляд в окно.

….Во дворе стоял Алёша, смотрел прямо на меня и улыбался. Сердце забилось так часто, как только может биться. А может, оно даже остановилось. Не знаю. Не помню.

– Анна, вы решили примеры из домашнего задания?

– Что?

– С вами всё в порядке?

– Я? Да. В порядке.

– Вы отвечать будете?

Лёшка, не уходи! Пожалуйста, не уходи!

– Вы будете отвечать, или мне ставить вам оценку за работу? – голос Ольги Борисовны приобрёл металлические нотки.

– Не знаю.

– Тогда я знаю. Несите дневник.

Как зачарованная, я шла к ней с дневником, глупо улыбалась и смотрела в окно.

– Два балла!

– Спасибо!

– Нет, ну это уже слишком! Спасибо за двойку?! У тебя точно всё хорошо? – от негодования математичка перешла на «ты».

Прозвенел спасительный звонок.

Больно ударившись о косяк двери, я выскочила в коридор.

Живой. Такой родной. Алёшка стоял у окна и улыбался. Волна счастья захлестнула с такой силой, что я покачнулась.

– Наконец-то нашлась! Искал по всем школам города!

– Я чуть не умерла от неожиданности! Никогда не думала, что встречу тебя снова! Почему не позвонил?

– Понимаешь, случайно телефон разбил, сим-карта сломалась.

Мы стояли напротив друга, шумная толпа ребят из параллельных классов обволакивала, качала из стороны в сторону, и не было лучше минут в моей жизни.

Прозвенел звонок. Опустевший коридор стал поход на огромный корабль и его пассажирами были только мы. Вдвоём.

– У тебя сколько уроков осталось?

– Один, физика.

– Пойдёшь?

– А что, можно прогулять?

– Конечно! Думаю, физика не обидится! Я ведь так долго тебя искал! Давай прогуляем! – Лёшка подхватил меня на руки и закружил по коридору.

Эх, была – не была!

– А давай! – я высунула язык любопытным одноклассницам, подсматривающим за нами из-за двери класса. – С удовольствием покину эти ненавистные стены!

– Анька! Ты – супер!

Мама и физика, простите, но в этот день у меня были более важные дела!

До самого вечера мы гуляли по парку, ели мороженое, потом сидели на скамейке у центрального входа и наблюдали за городской суетой.

Лёшка рассказывал смешные истории из детства, показывал фокусы и приёмы карате. Я смотрела на него и понимала, что большего счастья просто не существует.

Звуки вечернего города обволакивали, успокаивали, дарили надежду. Обнявшись, мы сидели на скамейке у входа и молчали. Опустевший осенний парк медленно становился похожим на сказочное царство. В неярком свете фонарей клёны снова, как и миллионы лет назад, развесили резные жёлто-багряные кружева листьев. Редкие прохожие проходили под удивительной кружевной сказкой и не замечали, как на мгновение становились частью осенней истории жизни.

– Анюта, ты – моя мечта. И всегда будешь со мной. Я влюбился как мальчишка.

– Да ты и есть мальчишка! Тебе всего-то двадцать!

– Я не мальчишка. Я мужчина твоей жизни, – потемневшими глазами он смотрел прямо в глаза. – Никому тебя не отдам! Слышишь? Никому!

На секунду показалось, что эти слова прозвучали как угроза. Но это только показалось. В следующую минуту Лёшка смешно сморщил нос и стал похож на шаловливого щенка.

– Пойдём, провожу тебя домой!


***

Дни сменяли друг друга. Как в калейдоскопе – каждый день – новые ощущения и события. Я засыпала и просыпалась с мыслью о Нём. Оказывается это так здорово – быть кому-то нужной. Быть любимой. И любить.

Приближались осенние каникулы. Я планировала провести их у бабушки. И предвкушала новые встречи с Алексеем.

Однажды вечером позвонила Рита.

– Сегодня собираемся у меня. Приходи к семи. Возражения не принимаются!

– Рита, не могу. Уроков задали много. Сейчас вот сижу, готовлюсь. Конец четверти, нужно подтянуть химию. С физикой всё печально…

– Успеешь подтянуть! Мы тебя ждём. Денис придёт.

Денис. Тёплая волна коснулась лица. Те несколько вечеров, что мы встречались после субботних дискотек, были очень светлыми. После того, как объявился Лёшка, мы решили, что будем друзьями. Мне легко с Денисом. Да и проветриться, действительно, не мешает. Сколько можно учиться?!

– Ладно, скоро буду.

Подруга жила далеко. Чтобы вовремя добраться, пришлось в спешном порядке домучивать тригонометрию.

– Мама, я сегодня гулять иду. Вместе с Ритой Самариной.

– А уроки сделала?

Классический вопрос родителей всех стран мира!

– Конечно, сделала.

– А куда идёте?

– Мам, ну куда мы можем идти вечером в нашем городе? В парк сходим, по аллее прогуляемся.

– Вдвоём?

– Нет, конечно. С нами её Ваня будет.

– А ты с кем? – моя мама вполне современная, но иногда ведёт себя как разведчик – выспрашивает, подслушивает и не верит ни одному слову.

– Я что, на допросе? Почему вы, взрослые всегда хотите знать так много? Это, в конце концов, моя личная жизнь! – я, конечно, злюсь, хотя понимаю, что это она обо мне так заботится.

– Ладно, не заводись. Поздно не приходи. И телефон держи включённым.

– Обязательно приду поздно! И телефон выключу!

Мамы всегда и во все времена одинаковы, некоторые из них, к сожалению, пытаются прожить нашу жизнь за нас.


***

Последний день занятий перед каникулами начался для всего класса с неприятностей. Алина Анатольевна получила выговор от директора школы за ненадлежащее исполнение обязанностей классного руководителя. Дело, в общем-то, не стоило и выеденного яйца, но резонанс случился огромный.

Надя Евдокименко, наша благовоспитанная молчунья, весь октябрь приходила в школу только на первый урок, а потом пропадала в неизвестном направлении. Никто не знал, куда она уходит и чем занимается. Учителя исправно ставили ей пропуски, классный руководитель почему-то упорно не замечала этих пропусков. И вот – грянул гром. Сегодня на третий урок в школу пришла её мама и устроила скандал. На Алину Анатольевну жалко было смотреть.

– Я ещё раз спрашиваю у вас как у классного руководителя, где сейчас находится моя дочь? – Евдокименко-старшая гранитным утёсом нависла над классной.

– Понимаете, Эмма Викторовна, мы не всегда, в силу своей загруженности, можем проследить посещаемость учащихся. Вы позвоните ей на мобильный.

– Это вопиющий случай! Девочки нет в школе, а у вас загруженность, видите ли! – Надина мама достала из кармана телефон и потрясла им перед всем классом. – Позвонить, говорите? Думаете, я этого не делала?

– И что?

– Абонент недоступен!

Они продолжали выяснять обстоятельства пропажи учащейся Евдокименко, когда у меня завибрировал мобильник. Странно, но это была Надя. Тем более странно, что она мне звонила крайне редко.

– Аня, привет! Узнала?

– Конечно.

– Дело есть.

– Слушай, тут тебя ищет вся школа, где пропадаешь? Мама твоя пришла.

– Ничего никому не говори. Приходи после уроков к … – она назвала адрес небольшого придорожного кафе в черте города.

– Надька, что-то случилось?

– Позвони Серёже Фирсову из параллельного, и приходите вместе. Жду.

Дисплей погас также быстро, как и наш разговор.

Я с интересом посмотрела на двух женщин, продолжающих выяснять факт пропажи ученицы. Что делать? Говорить им про Надю? Но она ведь просила молчать. В любом случае – я её предупредила. Пусть сама разбирается.

Фирсова в школе не было, сказали, что болеет, поэтому его номер пришлось выпрашивать на перемене у Никиты Авдеева. Вот уж кто за словом в карман не полезет. Засунул ручищи в карманы и стоит у окна с наглой физиономией.

– А что тебе от Серёги надо? Ещё и срочно. Смотри, Покатова, всё его подружке расскажу!

– Да говори что хочешь, номер давай!

– А что мне за это будет?

– Будет тебе, будет! Хлеб с маслом без очереди в столовке тебе будет!

Десять минут перемены пришлось угробить на этого прощелыгу.

Сергей поднял трубку где-то с десятого гудка, когда нервы накалились до предела.

– Серёж, привет, это Аня Покатова.

– Привет!

– Мне Надя позвонила, попросила прийти к ней по адресу, – я назвала улицу и номер дома.

– Хорошо, через час жду тебя на остановке.

Странно, он даже совсем не удивился. Решив, что спрошу обо всём по дороге, я дождалась конца урока, впрыгнула в любимую куртку и помчалась к автобусу.

Через полчаса мы подъезжали к знакомому кафе. Мне почему-то стало страшно. Мало ли что. А вдруг криминал какой-нибудь?

– Серёж, ты, наверное, понимаешь, зачем мы здесь, – я оглядывала окрестности в поисках возможного пути отступления.

– Не волнуйся, никакого криминала. Всё в порядке. Да ты сама увидишь. Правда, я не понял, зачем ты Наде нужна, если я пришёл? – он пожал плечами.

– А ты знаешь, почему она занятия пропускает?

– Думаю, она тебе всё сама расскажет, – одноклассник галантно пропустил меня вперёд.

Открытая дверь кафе пропускала смех и звон посуды.

Мы вошли, и я сразу поняла, зачем Надя позвала меня. За дальним столиком сидела шумная компания. И среди них был мой папа.

Одноклассница тихо положила руку на моё плечо:

– Извини, я не могла не сказать тебе. Он здесь почти каждый вечер бывает и всё время в обществе вон той, – она показала на какую-то пергидрольную тётку.

– А Серёжка тебе зачем? – самым спокойным на свете голосом спросила я. Как будто именно это интересовало меня сейчас больше всего.

Время стало вязким и липким, как осенняя паутина, я с трудом разбирала слова Нади – оказывается, она здесь работает официанткой, а Фирсов нужен был сегодня как грузчик – работа срочная подвернулась, а сама она позвонить ему не могла по какой-то банальной причине и вообще пусть я ничего такого не думаю, потому что….

– Спасибо, Надя. Я пойду.

Эти пять минут моей жизни стали безобразно огромными. Столик в углу кафе навечно отпечатался в памяти как детская лубочная картинка – детали так ярко прописаны, что кажутся неестественными. Синяя скатерть с чуть надорванным углом, пластмассовый стакан с одиноко торчащей салфеткой, огромные пивные кружки, папина любимая зажигалка, папина рука на плече у …

Нет, не могу это вспоминать!

НЕТ!!!

Этого не может быть! Потому что так не бывает. Как же больно, как страшно, как невыносимо…

Зачем он ТАК? Разве может близкий человек вот ТАК?

Я шла, практически не разбирая дороги, не понимая, куда иду. Где-то подвернула ногу, где-то ветка оцарапала щёку. Мой мир перевернулся и теперь в нём не было самого важного. Пусть хрупкий и придуманный – но это был призрачно счастливый мир моей семьи. И вот его нет.

– Аня! – Кажется, кто-то окликнул.

Или не меня?

– Аня! Да Аня же! Ты куда идёшь? Подожди! – голос пробивался сквозь боль.

Я оглянулась. За мной бежал запыхавшийся Дима Нестеров, наш бывший одноклассник. Он поступил в Суворовское и теперь набирался премудрости военной службы в другом городе. А при любом удобном случае старался бывать в школе.


Страницы книги >> 1 2 | Следующая

Правообладателям!

Данное произведение размещено по согласованию с ООО "ЛитРес" (20% исходного текста). Если размещение книги нарушает чьи-либо права, то сообщите об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?


  • 0 Оценок: 0
Популярные книги за неделю


Рекомендации